home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IV


В Куртатском ущелье, на взгорье высоком,

Под черной скалою сидит на пороге Афхардты Госама.

О, как постарела

И как поседела, достойная славы Афхардты Госама, вдова Соламана.

Сидит на пороге, уставилась в землю

И слезы роняет себе на колени.


Вот вышел из леса Афхардты Хасана.

Прикрыл свои раны полою черкески

И мать окликает. Но та и не смотрит,

Уставилась в землю и, слезы роняя,

Все сына ругает, его проклиная:


«Да чтоб оно кровью дурной обернулось

И гноем кровавым назад отрыгнулось,

Все то, чем вскормила тебя я напрасно:

Не сына, а труса, позор я взрастила!..

Недавно здесь были убийцы-Мулдарта,

Твой дом разорили, все враз перебили -

Ни кур, ни овец, ничего не осталось…

И цепь надочажную8 злобно сорвали!


Пинали ногами, стараясь, кто круче,

Потом зашвырнули в навозную кучу.

Меня ж потаскали за волосы вдосталь,

Спасибо, в навоз хоть меня не швырнули…

А ты где скрывался, где прятался, сын мой?!

0, бедный отец твой! Ведь если у мертвых

Есть жизнь на том свете, то как же он взвоет

От смертной обиды за сына такого!..

Да чтоб оно кровью дурной обернулось,

Все то, чем вскормила тебя я напрасно!..»


Хасана послушал, потом отвечал ей:

«Ну, хватит, не надо, довольно проклятий!

И кровью дурною, и гноем кровавым

Твое молоко мне уже отрыгнулось…

Я знаю, как трудно пришлось тебе в жизни,

Одна, без отца, ты меня поднимала,

Терпела обиды от подлых Мулдарта.

0б этом я помню, забыть не пытался,

Но долг свой исполнить хотел я не сразу,

А после того лишь, когда в свое время

Тебя схороню я и горько оплачу.

Не мог я оставить тебя в этом мире

Одну без присмотра, сыновней защиты

Влачить через силу убогую старость.

Вот так полагал я, но Бог по-другому

Решил наше дело… Восславим же Бога!

С утра я собрался, пошел на охоту,

Но вместо оленей набрел на Мулдарта…

Все девять убиты, лежат на поляне,

Взберись-ка повыше, сама их увидишь!..»


Вскочила Госама, на сына не глядя,

На скальный уступ, словно птица, взлетела.

Туман уж поднялся, и солнце сияло,

Госама ладонью глаза заслонила,

Окинула взглядом лесную поляну,

Врагов сосчитала Афхардты Госама,

И радостью очи ее засветились:

«Отмщен Соламан!.. Упокойся же с миром!


Убийца убит твой со всем своим родом!

Твой сын отомстил им, и в райские кущи

Душе твоей светлой открыта дорога!..»


Вернулась Госама. Отмщенье свершилось!

Ей больше не будет ночами являться

Израненный всадник в одежде кровавой…

Вошла она в дом, пироги сотворила,

С улыбкой, как прежде, позвала Хасану…

Хасаны не видно, Хасаны не слышно!

Она испугалась, в сарай заглянула:

В арбе распряженной лёжал бездыханно

Афхардты Хасана, свершивший отмщенье…

И кровь застывала внизу под арбою,

И в рай светозарный душа отлетела.


0, как закричала Афхардты Госама!

Схватилась за щеки, их в кровь раздирая,

Их в кровь раздирая, рыдала по сыну…

Ой, горе, Госама! Одна пропадешь ты

В безжалостном мире! Осталось тебе лишь

С собою покончить, уйти вместе с сыном!


Послушайте, люди, как встарь говорилось,

В сказаниях давних, в преданиях древних:

Один – одинок ты в изменчивом мире.

Без крепкого брата, без взрослого сына,

Без родичей дружных, один, без опоры,

В лишеньях и бедах погрязнешь, погибнешь.

И ворон угрюмый в лесу отдаленном

Не так беззащитен, как ты, одинокий.


Ну, все на сегодня! Вы слезы утрите,

А мне принесите из доброго дома

Арак подогретый, да с перцем, покрепче!..



Вторьте поющему, юноши славные! III | Афхардты Хасана (Нартовский эпос осетин) | ПРИМЕЧАНИЯ