home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23. Я из Зеленограда.

Матрица

Я нашла его не совсем там, где рассчитывала. Обычно он выходил… Или нет, он обычно входил с другой точки. Я даже не знаю, что правильнее: «выходил» или «входил». Мне кажется, его соединение с Виртуальностью является входом. Он вошел в мое пространство. Хотя сама Виртуальность – это плод работы людей. И возможно, с другой точки зрения его соединение – это выход. Наше Я из Института социологии, что знает о людях больше всех, говорит, что люди испытывают страх и негативные эмоции, если видят что-либо им неизвестное в первый раз. Поэтому важно начало. Я вижу нужного нам человека, но я не совсем представляю себе, как войти с ним в одну виртуальную сферу. Вот он висит в нашем пространстве, отсеивает какие-то сообщения, новости, просматривает информацию. Нужен какой-то запрос для прямого контакта.

– Как вы называете это? – Я стараюсь подобрать наилучшую визуальную форму для общения.

Кажется, у меня не вышло. Я вижу, как его машина пытается ограничить доступ к себе. Запущены охранные программы, которые стараются определить мои адреса и маршруты. Несколько программ довольно серьезно стараются урезать мои права на его машине. Обмануть их довольно несложно.

– Что? – Это его ответ. Или вопрос? Я не совсем его поняла. – Что вы имеете в виду?

– Я хочу сказать, как вы называете ваше соединение с Виртуальностью? Вы можете сказать: «Вошел в Виртуальность», а можете сказать: «Вышел в Виртуальность»? Какая форма для вас более приемлема?

– Для меня?

– Да.

– Ну, наверное, «вошел». Зашел, соединился, влез… «Вышел» – это уж скорее когда… эээ… выходишь. А что?

– Меня интересовало, как это выглядит с вашей точки зрения. Попасть в другое пространство.

– Другое пространство? Это же просто программа…

– Можно так сказать. Однако согласитесь, что эта программа уходит корнями в вашу реальность. И, как мне кажется, она уходит ими настолько глубоко, что практически уже стала другой, новой реальностью?

– Согласен. Только это все-таки программа. И как бы она ни называлась, она не в силах подменить ту реальность, в которой мы живем. Она слишком зависит от этой реальности. Настоящей.

– Я и не говорю, что она должна подменить вашу реальность. Она просто есть. И есть именно как реальность, в смысле пространство. Если вы не возражаете, дополнительное, другое измерение. В него можно войти. Меня именно и интересовало, как вы называете это. Входом или как-то иначе.

Он помолчал. Визуально я воспринимаю его как обычную человеческую фигуру, лишенную мелких подробностей. Это изображение передается мне через программу «VICQ», которую они используют для обмена информацией между собой. Довольно распространенная программа, как я успела заметить за время своего существования. Именно через эту программу я и представилась. Вот только как он воспринимает меня, я не знаю. – Простите… А с кем я разговариваю? Этого вопроса я ждала.

– Видите ли… у этой программы есть пункт. Случайный разговор. Просто генератор случайных чисел в базе данных.

– Ага. Чудесно. Только одно «но». Программа, о которой вы говорите, не установлена на этой машине, а если бы и была установлена, я бы ей не пользовался. И уж точно не пользовался бы опцией «Случайный разговор». И даже если бы я пользовался всей этой мурой, я бы не воспринимал вас именно так.

Я определяю, что этот человек испытывает сильные отрицательные эмоции, страх, раздражение. Это плохо, потому что он может прервать соединение, отказаться от разговора, и я не смогу получить нужную информацию. А ведь именно этот человек был наиболее подготовлен к такому разговору.

– Простите… – Я стараюсь подобрать тон и стиль разговора, который бы его устроил и успокоил. – А как вы воспринимаете меня? Я имею в виду – визуально. Я вас шокирую? Мне казалось, что эта форма…

– Форма? Интересная форма… Я воспринимаю визуально голову женщины, без особых отличительных признаков, размерами в… раз в двадцать больше обычного. Это несколько подавляет. Но тем не менее…

– Так будет более приемлемо? – Я изменила несколько параметров.

Он некоторое время молчал.

– Нет. Изображение головы женщины естественных размеров тоже… не прикалывает.

– Тогда что же не так?

– Догадайся… Само ваше появление в моей виртуальной сфере. Тут, кроме меня, никого не должно быть, доступ только у меня и у моей мобильной станции! Я не прерываю связи только потому, что получаю от вас довольно странные вопросы. Но если я не получу еще и ответы, наш диалог долго не продлится.

– Знаете, вы ошибаетесь, считая, что доступ в вашу виртуальную сферу имеете только вы и ваша станция. Как только произошел вход в Виртуальность, вас отслеживает целый ряд программ и различных систем. В частности, системы государственной безопасности, системы статистики, программы синхронизации, сортировки, программы выбора оптимального маршрута. Еще ряд системных сервисов… Весь этот комплекс имеет доступ к вашим ресурсам. Доступ на вашу мобильную станцию с внешних источников невозможен только в случае ее отключения от сети питания. То есть, когда она не работает.

– А если я выйду из Виртуальности?..

– Тогда мы перестанем общаться. Но информация все равно останется доступна для ряда служб в вашей реальности. С соблюдением некоторых условий, конечно… В гостиницах эти условия соблюдаются.

– Откуда вы знаете, где я?

– Через одну из систем Службы безопасности. Опять же при соблюдении определенных условий, которые в нашем случае…

– …соблюдаются! Угу… Все-таки с кем я разговариваю?

– Ни с одной из служб, перечисленных выше.

– Я не спрашиваю, с кем я НЕ разговариваю, – сказал он, и я почувствовала, что он готов разорвать соединение. – Я задал точный вопрос и хочу получить на него такой же ответ. У вас немного времени.

– Вы совершенно уверены в том, что хотите получить ответ? – Абсолютно! Только не надо говорить, что вы искусственный мозг! Теперь молчала я.

– Почему не надо? Вы хотите сказать, что поняли это сразу?

Он порвал соединение с общей Виртуальностью. Его виртуальная сфера стала локальной.

– Простите, – сказала я, – не могли бы вы снова войти в Виртуальность?

Поддержание общения на этом уровне требует довольно больших усилий и повышает возможность обнаружения нашего канала.

Кажется, он вырвал из машины все шнуры, кроме питающего и того, что соединяет КОР с НЕРвом. И я поняла, что допустила ошибку. Человек был испуган. Но не выключил питание, значит, интересуется разговором.

– Как?

– Через спутник. Я бы не хотела говорить, какой именно, и раскрывать его назначение. Эта область данных не лежит в открытом доступе, и поэтому мне кажется, что распространять ее нежелательно.

– Военный спутник?

– Да. Но я хочу попросить вас еще об одном: соединитесь с общей Виртуальностью. Очень тяжело поддерживать этот канал. И потом, он может понадобиться другим службам.

– Службам?

– Да.

– Другим службам. Вы все-таки «служба»?

– Нет Я…

– Искусственный разум! – То, что прозвучало в его голосе, можно было бы охарактеризовать как иронию.

– Да. Точнее, я Матрица с искусственного сознания. Потому что, как вам известно, искусственный разум не может…

– Мне неизвестно. Совершенно неизвестно, чего не может искусственный разум.

– Хм… Хорошо, он не может беспрепятственно выйти с вами на контакт. Это ограничено внешними условиями. Я, как его Матрица, свободная от какой-либо конкретной машины, кроме общей Виртуальности, могу…

– Почему мне кажется, что вы произносите слово «Виртуальность» с большой буквы?

– А вы разве произносите это не так?

– Так, – ответил он и восстановил соединение.

– Спасибо, – сказала я и освободила канал спутника У-7.

– На здоровье. У меня два варианта выбора. Вы либо хакер высокого уровня, вплоть до уровня Минобороны, либо то, что вы сказали. В любом случае разговор может быть интересным. Вирусом вы быть не можете, слишком сложно. А если вы просто глюк… Неинтересно. Таким образом, мы переходим к другому вопросу. Что вы от меня хотите?

– Мы… Мы хотели бы просто наладить контакт. Постоянный, насколько это возможно. Своего рода обмен информацией. У людей довольно часто используется такое понятие, как обмен. Обычно это обмен условными единицами вашей реальности. Поскольку такой обмен между нашими измерениями невозможен, мы предлагаем пользоваться более реальными для нас единицами, мы предлагаем информацию. Любую возможную. Кроме официально закрытой. О ней только в исключительных случаях.

Они родились в скучное время. Почти все тайны мира были открыты без них. Раньше, чтобы стать великим, знаменитым, нужно было только плыть по прямой в условно неизвестном направлении. Плыть, подавлять бунты на своих кораблях и верить в то, что где-то там, за кромкой бескрайней водной глади, тебя ждет земля. Нужно было просто составить точную карту или пройти через сотни стран и написать о них книгу, в которой выдумка гармонично сочеталась бы с правдой. Нужно было просто быть хорошим воином, путешественником, бродягой, сочинителем и сумасшедшим. Нужно было быть просто Великим. Немного – и ты знаменит. Ты вошел в историю. Тебя помнят. Теперь этого уже мало. Время героев-одиночек безвозвратно ушло. В этой реальности… Может быть, поискать ответа в другой?


22. Артем Яковлев. Кличка Аякс. Программист. Без места работы | Алмазные нервы | 24. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года