home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



30. Константин Таманский.

Независимый журналист.

34 года

Я смотрел на этих ребят, пытавшихся вести деловой разговор с Шептуном, и испытывал двойственное чувство. С одной стороны, я искренне наслаждался игрой Шептуна: этакий добрый дядюшка-кибер, чуть ли не персонаж комиксов. С другой, мне было жаль парней – даже этого, нахального, который взял да и выкинул ни с того ни с сего красный флажок: дескать, за мной большие люди стоят, так что поаккуратней. Люди-то, может, и большие, но пока все на словах. Шептун, само собой, проверит – зачем ему еще враги? Но…

Да, запутались парнишки. Я вспомнил читанную в детстве книжку какого-то английского писателя. О том, как несколько карликов – что за карлики, я толком уже не помнил – несли куда-то волшебное кольцо, чтобы не то просто выбросить, не то уничтожить. И вся штука была в том, что это кольцо искали практически все, и хорошие, и плохие, хотя никто не представлял в общем-то, что с ним потом делать. Мало того, все хорошие его даже боялись в руки брать, чтобы не стать плохими. Так и эти чертовы НЕРвы. Я подумал, что если бы не Ласточка, я бы, наверное, прямо сейчас встал и бросил все к чертовой матери, но вместо этого сказал:

– Ну, и от кого ты по крышам бегал, Артем Викторович?

Парень было окрысился, но потом натянуто улыбнулся:

– Вспомнили?

– Вспомнил. Молодец, что притих. А то сидел бы в Магадане до сих пор.

– Что есть Магадан?

– Вот тогда и узнал бы, что есть…

– А вы чего бегали?

– Шкуру спасал. Да не спас. Вернее, спас, но не совсем.

– А кто был третий? – спросил тем временем Шептун. – Такой юркий молодой человек, который от моих убивцев ускакал?

– Мартин, – нехотя сказал нахальный.

– Эй-эй! – Я просто расплылся в улыбке. Боже ж ты мой, если бы мне рассказали эту историю, выдавая за правду, я бы в морду рассказчику наплевал. – Уж не Мыльников ли его фамилия? Из «Змеиной кучи»?

– М… Мыльников, – кивнул нахальный. Артем недоуменно взглянул на него, и нахальный пояснил: – Я в карманах у него порылся, идентификейшен кард видел…

– А братец его старший, Валера, в милиции работает, – продолжил я.

Эта новость как громом поразила обоих: о брате они не знали. Я не стал добивать их тем, что брат Валера к тому же и кибер.

– Ну что ж. – Шептун устало поморгал. – Короче, как старший по званию выдвигаю предложение: единый нерушимый блок. И вам нужны НЕРвы, и нам нужны НЕРвы, так лучше, если мы добудем их вместе, а потом разделим дивиденды. Согласно мере участия каждого.

– Знаю я эти штучки-дрючки, – хмыкнул нахальный. – А потом вы нас прихлопнете, как тараканов, и будете радоваться. Давайте уж я свяжусь с верхами, я сам такие вещи решать не уполномочен.

Я отметил, что Артем снова остался в непонятках. Видимо, нахальный приятель ему ничего о своих связях с подмосковной группировкой не сказал. А ведь фраза о дрыне из забора – это и был ключ.

– Ну, прихлопнуть вас я бы мог и сейчас, если бы очень хотел, дражайший. Но не хочу. Хотя я не могу сказать, что вы мне чрезвычайно симпатичны, – серьезно сказал Шептун. – Вы даже не представились.

Нахальный пожал плечами:

– Я думал, вы все знаете. У вас в голове как-никак информационный центр. Пусть я буду Тройка. Хорошо? Это не нарушит ваших моральных устоев, если я буду именоваться по кличке?

– Хорошо. Приятно, что не Шестерка.

– Перестаньте пикироваться, господа, – вмешался Вальчиков. – Детский сад… Этак мы совсем рассоримся, а кому это на руку? Правильно, мы-то знаем кому. Шел, я понимаю ребят. Объясни им, что мы – в одной тарелке, и все тут.

– Хорошо, – снова сказал Шептун. – Объясняю. Вы, парни, вляпались в большую войну. В какой-то мере даже ее затеяли. И вас раздавят мимоходом, как и могло случиться час назад. Без меня вы просто не вывернулись бы. Японцы сейчас обдирали бы с вас кожу или варили бы в соевом соусе. И если я вам не буду помогать в дальнейшем, вас раздавят в следующий раз. Якудза, знаете, ошибок не любит и быстренько их исправляет, дражайший Тройка. Поэтому предлагаю – один раз! – подписать соглашение о сотрудничестве и поехать прямо сейчас туда, где нас очень-очень ждут.

– Это куда? – спросил Артем.

– На муда, – огрызнулся Тройка. – Куда повезут, туда и поедем. Наденут нам, бедолагам, на глаза черные повязочки, на ручки – наручнички и повезут…

– Ну зачем же? Только с вашего согласия. А то идите себе, можете даже в баре чего-нибудь употребить за счет заведения. Перед смертью…

– Ладно, не дурите голову. Я все прекрасно понимаю, сейчас вы будете играть по правилам, чтобы хорошенько нас раскулачить на информацию и предстать перед нами замечательными людьми. Что от нас требуется?

– Вы нам незамедлительно рассказываете все, что знаете о НЕРвах. Взамен мы рассказываем все, что знаем сами, – а знаем мы немало, уверяю. Далее мы едем к одним интересным людям, которые могут стать на нашу сторону, и в тесном кругу обсуждаем детали. Мы бы поехали и без вас, но с вами поездка обещает быть много продуктивнее.

Под интересными людьми Шеп имел в виду конечно же черных и гурэнтай. Что ж, правильно: пришло время собирать всех в кучу, потому что якудза и впрямь любит быстро ошибки исправлять. Сэйтё и Ояму, надеюсь, устроит труп создателя НЕРвов вкупе с историей его трагической гибели. А Черные во главе с этим, как его… Мозесом Мбопой… У них свои счеты с японцами. Вот только надо бы еще со Спрогисом разобраться. Если он еще живой. Хотя он-то как раз и живой, японцам он ой как пригодится в нынешней ситуации.

А вот как потом делить дивиденды, я представлял с трудом. И Шеп, насколько я его знал, тоже представлял с трудом. Скорее всего он настроился на то, что концессионеров после всех разборок останется не так уж и много. Планировал кого-то устранить. Не хотел бы я оказаться в числе таковых. И ребятишек не хотел бы в этом числе видеть. Ладно, об этом думать рано, до НЕРвов – как до Бога, еще столько всего впереди…

Шептун вел задушевный разговор с клоунами, как я окрестил Тройку и Артема. Честно делясь с ними имеющейся у нас информацией. Подозрительно честно. Они что-то рассказывали в ответ, но я не слушал, переключившись на мысли о Ласточке. Удивительно, как дорог тебе становится человек, которого раньше считал чем-то вроде хобби. Кстати, эпизод с Ласточкой – самый таинственный во всей истории с этими чертовыми НЕРвами. Ни первой, ни второй стороне это вроде бы невыгодно, и вот тут-то возникает третья сила, которой тоже нужны НЕРвы. Поневоле согласишься с Игорем: игра игрой, а третья сила ждет, пока первые и вторые перегрызут друг дружку, чтобы потом подойти и подобрать валяющиеся среди покойничков НЕРвы…

– Они договорились, – сказал мне подошедший неслышно Вальчиков. – Не так уж много парни и знали. А гонору-то, гонору… Скауты. Поехали к японцам? У нас была предварительная договоренность о встрече, Ояма только что подтвердил свое согласие. Потом будем думать насчет людей Мбопы.

– Поехали. – Я поднялся.

– Стой, стой. Инструменты возьми.

На длинном столе в углу было разложено оружие. Инструменты, блин… Я выбрал тускло поблескивавший «джи-68», проверил батарею – полнехонька. Клоуны вертелись тут же, руки у них явно чесались, но брать пушки они остерегались.

– Можно, можно, – разрешил Шеп.

Артем ухватил «стечкина», а Тройка – метатель, только не «панасоник», а куда менее мощную тошибовскую модель с нежным названием «жасмин». Понятно, за клоунами будут внимательно следить, но как боевая сила они тоже ничего, особенно если учесть давешний эпизод с якудза. Именно такие пацаны-дилетанты чаще всего и устраивают головомойку самым отборным спецслужбам, потому что руководствуются непрофессиональной логикой. Кто пристрелил премьер-министра Саудовской Аравии во время визита в Копенгаген? Студент политехнического института, из мелкокалиберной допотопной винтовки. А кто взорвал израильский парламент? Трое сочувствующих палестинцам школьников из анекдотичной организации «Настоящие еврейские миротворцы».

Мы загрузились в две легковушки, пехотинцы полезли в микроавтобусы. Я очутился на заднем сиденье в компании Артема и Вальчикова. Тройку отсадили в другую машину. И правильно. Он мне ограниченно нравился, не так, как Артем, которого еще на крыше просчитал. А Тройка был непростой, с загогулинками. С не совсем приятными загогулинками, надо сказать. И я ему не доверял.

– Ты от кого убегал-то по крышам? – осведомился я.

– От особистов министерских, – сказал Артем.

– Святое дело. Кстати, меня зовут Константин. – Я протянул руку.

Артем внимательно на нее посмотрел, но все-таки пожал. Видимо, эпизод на крыше его ко мне расположил. Как нынче просто прослыть хорошим человеком – нужно всего лишь не сделать гадость ближнему в тот момент, когда это для вас удобно.

– А что вы про Мартина? – нерешительно спросил он. – Это правда, что брат в милиции работает?

– Истинная. Недавно познакомился. Более того, скажу только тебе: он к тому же кибер.

– Мартин?!! – ужаснулся Артем.

– Про Мартина не знаю, а вот братец его – точно. Чем весьма меня шокировал. И чувствую я, всплывет еще братец этот, а вот с хорошей стороны или с плохой… Что можешь сказать про Мартина?

– Хороший парень, – решительно заявил Артем. – А с чего это он вам понадобился?

– А с того, что он из вашей тройки остался один-единственный на свободе, и его сейчас будет упорно ловить якудза. Поэтому я бы советовал тебе его разыскать. И объяснить, что к чему. Ясно?

– Ясно.

Мы выехали с клубной стоянки и помчались по проспекту, обгоняя общественный транспорт. Впереди, как я заметил, пристроилась милицейская машина с мигалками и ультразвуковыми пугалками. Шеп устроил выезд весьма организованно, ничего не скажешь, даже неких коррумпированных ментов пристроил. Что гарантирует проезд по Москве без встревания в пробки и пререкания с дорожными патрулями.

Но и Шеп не мог предугадать, что случится дальше.

Наша машина шла третьей, после микроавтобуса и милиции. За нами ехала вторая легковушка, с Шепом, а за ней – еще два микроавтобуса. И когда мы свернули с проспекта на улицу Космонавтов, я подумал: а какого черта? Можно было и дальше пилить по проспекту, тем паче все встречные-поперечные разбегаются перед ментовской тележкой. Но нет, милицейский «опель» свернул на Космонавтов, а за ним, помедлив, свернул и микроавтобус.

Когда он исчез в огненно-красной вспышке, я машинально закрыл глаза и потому не ослеп. Это был управляемый снаряд типа «шершень» или «москит», насколько я разбирался. Не дожидаясь продолжения, я вышиб дверь телом Артема – с закрытыми глазами я не видел, жив ли он и как себя чувствует, но сознавал, что вне салона ему будет лучше. Покатившись по асфальту, я услышал визг тормозов и грохот сминаемого железа – то ли в нашу машину въехал лимузин Шепа, то ли в его – конвойный микроавтобус. Затарахтели очереди, с шипением метнулись над головой залпы метателя. Не Тройка ли вступил в игру?

Я открыл глаза и убедился, что сквозь танцующие фиолетово-оранжевые круги вижу сносно. Артем лежал ничком совсем рядом, и я поволок его под прикрытие каких-то толстых труб, торчавших из стены и уходивших в землю. Парень был жив, но, кажется, временно потерял зрение.

– Чего там? – довольно спокойно, если учитывать ситуацию, спросил он.

– Хреново там! Лежи! И глаза не открывай.

Я выволок свой «джи» и осторожно выглянул из-за угла, чтобы не попасть под случайную или неслучайную пулю. Микроавтобус, а вернее, то, что от него осталось, жирно чадил. Пламя уже улеглось, а дым то и дело прочерчивали пунктиры очередей и голубые всплески залпов метателей. Замыкающий микроавтобус пятился назад, пытаясь ретироваться на проспект, но тут же и он скрылся в неожиданно распустившемся бутоне огня. Нас заперли в узенькой улице, словно в бутылочном горлышке. И сделали нас как детей: милицейская машина, шедшая впереди, просто была не та, что заказал Шеп. Или та, но с другими людьми. Или с теми же людьми, но работающими теперь не на Шепа. Старая как мир история. И главное, что такое развитие событий не просчитаешь.

Я порадовался тому, что снова успел зажмуриться на сотую долю секунды раньше, чем рвануло. Взрывная волна обдала меня жаром и приложила о шершавую стенку, но это все было ерундой. Подхватив Артема, я на ощупь стал пробираться вдоль стены вперед. Пока тут все в дыму, есть шанс. Они ждут, что мы побежим на проспект, а не в глубь этой чертовой Космонавтов. Но мы поступим иначе.

Я опять открыл глаза. Круги плясали, но видеть я все же мог. Артем, которого я придерживал за шиворот, брел, спотыкаясь, но пистолет из рук не выпускал.

– Стреляй на звук, – велел я. – Тут наших быть не должно.

Мы протиснулись мимо пышущих жаром остатков микроавтобуса. Дым ел глаза, но уже рассеивался, а значит, нужно было спешить.


29. Артем Яковлев. Кличка Аякс. Программист. Без места работы | Алмазные нервы | 31. Артем Яковлев. Кличка Аякс. Программист. Без места работы