home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29. Артем Яковлев. Кличка Аякс.

Программист.

Без места работы

Нас взяли в каком-то полуподвальном помещении, куда мы рванули после того, как преследовавшая нас машина с японцами взлетела на воздух.

К моменту взятия у нас был полностью растрачен боезапас, и теперь у меня не слишком сильно, но ощутимо побаливала шея. В общей свалке я ухитрился попасть в «полный Нельсон». Совершенно безнадежный захват, если кто не знает. Как минимум лишает дыхания, максимум – просто ломает шею. Тройку взяли легко, куда там ему со сломанной рукой… А вот про Мартина я ничего не знал. Общую свалку помню. Как на шею навалились стальные тиски, подбородок уперся в грудную клетку и перед глазами начало медленно гаснуть и без того скудное освещение – помню. Но Мартин словно испарился. Ни в подвале его не было, ни в фургоне, в котором нас везли. Только один из боевиков придерживал вывихнутую в плече руку. Судя по тому, что никто не пытался ее вставить на место, я предположил разрыв сустава. Это было не моих и не Тройкиных рук дело, точно. Значит, Мартин ушел. Что меня не расстроило. Особенно когда я обнаружил, что привезли нас к чудному месту, называемому «Алебастр». Сюда сползаются все кибернетические засранцы города.

Обращались с нами довольно прилично, мы оказались где-то во внутренних помещениях, куда не долетала внешняя суета и то, что киберы ошибочно считают музыкой. Мы были усажены за столик, Тройке уложили руку в шины и дали какие-то таблетки. На столе стояли баночки, в которых могло плескаться все что угодно, от кока-колы до соляной кислоты. Я не стал ни к чему притрагиваться.

Самым забавным было то, что за все это время не было произнесено ни слова. Нам показывали дорогу, нас усадили за стол, нас оставили в покое, встав неподалеку в по-строевому расслабленных позах. Все явно чего-то ждали…

И мы ждали тоже.

Чтобы как-то компенсировать ограниченную свободу перемещения, я развалился в кресле и закинул ноги на столик. Ничего не произошло. Только Тройка, слегка приподняв бровь, посмотрел на меня. Я пожал плечами. Если все ждут, значит, и мы подождем.

Я осмотрелся. Местечко было что надо. Один выход. Я не исключаю, что были и другие точки для проникновения, то есть я даже уверен в том, что запасные выходы имелись в наличии, но они были замаскированы настолько качественно, что глазу не за что зацепиться. Киберов в комнате находилось человек пять. Все они расположились таким образом, чтобы держать в поле зрения и нас, и вход в помещение. То есть полукольцом. Все они смотрели в какую угодно сторону, только не на нас. Однако я знал, что киберу совсем не обязательно смотреть на объект, чтобы его видеть. Поэтому я не удивился тому, что вся команда разом вытянулась, когда в дверь вошли трое.

Один имел внешность доброго, но слегка сумасшедшего доктора-стоматолога. У второго был отсутствующий вид, что подчеркивали длинные с проседью волосы и странный плащ. Третий мне показался смутно знакомым. Что-то мелькнуло в сознании, какая-то сцена.

Где же я его видел?

Я покосился на Тройку. На его лице прежнее скучающее выражение. Словно он не со сломанной рукой находился в комнате, набитой киберами под самый потолок, а сидел в первом ряду театрального зала.

Из вновь прибывшей компании человеком был только один. Тот, что, как мне показалось, напоминал мне кого-то. Остальные были киберами.

Кибер с длинными волосами подошел к столу и, упав в кресло напротив меня, хмыкнул и произнес, словно прошептал:

– Здравствуйте, дражайший. Очень приятно с вами познакомиться.

Я ничего не ответил.

Остальные пришедшие сели в кресла неподалеку. Тот, что показался мне знакомым, заложил ногу за ногу и как-то профессионально прищурился.

Где же я его видел?

– И вы здравствуйте, – обратился патлатый к Тройке. – Вы вообще говорить умеете?

А пошел ты!

Я подался вперед и, придав своему лицу задушевное выражение, спросил:

– А скажите… Если, конечно, это возможно. – Патлатый повернулся ко мне с ожиданием. – У вас тут ничего не интерферирует с другими? Такая куча железа вокруг… Мало ли что.

Было видно, как оскалился похожий на доктора мужик. Словно дантист, узревший больной зуб.

Я ожидал чего угодно. Пинка, удара в спину от охраны или красивого «правой в скулу» от самого патлатого, однако он только моргнул:

– Нет, Артем, ничего не интерферирует. У меня экранировка очень хорошая.

Мать твою! Он, оказывается, знает, как меня зовут. А впрочем, чему я удивляюсь? Это ж кибер, а что я знаю о киберах? Только то, что они уже не люди.

– Знаете что, – продолжал патлатый. – Вы чувствуете себя стесненно. Я вас понимаю. Вы попали сюда при несколько необычных обстоятельствах, вы много пережили, устали, в конце концов. На вас давит обстановка. Поэтому я не виню вас за некоторую замкнутость. Я бы хотел принести некоторые извинения по поводу недоразумений, которые произошли. Я хочу сказать, что вы ни в коем случае не задержаны и никто не смеет ограничивать вашей свободы в этих стенах. Мы только хотели бы переговорить с вами. Ну и посмотреть на виновников столь бурных событий, свидетелями которых мы стали. Да… Я не хочу, чтобы между нами были какие-либо недомолвки. Зовите меня… Шептун.

Звук, который издал Тройка, заставил меня посмотреть на него. Тройка выпрямился и здоровой рукой потер подбородок. Видимо, имя Шептун что-то ему говорило. В отличие от меня. Этот кибер, похоже, никогда не был на моем уровне восприятия. Но на всякий случай я спросил:

– Простите, а мы не могли встречаться на Новом Новом Арбате несколько лет назад?

– Нет, Артем. Вы бы меня запомнили.

О, это уже интересней! Хотя, какого хрена я нарываюсь, хотел бы я знать? Видно же, что эта рыбина настолько глубоководная, что даже в батискафе я достать ее не смогу.

– Так вот, этого господина зовут Лев. А это, – и Шептун указал на чуть знакомого мне человека, – господин Таманский. Он журналист.

Терпеть не могу киберов и журналистов. Первые что попало пихают в себя, вторые во что попало лезут сами. Но нарываться все-таки не стоит. Вот только где я видел этого парня? И имеет ли это какое-либо значение?

Шептун смотрел на меня вопрошающе.

– Продолжайте-продолжайте. Теперь вы должны сказать, что знаете наши имена. Так?

– Не совсем, – ответил Шептун. – О вас я знаю только то, что смог получить из общественных источников. Произведя сличение вашей внешности с теми фотоматрицами, что хранятся в архивах.

При слове «матрица» я слегка вздрогнул.

– Таким образом, я знаю, что вас зовут Артем Викторович Яковлев. Программист Министерства иностранных дел. И конечно, ваши контактные данные. Это официальные источники. Согласно записям в базах данных МВД, вы дважды имели приводы за участие в погромах – это было в годы вашей ранней юности. – Шептун слегка улыбнулся. – Вы бывший член ряда уличных банд, которые занимались организованной борьбой со всеми, чей КИ был выше 50. Вы бывший экстремист и достигли на этом поприще достаточных успехов, чтобы быть занесенным в особый раздел информативного отдела МВД. Я очень вас удивлю, если скажу, что такие, как вы, либо умирают, либо становятся членами ТехНадзора? Если, конечно, они вовремя не остановятся. По ряду причин.

Это «по ряду причин» я проглотил молча. Шептун знал больше, чем говорил. Так и должно быть, потому что, судя по его внешности и отстраненности взгляда в определенные моменты разговора, передо мной был не человек, а что-то вроде большого компьютера, на который сходилась информация из различных точек города, страны, мира. Я даже отдаленно не мог представить, сколько нужно вложить денег в инплантации, пересадки, конденсации и адаптацию. А еще в окружение, в специализированные каналы связи. Ведь он не сходя с этого места проник в сеть, вошел в инфосистему МВД, произвел писк. Это много. Очень много.

А ведь на нем еще и боевые насадки имеются наверняка.

– Так вот, значит, получается, Артем Викторович, что знаю я о вас вроде бы и много, а все не то… Что там могут сообщить официальные системы. С вас даже сняты все обвинения. И компроматов на вас нет. Конечно, если не считать компроматом антикибернетическую деятельность.

– А вопрос так стоит? – спросил я.

– Нет, что вы. Вопрос так не стоит. Вы что думаете, я лидер киберсопротивления? – Шептун даже улыбнулся. – Я просто Шептун.

– А я просто Артем.

– А я просто Мария, – едва слышно пробормотал Тройка.

– Да, конечно… Просто Артем! – Шептун развел руками. – Просто подвез Романа Кима до штаб-квартиры якудза. После того как легендарный инженер вывалился из окна с пулями в спине, просто Артем обиделся и кинул на площадь около ста килограммов свинца… С очень большой скоростью. Это укладывается в рамки вашего нормального поведения? Кстати, свинец очень вреден для окружающей природы…

С одной стороны, я обязан этому киберу. Как ни крути, но его люди вытащили нас из переделки с якудза. Но его планы в отношении нас мне не ясны. А быть обязанным киберу мне совсем не хотелось.

– Простите, что вмешиваюсь в ваш интересный разговор… Но не объясните ли вы мне цели ваших словоизлияний? – В разговор вступил Тройка. – Чего вы так пытаетесь добиться?

– Ну перво-наперво, – Шептун повернулся к Тройке с таким видом, словно бы не игнорировал его только что, – я хотел бы некоторой благодарности. Признательности, что ли… Все-таки вас вытащили из переделки, в которую выллипли по самые уши.

– Да, безусловно, мы вам весьма признательны за эту непрошеную помощь.

– Какое лицемерие! Какая неблагодарность! – в притворном ужасе произнес Шептун. У меня сложилось впечатление, что он с большим удовольствием играл какую-то роль. Причем на пару с Тройкой.

– Ну что поделать, такова судьба любого корыстолюбивого Робин Гуда. Его никогда не благодарят от чистого сердца. Вероятно, потому, что и он сам никогда не занимается благотворительной деятельностью. Вряд ли у вас такое хобби – вытаскивать из дерьма всех туда попавших. Это слишком накладное занятие. Можно испачкаться.

– Хо. Да, вы правы. Заниматься благотворительной деятельностью не в моих правилах. Особенно когда это касается якудза…

– Ну так поведайте мне, какого хрена мы вам понадобились? Благодарность, сообразную оказанной нам услуге, вы получили. Что дальше? Давайте перейдем к делу. Разбирать нас на запчасти вы явно не собираетесь, а то, что можете связаться с любой базой данных и узнать, кто мы такие, мы уже поняли. Что касается ваших намеков на то, что мы наехали на якудза и у нас теперь множество проблем… так ведь и вы на одной площадке с нами. Вмешавшись в наши дела с японцами, вы оказались на нашей стороне. Так посчитают японцы.

– Верно. Но у нас есть что противопоставить им. А у вас?.. – В разговор вступил Лев.

– А мы просто дрын из забора еще не вытащили, – вдруг сказал Тройка, и Шептун почему-то перестал улыбаться.

Я не понял, к чему это сказано, но фраза напоминала кодовую. Удивленным казался и журналист, судя по озадаченному выражению, мелькнувшему в его глазах. Я посмотрел на него и, встретившись с ним взглядом, вдруг вспомнил, где я его видел.

Несколько дней назад на крыше, когда я, уходя от стройгуевских особистов, стал свидетелем ареста. Это был тот самый парень, которому несколько омоновцев завернули локти за спину. Активный, однако.

Таманский посмотрел на меня и подмигнул.

Этого еще не хватало. Я неопределенно улыбнулся.

– Хорошо… – сказал Шептун. – Так вы хотели знать, в чем дело?

– Именно так. – Тройка полностью взял переговоры на себя, я не возражал.

– Ну вот и замечательно. А дело вот в чем: ему, – Шептун кивнул в сторону Таманского, – нужны Алмазные НЕРвы. Мне нужны Алмазные НЕРвы. Вам нужны Алмазные НЕРвы.

– Всем нужны Алмазные НЕРвы, – подытожил Тройка. – Что дальше?

– Совершенно верно, дальше… У него, – Шептун моргнул, и над столом загорелась голограмма, изображающая какую-то азиатскую личность, – эти НЕРвы имеются. Но что с ними делать, он не знает. Но очень хочет узнать. А у этого была информация о них, но он теперь вне досягаемости.

Я увидел, как азиатскую физиономию над столом сменила физиономия Болтуна. С ума сойти, весь стол, вся его поверхность – один сплошной голографический графопостроитель. Глаза мои тихонечко полезли на лоб. Я не знал, смеяться мне или плакать: с какой убогой техникой приходится работать мне!

– Вот такой фруктовый супчик получается, досточтимые господа, – продолжал тем временем Шептун. – Я оставил в стороне тот факт, что еще целому ряду лиц было бы интересно заполучить эти НЕРвы в свои лапы. И информацию о них заодно. Однако уважаемый Роман Ким настолько надежно запрятал сей вожделенный предмет, что достать его не представляется возможным без какого-либо взламывания сейфа, надежного, надо заметить сейфа, в котором эти самые НЕРвы покоятся.

– И в чем смысл данной тирады? – спросил Тройка.

– Смысл в том, что нам бы очень хотелось получить от вас некоторую помощь в раскручивании этого сложного дела. Очень мы на вас большие надежды возлагаем, и, думаем, не напрасно.

– То есть?

– То есть для начала объясните мне, старику, за каким чертом вы притащились вместе с Кимом прямо в пасть к якудза?

Тройка поерзал в кресле и сказал:

– План строился на том, что якудза не знают, что лежит у них на сохранении.

– А они знали?

– Знали.

– Жалко. А, простите за любопытство, зачем вам-то НЕРвы?

– За шкафом… А вам зачем?

– Ну… – Шептун не обратил внимания на наглость Тройки. – Ну, я особая статья, сами понимаете. Я вообще любитель чистого знания. Люблю много знать. Обо всем. А вот об Алмазных НЕРвах как-то и не в курсе. Нехорошо получается.

– Ага… И много стоит чистое знание?

– Да как получится, – уклонился Шептун. – Так зачем вам-то НЕРвы?

– Мне? Я за них должен деньги получить. И все.

– И вам не все равно, у кого вы получите за них деньги?

– К сожалению, нет.

– Действительно к сожалению… – тихо произнес Шептун.

Тройка развел руками.

– А вы, – Шептун обратился ко мне, – вы что в НЕРвах ищете? Профессиональный интерес?

– Нет, – ответил я и внезапно понял, что все это уже давно переросло уровень ерундового долга Тройке за проигрыш.

– А что?

– Причин много… – Я вдруг растерялся. – Было много. Но все они как-то отпали сами собой. А новых еще не появилось.

– Значит, они вам не нужны?

– Нужны…

– Зачем? – Шептун готов был засмеяться.

– Я и сам не знаю. Но они мне нужны. И наверное, даже больше, чем вам.

Я вспомнил Болтуна, его истеричные просьбы и то, как он выпал на асфальт, словно птица, обреченно летящая вниз. Вспомнил странное письмо без обратного адреса и странный вопрос, который в нем содержался, и немую тоску в голосе Матрицы, с которой я разговаривал в гостиничном номере. Вспомнил и сказал уже более убежденно:

– Да, нужны. Больше, чем вам всем, вместе взятым.

И Шептун почему-то не засмеялся.


28. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года | Алмазные нервы | 30. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года