home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. Артем Яковлев. Кличка Аякс.

Программист Министерства иностранных, дел РФ.

Новая Москва

Когда в моей квартире заверещал вызов видеофона, я не ринулся к нему сломя голову, как делал это раньше. Раньше звонок мог принести что-нибудь интересное, приятное. Впрочем, интересное и сейчас может поступить, но вот приятное… Вряд ли.

Вариантов было несколько. Это мог быть Тройка с его дурацкими затеями. Это могла быть секретарша моего домовладельца с уведомлением о повышении квартирной платы. Это мог быть мой шеф со своими претензиями. Ни с одним из вышеперечисленных типов я разговаривать не собирался. Не хотел. Мартина и Тройку я оставил вместе с Болтуном на Тройкиной квартире. Сам же я теперь планировать спокойно пораскинуть мозгами и решить, как мне выбраться из всей этой ситуации.

Я протянул руку к трубке, видеотерминал на аппарате был отключен по причине моей стойкой привычки отвечать на звонки во внешне непотребном виде. Да и вообще, телефон – это уголок государства в твоем доме. Я уже смирился с тем, что государство прослушивает мою квартиру, но чтобы государство еще и подглядывало…

Видеофон упорно оглашал квартиру противным пищанием.

Можно поднять трубку и сказать, что ошиблись номером… Бред, конечно, кто сейчас ошибается номером?!

Я подумал, что я последний на планете страус. Прячу голову в песок. Наружу только задница… В которую с размаху лупит ботинком видеофон. Дьявол! Я развернулся и схватил трубку.

– ДА! – Я вложил в это слово всю гамму эмоций.

– Артем Викторович? – спросил хорошо поставленный мужской голос.

– Да. – Голос был мне знаком. Такой знакомый… Внутри все оборвалось, я вспомнил, где я мог его слышать.

– Это Стройгуев. Владимир Федорович. – Голос начальника отдела безопасности Министерства иностранных дел звучал, как всегда, вежливо и лучился позитивной эмоциональной волной.

– Я вас слушаю…

«Подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый…» – вспомнилось мне.

– Хм… – раздался в трубке профессиональный хмык. – Это, наверное, мне вас надо послушать. У вас все в порядке? Вы нездоровы?

– Я здоров…

Господи, зачем я это сказал? Соврал бы что-нибудь…

– Как там компьютерная индустрия поживает? – Это, видимо, должно было означать шутку.

– Как обычно… Без изменений…

– Не женились еще? – Точно, шутит. С душком юморок…

– Никак нет.

– Ладно… – Стройгуев помолчал. – Знаете, Артем, давайте перестанем бродить вокруг да около. Что случилось, почему вы уже третий день не на рабочем месте? Вы же знаете правила, вы знаете внутренний порядок.

Вот тут-то бы мне и ввернуть насчет болезни и плохого, очень плохого самочувствия. Ой, ты и дурак, Яковлев, сам себе все мосты пожег.

– Я вас внимательно слушаю, – донеслось с другого конца трубки.

– Видите ли, Владимир Федорович… – Я вздохнул, сказать мне было нечего. – У меня возникли определенного рода проблемы, не касающиеся моей работы. И я бы не хотел…

– Откуда вы знаете, чего касаются ваши проблемы? – Вопрос был верный, я действительно не знал, чего могут коснуться мои проблемы. – Вы допущены к очень серьезной информации, вы у нас на особом счету.

«По моей зарплате этого не заметно», – подумал я.

– Я надеюсь, вы отдаете себе отчет, что определенному кругу лиц было бы выгодно поставить вас в такое положение, выйти из которого вы могли бы, только пойдя им навстречу. Когда вы поступали на работу… – Я перестал слушать, господин Стройгуев был на своем месте. Этот человек способен часами просчитывать варианты возможных ходов возможного противника. Здесь ему не было равных. Но только это… – Я настоятельно рекомендую вам зайти сегодня ко мне. Тут мы обсудим сложившуюся у вас ситуацию и, может быть, найдем из нее правильный выход. Хорошо?

– Хорошо, – согласился я. – Я зайду…

– Сейчас, – перебил меня голос в трубке. – Я послал за вами машину. Приезжайте немедленно.

– Хорошо.

– В противном случае можете считать, что уже уволены. В принудительном порядке за невыполнение внутреннего режима и несоответствие должности…

Гудки раздались раньше, чем я успел оборвать связь. Как я уже говорил, господин Стройгуев умел предугадывать действия противника. А противником в данном случае был я.

Целый ряд проблем оказался решен. Решена проблема с работой – я вне зависимости от моих дальнейших действий уже уволен. Решена проблема с жильем – домовладелец не терпит должников, а срок оплаты квартиры как раз подошел. Решена проблема с лишним временем – мне нужно срочно рвать когти, пока не прибыли особисты из МИДа. Здорово!

Я кинулся в спальню. Скорее всего, дома я не появлюсь еще некоторое время. И видимо, довольно длительное. По закону домовладелец не может выкинуть мои вещи на улицу в течение месяца, значит, за основные пожитки я могу быть хоть на время спокоен. Забавно: меня он выселить может, а вещи могут занимать полезную площадь в мое отсутствие…

Что мне нужно, что нужно?.. Я заметался.

Так, стоп! Мне нужна перво-наперво моя мобильная станция, документы и деньги.

Сперва деньги. Я достал из ящика стола несколько пластиковых карточек. Разложил их по порядку. Затем разделся, отбросил старую одежду куда-то к стене и вытащил из шкафа походный набор. Плотную куртку из грубой кожи, с гармошкой на локтях и множеством карманов, наружных и скрытых. Такие же кожаные штаны с гармошками только на коленях. Высокие, полувоенного образца ботинки. Отличие от военной модели заключалось в весе. Мои были максимально облегчены, не затрудняли ходьбу и при этом ничего не потеряли в прочности. Оделся, распихал электронные карточки по скрытым кармашкам и посмотрел в зеркало. Футуристическая картинка. Как там эта японская мультидликация называлась? Манга? Натурально оттуда сбежал…

Теперь документы. Еще одна магнитная карточка легла во внутренний кармашек. Снова взглянув на себя в зеркало, я переложил идентификационную карточку во внешний карман, специально для этого предназначенный. Начни я копаться во внутренностях такого костюма при проверке документов, возможность получить электрический заряд в промежность увеличится на несколько порядков.

Так, что еще? Ага. Мобильная станция. Какой же я программист без мобильной станции?

Я вытащил из-за шкафа небольшую сумку. Открыл клапан. Внутри в целости и сохранности лежала дощечка мобильного видеофона со всеми причиндалами и компьютер со всеми штуками, необходимыми для входа в Виртуальность в любой точке Земли. Удобно. И дорого. Вспомнив, сколько это удовольствие мне стоило, я даже засомневался, стоит ли брать все это с собой. Однако взгляд на часы заставил меня схватить сумку, смести в нее со стола все разложенные на нем временные НЕКи и выскочить за дверь.

На лестничной площадке было пусто. Лифт, как всегда, не работал. Это свое правило он нарушал только по тем дням, когда домовладелец приходил собирать квартплату.

Я уже занес ногу над первой ступенькой, когда внизу грохнула входная дверь Ну грохнула, ну и что… Только чем-то знакомым повеяло на меня от этого звука. Чем-то невозможно знакомым. Я, стараясь излишне не шуметь, подбежал к смотровому окну и через грязные потеки разглядел светло-серый «форд» возле подъезда. С синими номерами. МИД.

Вниз идти было нельзя. Я слишком задержался, прикидывая и размышляя перед зеркалом, и теперь мне навстречу поднимались особисты. Милые парни, практически незаметные в коридорах министерства, но становящиеся непреодолимым препятствием, если…

Делать было нечего, и я побежал наверх. Выше, выше… Этаж за этажом. До тех пор, пока не уперся в ржавую дверь, ведущую на крышу. Дверь была умная и запиралась через общую информационную систему дома. Домовладелец – человек со странностями, он частенько сочетал такие новомодные игрушки, как домовая инфосистема «Сота-15», и древнюю, вечно забитую канализационную систему, которая была особо чувствительна к посторонним предметам в своем болезненном чреве.

Я был бы плохим программером, если бы не имел в инфосистеме дома, в котором живу, права субадминистратора, то есть человека, имеющего доступ в служебные помещения, к которым, кстати говоря, причислялась и крыша. Я приложил к считывателю свою идентификационную карточку и услышал, как приветливо щелкнул замок.

А закрывая дверь, я успел услышать и приглушенный звонок в дверь моей пустой квартиры.

Крыши домов – это наиболее консервативные предметы. Они упорно не желают меняться, они с презрением, свысока смотрят на все новшества и изменения, происходящие где-то там, внизу. Могут изменяться материалы, их прочность и вес, характеристики покрытий, но все равно крыша будет с имперским высокомерием взирать на мир под ней. И в этом не ее вина. Такой ее сделал человек, каким бы он ни был поборником новизны. Человек хочет верить в то, что крыша не свалится ему на голову, а будет прикрывать его от той Вселенной, в которой он обречен жить. В хижинах жителей теплых островов нет стен. Над их головами на шестах покоится только крыша.

Не знаю, почему я про это подумал. А о чем еще можно думать, глядя на план улиц, маленькие квадратики автомобилей и крохотные черточки людей? Неужели найдется человек, который в этот момент будет думать о ценах на синтетическую колбасу?

Дома в этом квартале тесно примыкали друг к другу. Таким образом, я мог пройти довольно длительное расстояние по крышам домов, не спускаясь на землю. Но было одно неудобство. Почти все двери, ведущие во внутренние помещения домов, запирались наглухо либо домовыми инфосистемами, либо просто хорошими замками. Я не имел доступа в чужие инфосистемы и не был хакером, чтобы их взломать, а еще я не имел ни опыта, ни инструментов для взлома обычных замков.

Вскоре я уже был далеко от своего дома и от особистов. Вообще я мог бы раствориться в этом городе или в этой стране… Без следов. И забыть.

Про все, про МИД, про Тройку, про Алмазные НЕРвы, про бандитов и наркоманов. Устроился бы на работу в какую-нибудь мелкую фирму…

Тут я вспомнил, с какой формулировкой я буду фигурировать во всех базах данных бирж труда, и мне стало тошно. Несоответствие занимаемой должности – это вам не шутка. С такой анкетой разве что в…

В какую легальную организацию с таким личным делом можно пойти, при перегруженности рынка труда представителями моей профессии, я не знал.

Рассуждая так, я вдруг обнаружил, что уже не одинок в путешествии по крышам. В десятке метров от меня на крышу выскочило несколько человек, одетых в камуфляж и вооруженных каким-то автоматическим оружием. Все, что я успел сделать, так это юркнуть за какие-то надстройки, в проем между которыми я смог довольно четко видеть этих парней, смахивающих на спецназовцев.

Двое засели возле решетчатой фермы, а третий куда-то исчез из моего поля зрения. Эти парни явно чего-то ждали. И что самое досадное, они ждали именно в том месте, где я планировал спуститься на грешную землю.

Внезапно с крыши противоположного дома, словно кузнечик, вылетел незнакомый мне мужик в синих джинсах и какой-то странной футболке. Легко так вылетел… То ли спортсмен, то ли гнался за ним кто. Вот только место своего приземления мужик рассчитал неправильно, поскольку спецназовцы довольно бурно отреагировали на его появление. Двое, что прятались за решетками, выскочили, потрясая своими пушками, а третий мигом прижал мужика шокером.

У меня появилось ощущение, что я попал в очередную интересную историю.

Не стоило мне тогда соглашаться играть с Тройкой в «Скат». Ох, не стоило.


14. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года | Алмазные нервы | 16. Константин Таманский. Независимый журналист. 34 года