home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Проснулась Аврора оттого, что у нее затекла шея. В комнате стоял холод – кто-то подло распахнул окна, Даши не было, и дверь была открыта. Голова побаливала – от неудобной позы и потому, что она спала двенадцать часов. Было уже пять вечера – за окном проглядывало низкое серое небо, шел то ли снег, то ли дождь, отчего хотелось еще поваляться в кровати...

Аврора подскочила на диване. Надо же! Она – в одиночку! – сразилась со вселенским злом и победила силой своего духа отъявленную мерзавку! Ладно, зло было не вселенским, а вполне бытовым, привычным, но все равно она, Аврора, – МО-ЛО-ДЕЦ! Нет, она – гений! Вот так, как не фига делать, легким движением руки раздраконила опытную (пусть и тупую) ведьму!

Аврора заметила на столе чашку (как выяснилось, с остатками кофе), сделала большой глоток – что за прелесть холодный кофе! – и закурила. Она только сейчас до конца поняла, что действительно стала ведьмой. Хотя вроде бы этого не может быть, потому что магии ведь не существует, только придурки в белых одеждах (или фиолетовых) называют себя магами, а потом оказывается, что они соблазняют женщин под гипнозом или пьют водку с валиумом на завтрак... Авроре казалось, что все это время она была в глубоком шоке, как после катастрофы, а теперь приходит в себя – и верит, и не верит... А вдруг ее обманули, загипнотизировали, и она через минуту проснется... в каком-нибудь селе Шушенском, потому что переписала квартиру на мошенников?

Аврора повернулась к окну, взмахнула рукой, и створки захлопнулись. Чудо? Бред? Она что, правда, рисовала карту судьбы и все такое?

– Ты здесь? – В дверях показалась голова Даши.

– А ты? – спросила Аврора.

– Ну, поехали?

– А вы с Донатом уже сделали ребенка? – поинтересовалась Аврора.

– И не одного, – буркнула Даша. – Осталось найти хорошую няню. Не хочешь устроиться? Работа тяжелая, платят мало, хозяева подозревают, что в их отсутствие ты рыскаешь по шкафам, – грех не согласиться...

Аврора поднялась с дивана, допила кофе и вышла на улицу:

– А Донат где?

– Спит. – Даша отвела глаза.

Они медленно тащились по пробкам, но в конце концов добрались до дома.

Поднялись в квартиру и обнаружили, что дверь открыта.

– Опа! – удивилась Даша. – Ничего себе! Вот мы клуши – дверь не заперли!

Они зашли внутрь и услышали музыку – где-то там, в глубине квартиры, в одной из комнат, пела Билли Холидей. Девушки переглянулись и на цыпочках подобрались к дверям тетиной спальни. Даша осторожно заглянула внутрь и ахнула.

– Что ты здесь делаешь? – возопила она. – Ты что, пьян?

Она широко распахнула дверь, и Аврора увидела Кирилла, который валялся на кровати в обнимку с женским банным халатом, бутылкой виски и магнитофоном, который принес с кухни.

– Как я мог... – терзался Кирилл. – Чужая вульгарная женщина... На что я променял любовь всей моей жизни? О, горе мне...

– Кирилл! – окликнула его Даша. – Не веди себя как актер погорелого театра!

– Как?! – Кирилл воздел руки к небу. – Как я мог?

– Она тебя заколдовала. – Даша под шумок вытащила из-под руки дяди бутылку виски, передала ее Авроре и зыркнула глазами – мол, убери подальше.

– Да? – Дядя вскочил с дивана. – А ты знаешь, что невозможно никого заколдовать, если он в глубине души сам этого не хочет?

Аврора с удивлением прислушивалась к его словам.

– Я хотел, я слаб, я ничтожество! – буйствовал дядя, расшвыривая с кровати подушки.

– То есть получается, что Алиса хотела отдать нам кольцо? – изумилась Аврора.

– Да! – крикнул дядя. – Наверное, ее мучила совесть, потому что у всех есть совесть. Кроме меня!

– Нет! – воскликнула Даша. – Не слушай его – он бредит. Понимаешь, в любом человеке есть и хорошее, и плохое – даже в Алисе. И магия обращается к этим качествам, стимулирует их. Врубаешься?

– Позор... – стенал Кирилл, спрятав лицо в женский халат.

– Кстати, что ты вцепился в халат? – поинтересовалась Даша.

– Он пахнет ею... – прошептал дядя.

– Он пахнет мной! – отрезала Даша, вырвав халат из рук Кирилла. – Я в нем хожу уже неделю.

Она кивнула Авроре, и девушки ушли на кухню делать отрезвляющую настойку. Выпив ее, Кирилл дернулся, как от разряда тока, откинулся на кровать и отполз к основанию, где укрылся пледом и принялся тяжело вздыхать.

– Ты немедленно едешь домой, – распорядилась Даша.

– Я уже дома, – ответил Кирилл.

– К Миле едешь! – завелась Даша.

– Не могу, – отказался тот, поглубже закапываясь в плед. – Как я посмотрю ей в глаза?

– Черт! – выругалась Даша. – Может, побочный эффект от Алисиной магии – тупоумие? Если ты сейчас не посмотришь Миле в глаза, то следующий раз вы встретитесь только у нее на похоронах!

– Что? – слабым голосом отозвался Кирилл. – Что?! Ах, правда, я как-то забыл... Конечно-конечно...

Следующий час Кирилл приставал к Даше и Авроре с вопросом: «А что она мне скажет?» – и девушки уже по привычке бубнили одну и ту же фразу насчет того, что все будет хорошо, пока не пришла Василиса и не посмотрела на него так, словно он продал Родину за пачку ирисок.

– Я этого не переживу... – застонал Кирилл.

Но Вася распахнула дверь, собственноручно выставила его вон, как-то неумело подмигнула девушкам и сказала:

– Так и быть, не скажу, что вы надевали ее туфли.

– А ты откуда знаешь? – воскликнула Даша. Видно было, что она перепугалась.

– А я по ночам за вами следила, – без тени смущения призналась Вася.

– Ну, ты даешь! – возмутилась Аврора, но Даша уже потащила ее прочь из квартиры.


Они молча, если не считать беспрестанного нытья Кирилла, добрались до места. На подъезде к дому Кирилл вдруг прекратил скулить, а потом, уже у дверей, вцепился Авроре в руку и попросил:

– Не бросайте меня, пожалуйста...

Нина открыла быстро – словно ждала у дверей, с ног до головы осмотрела дядю и закричала:

– Мила! Кирилла привезли!

Мила с грохотом спустилась со второго этажа – на ней был черный кашемировый пуловер, чулки, кружевные трусики и высоченные шпильки, благодаря которым она два раза чуть не навернулась с лестницы.

– Бог ты мой! Мой развратный подлый муж вернулся! – воскликнула она. – Мужчина, который предал меня ради короткой интрижки с сексапильной тупой блондинкой! О боже, разве не об этом я мечтала всю жизнь? Дорогой! – Она распахнула объятия. – Спасибо тебе за эти муки, за сомнения, за неуверенность в завтрашнем дне, за одиночество, за страх смерти и старости! Без тебя моя жизнь была бы пресной и скучной! Иди ко мне...

И они бросились друг к другу.

– Она серьезно? – прошептала Аврора.

– Конечно, – усмехнулась Даша. – Она ведь взбалмошная истеричка, неисправимый романтик и не от мира сего! Моя семья...

– А эта... повариха... гм... до сих пор здесь? – промямлил дядя.

Аврора с Дашей с надеждой посмотрели на Милу и вдруг вспомнили, что вчера так и не дождались заказанной еды – суши.

– Твою мать! – Даша хлопнула себя по лбу. – Бедный этот ресторан! Интересно, курьер нас долго ждал?

– Мы же можем перевести им деньги... – промямлила Аврора.

– Нет! – радостно воскликнула Мила. – Халида уехала! – Она незаметно подмигнула девушкам. – У нас теперь Вера Ивановна!

Она повела всех на кухню, и Аврора с Дашей разомлели, еще в коридоре унюхав аромат чего-то вкусного – то ли пирожков, то ли блинчиков... На кухне все изменилась: вместо суровой пещерной обстановки – бледно-зеленые деревянные ящики, яркий узорчатый кафель, веселые кастрюльки, но главное – толстая румяная женщина средних лет в клетчатом переднике! Такая положительная фрекен Бок! И запах...

Женщина обернулась на шум, заохала, заахала, захлопотала:

– Ой, Людмилочка, я тут борща наготовила... а вот тут у меня судачок в икорном соусе... ну, и блинчики по-гурьевски с семужкой... Сама, сама солила, Людмилочка, все домашнее...

Кирилл схватился за сердце.

– Вера Ивановна! Вы мне снитесь? Это сон? – спросил он у Нины. – Вера Ивановна! Дайте я вас поцелую! – С этими словами он рухнул в объятия смущенной поварихи и провел в них довольно много времени.

– Обедать будете? – спросила раскрасневшаяся Вера Ивановна, отцепив от себя хозяина.

Все дружно загалдели и решили есть прямо на кухне. Вера Ивановна с воодушевлением поддержала идею, накрыла на стол, налила всем борща и, затаив дыхание, наблюдала за реакцией гостей.

– О боже! – возопил Кирилл. – Невероятно! Богиня! Царевна! – восторгался он.

– Ешь, а то остынет! – рявкнула Нина, которая уже успела попросить добавки.

– Сколько можно жрать, впереди еще рыба и блины! – прикрикнула на нее Мила.

– Тебе, кстати, не повредит набрать килограммов пять – морщины будут не так заметны! – парировала Нина.

– Пожилые женщины такие агрессивные... – с невинным видом заметила Даша.

– Ты о ком? – хором воскликнули Нина с Милой.

– Обо мне, – сказала Аврора.

– А, ну да, ну да... – успокоились те.

Спустя полчаса Даша закатила глаза и сползла по стулу:

– Я умираю...

– И я! – Аврора уронила голову на грудь.

– Верочка Ивановна, положите мне еще рыбы, пожалуйста. И еще блинчиков, и семги... А борщ остался? – ворковала Нина.

Все посмотрели на нее стеклянными глазами и попытались выразить восхищение человеком, который может съесть больше их всех, вместе взятых.

– Пожалуй, пойду прилягу... – с трудом произнесла Даша и сделала попытку подняться.

Аврора поддержала ее под локоток, после чего подруги вразвалку, цепляясь друг за дружку, поплелись к себе.

Вечер прошел в попытке переварить обед, но часам к двенадцати Аврора заметила, что Даша подозрительно долго ходит в туалет – минут по двадцать. Она проследила за подругой и обнаружила, что Даша спускается на кухню и крадет блинчики. В итоге они набрали еды, отволокли ее наверх и устроили пир номер два.

– Путь к моему сердцу лежит через желудок и печень, – заявила Аврора. – Люблю выпить и пожрать!

– Стареешь, детка! – усмехнулась Даша. – Раньше я могла год есть только сандвичи, а теперь не могу жить без супа. Возраст.

– А я доживу до ста лет? – вспомнила Аврора.

– Если не будешь нарываться, – сообщила Даша. Взяла блинчик, задумчиво посмотрела на него и сказала: – И не будешь столько есть.

Потом они помылись – в горячей ароматной воде, выпили на ночь молока с медом и сладко заснули, наслаждаясь тишиной.

Наутро Даша растолкала Аврору довольно рано, часов в одиннадцать, и возбужденно проговорила:

– Они завтракают! Ты должна это видеть!

Аврора поспешно умылась и побежала в столовую. На столе, кроме огромного омлета с жареным луком, красным сладким перцем, ветчиной и горошком, были оладьи, тосты с расплавленным сыром, творог с изюмом и орехами, а также свежевыжатый апельсиновый сок, кофе и чай двух сортов. У Кирилла было такое лицо, словно сбылись все его заветные мечты, а Мила наворачивала еду не хуже Нины.

– К черту диету! – заявила она. – Буду толстой!

– Неужели? – поддела ее Даша.

– Да! И это хороший повод сменить весь гардероб, – подтвердила Мила. – Через неделю мы с Кириллом поедем в Италию, Францию и Англию – на полгода, не меньше. Я как раз успею потолстеть и купить новые вещи.

– Отлично! – воскликнула Даша. – Мы с Авророй будем приезжать к Вере Ивановне, пока вас не будет.

– Веру Ивановну мы берем с собой, – сказал Кирилл. – И Нину.

– Тем лучше! – обрадовалась Даша. – Без вас еще лучше! Ну, ладно, поедем мы.

– Куда? – удивилась Аврора.

– Что значит «куда»? – расхохоталась Даша. – Домой, в Москву!

– А, ну да, мы же там живем... – Аврора хлопнула себя по лбу. – Забыла.

Дорога в Москву оказалась сплошным мучением: во-первых, девушки вообще не хотели уезжать, но твердо решили, что Милу с Кириллом нужно оставить вдвоем; во-вторых, они так наелись на завтрак, что мечтали только об одном – прилечь и ни о чем не думать часа три. К тому же неожиданно разыгралась метель – снег падал и падал, дорога делалась все хуже. Особенно плохо становилось, когда водители треков, изображая участие в «Формуле-1», неслись на жуткой скорости, забрызгивая окружающие машины грязью, – почти ничего не было видно дальше чем на сто метров.

– Смотри! – в очередной раз завопила Аврора.

Даша чуть не съехала в кювет.

– Что? – пискнула она.

– Пригороды! – кричала Аврора. – Мы в Москве! Ура!

– Черт, я думала, война началась... – вдохнула Даша. – Не фига так орать – я чуть по тормозам не врезала с перепугу.

Они проехали спальные районы, застряли на «Соколе», а на Тверской размякли от умиления – дом, милый дом...

– Слушай, а у нас красивый город! – заметила Даша, разглядывая витрины магазинов, гостиницы, яркие вывески кафе и величественные старинные здания. Именно величественные – дома с высокими арками, большими нарядными подъездами, высокими этажами с таким гордым видом стояли на своих местах, что им хотелось кланяться.

– Не то слово! – согласилась Аврора. – Кстати, куда поедем: к тебе или ко мне?

– Ко мне, – предложила Даша.

Минут через двадцать они добрались до Покровского бульвара, Даша припарковала машину, выпала из нее и сообщила:

– Я труп.

Они на последнем издыхании добрались до лифта – словно все переживания, вся усталость последних дней навалилась разом. Войдя в квартиру, переоделись в велюровые спортивные костюмы и рухнули на диван.

– Ура... – вяло произнесла Аврора. – Можно отдыхать.

– Даю тебе пару дней, – сообщила Даша.

– На что? – удивилась Аврора.

– На отдых.

– А потом что?

– А потом, дорогая, мы наведаемся в гости к твоей маме. И к сестре. И всем покажем, кто тут главный!

– Не поняла... – Аврора приподнялась на локте.

– Ты что, не хочешь утереть всем нос? – Даша подняла брови.

– Э... – Аврора задумалась. – Ну, я в такой форме об этом не размышляла, но... в принципе... А знаешь, неплохая идея!

– Ха-ха! – сказала Даша. – Кстати, у твоей сестры послепослезавтра день рождения...

– Ой, совсем забыла! Черт! Я не пойду!

– Еще как пойдешь... – промурлыкала Даша. – И меня с собой возьмешь.

Назавтра они валялись в кровати, заказывали на дом еду, смотрели кино. Зато весь следующий день провели в салоне – Даша с умным видом проверяла, как идут дела, а Аврора наслаждалась всеми процедурами подряд.

Под вечер она решила позвонить маме.

– Привет, – сухо ответила Ада. Это был ее особенный тон, из которого следовало, что она ради приличия поговорит с дочкой немного, но вообще-то она страшно занята, и, уж поверьте, более важными вещами, чем общение со своим никчемным отпрыском.

– Мам, ты по мне случайно не соскучилась? – поинтересовалась Аврора.

– Дорогая, я сейчас страшно занята – ко мне пришел флорист, и, как всегда, он совершенно не понимает, что мне нужно!

– А зачем тебе флорист? – поинтересовалась Аврора.

Мама неожиданно оживилась:

– Понимаешь, Жанночка сначала хотела праздновать в ресторане, но потом мы подумали: «О боже! Ей двадцать пять лет, юбилей. Это такая особенная дата, нужно сделать нечто... восхитительное. А разве в ресторане можно устроить нечто восхитительное? Только дома, когда все под твоим контролем! Так вот, мы как раз доделали беседку – там столовая, гостиная и бильярдная, и там такая прелесть – все такое чистое, кремово-белое, шелк, атлас и хрусталь, вот мы и решили устроить праздник у нас... – Ада осеклась. – Но ты, разумеется, если не хочешь, можешь не приходить.

Аврора чуть было не швырнула трубку в стену. Когда ей исполнялось двадцать пять – мало того, что никто ей не сообщил о том, что это, оказывается, знаменательная и особенная дата, так еще и когда она попросила одолжить ей дом – мама со Степаном как раз уезжали отдыхать на какие-то очередные острова, ей отказали, потому что дом ставят на сигнализацию, а она не справится с управлением. Другими словами – ее друзья не были подходящей компанией для дома. Причем эти другие слова почти были произнесены – мама промямлила что-то насчет того, что как раз купила очень дорогие вазы и антикварный сервиз, к тому же поменяла зеленые диваны на светло-зеленые...

Конечно, Аврора тогда обиделась. С одной стороны, она уже привыкла, что ее в семье держат за умственно отсталую, но все никак не могла понять – почему? Из разрозненных признаний она в конце концов составила картинку: мама узнала, что беременна, на четвертом месяце, а она ребенка не планировала и уже готовилась к разводу, так как муж не оправдал ожиданий. Она не была готова тратить свою молодость на уход за младенцем, роды были трудные – и во всем этом она винила Аврору. Особенно в том, что пока мамины приятельницы гуляли и веселились и выходили замуж за известных режиссеров или очень богатых чиновников, она, Аделаида, сидела дома с Авророй, которая почему-то орала, все время хотела есть и – о ужас! – писалась в трусы.

Когда родилась Жанна, у мамы была возможность нанять домработницу, няньку, гувернантку – полный штат, и поэтому Жанну было нетрудно любить. Ада ее наряжала, покупала ей игрушки, фотографировалась с ней для журнала «Здоровье», в общем, играла в светскую мамочку. А про Аврору почти забыла, так как – бедненькая! – слишком с ней намучилась. Аврора всегда чувствовала: именно она виновата в том, что маме пришлось отказаться от нескольких десятков вечеринок, что другие дети рождаются полностью самостоятельными, сами готовят еду, укладывают себя спать и стирают себе пеленки, и только она, Аврора, вся из себя неправильная. Это было странно: она никогда не ненавидела Аду, не пыталась с ней поссориться – ей хватило мужества принять мамашу такой, какой та была. Но ничто не могло заставить Аврору слепо ее любить или добиваться взаимности и справедливости.

– Ну, почему же, я приду, – ответила Аврора. – Я уже подарок купила.

– Ну, я просто подумала, что ты не любишь такие сборища – слишком много народу и надо наряжаться... – скучным голосом ответила мама.

– Ой, потерплю – все-таки Жанне двадцать пять, и я не могу так ее обидеть, – настаивала Аврора.

– Ладно, я зарезервирую тебе место, – отрезала Ада.

– Я буду не одна, – предупредила дочь.

Ада думала. Причем думала она долго.

– Хорошо, – холодно наконец ответила и положила трубку.

Аврора все-таки швырнула – не телефон – подушку и пнула диван. Какая честь! Ее пригласили на день рождения собственной сестры!

– Я с тобой не поеду, – заявила Даша, как только Аврора пересказала разговор с матерью.

Аврора уже приготовилась устроить хорошенькую истерику, но Даша успела вмешаться:

– Раз ты можешь привести с собой только одного человека, это не должна быть пусть и стильная, но не очень богатая и не очень знаменитая подруга.

– Интересно! – подбоченилась Аврора. – А кто это должен быть? Рив Уизерспун?

– Это должен быть мужчина. Молодой. Богатый... – Даша задумалась. – Очень богатый. Симпатичный и холостой.

– Точно! – поддержала ее Аврора. – Сейчас пролистаю записную книжку и выберу самого подходящего миллиардера с внешностью Колина Фаррела...

– У меня есть такой миллиардер, – сказала Даша.

– Прямо миллиардер? – уточнила Аврора.

– И прямо, и криво, – кивнула подруга. – Очень популярный, очень богатый и почти красивый. Олегом зовут.

– И он что, пойдет со мной на вечеринку? – Аврора явно отнеслась к идее с недоверием. – С какой стати? Чтобы поесть на халяву?

– Половину состояния он заработал благодаря моей маме. А другую половину не потерял тоже благодаря моей маме, – сообщила Даша. – Так что кто-кто, а уж он не откажет.

При мысли, что пойдет на день рождения стервозной сестрицы с настоящим живым миллиардером, Аврора затряслась от страха. Но Даша сделала ей бесконтактный массаж, снимающий напряжение, и она немного успокоилась.

– Только знаешь, подруга, придется выглядеть роскошно, – предупредила Даша. – Ты ведь идешь туда не ради удовольствия. Даже не просто роскошно, а чрезвычайно роскошно.

– Хочу быть как Ума Турман, – заявила Аврора.

– Без проблем!

На следующий день к ним сначала приехала стилист с ворохом платьев – они выбрали ярко-розовое, ближе к цвету фуксии, платье от «Луи Виттон», серебристые туфельки и потрясающую сумочку от «Фенди». Потом приехала визажистка – накрасила и уложила Авроре волосы, после чего Даша торжественно вручила подруге белую норковую шубу от Елены Ярмак и открыла дверь – как раз прозвучал звонок. На пороге стоял приятной внешности мужчина лет тридцати семи. Они с Дашей обнялись как родственники, после чего Аврора была ему представлена.

– Она выглядит так, будто ты тратишь на нее все свои деньги? – хихикнула Даша.

– Боюсь, она выглядит так, словно я уже все на нее потратил, – заявил Олег.

– Ладно, не прибедняйся, ты и на грязи с улиц можешь сделать состояние. – Даша похлопала его по плечу.

– Неплохая идея! – одобрил тот. – Вы не бойтесь, я хороший, – сообщил он Авроре, когда они спускались по лестнице.

– Ну, не уверена... – Аврора передернула плечами. – А вдруг вы кусаетесь? Ой! – Она прикрыла рот рукой. – Простите! Я просто не знаю, как разговаривать с теми, кто входит в первую десятку «Форбс».

– Ну вот, опять про деньги... – с деланым огорчением произнес Олег. – Разве деньги главное в человеческих отношениях?

Аврора энергично закивала, выражая одобрение. Олег расхохотался, но они уже спустились и вышли во двор. Шофер распахнул заднюю дверцу и помог Авроре усесться в машину. Олег сел рядом, и роскошная машина тронулась с места.

– Э-э... – подал голос Олег и вдруг смутился, некоторое время собирался с мыслями. – Мне Даша сказала, что вы... ну... тоже, как и Даша, как и ее мама... гм...

Аврора искоса посмотрела на него, и ее словно током ударило: миллиардер, суперзвезда, президент – она для всех них была самой загадочной женщиной в мире. Сколько на свете миллиардеров? Штук двести? Им двадцать? О миллиардерах пишет пресса, их показывают по телику, о них сплетничают... А сколько ведьм известно каждому из нас?

Обычный ответ – ни одной.

Кем бы ни был этот мужчина, сейчас он прикоснулся к чуду. Очередному для него, потому что он-то знаком с Дашей и ее мамой, но все-таки к настоящему чуду. И Аврора неожиданно почувствовала: она – особенная.

– Да. – Аврора улыбнулась ему, этому уверенному в себе, могущественному, сильному мужчине, чуть покровительственно. – Я тоже.

– А вы что умеете? – загорелся Олег.

– Вы просто интересуетесь или с практическими целями? – уточнила Аврора.

– И так, и так, – признался собеседник.

– Я занимаюсь коррекцией судьбы, – ляпнула Аврора и сама своих слов испугалась.

– То есть? – Олег развернулся к ней всем корпусом.

– Ну, если вы чувствуете, что в жизни у вас что-то не так, значит, где-то у вас произошел разрыв линии судьбы, или вы не туда свернули, вас занесло на чужое поле – ведь линии судеб пересекаются, а значит, вы живете не своей жизнью... Понимаете?

Аврора и сама не очень соображала, что говорила, но чувствовала, что ей это нравится. Нравится сама идея.

– Понимаю, – кивнул Олег. – А у меня все в порядке с судьбой?

– Можно проверить. – Аврора пожала плечами.

– А сколько вы берете?

– За проверку?

– Да.

– Ну... – Аврора замешкалась.

– Пятьсот долларов – нормально? – пришел ей на выручку Олег.

У Авроры забегали глаза. Это ее месячная зарплата! Если у нее будет хотя бы пять клиентов в месяц – и некоторым из них понадобится коррекция... Это уже, кстати, совсем другие деньги... А между прочим, какие?

– А коррекция сколько стоит? Тысяч пять?

Аврора поняла, что готова кинуться Олегу на шею и расцеловать. Только бы у него что-нибудь было не так с судьбой! То есть, конечно, она бы хотела, чтобы у него все было хорошо, но, с другой стороны, если ему потребуется помощь и Аврора ему поможет, он отправит к ней других своих знакомых миллиардеров (собственно сойдут и миллионеры), и тогда она снимет офис, и даже сделает бесплатный день – для малоимущих...

– Здесь направо? – спросил шофер.

– Да! – очнулась Аврора. – Направо, еще раз направо, налево и до упора.

«Бентли» остановился перед воротами и посигналил.

Ворота немедленно распахнулись, и машина въехала во двор. Не успели они выйти из машины, как Олега опознали несколько человек – все они подходили здороваться, и немного заискивающе улыбались.

Олег с Авророй прошли за дом, и Аврора ахнула от восхищения. Белый гостевой домик горел огнями: вдоль дорожки стояли свечки в керамических вазах под большими прозрачными колпаками, вокруг домика в кадках росли небольшие деревца, обмотанные гирляндами с бело-голубыми лампочками, а внутри большой гостиной с широкими окнами виднелся роскошный белоснежный стол с букетами белых цветов, хрустальными бокалами и белым фарфором. В домике была небольшая прихожая – там гостей встречали Жанна и Аделаида. Завидев Аврору, они закатили глаза – не очень демонстративно, но и на шею ей не бросились, пока до них не дошло. Аделаида во все глаза уставилась на шубу дочки, а Жанна – на Олега.

– Аврора! – ажиотированно воскликнула Ада и распростерла объятия.

– Привет... – пробормотала Жанна, уставившись на Олега. – А вы... – Тут она запнулась и замолчала.

– Это Олег, – представила его Аврора. – Мой друг. Это моя мама, Аделаида, и моя сестра Жанна, у нее день рождения.

– Поздравляю! – воскликнул Олег.

И тут Аврора с ужасом вспомнила, что забыла о подарке. Но Олег вынул из кармана пальто маленькую коробочку в праздничной упаковке, очень изящной, и протянул Жанне.

– Ой, какая прелесть! – воскликнула Жанна, развернув подарок и обнаружив внутри скромную, но изящную подвеску от «Тиффани».

– Спасибо, но не стоило так тратиться, – прошептала Аврора на ухо Олегу.

– Я обо всем с Дашей договорился, – шепнул, в свою очередь, Олег и помог Авроре снять шубу.

Жанна, приоткрыв рот, осмотрела сестру с ног до головы.

– Это что... твой «Персонаж»? – поинтересовалась она.

– Ой, с нарядом Авроры моя вина! – воскликнул Олег. – Купил платье в «Луи Виттон», хотел сделать сюрприз, а Аврора расстроилась – она не любит показную роскошь. Но все же надела – наверное, чтобы меня не обидеть!

Аврора ущипнула Олега за руку – от восторга, он здорово ей подыгрывал. Немного даже чересчур, но как раз в стиле Жанны. Такого она не ждала – думала, он просто будет ходить рядом с важным видом. Видимо, от Наты, Дашиной мамы, многое зависело, если один из самых влиятельных людей России так распинался.

– Кхы... – выдавила из себя Жанна.

– Проходите в гостиную, там подают аперитив и закуски, – спохватилась Аделаида.

Они прошли, и Аврора поняла, что такое успех. Все с ними хотели дружить – все, без исключения! В какой-то момент, когда Аврора пошла за устрицами, ее отловила сестрица, зажала в углу и прошипела:

– Откуда ты его знаешь?

– Слушай, ты так говоришь, будто лет десять живешь с ним в законном браке, – холодно ответила Аврора. – И вдруг – я, вся в белом, с ним под ручку.

– Это что, правда, «Луи Виттон»? – Жанна вульгарно прихватила сестру за юбку и пощупала ткань.

Аврора хлопнула ее по руке и одернула платье.

– А что такого? – удивилась она.

– Ну... Так где ты с ним познакомилась?

– Нас друзья познакомили, – усмехнулась Аврора.

– Что за друзья? – настаивала Жанна.

– Тебе лучше не знать, – отрезала Аврора и отодвинула сестру.

Но не успела она вернуться к Олегу, как Жанна к ним присоединилась.

– В прошлом году в Лондоне Робби Уильямс сказал, что очень хочет побывать в Москве... – заверещала она.

– А он был, – перебил ее Олег. – Мы его приглашали на Рождество.

– Ах, ну да, ну, конечно... – смутилась Жанна. – Как работа? – с милейшей улыбкой поинтересовалась она у Авроры. – Есть продвижение? Знаете, – обратилась она к Олегу, – мы все так волновались, что Авророчка увлеклась службой на радио. Координатор, конечно, чудесная профессия, но женщине в наше время необходима финансовая независимость. И определенный социальный статус, я считаю. К сожалению, мы все – потерянное поколение, я – всего лишь говорящая голова, даже несмотря на то что меня каждый день показывают по телевизору. Кстати, вы не представляете, какие у программы рейтинги. Так вот, приглашают меня на частные презентации, на вручение премий... Конечно, это неплохая прибавка к зарплате, но все-таки сколько можно? Ощущаешь такую пустоту, какую-то бессмысленность – ну, узнают все на улице, просто в магазин невозможно войти, но слава – неверная подруга, поэтому сейчас работаю вместе с отцом, вникаю в дело, а потом хочу открыть свой телеканал – на паях, разумеется, с инвесторами. Вас не интересует телевидение как проект? Так ты, Аврора, что говоришь, у тебя на твоем радио происходит? Наташа сказала, ты чуть ли не уволилась. Или Гера собирался тебя уволить? Он такой нервный последнее время!

Олег, выслушав речь Жанны, с удивлением посмотрел на Аврору, но та только закатила глаза.

– Я там больше не работаю, – сообщила она. – Открываю свое дело.

Жанна повела глазами.

– Какое? – спросила она.

– Прибыльное. – Аврора усмехнулась и подмигнула Олегу.

– Да! – вдохновился он. – Фантастическая история! Будет бешеные деньги зарабатывать. Но главное – связи. Эта работа открывает невероятные перспективы...

– И сколько ты будешь зарабатывать? – перебила его Жанна, повернувшись к сестре.

– Пока ничего не скажу – коммерческая тайна, – улыбнулась Аврора.

– Аврора, дорогая! – подошла к ним мама. – Олег! Пойдемте, я вас с Абдуловым познакомлю! Я его сама уже лет сто не видела!

И она потащила Аврору с Олегом к Абдулову, позабыв о Жанне, так как в системе приоритетов знакомство Абдулова с Олегом было более выигрышно для личного рейтинга («В этом доме можно встретить полезных людей», – подумают они), чем встреча актера номер один с какой-то там ведущей музыкального канала, то есть собственной дочерью.

Аврора поторчала возле Александра и незаметно отошла в сторону, чтобы в гордом одиночестве насладиться триумфом. И тут появился Степан. Он направился к Авроре, по дороге прихватив Жанну, встал и зорко осмотрел Аврору с ног до головы.

– Ну, что ж, выглядишь – не придраться! – заявил он, вызвав неудовольствие Жанны. – Твой миллиардер? – Он кивнул на Олега.

– Мой, – признала Аврора.

– Я всегда тебе говорил, – обратился он к Жанне. – А где твой шоумен? Жанна тут завела себе хлыща в красном бархатном пиджаке...

– Папа! – воскликнула Жанна. – Ну, сколько можно вспоминать этот злосчастный пиджак?

– В общем, скользкий тип – все время улыбается, – продолжал Степан. – Жанк, пора и тебе простого приличного миллиардера в дом привести, а то лишу наследства.

– Понятно, – буркнула Жанна, вырвалась из отеческих объятий и вышла из комнаты.

– Степа, вот мне интересно, почему ты всегда всех стравливаешь? – спросила Аврора. – Что за дурацкая привычка?

– Знаешь, а так сразу все проявляются, – признался Степан. – Ясно сразу, кто чего стоит.

– Очень интересно! – восхитилась Аврора. – Просто новая стратегия экономического развития. И во сколько ты меня оцениваешь? Так, стартовая цена...

– Тут главное, во сколько ты сама себя оцениваешь. А вот это проще всего узнать, если нажать на больное. И тогда не на меня надо злиться, а на себя.

– Просто бои без правил... – вздохнула Аврора.

– А как же! – оскалился Степан. – Ты думала, я по правилам со своим образованием и родителями-алкашами стал бы владельцем трех заводов?

– Вообще-то не исключено. – Аврора развела руками.


Глава 18 | Настольная книга сердцеедки | Глава 20