home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



39. Константин Таманский.

Независимый журналист.

34 года

ЭТО все-таки началось. Ну не может жить Россия без внутренних разборок. Не левые, так правые, не военные, так гражданские, не люди, так киберы… Пожалуйста: Чистые начали путч. Начали, к слову сказать, разумным образом, я бы и сам так начал, вознамерься я захватить власть в стране: отключили все системы связи в Доме правительства, резиденции президента и прочих присутственных местах. Как сообщал взволнованный Эдик Гусев из «Московских вестей», Дом правительства уже обстреливают из полевых орудий. В качестве иллюстрации показали сосредоточенных солдат, устанавливающих безоткатное орудие возле мирных автоматов «Довгань-кола». Судя по нашивкам, солдаты были из дивизии внутренних войск имени Рушайло, которая, стало быть, воевала на стороне путчистов.

– В тринадцать ноль-ноль состоится пресс-конференция руководителей переворота. Она будет транслироваться по всем каналам. К сожалению, место пресс-конференции установить не представляется возможным, но всем корреспондентам будет предоставлена возможность задавать вопросы в онлайновом режиме, – сообщил Гусев. – Пока же нам удалось выяснить, что в руководство путчистов входят командующий войсками Московского особого округа генерал-полковник Пашичев, командир дивизии внутренних войск имени Рушайло генерал-лейтенант Дзюба, а также лидеры так называемого движения Чистых и Объединенной партии Игорь Артемьев, Бенджамин Коуэн и Ярослав Романчук. Извините…

Гусев постучал пальцем по наушнику, покивал сам себе и продолжил:

– Только что мне сообщили, что путчисты штурмуют здания Министерства внутренних дел и Министерства иностранных дел. Они применяют боевые вертолеты и бронетехнику, есть жертвы среди мирного населения.

– Вот так, – сказал Костик, отвернувшись от экрана. – Они облегчают нашу задачу. Под эту музыку мы сможем провернуть свои дела с якудза незамеченными.

– Если только нас не прихлопнут мимоходом, – вставил обыкновенно молчавший рыжий парень по прозвищу Стикер. – Я бы на их месте не упустил момент.

– Значит, будем работать с опережением.

– Значит, мне нужно кое-куда съездить, – сказал я, поднимаясь. – У меня журналистская неприкосновенность, я могу мотаться по городу, совершенно не вызывая подозрений. Я возьму «сааб»?

Костик пожал плечами:

– Бери, не жалко. Только куда едешь-то?

– А еду я к господину Ояме, коли вы такого знаете.

– Знаем, знаем, – влез Тройка. – И что вам от господина Оямы надобно?

– От господина Оямы мне надобна огневая мощь. По-моему, только того господин Ояма и ждет, чтобы нам помочь, да все как-то не решится… Костя, можно позвонить?

Боевик молча протянул мне маленький пульт.

Звонок Мацумото, разумеется, был лотереей – японец-атомщик вполне мог быть отозван в Токио или же скрывался от перипетий переворота в посольстве. Я особенно и не надеялся. Тем не менее он оказался дома.

– Костя-сан? – обрадовался японец. – Здравствуйте! Я думар, этот путч заставит вас спрятаться, но вы не из таких рюдей. Вам что-то нужно?

– Мне нужно выйти на ваших парней, Мацумото-сан. Цунэго и приятели.

– Цунэго? Секунду, Костя-сан, секунду… – Он чем-то зашелестел. – Хорошо, вот номер. Спросите Цунэго или Акио. Цунэго вас помнит. Если ответит Акио, скажите ему: «Моей-моей». А что сручирось?

– Благодарю, Мацумото-сан. Пока не случилось ничего, но в ближайшее время очень даже может случиться… Будьте осторожнее, сейчас в Москве опасно.

– Дря старого японца нигде не опасно, Костя-сан, – усмехнувшись, ответил Мацумото. – Не пропадайте, иначе я буду ворноваться. У меня не так много хороших знакомых в России.

Я пообещал не пропадать и отключился. Все это время Костик с компанией и особенно Тройка смотрели на меня довольно подозрительно.

– Что еще за японец? – спросил Тройка, вертя в пальцах забытую мною на столе зажигалку. То ли он прикидывал, как будет меня ею пытать, то ли намеревался стянуть, во что я легко бы поверил, к тому же зажигалка была хорошая, итальянская.

– Хороший японец, из наших. Довольно считать меня двойным агентом, Илья, – сказал я, мягко отнимая зажигалку. – Неужто похож?

– Кончай, Тройка, – неожиданно вмешался хмурый Мартин, на чью поддержку я никак не рассчитывал, – Умерь пыл. Я сам с ним поеду, хорошо?

Я тем временем связывался с Цунэго, нарочито не обращая внимания на завязавшуюся перепалку Тройки с Мартином.

– У аппарата, – сказал японец.

Какое-то архаичное словосочетание… Кажется, это был как раз он, но, не будучи уверен на все сто, я сказал:

– Моси-моси.

– Господин Таманский? Это Цунэго. Вам нужна помощь?

– Более или менее. Смотря как будут развиваться события.

– Что нужно от нас?

– Покрутитесь возле «Хиросимы», если можно, втроем-вчетвером. Я прибуду через час, вы меня увидите.

– Хорошо, господин Таманский. Мы будем там.

Лаконичный японец отключился, а Тройка хищно сощурился:

– Еще один японец?

– Еще один, – кивнул я, – Есть претензии?

– Нет претензий, – решительно сказал Костик, кладя ему на плечо свою ладонь. – Смотрите лучше, что творится.

На экране толпа, в которой преобладали белые балахоны Матерей Природы и комбинезоны Чистых, атаковала городское управление ТехКонтроля. Из окон второго этажа отстреливалась из автоматов охрана, бросали шоковые гранаты, но толпу это не останавливало: периодически возникавшие бреши быстро заполнялись новым народом. Незнакомый мне журналист, хоронясь за перевернутым микроавтобусом, тараторил в микрофон:

– …более сотни убитых! Есть информация, что начальник городского управления ТехКонтроля генерал Гостев находится в здании. Как только что сообщили наши коллеги из Си-Эн-Эн, Гостев связался с Европейским управлением в Люксембурге и потребовал оказания немедленной помощи. Мы не располагаем официальной реакцией Люксембурга, но есть основания думать, что городское управление до прихода помощи не продержится. В толпе циркулируют слухи о приближении бронетехники…

Что-то вспыхнуло, изображение исчезло, появилась заставка с извинением за технические неполадки.

– Чем им ТехКонтроль-то помешал? – возмутился Тройка. – Одни задачи…

– Плохо, видать, работал, – хмыкнул Костик.

– Может, не поедете? – сказал Артем. – Вон что творится…

– Вот и нельзя время упускать. После любых волнений вводят дорожные патрули, комендантский час и расстрел на месте, – наставительно сказал я. – Будем ковать железо, пока горячо. Мартин, ты со мной?

– Ага, – кивнул Мартин.

Вот уж не думал, что он по своей воле оставит Артема. Видимо, уверен в его безопасности. А со мной-то ему зачем? Из врожденной любви к стычкам и стрельбе? Или втюрился, не дай бог?

– Ключи, – Костик бросил мне маленький чип, прикрепленный к брелку в виде оранжевого дракончика со злобно разинутым ртом. – Все полезные сюрпризы – под передними сиденьями. Я буду выходить на связь с периодичностью в двадцать минут.

– Заметано, – сказал я, – И еще: можно ли связаться с Шептуном?

– Нет, – Костик покачал головой. – У меня каналов связи нет. Я думаю, он сейчас глубоко в подполье. И я его понимаю.

– Я тоже, – неожиданно сказал Артем.

– Ты – водитель, и только. Я – журналист, и я буду разговаривать со всеми, кто нас остановит. Если остановят, – дал я установку Мартину. Тот молча кивал, поглаживая руль, – Никаких штучек, никакой пальбы без особой надобности. Клуб «Хиросима» знаешь?

– Знаю.

– Вот туда и едем.

Мартин выбрал правильный маршрут: по окраинам, минуя центр и места сосредоточения административных учреждений, которые сейчас либо штурмуют, либо усиленно охраняют. Я скакал по каналам новостей и пытался понять, что же творится и кто затеял всю эту бучу. В результате получилась нехитрая комбинация: практически все движения антикиберовского толка плюс сочувствующая им часть МВД и армии во главе с несколькими высшими офицерами затеяли переворот. Им противостоят опять-таки МВД и армия – верноподданные части, а также ТехКонтроль (что довольно неожиданно) и киберы. Местонахождение президента неизвестно, но на это никто не обращает внимания. В ряде мест идут уличные бои с применением вертолетов и бронетехники.

Обещанное онлайновое интервью не состоялось – не до того. А вокруг не происходило ничего особенно примечательного. Людей на улицах, конечно, поубавилось, кое-какие магазины закрыты, но, если б ничего не знал, не заметил бы. Милиции, правда, побольше – поди разбери, путчистской или обыкновенной. Нас никто не трогал вплоть до площади Августовских Событий, где «сааб» остановил усиленный патруль. Десантники.

Никакого подвоха я не заметил: тормозили всех, в результате чего образовалась небольшая пробка. Мы пристроились за длинным темно-бордовым «вольво» с номерами Минюста, за нами тут же тормознула белая микролитражка.

– Документы, – сказал, подойдя к машине спустя минут семь, парень в сером пулезащитном комбинезоне и наглухо закрытом шлеме. На плече – автомат, двое поодаль страхуют, также с автоматами.

– Прошу. – Я протянул карточку ай-джей, Мартин – какие-то корочки. Десантник повертел их в руках, вернул обратно, уважительно поинтересовался:

– Куда едете?

– Да сейчас везде сплошная сенсация, – улыбнулся я. – Вот смотрим, что тут интересного на окраинах творится. Говорили о мародерстве, но я вижу, все под контролем.

– Что в багажнике?

– Запаска… Больше ничего, – буркнул Мартин.

– Скажите, как там дела? У вас, наверное, есть своя информация? – заговорщическим тоном спросил я.

Десантник прогудел из-под шлема:

– Вроде наши взяли ТехКонтроль. Больше ничего нового…

«Наши»… Стало быть, это путчисты. Значит, окраины, по крайней мере с этой стороны города, под их контролем. Оно и понятно: раз Пашичев, командующий округом, с ними… Будут давить с окраин на центр, прорываться к своим, которые там министерства громят.

Десантник дал знак, чтобы нас пропустили. Я отметил, что стоявший перед нами «вольво» съехал на тротуар и двух солидных мужиков уже положили на асфальт и обыскивают, в то время как еще один десантник потрошит на капоте объемистые пакеты с документами… Ладно, не наше дело, глазеть тоже не надо попусту. Самодельный шлагбаум в виде свежевыкрашенной в красный цвет трубы поднялся, и «сааб» поехал дальше.

– Что там у тебя за документы? – поинтересовался я.

Мартин закусил губу, словно раздумывая, стоит ли мне показывать, потом сунул свои корочки.

Ничего себе…

Служба внешней разведки России. Мыльников Мартин Александрович, лейтенант…

– Настоящие?

Голос мой звучал, надо полагать, изумленно, и Мартин улыбнулся. Редкое зрелище.

– Настоящие.

– Насколько я понимаю, ребята не в курсе?

– Не в курсе.

– А мне зачем сказал?

– Я вам доверяю.

– А Артему?

– Артему я доверяю, но ему эта информация ни к чему. А вам, я думаю, пора знать.

– Послушай, у меня возник ряд вопросов… Ничего? – Я устроился на сиденье поудобнее. Все-таки мой «ниссан» куда комфортабельнее. Буду жив, куплю себе опять «ниссан».

– Задавайте.

– Артем и вся история с НЕРвами – это часть задания?

– Не совсем. Считайте, что я не имею права ответить на ваш вопрос.

– Брат в курсе?

– Нет. Зачем? У нас не те отношения… Кстати, не только личные, но и ведомственные.

– Ч-черт… – Я выругался, потому что хотел спросить очень многое, но знал, что Мартин ничего мне не скажет.

СВР – контора серьезная и законспирированная. До такой степени законспирированная, что многие о ее существовании уже давно забыли. При нашей очень странной независимости внешняя разведка в принципе нелепа по сути своей, так что это неудивительно… МВД и прочие правоохранительные органы всегда на виду, а СВР уже из области слухов и сплетен.

– Понимаю, – улыбнулся Мартин, который почему-то сразу стал выглядеть старше. – И хочется и колется… Не ломайте голову. Я уже давно действую сам по себе. Уверяю, за мои проделки начальство по головке не погладит… Им стоило огромных трудов внедрить меня в «Змеиную кучу», и вот – на тебе…

– Извини, а как же… ну…

– В смысле голубизны? – правильно понял мое замешательство Мартин. – Да никак. Все на самом деле. Сочетаю, если хотите, приятное с полезным. Ну да вы не гомофоб, так что не берите в голову. Договорились?

– Договорились. Вон, кстати, «Хиросима»…

Клуб ничуть не изменился со времени моего последнего визита. Тот же уродливо-напыщенный ядерный гриб, те же пластиковые тачки на стоянке. Путч, казалось, не отразился на размеренной жизни московских японцев-гурэнтай.

Я огляделся, но давнего знакомца Иунэго нигде не увидел. Впрочем, на то они и японцы, чтобы уметь быть незаметными. Уверен, он где-то тут. До поры до времени не показывается, как и в прошлый раз.

– Пойдешь со мной? – спросил я Мартина.

– А можно?

– Можно, наверное. В прошлый раз ко мне здесь отнеслись с пониманием и уважением.

– В таком случае пойду.

– Оружие только оставь. В клубе оно навредит, а не поможет. Мы-то вроде как к друзьям и союзникам идем… У них на тебя точно ничего нет? Не хочу в самый эпохальный момент услышать возглас: «А парень-то из разведки!» Мало ли какая там система идентификации.

– Мы тоже не дураки. – Он, кажется, немного обиделся. – Ничего у них на меня нет и быть не может. Я по Востоку никогда не работал. Не моя специфика…

Мартин спрятал пистолет под сиденье, и мы отправились.

У входа дежурил один из парней в зеленых майках. То ли он меня уже видел, то ли нет, но моему появлению он не удивился. Японец сидел за высокой стойкой, рядом, возле старомодного телефонного аппарата, лежал маленький штурмовой швейцарский автомат. Японец что-то предупредительно зашипел, но я пресек его красноречие:

– Скажите господину Ояме или господину Сэйте, что пришел господин Таманский. Есть интересная информация.

Тут же появился второй японец и сразу исчез, видно, пошел передавать патронам новость.

– Прохладительные напитки? Кофе? Чай? – спросил первый, почему-то по-немецки.

– Не стоит, – ответствовал я по-немецки же. – Недосуг.

Опять выскочил второй японец, кланяясь, заговорил:

– Ояма-сан ждет вас… Проходите, пожалуйста.

Обыскивать нас не стали, что говорило либо об универсальных детекторах, либо о доверии. А может быть, и о том, и о другом.

Мы поднялись в давешнюю комнату, только несколько иным, кружным путем. Там также ничего не изменилось. Ояма сидел в прохладной темноте, привязанный проводами и шлангами к своей тележке, и гладил большого сиамского кота, разлегшегося у него на коленях.

– Здравствуйте, господин Ояма, – сказал я. Мартин коротко поклонился, лицо его не выразило ни удивления, ни брезгливости.

– Присаживайтесь, господин Таманский. И вы, молодой господин, садитесь. Сейчас подойдет Сэйтё, он собирался уехать по делам, но специально задержался, узнав о вашем визите.

– Очень учтиво с его стороны, – кивнул я, опускаясь в кресло. Мартин сел рядом.

Ояма прикрыл глаза и продолжал ласкать кота, перебирая короткую шерстку пятнистыми пальцами. Я теребил торчавшую из плаща нитку, а Мартин откровенно озирался, видимо просчитывая возможные варианты отступления в случае драки. Сэйтё появился бесшумно, буквально возник у меня за плечом. Сегодня молодой японец был облачен в темно-коричневый костюм и ослепительно голубую рубашку, кажется, от Нидзанга.

– Здравствуйте, – сказал он и сел в кресло рядом с Оямой. – Итак, у вас есть информация. Я полагаю, это достаточно важная информация, иначе вы не прибыли бы сюда, тем более в такой день.

– Разумеется, – наклонил я голову. – Правда, у нас не получилось с творцом НЕРвов, вы знаете, чем все кончилось.

Оба молчали. Знали, конечно.

– Далее мы собирались провести встречу, так сказать, на высшем уровне, но вмешались… м-м-м… обстоятельства.

– Мы знаем и об этом, в связи с чем выражаем соболезнование, – сказал Сэйтё. – Тем не менее господин Шептун не погиб, и это главное. Все достигнутые договоренности остаются в силе. Но что же дальше?

– А дальше я могу дать вам план штаб-квартиры якудза. Сейчас наиболее подходящее время для решительных действий, не так ли?

– Так, – согласился Ояма. – И все-таки вы нас еще не убедили.

– Я и не собираюсь вас убеждать, господин Ояма. Вы – мудрый человек и сами понимаете, что другого подобного случая не будет. На нашей стороне – подмосковная группировка, на нашей стороне – Независимые Черные. На нашей стороне – Шептун, который, несмотря ни на что, остается значительной силой. Неужели вы способны отказаться?

– Я – нет, – покачал головой старик и сбросил кота с колен. Тот грациозно соскочил на пол, потянулся, мяукнул и забрался в свободное кресло. – Но что скажет Сэйтё-сан?

– Я – за, Ояма-сан. – Молодой японец встал, более ничего не объясняя. – Хорошо, господин Таманский. Мы согласны помочь вам. План у вас с собой?

– С собой. – Я подал ему копию дискеты, которую Сэйтё положил во внутренний карман пиджака.

– Что ж, ваша цена – место Тодзи, – произнес Ояма, не открывая глаз. – И не забудьте об этом. А что делать с НЕРвами, будем решать вместе. Сообразно участию каждого в деле, господин Таманский.


38. Артем Яковлев. Кличка Аякс. Программист. Без места работы | Алмазные нервы | 40. Артем Яковлев. Кличка Аякс. Программист. Без места работы