home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VIII

Они снова шли вперед по бледным цветам, и Кира слышала, как позади ступают лапы стражей. Стас молчал, и медальон на его груди, покачиваясь, тихо позвякивал. Его пальцы по-прежнему сжимали ее руку, но теперь он не вел, а скорее держал, точно боялся, что Кира в любую секунду может дать деру. В сущности, он не так уж ошибался… но квартира осталась слишком далеко, да и где гарантия, что стражи из почетного сопровождения не превратятся тут же в охотников? Кира шла и, несмотря на грандиозность всего, что уже произошло, ее мысли так и крутились по кругу, вновь и вновь возвращаясь к одному и тому же человеку.

Она так и не поняла, откуда взялся этот дворец. Только что ничего не было впереди — лишь холмы без края, и вот он уже тут, и уносятся в чудовищную высь его бесчисленные башни, увенчанные куполами и острыми, как иглы, шпилями, и иные башни отливают медью, а иные гладко блестят черным, и огромный центральный купол сиял золотом, и всюду уступы, и толстые прозрачные колонны, внутри которых клубилось что-то темное, и стрельчатые арки, и широченная мраморная лестница, на перилах которой через равные промежутки стояли большие серебристые чаши, и что-то странное было во всем этом сооружении, если отбросить совершенно немыслимую архитектуру… чего-то не хватало, и Кира почти сразу же поняла, чего именно. Во дворце не было ни одного окна. И лестница, приглашающее взбегавшая вверх, упиралась в глухую стену. И откуда-то из-за этой стены доносились легкие призрачные звуки музыки, и прислушавшись, Кира ощутила еще большую нереальность происходящего. Страшный в своей красоте огромный дворец удивительно подходил этому миру, но музыка ему не подходила совершенно.

— Это же „Венгерский танец“ Брамса! — изумленно произнесла она, останавливаясь у подножья лестницы, и Стас негромко усмехнулся, хотя за этой усмешкой Кира все же ощутила смятение и страх.

— Ну да. А ты чего ожидала услышать? Похоронный марш?

— Я не понимаю… Эти холмы, дворец… это слишком…

— Что слишком? Слишком красиво? — Стас склонил голову набок. — А как ты себе представляла это место? Реки крови, груды костей и всюду, конечно же, непременно заунывные стоны? В таком мире было бы довольно скучно, Кира, тебе не кажется?

— Но я…

Стас фыркнул, повернулся лицом к лестнице и приглашающе протянул руку. Кира осторожно оперлась на нее, и едва их ноги коснулись первой ступеньки, как в ближайших к ним двух серебристых чашах вспыхнуло пламя — белое с бледно-синим отливом, и от него потянуло холодом. Кира вздрогнула от неожиданности, но, сжав зубы, тут же шагнула на следующую ступеньку.

Они поднимались все выше и выше, но ей почему-то казалось, что они наоборот спускаются, и из каждой чаши, мимо которой они проходили, взметывался белый огонь, словно кто-то, внимательно наблюдая за ними сквозь стену, нажимал нужные кнопки, и за их спиной снова сгущалась ночь, и холмы, усыпанные цветами, тонули в беспросветном мраке.

Когда Кира ступила на площадку перед глухой стеной, ее вдруг потянуло вперед — потянуло неудержимо, словно невидимые руки обхватили ее за талию. Не останавливаясь, она шагнула вперед, прямо на стену, так и не отпустив руки Стаса, и стена вдруг приняла ее в себя, обдав на мгновение таким холодом, что Кире показалось, будто ее открытые глаза превращаются в лед. И в следующее мгновение они вошли в призрачную музыку, тоже казавшуюся тенью той музыки, которую она столько раз слышала… там, где-то очень далеко, и вокруг был гигантский круглый зал, и под высоким потолком, к которому уходили рассекавшие зал стройные колонны, теснилась тьма, в которой что-то холодно мерцало, и всюду было бледное пламя факелов, тянущихся вдоль стен, и недоброе поблескивание густо-черных зеркал, в оправе из тускло-золотых толстых змеиных тел, и музыка плескалась всюду, и везде, куда только не смотрела Кира, на гладких черных тусклых плитах пола в танце кружились люди — мужчины и женщины, дети и старики, одетые празднично, во фраки и пышные длинные платья, и Кира чувствовала движение воздуха, когда мимо, колыхаясь, проносились роскошные юбки, и у всего был только один цвет — бледно-серый. Но теперь это были уже не тени, и она видела черты их лиц, застывшие в улыбке губы и глаза, в которых поблескивали восторг и страдание. Вдоль стен сидели и лежали грозные стражи, пристально наблюдая за танцующими, и почетный эскорт, сопровождавший Киру и Стаса, тотчас же к ним присоединился.

Музыка вдруг стихла, словно втянувшись обратно в стены, и гулкую тишину зала расколол торжественный возглас:

— Она здесь! Приветствуйте же ее! Приветствуйте пришедшую по холмам!

„Пришедшая по холмам“ неожиданно заскромничала и, опустив глаза, сделала было попытку дернуться обратно, к стене, но Стас вцепился ей в руку, прошипев:

— Прекрати немедленно! Хочешь, чтоб она нас выгнала?!

— Камень-то у меня, все-таки, — заметила Кира, поправляя сползший с головы шарф.

— А мир пока что у нее!

— Логично, — буркнула она и приняла величественную позу. — Ладно, веди. Пришли — так пришли.

Люди расступились по обе стороны зала, образовав широкий коридор, и низко склонились, и это отчего-то принесло Кире некое призрачное, как и все здесь, удовольствие, но она тут же одернула себя — нельзя, нельзя! Стас потянул ее за собой, и она пошла, ступая босыми ногами по гладким холодным плитам и надменно глядя вперед — туда, где, еще очень далеко, на площадке, к которой вели широкие ступени, стояла, приветственно протянув руки, высокая женщина с зачесанными наверх волосами и в строгом платье с длинной узкой юбкой, и даже не разбирая еще черт ее лица, Кира уже знала, чьи руки протянуты в ее сторону. В голове ее был полнейший сумбур, и она пыталась выудить из него хоть что-то, что ей следует сказать, но ничего не получалось. Что она сейчас скажет бабке? Вера Леонидовна, вы низложены? Или: „Теперь я тут главная и посему отменяю все это во веки веков“?! Она отвела взгляд от женщины и принялась смотреть на медленно плывущие мимо склонившиеся перед ней головы, и одна, с пышными короткими волосами, в которые был воткнут бледный цветок с холмов, вдруг показалась ей очень знакомой. Не выдержав, Кира выдернула руку из пальцев Стаса, и подбежала к застывшей в низком поклоне фигуре. Шарф слетел с ее головы, мягко скользнул на пол, превратился в туманную дымку и исчез.

— Вика! Вика!

Минина медленно подняла голову, и на Киру глянуло ее бледно-серое лицо и тусклые, ничего не выражающие глаза. Кира схватила ее за обнаженные плечи — кожа Вики оказалась прохладной и упругой, почти живой, и в то же время Кире показалось, что она касается не человека, а чего-то иного, и испуганно отдернула руки. В глазах Вики что-то мелькнуло, и она зашевелила губами, но Кира не услышала ни звука.

— Они тени, — хрипло произнес Стас позади. — Они не могут разговаривать.

Кира яростно обернулась к нему, но, увидев его лицо, осеклась и снова посмотрела на Вику. Подруга опять зашевелила губами, слабо махнула рукой туда, где сверкали глазами черные стражи, и на ее лице появилась мольба, потом она склонила голову, и Кира внезапно поняла, о чем попросила Вика. Она хотела, чтобы Кира отошла от нее. Потому что иначе Вику накажут. Кира сжала зубы, отвернулась и решительно зашагала вперед уже без всякой торжественности и величавости, шлепая по плитам босыми ногами. Стас остался где-то позади, и стоявшая с простертыми руками женщина приближалась стремительно, и когда до нее уже оставался лишь метр, она вдруг негромко, но четко произнесла:

— Хорошо взвесь то, что ты хочешь сделать, ибо только от тебя зависит, как пройдет этот праздник, и не забывай, что хоть день рождения у тебя, ты, все же, на него приглашена.

— Ты…

— Не трать время на оскорбления, Кира, — Вера Леонидовна улыбнулась. Ее бледно-серое лицо, несмотря на изрезавшие его многочисленные морщинки, все еще хранило свою величественную красоту. — Я и так их знаю. И не пытайся что-то делать. Ты еще ничего не можешь, разве что мелкие фокусы, и стражи здесь слушают только меня. Чтобы что-то суметь, нужно быть одной из трех, а ты просто сама по себе и ты… — она сделала сочувственный жест, — ты сегодня только родилась… вернее, ты даже еще не родилась, нужный час не настал в вашем мире… Я вижу удивление в твоих глазах… но ты ведь уже должна была понять, что секунда вашего времени здесь может стать и целым веком.

— Для чего ты меня пригласила? — зло спросила Кира, невольно чувствуя, что начинает поддаваться, подчиняться этому умудренному, властному голосу.

— Уж точно не для того, для чего ты пришла на самом деле. Скоро ты узнаешь… — Вера Леонидовна протянула ей руку, и Кира машинально вложила ладонь в ее пальцы. — А пока будем праздновать. Все здесь сегодня будет тебя поздравлять, все здесь мы придумали специально для тебя.

— Я польщена! — ядовито сказала она. — Почему ты можешь разговаривать, а они — нет?

— Потому что я пришла сюда добровольно. Камень должен был остаться тебе… поэтому я… просто ушла, а в моем теле умерла сбежавшая дурочка, вообразившая, что ей удалось оказаться на свободе, — Вера Леонидовна приподняла ее руку, придирчиво оглядывая сверху донизу. — Теперь ты красива — совсем не то семнадцатилетнее убожество, которое я когда-то видела… Понравились тебе мои наряды? Я купила их для тебя… Жаль, что ты не девственна…

— А чего ты ждала в двадцать шесть-то лет?!

— Я говорю не об этом. Я говорю о твоем сердце… Но это не страшно, — Вера Леонидовна сделала кому-то в сторону приглашающий жест. — Посмотри, разве она не хороша?

К ним неторопливо подошла девушка, которую Кира раньше не видела, потому что она все время стояла где-то за спиной Ларионовой. На вид ей было лет шестнадцать — не больше. Высокая, с длинными вьющимися волосами, она с любопытством посмотрела на Киру, после чего одобрительно кивнула. Ее лицо показалось Кире очень знакомым, и почти сразу же она поняла, что оно поразительно напоминает ее собственное, только нос был чуть покрупнее, и линия подбородка более жесткой.

— Тася? — осторожно спросила она. Та кивнула и улыбнулась, подошла к Кире вплотную, и несколько секунд они пристально смотрели друг на друга. От Ксегорати исходила волна легкого, невесомого запаха жасмина, далекого и призрачного. „Тень духов, — с невеселой усмешкой подумала Кира. — Все здесь тени — даже запах…“ Тася наклонилась к ней, и Кира с трудом заставила себя стоять смирно и не вздрогнуть, когда по ее щеке скользнули холодные губы прабабушки. Хотя так нелепо было называть „прабабушкой“ это юное существо…

— А вот и мой Стасик!.. — воскликнула Вера Леонидовна и обняла за плечи подошедшего Стаса. — Здравствуй, мой золотой! Ты все сделал правильно, хотя под конец я уже начала волноваться. Где ты был так долго?

— Я… болел, — хрипло ответил Стас. Он старался держаться невозмутимо, но его темные глаза смотрели, как у человека, мирно заснувшего в своей постели, а проснувшегося в угольной шахте. — Здравствуй, баба Тася…

Та и его одарила поцелуем, после чего прислонилась к плечу Веры Леонидовны, и она обняла ее, насмешливо глядя на внучку. Позади в зал вновь пролился серебристый вальс, и Кира, не оглядываясь, почувствовала, как снова закружились в танце тени.

— Шопен, — зачем-то сказала она — может, лишь для того, чтобы хоть что-нибудь сказать, потому что слова неожиданно кончились. Она чувствовала себя гостьей — более того, гостьей глупой и совершенно не умеющей себя вести.

— Почему такой тон? — Ларионова усмехнулась. — Я всегда любила классическую музыку и, знаю, ты тоже ее любишь. Я слышала, как ты играешь. Очень неплохо, хоть и слишком экспрессивно… Ну, что, так и будем прожигать друг друга взглядами? Или ты ждешь — и когда же злая ведьма сделает что-нибудь ужасное?

— Я вижу, вы с Тасей неплохо ладите? — Кира проигнорировала насмешку. — Странно, если учесть, что это ты отправила ее сюда!

Ксегорати раскрыла рот в беззвучном смехе, и Вера Леонидовна улыбнулась.

— Кира, наши разногласия тебя не касаются, кроме того, мы все уже давно выяснили. Даже близкие подруги могут страшно поссориться.

— Ничего себе поссорились подруги! — Кира поежилась — стоять босиком на плитах было очень холодно. — Зачем все это, баба Вера? Все эти люди… зачем?

— Стас? — Вера Леонидовна недовольно посмотрела на внука, и тот пожал плечами.

— Я ей все сказал.

— Тогда к чему вопрос? — в голосе Ларионовой послышалось раздражение. — Тебе нужна моральная подоплека? Собираешься устроить нравственные разборки? Ни к чему делать из меня демона, Кира. Злая старуха, отдающая людей на растерзание псам и забирающая их в страшный мир… Беглецы, наверное, успели-таки понарассказать тебе всякой ерунды! Посмотри на них, — она сделала широкий жест на танцующих. — Разве им плохо?

— А разве им хорошо?

— Ну конечно. Здесь они многому научились. Здесь они ценят такие мелочи, которые не умели ценить там. Они уже никогда не состарятся. Я могу дать им любые ощущения, какие захочу… вкус вина, запах цветов, движения танцев, любовь, удовольствия… все.

— И смотреть, как они при этом себя ведут, не так ли? — Кира нервно переступила с ноги на ногу. — Ты всегда любила наблюдать за людьми.

— Именно. Но проблема в том, что люди все время куда-то разбегаются и всегда так старательно прячут свою жизнь от чужих глаз. А теперь им это не удается. Это наши с Тасей люди.

— С которыми вы можете делать, что вздумается! Это ваши куклы, бабушка. Неужели все это… даже если отбросить тот факт, что ты благодаря этому протянула сто шестнадцать лет… неужели все это затеялось лишь ради игры?

— У каждого свои игры, Кира. Каждый человек от рождения и до смерти во что-то играет. В учебу, в работу, в любовь, в равнодушие, в сочувствие, в повседневность — в саму жизнь. Все это — лишь одна большая игра. Каждый играет в то, что интересно ему. Нам понравилась эта игра. И мы давно поняли, что своя игра — единственно важное, что существует. Мы так воспринимаем мир. Намного ли мы хуже тех, кто долгие годы во дворе наблюдал за мной и ничего не делал?

— Вы убили столько людей…

— Напротив, мы дали им жизнь, которая никогда не закончится. Они тени для вашего мира, но здесь они живут, и здесь они больше люди, чем были там. Кира, к чему эта пустая болтовня о том, что и так есть свершившийся факт? Ты хочешь меня пристыдить или что? Если для тебя это так важно, займешься этим позже — коли у тебя еще останется такое желание. Посмотри вокруг, прислушайся к себе. Может этот мир и мал пока, но теперь он и твой тоже и скоро и ты научишься им владеть.

— Если он так хорош, почему ты не осталась тут навсегда в любое из новолуний?

— Чтобы подготовить все для тебя. Ведь и это твое наследство.

— Да ну? Я потрясена, — пробормотала Кира. — А теперь… может, я пойду?

— Не глупи — неужели ты думаешь, что отсюда можно уйти просто так?

— Но я ведь не умерла? И не присоединилась?

— Нет.

— Но тогда…

— Тогда начнем наш праздник, — перебила ее Вера Леонидовна, прошла мимо Киры, чуть задев ее бедром, подошла к одному из черных зеркал и положила ладонь на его гладкую поверхность. Раздался сухой треск, зеркало чуть дрогнуло, пошло рябью, и из его середины в ладонь Ларионовой выпал длинный треугольный осколок. Края зеркальной раны мгновенно стянулись, и зеркало вновь стало невредимым. Вера Леонидовна повернулась и пошла обратно, и осколок дрожал на ее ладони, словно жидкий металл, принимая иную форму, и когда она остановилась, Кира увидела вместо осколка зеркала черный, поблескивающий острейший трехгранный стилет.

— Праздник готов, и нам не хватает только одного, — произнесла Вера Леонидовна. — Ему нужно тепло. Нужна жизнь. Его нужно оживить, Кира. Нужна жертва.

Она протянула стилет Стасу, и тот потрясенно уставился на него.

— Что?! Нет! Я этого не сделаю — и ты не сделаешь!

— Все это время ты мне верил, — заметила Ларионова. — Должен верить и сейчас. К чему эти истерики, Стас?

Кира, стоявшая рядом и внимательно наблюдавшая за ней, вдруг схватила стилет с протянутой ладони, вцепилась пальцами в плечо Веры Леонидовны и быстрым, коротким движением всадила острие ей под подбородок, и оно вошло с упругим сырым звуком, как вошло бы в настоящую человеческую плоть. Стас, ахнув, зажмурился. Кира отшатнулась назад, оставив стилет торчать в горле женщины и в ужасе глядя на свои пальцы. Вокруг нее все так же серебрился задумчивый вальс, и тени так и не прервали своего танца, словно ничего не произошло. Тася, пошатнувшись, повернулась, добрела до одного из стоявших на площадке глубоких диванов с фигурной спинкой и с размаху повалилась на него, содрогаясь в беззвучном приступе хохота.

— Что это еще за глупые выходки?! — раздраженно спросила Вера Леонидовна. Ее пальцы сомкнулись на рукояти стилета, и она сердито выдернула его из своего горла, и глубокая рана, из которой вытекло несколько капель темной густой крови, мгновенно затянулась. — Вы пришли на серьезное мероприятие, а вместо этого валяете дурака! Вижу, Кира, твой глупый папаша без меры запустил твое воспитание! Где твои манеры?! Если ты собираешься весь праздник тыкать в меня ножиком, что обо всех нас подумают?! Ну вот, к тому же ты помяла мне платье! — Ларионова скользнула пальцем по плечу и расправила наметившуюся на ткани морщинку. — Можешь удовлетвориться лишь тем, что мне было чертовски больно!

— Я… — ошарашено начала Кира и тут же замолчала. Пальцы Стаса вцепились в медальон и нервно теребили его, крутя на цепочке. Судя по всему, сейчас он был совершенно не в состоянии сказать что-либо вразумительное.

— Конечно, сегодня тебе, как имениннице позволены разнообразные вольности, но все же не стоит забываться. Здесь не умирают, Кира, — со снисходительным презрением заметила бабушка и вытерла стилет о шерсть услужливо подбежавшего стража. — Никто здесь не умирает. Так что пообещай мне впредь не заниматься подобной ерундой! И ты тоже, Стас! Чего ты раскричался?! Я разве попросила тебя родной сестре горло перерезать, что ли? Не дослушают никогда… Бери давай! — она пихнула оружие Стасу, и тот принял его безжизненной рукой. — Нам нужна-то всего одна капля крови.

— А в чем подвох? — осведомилась Кира, медленно делая шаг назад, но тут же наткнулась на стража, успевшего предусмотрительно усесться за ее спиной. — Вы получите власть надо мной, или после этого я никогда не смогу уйти — или что?

— Да ничего! — огрызнулась Ларионова, оглядываясь на диван, где все еще беззвучно хохотала Тася. — Ты просто оживишь все это. Даже у теней есть цвета, и их нужно только разбудить. Кому интересны серые праздники? Мы все устроили — уж потрудись и ты, будь любезна. Тебя не убудет.

Кира пристально взглянула на нее и повернулась к Стасу, который смотрел куда-то мимо, и пальцы его, сжимавшие рукоять стилета, побелели от напряжения.

— Я об этом ничего не знал, — глухо произнес он. — Если не хочешь, я ничего не буду делать.

— А как же все твои разглагольствования об умении приносить жертвы? — насмешливо спросила Кира, чувствуя, как в груди растекается некий равнодушный холод, и что-то уходит от нее — что-то из того мира, чему здесь было совсем не место. Внезапно Стас показался ей нелепым и очень смешным, особенно его дрожащая рука и потерянный взгляд. — Ты получил, что хотел, а теперь не хватает духа за это заплатить? Это же всего лишь капля крови, брат.

— Но ты же только что не хотела ее отдавать!

Кира медленно обвела взглядом огромный зал, закинула голову к мерцающей тьме под потолком, отрешенно улыбнулась чему-то внутри себя, и внезапно музыка стихла, и танцующие остановились. Наступила глубокая тишина, наполненная ожиданием. Кира взглянула на обращенные к ней бледные, ничего не выражающие лица и протянула к Стасу обращенную вверх ладонь. Он весь сразу как-то съежился, глубоко вздохнул и, придерживая ее указательный палец, неловко ткнул в подушечку острием стилета, словно неопытная медсестра, первый раз в жизни берущая кровь на анализ. Кира легко вздрогнула, и на пальце мгновенно набухла большая красная капля. Мгновение она смотрела на нее, такую искрящуюся и живую в этом бледном мире, потом опустила руку, и капля сорвалась с кончика пальца.

Казалось, она падала неизмеримо долго — за время ее полета могли смениться целые поколения, могли рухнуть цивилизации, могло даже все начаться сначала или пойти вспять, как ожившая в тенях история старого города… но все было лишь иллюзией, и отданное, по своей или чужой воле, было принято, и вернуть его обратно невозможно. Она падала — и наконец она ударилась о тусклую черную плиту, и та вдруг воссияла ярким черным пламенем, и крошечная красная капля мгновенно исчезла в этом пламени, и от того места во все стороны протянулась сетка тонких пульсирующих алых нитей, словно наполняющаяся жизнью кровеносная система огромного существа, побежала по стенам, по потолку, вспыхивая в мерцающей черноте, и по залу пролетел глубокий вздох.

— Да будет цвет! — услышала Кира негромкий, насмешливый голос. Она не знала, кому он принадлежал. Может быть, даже ей самой.

И следом за алым прокатился свет, и он растекался по залу, и все выплывало из бледной серости, словно под потолок всходило неизвестно откуда взявшееся солнце, и все окуналось в его лучи, и все выходило из тени одно за другим, и кровь прорастала в цвете, и розовели губы, и глаза становились живыми, и яркость всплескивалась в нарядах, и пол приобрел густую сияющую гладкость атласа, и зеркала стали еще более бездонными, и золотая чешуя обвившихся вокруг них змей драгоценно засияла, и змеи ожили и принялись ползти по краям зеркал в бесконечном движении, едва слышно металлически позвякивая, и с потолка проросли золотые плети плюща, и на стенах распускалась сирень, и зал наполнился ее бархатным ароматом, и следом вспыхнули белые цветы жасмина, и повисли налитые виноградные гроздья; и кровь проросла в музыке, и она обрела силу и размах. Одна из толстых колонн вдруг взорвалась целым сонмом разноцветных бабочек, и они закружились по залу, словно ожившие цветы. Внутри другой вспыхнул живой огонь, прокатившись до самого потолка, и посереди зала ожил гигантский столб струящегося пламени, и из него во все стороны то протягивались, то снова прятались длинные огненные лепестки. А еще две колонны рассыпались в струях кристально прозрачной ледяной воды, и на их месте из пола забили фонтаны, наполняя зал свежестью, и в их бассейнах замелькали юркие рыбки всех цветов радуги. И Кира стояла посереди всего этого и смотрела молча — что тут было сказать? Оставалось разве что осознавать, что она только что вплела в чужой мир часть себя — и не только часть собственной веры, но и часть собственной фантазии, которая, наверное, принадлежала той солнечной девочке, которой осталось так мало… Но разве стоит жалеть об этом, когда вокруг все так прекрасно, когда вокруг танец, когда во всех обращенных на нее глазах восторг и преклонение, когда среди танцующих мелькают черные стражи, которые скоро будут принадлежать и ей? Кира чувствовала, как тонет во всем этом — и право же, это было не так уж плохо. Она ощутила на своем запястье чьи-то пальцы и, повернув голову, увидела Стаса, который медленно оглядывался по сторонам и выглядел совершенно ошарашенным. Изумление выглядывало даже из сапфировых глаз висевшей на его груди серебряной лошадиной головы.

— Я никогда не думал, что будет так? — хрипло произнес он и взглянул на Киру, и почему-то в его взгляде ей почудилось сожаление. — Ну что? Ты довольна, что пришла сюда?

— Я еще не поняла. Я знаю только то, что все эти люди не выглядят довольными. И…

— Прекрати! — раздраженно перебил ее Стас. — Хватит думать о своем глупом страже! Он мертв — забудь про него!

— Ты дурак, Стас, — спокойно заметила Кира. — Знаешь, во многих отношениях ты не такой уж плохой человек. Но ты дурак. Ты знаешь, для чего мы здесь? Мы оба? Ты думаешь, все дело только в празднике? Мы пришли сюда добровольно. Мы оба до сих пор живы. Задумайся над тем, какое это может иметь значение.

— Милые мои внуки, перестаньте забивать себе головы всякой ерундой, — сказала Вера Леонидовна, кладя ладони им на плечи. — Все ожило, все цветет, все ждет только вас. Давайте же…

Не договорив, она застыла, глядя в дальний конец зала, откуда не так давно пришли Стас с Кирой, и на ее лице появился глубочайший восторг, смешанный с такой же глубочайшей досадой. Кира поняла, что пришел кто-то еще, и Ларионова, с нетерпением ожидавшая этого гостя, в то же время до самого последнего момента надеялась, что он не придет.

По залу на мгновение пробежала волна тени и холода и тут же исчезла, вернув празднику прежнюю яркость. Музыка умолкла, танец разбился, и пары, рассыпавшись, отхлынули к стенам, и вперед выступили стражи и сели, насторожив уши и глядя все в одну сторону — туда, где медленно шествовала через зал странная процессия.

Впереди шла черноволосая девочка лет восьми, красивая и хрупкая, по-взрослому кутающаяся в широкий тонкий пестрый шарф, но, в сущности, ничем не отличающаяся от миллионов других маленьких девочек, которые играют во дворах, смотрят мультфильмы, возятся с котятами и щенками и любят сказки. Девочка со спокойным интересом оглядывалась по сторонам, неопределенно качала головой и иногда походя проводила ладонью по загривку оказавшегося близко стража, и у того вырывался восторженный вой, но в то же время он весь как-то поникал под этой ладонью. Кира внимательней пригляделась к стражам, в которых сейчас было что-то очень необычное, и внезапно поняла, что стражам страшно.

— Это она!.. — прошипел Стас ей на ухо. — Смотри — это же она!

— Но это ребенок, Стас! — изумленно произнесла Кира. — Какая же это…

— Тихо — услышит! А кого ты ждала? Страшную старуху с клюкой?! Или вовсе какое-нибудь чудище?! Вспомни все, что я тебе говорил! Они такие, в каких поверили.

Следом за девочкой выступали три странных существа — высокие женщины, все в одинаковых длинных бледно-сиреневых платьях, спускавшихся из-под серебряных поясов мягкими складками, и за спинами всех троих чуть колыхались при каждом шаге большие черные крылья, чем-то отдаленно напоминающие орлиные. Женщины строго смотрели перед собой, поджав яркие, кроваво-красные губы, и в их волосах, уложенных в сложные высокие прически, сияли алые камни, похожие на замерзшую кровь. На поясе каждой висел острый кинжал.

— А это еще кто? — тихо спросила Кира. Стас пожал плечами.

— Не знаю. Может, Керы? По преданиям, они носились над полем битвы, пили кровь раненых и вырывали их души.

— Тогда чего им тут надо? С вырыванием душ тут и без них неплохо справляются…

— Прекратите галдеть! — зло сказала сзади Вера Леонидовна и толкнула их в спины.

Кира коротко огрызнулась и вцепилась Стасу в плечо, глядя на идущую за предполагаемыми Керами высокую девушку с волшебно красивыми чертами лица. Длинные распущенные волосы окутывали ее обнаженную фигуру, словно плащ, и левая нога сквозь вьющиеся пряди гладко блестела медью, и при каждом ее шаге в тишине зала раздавался легкий металлический стук. Девушка оглядывалась по сторонам с восторженным любопытством, свойственным юности, подмигивала жавшимся к стенам людям и улыбалась им полными яркими губами, и в этих улыбках было особое обещание. Стас, неотрывно глядя на нее, коротко вздохнул и подался было вперед, но тут же, чертыхнувшись, дернулся обратно и теперь сам стиснул Кирину руку, словно это придавало ему уверенности в себе.

— А это что за чаровница? — насмешливо спросила она, и Стас снова вздохнул.

— Наверное, Эмпуса. Между прочим, есть мнения, что именно ее следует считать прародительницей вампиров. Она завлекала молодых мужчин и выпивала их кровь. Но… я читал, что у нее были ослиные ноги.

— Ну, кто ж является на праздник с ослиными ногами, Стас? К тому же, с такими ногами никого особо не завлечешь…

— Прекратите, я сказала!

— Ладно тебе, баб, это нервное… А кто она этой…

— Считается, что дочь.

— Да ладно!.. Мама-то выглядит гораздо…

Ларионова больно дернула ее за волосы, и Кира, ойкнув, замолчала, хотя болтать сейчас хотелось беспрерывно — уж очень было страшно. Она тряхнула головой, сбросила руку Стаса и вдруг спустилась по ступеням и неторопливо пошла навстречу странным и жутким гостям, которые шли вперед спокойно и уверенно и были отчего-то удивительно похожи на бандитскую элиту, заглянувшую скоротать вечерок в собственном ресторане. Чей-то голос сзади позвал ее, потом она услышала торопливые нестройные шаги и поняла, что и брат, и бабка устремились следом.

Кира остановилась, не дойдя до девочки какой-нибудь метр, и та остановилась тоже, глядя на нее с любопытством, и Кира ощутила, что из детских глаз на нее смотрит что-то неизмеримо древнее и умудренное. Она растерялась, не зная, что делать дальше. Гостей принято приветствовать, но она до сих пор даже не знала, кто перед ней. Вокруг столпились, махая хвостами, стражи, повизгивая, как испуганные щенки, один из них нечаянно наступил девушке на медную ногу, и та раздраженно отмахнулась от него. Стража отнесло к стене, он тяжело стукнулся об нее, смяв брызнувшую соком янтарную виноградную гроздь, и шлепнулся на пол.

— Поклонись! — прошипела Ларионова Кире на ухо. — Сейчас же поклонись!

— Не суетись, Вера, — насмешливо произнесла девочка, подхватив сползающий шарф. Голос у нее оказался чистым и звонким, слушать его было приятно, но у Киры по спине пробежал колючий холодок — отчего-то ей сразу же подумалось, что эта девочка — большая шалунья, и ее шалости не имеют ничего общего с шалостями других маленьких девочек. Темные глаза гостьи снова внимательно оглядели ее, и Кира внутренне сжалась, приготовившись к каким-то особым словам, но девочка, усмехнувшись, внезапно сказала:

— А хороша девка! Ну, что ж, позволь мне тебя поздравить с твоей новой луной. Извини за опоздание. Ничего, что я с подружками? Среди миров скучно бродить в одиночестве.

Кира машинально кивнула, изумленно глядя на нее, и девочка звонко засмеялась.

— Почему ты так смотришь? Ты ожидала, что я заговорю каким-то особым образом? Гомеровскими гекзаметрами? Или скажу нечто высокомудрое и наводящее ужас? Брось, это скучно. Времена изменились, люди изменились и мы изменились тоже, — она недовольно огляделась. — Что такое, почему все остановилось? Продолжайте.

Снова зазвучала музыка, и вокруг закружились пары в испуганном, дрожащем вальсе. Девочка чуть склонила голову набок, глядя на Киру.

— Ты рада меня видеть, Кира? Говори правду.

— Не знаю, — ответила Кира. — Но разве для тебя это имеет значение?

— Это имеет значение для тебя. Отличные псы получились, правда? — девочка почесала за ухом одного из стражей, который чуть не рухнул в обморок от ужаса. — Но у моего двоюродного дяди есть пес и пострашнее. Знакомься, моя свита.

— Э-э… — Кира вздрогнула. — Очень приятно.

Мрачные крылатые женщины коротко и как-то удивительно мягко кивнули. Девушка улыбнулась несколько вызывающе, и ее прекрасное лицо вдруг исчезло, затянувшись слоем жидкого пламени, в котором распахнулся черный провал рта и блеснули тонкие изогнутые иглы клыков. Девочка шлепнула ее по голому бедру и весело сказала:

— Веди себя прилично!

Огонь стек с лица медноногой девушки и оно вновь засияло юной красотой. Усмехнувшись, она отбросила с плеча волосы и неожиданно сделала Кире классический реверанс.

— Иногда она бывает довольно вредной, — заметила девочка. — Как, впрочем, и все мы.

Она протянула Кире руку и та, помедлив, осторожно сжала пальцы на ее ладони. Ладонь оказалась совершенно обычной, теплой и мягкой. Девочка потянула Киру, заставив ее описать полукруг, и взглянула на Стаса, который стоял рядом, нервно сжимая и разжимая пальцы.

— А-а, вот и Стас, — она улыбнулась с каким-то призрачным сочувствием. — Бедный, бедный Стас.

— Почему это я бедный?! — хрипло спросил он, изо всех сил стараясь не смотреть на медноногую красотку, пожиравшую его глазами. Девочка молча покачала головой и протянула руку и ему. Стас положил свою ладонь на ее с таким видом, словно засовывал руку в тигриную пасть.

— Я чувствую, ты придумала новую игру, Вера? — девочка двинулась к площадке, крепко держа Киру и Стаса за руки. — Это будет интересная игра?

— Думаю, тебе понравится, — Вера склонила голову, обошла их и пошла следом. Вместе они поднялись на площадку, девочка разжала пальцы и поманила Киру.

— Наклонись ко мне, дитя. У меня есть для тебя подарок.

Кира послушно подчинилась, и девочка, оглядев ее растрепанные волосы, недовольно поджала губы, тронула указательным пальцем одну из прядей, и та вдруг ожила, зашевелилась, и следом за ней зашевелились остальные пряди, поднялись и свились в сложную прическу, и один локон, спустившись с виска, лег Кире на плечо, полузакрыв серебряный тюльпан-булавку, и Кира, глядя на свое далекое призрачное отражение в черном зеркале, невольно подумала, что работай это существо в какой-нибудь парикмахерской, оно давно бы сколотило себе состояние.

— И там мне доводилось бывать, — засмеявшись, сказала девочка, и Кира с досадой поняла, что та прочитала ее мысли. — Многие из нас прожили не одну людскую жизнь. Это бывает очень увлекательно. Долгое существование располагает к скуке, а скука — это пустота, и ее необходимо заполнять. Свою последнюю жизнь я завершила в Багдаде год назад и видела там немало забавного.

Она вытащила откуда-то из-под шарфа необычайно красивую золотую диадему в виде двух переплетенных змей, держащих в пастях яркие камни, вспыхивающие радужными огоньками и надела ее на Киру, после чего сделала ей знак ближе подойти к зеркалу. Кира приблизилась к гладкому овалу, с опаской поглядывая на беспрерывно ползущую вокруг него золотистую змею, и недоуменно посмотрела на свое отражение. В густых темных глубинах стояла незнакомка в странном наряде. Яркие камни сияли у нее надо лбом, и их сияние отражалось в ее глазах, которые были чернее зеркальной поверхности, и зрачки недобро горели золотом. Она медленно повернулась и взглянула на зал. Перед ней проносились кружащиеся в вальсе пары, пролетали искаженные искусственным весельем лица… Вика, Егор, Сергей, дед… Застонав, Кира снова отвернулась к зеркалу, яростно глянула на себя и ударила по гладкой поверхности кулаком, и та вдруг расступилась под ним легко, словно вода, и из зеркала во все стороны полетели брызги и превратились в крошечных змеек, которые мгновенно расползлись в разные стороны и исчезли. Кира отшатнулась, почти бегом вернулась к гостье и решительно спросила:

— Кто ты?! Скажи немедленно — я хочу знать! Ты Геката?!

— А что, если и так? — лениво произнесла девочка. — Это для тебя что-то изменит? Это что-то вернет обратно? Ведь все тут придумали вы сами — даже ты внесла сюда что-то свое. И ты в меня веришь.

Руки Киры невольно сделали всполошенный, раздраженный жест. То, что стояло перед ней, вело себя странно и нелепо. Разве так должны вести себя боги?

Но кто знает, как именно ведут себя боги?

— Мы бываем всякие, — девочка отошла к одному из пухлых диванов и совершенно по-детски плюхнулась на него. — И ответственность за это несете исключительно вы, люди. Вы делаете нас такими. Вы верите в нас таких. Может, отложим эту бесполезную дискуссию, дитя? Иначе мне может стать скучно, — в ее голосе послышалась угроза, и по залу прокатилась волна холода, и музыка, сбившись, вскрикнула фальшивой трелью. — Меня звали на праздник, так пусть он будет. Кстати, — она сделала знак медноногой красавице и та, отойдя чуть в сторону, наклонилась к неизвестно откуда взявшейся большой зеленоватой широкогорлой амфоре, — как говорит ваш народ, на праздник не принято заявляться без бутылки.

Рука Киры дрогнула от неожиданно появившейся в ней тяжести, и взглянув на нее, она увидела, что ее пальцы сжимают серебристую чашу с искусной чеканкой. Кира обернулась — все в зале — и танцующие, и гости, и обе бабушки, и Стас, выражение изумления в глазах которого уже достигло предела — все держали в руках точно такие же чаши. Чаровница, которую Стас назвал Эмпусой, откупорила амфору, легко подхватила ее, хотя та даже на самый приблизительный взгляд вмещала в себя литров двести, и, крутанувшись, взмахнула ею по короткой дуге, и вино плеснулось к потолку и оттуда хлынуло во все стороны, и подставленные чаши наполнились до краев густой розовой жидкостью, и ни одна капля вина не пролетела мимо.

— Насколько мне известно, у вас не принято разбавлять… Итак, за именинницу! — негромко провозгласила девочка и подняла свою чашу, глядя на Киру с холодной улыбкой, и чаши поднялись вокруг и повсюду беззвучно шевелились губы, повторяя тост. Стас подошел к ней и, мрачно глядя в глаза, очень тихо произнес:

— Прости меня.

— Поздно, — отозвалась Кира, глядя на колышущееся в чаше густое душистое вино. Стас кивнул.

— Да, я знаю… Что ж и все равно — с днем рождения.

Кира криво усмехнулась и сделала большой глоток. Вкуса она так и не смогла понять — что-то яркое, бархатное и неизъяснимо чудесное прокатилось по языку, в голове мягко стукнуло, и ее слегка повело — вино оказалось очень крепким. Она взглянула на чашу, улыбнулась и дунула на нее, и чаша легко спорхнула с ее ладони, поплыла в сторону и опустилась на пол недалеко от Веры Леонидовны. Та одобрительно кивнула, и Кира нахмурилась, не понимая, почему бабушке это понравилось.

Это сделала она или это уже сделала я? Я срослась с камнем совершенно? И чем же это так хорошо для нее? Чего она добивается? Она же все равно не сможет его получить…

— Камень, — пробормотала она, подойдя к дивану, — этот камень…

Девочка взглянула на нее с каким-то странным удовольствием.

— Нравится тебе моя игрушка, Кира? Нравится тебе быть мною?

— Нет, не нравится! — Кира сжала пальцы на груди, комкая тонкую ткань платья. — Забери его. Он мне не нужен!

— Я не забираю обратно подарков, — ответила она, болтая ногами.

— Тогда кто может его забрать?!

— Ни живой и ни мертвый не могут его забрать. И отдать его ты не можешь. Ты можешь им только поделиться, но он все равно останется с тобой, — девочка отпила вина. — Почему ты не танцуешь, Кира? Все танцуют, а ты нет. Танцуй и ты. Пусть твой любящий брат тебя пригласит, а то он только стоит без толку и бубнит про себя: „И угораздило же меня!“

— Но я не умею танцевать вальс, — вздрогнув, растерянно возразил Стас.

— Ну конечно, умеешь, — Вера Леонидовна подошла к нему и заботливо тронула за плечо. — Здесь все умеют танцевать, разве ты не видишь? Ведь здесь собраны тени всех вальсов, которые были станцованы с тысяча восемьсот девяносто шестого года.

Стас тускло посмотрел на нее, поставил свою чашу на пол и деревянно подошел к Кире, протянул ей руку, и они вместе спустились в зал. Музыка стихла, и пары застыли в ожидании. Они посмотрели друг на друга, потом Стас удивленно моргнул и положил ладонь Кире на талию, поднял левую руку и принял ее пальцы, и Кира прижала ладонь к его правому плечу, чуть отставив голову и глядя поверх, на затылок стоявшей неподалеку Вики в паре с мужчиной, тень которого Кира не раз видела на своих стенах и даже могла бы вспомнить, кто он такой, но сейчас это не имело никакого значения, а спустя несколько секунд и все остальное тоже утратило значение, потому что на зал обрушился один из волшебнейших хачатуряновских вальсов, и все вокруг закружилось, и они тоже полетели по кругу венского вальса, подхваченные музыкой. Вальс плескался от стены к стене, вальс накатывался и отступал, словно морские волны, замедлялся, замирал на мгновение, и вместе с ним замирало сердце, дрожа в мучительном нетерпении, и тут же все вновь с силой обрушивалось куда-то вниз, и взметывалось, и прохлестывало насквозь. По залу в своем воздушном танце порхали разноцветные бабочки, складывая в полете причудливые узоры, и откуда-то из-под потолка сеялись пушистые розовые цветы альбиции, а они кружились среди стройных колонн и фонтанов, и вокруг гигантского огненного цветка, и уже пропал Стас, и кто-то другой был на его месте. Партнеры менялись и менялись, чужие ладони ложились ей на талию, чужие и узнаваемые лица мелькали перед ней и вокруг нее, и вальс разрастался вширь и ввысь, и ему уже не хватало места, и вдруг раздались и оползли, словно расплавленный стеарин, толстые стены, и исчезли черные плиты пола, и свет стал другим, но вальс все длился и длился, он превратился в целую жизнь, и они кружились над цветущими лавандовыми полями, и над огромными штормовыми волнами, и над древними руинами, и над холмами, красными от колышущихся маков, и над верхушками корабельных сосен, пронзенных солнечными лучами, и над пламенем пожаров, и над морской гладью, из которой на них смотрели звезды, и над заснеженными горными вершинами, и над виноградниками, где зрели ягоды, накапливая в себе ветер и солнце, и над городом, сиявшим вечерними огнями, и над цветущими каштанами, и среди ветра, и среди весеннего ливня, и среди холодных шипящих вспышек гигантских молний, и среди снежных хлопьев, и среди солнечных лучей, и среди тополиного пуха, и не было конца музыке, и не было конца этому кружению. Она танцевала с Сергеем, она танцевала с Егором, она танцевала с Василием Ларионовым, она снова танцевала со Стасом, она танцевала с одной из Кер, которая смотрела на нее голодными глазами, и крылья ее мягко шелестели, она танцевала с медноногой красавицей, которая насмешливо и в то же время призывно улыбалась ей, сверкая иглами клыков, она танцевала со всеми, кто когда-либо был приглашен, и она смотрела на них, и только однажды чуть не сбилась с ритма, когда ей вдруг почудилось среди танцующих лицо Вадима. Но оно тут же исчезло — верно, это и вправду было видение. Вадима здесь быть никак не могло. Вадим никогда сюда не вернется. Он где-то далеко, в покинутом мире.

Кира тряхнула головой и вернулась в вальс. Они снова танцевали в зале среди розового пуха, и ее ладонь снова лежала на плече Стаса, и он, чуть наклонившись, негромко сказал:

— Тебе надо уйти. Не знаю, как, но тебе надо уйти! Я понял!

— Что ты понял?!

— Они хотят стать такой же, как она. У тебя камень, и вместе с тобой их будет трое: Тася, Вера и ты! Я слышал, что она сказала — ты можешь им поделиться. Тройственность. Ее часто изображали, как трехликую — помнишь?! У нее тройственная природа. Это связывали либо с тем, что она правит триадой человеческого существования, либо с тремя состояниями луны, либо с тремя ипостасями, — прошептал Стас, изо всех сил пытаясь не сбиться с ритма. — На самом деле важно, во что именно из этого поверили они!

— Но она пришла одна! — Кира сжала пальцы на его плече. — Где же тогда еще две?

— Еще их тут не хватало! — Стас коротко глянул туда, где на диванах сидели девочка и Вера Леонидовна. Таси видно не было. — В любом случае, они станут такой же как она и вместе с тобой получат и камень! И я не представляю, что они тогда могут устроить!

— Так она им и позволит!

— Знаешь, мне кажется, что позволит.

— Она ведь очень разумна — слишком разумна, чтобы…

— И слишком скучает, — глухо заметил Стас. — Ее ведь тоже начали забывать, Кира. Рано или поздно ее забудут совсем.

Кира собралась было ответить, что она вовсе не собирается ничем делиться с бабками, пусть только попробуют заставить — и она им устроит!.. но в это мгновение ее подхватил новый партнер, а Стас исчез. Она закрутила головой по сторонам, выискивая его, и увидела, что он танцует с Тасей, чьи губы беззвучно шевелятся. Ее взгляд поймал взгляд Киры, и она увидела в нем колючую усмешку и нетерпение, и внезапно поняла, что Стас прав.

Что ж, они все равно ее не заставят! Шиш им будет, а не суть бога, вот так!

И внезапно вальс раскололся и ссыпался вниз, и застыли пары, и Кира обнаружила, что стоит на площадке неподалеку от дивана, где уютно устроилось божество в компании двух Кер. Стас стоял неподалеку, рядом с ним стояла Тася, положив ладонь правнуку на плечо, и Вера Леонидовна медленно шла к ним. Кира нашла глазами свою чашу и, неожиданно расшалившись, поманила ее пальцем, и чаша послушно прилетела. Кира отхлебнула вина и услышала детский смех.

— Учится ребенок, — сказала девочка тоном заботливой мамаши. — Но только почему непременно сразу же глупостям?

Кира хотела было ответить, но в этот момент в ее груди больно стукнуло, сердце сжалось, затрепетало, и по жилам растекся огонь. Вскрикнув, она повалилась на колени, выронив чашу, и по темным плитам расползлась густая винная лужа.

— Рождение! — торжественно воскликнула Вера Леонидовна, заходя Стасу за спину, обнимая его за плечи и глядя на внучку, которая, извиваясь от боли, вжимала в ткань между грудями скрюченные пальцы. — Не пытайся — ты ничего не сделаешь! Я пришла сюда добровольно. Ты тоже. И третья из нас тоже должна оказаться здесь добровольно. К сожалению, это до сих пор не так. Когда-то я изгнала ее. Теперь я должна ее вернуть. Я слышала, как ты, Стас, как-то говорил об умении приносить жертвы. Ты был прав.

Стас, почуяв неладное, рванулся было прочь, но Ларионова вцепилась в него с неожиданной силой, и подоспели стражи и встали по обе стороны, угрожающе рыча и сверкая глазами.

— Кира! — в отчаянье выкрикнул Стас, но она, поглощенная болью, не смогла ни двинуться, ни ответить и только смотрела на него помутневшим взглядом. Тася обошла Стаса и легла перед ним на пол лицом вверх, раскинув руки и коснувшись кончиками босых пальцев его ног, и едва это произошло, как ее тело начало медленно подниматься на пятках навстречу Стасу, и того так же медленно потянуло к ней, вниз, и его руки раскинулись в стороны сами собой. Он закричал, и Ксегорати тоже закричала, но если в его крике был ужас, то крик Таси был наполнен торжеством. Вера Леонидовна отошла назад, глядя, как два тела тянутся друг к другу. Под углом в сорок пять градусов они встретились, и коснулись друг друга, и прошли друг через друга, и вот уже Стас неподвижно лежит на полу на животе, и Тася стоит к нему спиной, только на ней теперь были его светлые брюки и цепочка с медальоном, а на Стасе — ее платье. В следующую секунду вместо платья на нем появился парадный фрак. Тася быстрым движением сбросила брюки, мгновенно обратившиеся на полу в груду бледных цветов, и облачилась в поднесенное Верой Леонидовной простое длинное платье кофейного цвета.

— Хм-м, затейливо, — заметила девочка, поудобней устраиваясь на диване. — Вот значит, что придумали? Давайте дальше.

— Господи, — прошептала Кира, глядя на неподвижно лежащего брата и пытаясь подняться. Стас шевельнул правой рукой, приподнял голову и дико огляделся, потом вскочил, охлопывая себя и затравленно глядя по сторонам.

— Не может быть! — закричал он и рванул на себе фрак, нитки затрещали, шов на поле разошелся и тут же снова стал целым. Стас дернул рубашку, во все стороны полетели пуговицы… и тут же снова оказались на своих местах, и вновь Стас оказался одет безупречно… так же, как и те, кто смотрел на него из зала. — Ты меня выгнала! Выгнала!

— Я тебя вовсе не выгнала. Я тебя присоединила, — холодно поправила его Вера Леонидовна и улыбнулась Тасе, которая смотрела на свои руки, сжимая и разжимая пальцы. — Радуйся, что, в отличие от них, ты все еще можешь говорить. А теперь, будь добр — перестань галдеть, спускайся к остальным и не мешай нам!

— Да, будь так любезен, — поддержала ее Тася низким бархатистым голосом.

— Ах вы, суки! — рявкнул Стас и прыгнул к ней, но один из стражей в тот же момент ухватил его за ногу и опрокинул на пол, второй страж вцепился в щиколотку другой, и они стащили кричащего от боли Стаса по лестнице, оставляя на ней широкий влажный след.

— Стас! — закричала Кира, с трудом поднимаясь на ноги. — Отпустите его, твари!

Один из стражей вдруг взвизгнул и, перевернувшись в воздухе, отлетел в сторону, словно кто-то дал ему хорошего пинка, но его место тотчас занял другой. Одна из золотых плетей плюща, свисавших с потолка, ожила, протянулась вниз и, словно щупальце, обвила его мощную шею и вздернула вверх, и страж, хрипя, повис высоко над полом, болтая лапами. Но тотчас на Стаса навалилась целая стая стражей, и спустя несколько секунд он исчез в глубине зала. Кира, застонав, прижала ладонь к груди. Одна из толстых колонн вдруг пошла трещинами и обвалилась, придавив нескольких стражей и не успевших отскочить людей. И тотчас оба запястья Киры оказались крепко сжаты в сильных пальцах. Она обернулась и с ненавистью взглянула на лица Таси и Веры Леонидовны, стоявших по обе стороны от нее.

— Перестань, раны зарастут, вот они уже и заросли, и ты сможешь смотреть на него хоть вечность, — негромко сказала Ларионова.

— Вы убили его!

— Мы дали ему вечность. А теперь поделись с нами. Стань нами, Кира. Все соответствует, все, как надо — вот мать, — Тася подмигнула ей, — вот охотница, — Вера Леонидовна прижала ладонь к груди. — Нам не хватает лишь колдуньи. Нам не хватает тебя и того, что стало тобой. Присоединись к нам, и мы вознесемся! Мы будем триедины, и все тени мира станут нашими. Вечная жизнь…

— Вечная жизнь на Украине? — Кира болезненно фыркнула, пытаясь вырвать руки. — Да упаси боже!

— Весь мир! — зашептала Ларионова. — Мы сможем бродить по всем теням, мы сможем попадать в любое тело, которое отбрасывает тень! Мы сможем быть кем угодно! Мы станем такой же, как она!

— Значит этого места вам уже недостаточно? — прошипела Кира и-таки вырвалась, тотчас же отскочив назад. — Хотите обратно?! Хотите всех сделать вашей коллекцией?! Нет уж!

Внезапно под потолком что-то грохнуло, и в следующее мгновение в зале всплеснулись вопли боли и рычание, безумные вскрики и дикий хохот. Стражи набросились на людей и друг на друга, все новые и новые плети плюща прорастали к полу и вздергивали к потолку псов и людей. Одна из колонн разлетелась во все стороны длинными острыми осколками, пришпилившими к стенам оказавшихся на их пути людей, словно бабочек, и те бились и, обретя голос для боли, кричали в агонии, которая никак не заканчивалась. Огромный огненный цветок расплескался и хлынул в зал, и попавшие в огонь горели заживо и никак не могли сгореть. Змеи сползли с зеркал и ползали среди мечущихся людей, обвивались вокруг них, валили на пол и душили — бесконечно, потому что никто в этом мире не мог умереть, и боль и агония длились без конца, и раны зарастали, и появлялись снова, и ополоумевшие стражи снова и снова разрывали людей и друг друга на куски, но те срастались, и все повторялось вновь, и под потолком хрипели повешенные, суча ногами. Одно из зеркал сорвалось со стены и летало по залу, вращаясь, словно диск циркулярной пилы, снося головы и отрубая конечности, и обезглавленные тела шарили по полу, и головы беззвучно разевали рты, глядя в потолок мутными глазами. Люди хватали друг друга за горло, разбивали друг другу головы о стены и о колонны, кто-то полосовал себя осколками. Кровь растекалась по черным плитам огромными лужами, мешаясь с водой из разбитого фонтана, и аромат цветов переплелся с запахом горелого мяса.

— Прекратите! — в ужасе закричала Кира, и обе женщины в ответ молча протянули ей раскрытые ладони. Она отскочила и взглянула на диван, но он был пуст. Кира зашарила взглядом по сторонам и увидела девочку, которая неторопливо шла через зал легким прогулочным шагом. Ее свита исчезла где-то среди мечущихся окровавленных тел.

— Стой! — крикнула она, кидаясь следом и поскальзываясь на мокрых плитах. — Остановись!

Девочка обернулась, потом повела рукой и вокруг нее образовалось небольшое свободное пространство, и плиты пола на нем мгновенно высохли. Она поправила шарф и села на пол, аккуратно скрестив ноги и задумчиво оглядываясь по сторонам.

— Останови это! — воскликнула Кира, подбежав к ней и по дороге с трудом увернувшись от взбесившегося зеркала. — Останови этот кошмар!

— Сядь! — четко приказала та и хлопнула ладонью рядом с собой, и Кира опустилась так поспешно, словно ей подрубили ноги. — Остановить? Но ведь вы это затеяли. Вы и останавливайте. Это ведь ваша игра.

— Но как?! Они…

— Я знаю.

Кира потрясенно взглянула на нее, потом посмотрела вокруг и, не выдержав, зажмурилась.

— Открой глаза, — негромко сказала девочка. — Здесь кругом безумие. Сейчас ты видишь то, что видит каждый из них. А вот что происходит на самом деле.

Кира осторожно огляделась и недоуменно моргнула. Зал был таким же, как и прежде, и зеркало висело на своем месте, и колонны стояли невредимыми, и не было ни крови, ни огня, и лишь всюду на плитах катались и корчились люди и стражи, глядя куда-то вытаращенными от ужаса и боли глазами — каждый в собственный кошмар.

— Слишком шумно, пожалуй, — заметили рядом, и все вокруг вдруг застыло, словно кто-то поставил на паузу страшный фильм. Кира обернулась и взглянула на девочку.

— Ты все знала. И что будет со Стасом, и что они хотят сделать. Почему ты им позволяешь?

— Потому что мне интересно, как далеко вы способны зайти.

— Они ведь только что могли получить, что хотели! — яростно произнесла Кира, и девочка снисходительно кивнула.

— Конечно, могли.

— И что бы было?

— Объединись — и узнаешь.

— Я не понимаю!.. Но ты ведь знаешь?..

— Знаю. И знаю, как на самом деле закончится эта игра, — девочка легко постучала пальцами по полу, и перед ней вдруг появились две совершенно обычные рюмашки и открытая бутылка „Столичной“ — нелепое видение посередине кошмара. Кира внезапно почувствовала, что ее начинает разбирать смех, и схватилась за голову. Девочка тем временем наполнила рюмки и простецки предложила:

— Накатим?

Кира дико посмотрела на нее и взяла рюмку. Божество подмигнуло ей, подхватило свою рюмку и опрокинуло ее лихо, словно алкоголик с многолетним стажем. Кира выпила свою, чуть поперхнувшись и поморщившись. Обычная водка. Нет, это уже даже не сюрреализм.

— Я и не знала, что боги тоже хлещут почем зря, — пробормотала она.

— Да многие из нас только этим и занимаются, — девочка фыркнула. — Ведь мы очень похожи на вас.

— Ерунда! Ты ведь… ты ведь мудра — почему ты позволяешь… вот это все…

— Потому что это соответствует тому, что из меня сделали, — холодно ответила она. — Когда-то я была светлой, я охраняла, я заботилась, и мое волшебство было совсем не таким. А потом пришли чужаки и привели с собой своих богов, а из меня сделали чудовище! Мы зависим от тех кто верит в нас, и от того, как именно они в нас верят! Из меня сделали ужас и я соответствовала этой вере, потому что в другую меня перестали верить очень быстро — ведь те, кто еще верил, перестали существовать. Я бы так хотела вернуть себе прежнюю веру…

— Как?! Творя кошмары?

— Не я делаю эти кошмары. Их делаешь ты. Ведь ты тоже веришь в меня такую, о какой прочитала в каких-то книгах. Твоя вера сейчас очень многое значит, ведь в тебе часть меня.

— Но они…

— И они вызвали меня именно такой. К ним пришла я — та, в кого они поверили. Позднее божество. Никак не то, которое было раньше. Они не звали мудрость. Они не звали хранительницу и защитницу. Они звали примитивный страх. Но они звали слишком настойчиво. И они слишком верили. Вот их и услышали.

— Но ведь есть другие… я читала…

— В других уже давно никто не верит. Мое имя олицетворяют с кошмарами. Когда вспоминают меня, вспоминают не любовь, не свадьбы, не тучные стада и не налитые колосья и виноградные гроздья. Вспоминают только страх, и ужасных псов, и бездонную ночь. Вот кем меня вспоминают. Ведьмой со свитой демонов. Чем я это заслужила?

— И что же — теперь ты вдруг решила нас проучить?!

— Мне нет в этом нужды — вы с этим отлично и сами справляетесь. Я играла со многими, и все эти игры заканчивались по-разному. Много есть дорог, много есть ночей и миров тоже много, — девочка покосилась на нее. — Ты можешь мне задать какой-нибудь вопрос. И я отвечу.

Кира закрыла лицо ладонями и прошептала:

— Что мне сделать, чтобы все это закончилось?

— Объединись с ними.

— Что?! — она опустила руки. — Зачем?! Почему?!

— Потому что я знаю, как закончится игра. Потому что ты любишь. И потому что тебя любят, — девочка неожиданно грустно улыбнулась. — И это великая любовь. У меня такой никогда не было. А теперь — иди.

Зал вокруг снова ожил. Кира встала, молча глядя на нее, потом наклонилась, подхватила бутылку за горлышко и с размаху швырнула в ближайшую колонну, и бутылка весело брызнула осколками и водкой во все стороны.

— Пол-литра?!.. — с наигранным возмущением воскликнула девочка. Кира снова схватилась за голову и отвернулась, оглядела зал и кинулась к лестнице. Взлетела по ней, разом перемахнув через несколько ступенек, и коротко глянула на стоящих перед ней женщин.

— Я согласна.

Вера Леонидовна улыбнулась и кивнула, и крики и рычание в зале тотчас стихли. Кира молчала, слушая, как по ступенькам цокают когти. Поток стражей втек на площадку и окружил стоящих на ней плотным кольцом. Позади люди поднимались на ноги и медленно, неуверенно подходили к ступенькам.

— Думаю, перед этим, как имениннице, мне будет позволена еще одна маленькая вольность? — спросила Кира, и Вера Леонидовна приглашающе развела руками.

— Да все что угодно!

— Очень мило, — Кира улыбнулась, резко развернулась и коротко, со всей силы ударила Тасю в нос. Та, вскрикнув, дернулась назад и чуть не упала, вскинув руки к лицу. Между ее пальцев хлынула кровь, заливая кофейное платье. Вера Леонидовна вздохнула и возвела глаза к потолку.

— Детский сад, — пробормотала она.

Тася убрала ладони. Кровь уже не шла, и пятна с платья пропали, будто и не было их, и удар остался только в ее глазах, сверкающих дикой злобой. Она рванулась было к Кире, но Ларионова схватила ее за плечо.

— Ну ты-то!.. Возьми себя в руки!

Ксегорати глубоко вздохнула, осторожно потрогала свой нос, подняла правую руку и прижала ее к поднятой ладони Веры Леонидовны. К Кире протянулись две раскрытые ладони, и она посмотрела на них, сжимая и разжимая пальцы.

— Вам дали такой дар, — хрипло произнесла она, — а вы потратили его так глупо.

— Теперь ты будешь тратить его вместе с нами, — Вера Леонидовна поманила ее ладонью. Сжав зубы, Кира шагнула вперед, и их пальцы переплелись и словно срослись воедино, и тотчас же в ее груди вспыхнула дикая боль, и она закричала, запрокинув голову, и Ларионова и Тася закричали тоже, и Кира сквозь дымку боли чувствовала, как содрогаются их тела и чувствовала, как из нее — и не только из тела, но и из сути ее что-то рвется наружу, тянется к тем, двум, и она сама тянется следом, и желание слиться с ними в одно целое заполнило весь мир. Она закричала еще громче, и ей показалось, что она кричит уже тремя ртами, а не одним, и в ее мозг хлынули чужие мысли, и чужая ярость, и чужая злоба, и чужое безумие — и не было им конца. Она с трудом опустила глаза вниз и увидела, как в вырезе декольте, раздвигая, разрывая мышцы и кожу выступает ослепительное яростное черное сияние камня, окруженного золотом, и стекающая по нему кровь не может его погасить. Кристалл выступил на треть, от него потянулась темная дымка, и Вера Леонидовна и Тася резко качнулись вперед, навстречу ей, прижимаясь к Кире бедрами, и в тот же момент она услышала позади рычание и отчаянный болезненный визг. Тасю неожиданно дернуло назад и в сторону, и в образовавшийся просвет вдруг скользнул человек, согнувшийся под тяжестью висящего на нем стража, впившегося клыками ему в плечо. Чуть развернувшись, он ткнул стражу в глаза жестко расставленными пальцами, и тот с жалобным воем кубарем скатился куда-то вниз, одновременно с этим локтем ударив Веру Леонидовну под подбородок, отчего в челюсти у нее что-то громко хрустнуло, и она отлетела прочь, широко распахнув глаза, в которых среди черноты и золотистого блеска успело-таки вспыхнуть изумление. Тася проворно метнулась назад, но пальцы человека уже накрепко обхватили камень, который снова начал медленно втягиваться обратно в тело Киры, и внезапно остановили его.

— И живой и мертвый! — глухо сказал Вадим кому-то, схватив Киру за плечо и рванув камень на себя, и она закричала от дикой боли. Тася сзади вцепилась ему в горло, но на нее вдруг налетел один из стражей и сомкнул челюсти на ее затылке. Вокруг все перемешалось, люди, о которых хозяйки забыли впервые за много лет, заполонили площадку и накинулись на взбесившихся стражей, которые кидались и на них, и друг на друга, вокруг снова воцарилось безумие, и сквозь боль Кира видела отблески этого безумия в глазах Вадима, и слышала, как скрежещут его зубы в невероятном усилии справиться с этим безумием и с камнем, который упорно цеплялся за свою хозяйку. Но Князев дернул еще сильнее, и кристалл вдруг вывернулся наружу в потоке крови и следом за ним из раны, извиваясь, полезли длинные золотые щупальца плюща, яростно хлеща его по рукам и оставляя на них глубокие порезы. Прищурившись от напряжения, он вытянул и их, и отпустил Киру, и она бессильно повалилась на пол, глядя, как золотые лианы обвивают держащую камень руку Вадима, полосуя ее, и дергаются во все стороны, словно огромные лапы пойманного насекомого.

— Отдай мой камень! — закричала Вера Леонидовна, прыгая на него, как кошка, но Вадим увернулся и накрепко стиснул пальцы, и камень вдруг закричал, как кричит бьющееся в смертельной агонии живое существо, и между сжавшими его пальцами зашлепали на пол вязкие черные капли.

А в следующую секунду зал погрузился в тишину — глубочайшую, густую, потрясенную. И только один звук был в этой тишине — негромкий детский смех. Вера Леонидовна застыла, потрясенно глядя на сжатый кулак Вадима и свисающие из него, вяло подергивающиеся и на глазах увядающие золотые лианы. Тася беззвучно рыдала, сидя на полу, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону. Люди ошеломленно переглядывались, и стражи пятились к стенам.

Вадим разжал пальцы и с отвращением отшвырнул прочь вяло болтающиеся плети плюща, прикрепленные к какому-то дряблому темному комочку, и те упали на пол с тихим металлическим звоном. Он бросился вперед и подхватил на руки Киру, которая, тихо всхлипывая, силилась подняться, неотрывно глядя на страшную рану в своей груди, края которой медленно смыкались, и поток хлещущей из нее крови уже сходил на нет.

— Не смотри, не надо, — тихо сказал он, закрывая рану ладонью. — Сейчас все пройдет… Прости меня, родная, прости… нельзя было по-другому тебя избавить…

Кира подняла голову, глубоко вздохнула и подалась вперед, накрепко обхватив Вадима за шею, прижимаясь губами к его щеке и шепча со слезами:

— Господи, что ты наделал, Вадик, зачем ты вернулся?!.. ведь тебе нельзя было возвращаться…

— Ты как будто не рада меня видеть? — со знакомой, теплой усмешкой спросил он и встал, держа Киру на руках, крепко прижимая к себе и глядя поверх ее склонившейся головы на Веру Леонидовну.

— Мерзкий ублюдок! — потрясенно прошептала та. — Что ты натворил?! Как ты осмелился вернуться?! Ты же сбежал! Никто — никто никогда…

— У любых „никогда“ есть исключения… соседка, — отозвался Вадим медленно отступая назад и внимательно следя за стражами, толпящимися у стены. — Вы так увлеклись действом, что вам и в голову не пришло, что бывшему стражу тоже захочется на все это поглазеть?

— Ты пожалеешь! — взвыла Ларионова, согнув пальцы когтями и приседая, точно готовясь к прыжку. — То, что сейчас я с вами сделаю…

— …несомненно, было бы очень познавательно, но, увы, сделать ты ничего не сможешь, — с оттенком сочувствия произнес вдруг звонкий детский голос. Девочка, никем не замеченная, подошла к лестнице и остановилась, деловито поправляя свой шарф. Кира почувствовала, как Вадим вздрогнул, и еще крепче обхватила его за шею.

— Удушишь, — шепнул он, и Кира, не выдержав, улыбнулась ему в щеку.

— Почему?! — Вера Леонидовна растерянно огляделась. Тася встала и подошла к ней вялым старушечьим шагом, болтая бессильно свисающими руками. Стражи крутили головами по сторонам, словно к чему-то прислушивались, и в их глазах отчетливо светилось недоумение. — Что случилось? Мы…

— Вы теперь здесь на общих правах, Вера, — девочка потянулась, лениво улыбаясь. — И ты, и Тася.

— Нет! — закричала Вера Леонидовна, глядя, как к ней одна за другой поворачиваются головы когда-то забранных людей, и на их лицах появляется злорадное понимание. Она в отчаянном жесте протянула к девочке руки, а Тася упала на колени. — Как ты можешь?! Мы же столько лет играли… все для тебя!..

— Для меня ли? — девочка пожала плечами. — В любом случае, эта игра окончена.

Прежде, чем Вера Леонидовна успела что-то сказать, на нее и на Ксегорати набросились люди, следом за ними кинулись стражи, сейчас удивительно похожие на мальчишек, азартно ныряющих в увлекательнейшую масштабную драку, и спустя секунду на площадке образовалась куча мала, и девочка засмеялась, глядя на них. Вадим наклонился и осторожно поставил Киру на пол, не отпустив ее руки.

— Как ты узнал? — потрясенно спросила она, и Вадим кивнул в сторону девочки, наблюдающей за дракой.

— Подслушал, как вы говорили… Хотя, что-то такое уже приходило мне в голову. Вера уж очень меня боялась — и иногда мне казалось, что она боится не только за свою жизнь. Живой не может забрать камень, мертвый — тоже. Я жив, но в то же время и умер давно… Она придумала правила, но я под эти правила не подхожу.

— И ты даже не знал наверняка — получится ли?

— Я верил, — очень серьезно ответил Вадим. — Они поверили во все это — почему бы и мне не поверить во что-то свое?

— Но как ты мог услышать? — Кира нахмурилась. — Все были далеко… и музыка…

— … и на стражей никто не обращал внимания, так что они могли шататься, где угодно. Здесь ведь… я им свой, Кира, — Вадим поморщился, словно от зубной боли, и добавил: — Ты извини — я там тебе окно высадил.

— И решетку тоже, надо полагать… Черт, я же запретила им говорить, куда я…

— Неужели ты думаешь, что мне понадобилось спрашивать?

Кира, закинув голову, взглянула Вадиму в глаза, потом уткнулась лицом ему в плечо, и Вадим обнял ее, потом сказал:

— Смотри.

Кира обернулась и увидела, что через зал к лестнице с разных сторон неторопливо идут две женщины. Одна из них, совсем старуха, безучастно оглядывалась по сторонам, другая, зрелая и цветущая, смотрела только перед собой, и в ее глазах было раздражение. Глядя на них, Кира недоуменно сдвинула брови и вдруг вспомнила давно прочитанные строки.

…она может вести себя мудро, может быть беспечным ребенком, устремленным на одни лишь шалости, а может прийти и старухой, которой все безразлично…

Тройственная природа…

Ее взгляд наткнулся на мелькнувшие на мгновение среди волнующейся толпы исцарапанные лица Веры Леонидовны и Таси. Кроме ужаса на них сейчас было совершеннейшее недоумение и непонимание, и Кира поняла, что они представляли себе все совершенно иначе,

…вот мать…

…вот охотница…

и неожиданно осознала, что их вера утратила свою значимость в этом мире. Теперь значимой стала ее собственная вера. Она верила — действительно верила, связанная с этим местом своей кровью. Крошечный обрывок информации… но она поверила. Может быть, сама того не ведая, она верила в это всегда. Все должно было быть именно так. Они пришли. Их стало трое. А потом останется только одна…

Они прошли мимо Киры и Вадима, не обратив на них никакого внимания, подошли к девочке, и молодая женщина сурово произнесла:

— Так-так, и опять кругом одно сплошное безобразие!

— Мы просто играли! — воскликнула девочка, обернувшись, капризным голосом, каким на упреки отвечали и отвечают бесчисленное множество маленьких девочек во все времена. Старуха усмехнулась и что-то неразборчиво произнесла, после чего схватила девочку за одну руку, а женщина — за другую, их обняла густая черная дымка, и в следующее мгновение все трое исчезли, а на их месте стояла высокая девушка, окутанная волной черных волос, в простом длинном темном платье, широком черном шарфе, небрежно наброшенном на плечи, и серебристых сандалиях. В руке у нее, шипя и потрескивая, ярким пламенем горел факел, а на поясе едва слышно позвякивала большая связка ключей. Прекрасные черты ее лица были исполнены строгости и глубокой печали, и пока длился ее взгляд, устремленный на Киру и Вадима, вокруг таяли, уходя в никуда, высокие стены и толстые колонны, фонтаны и зеркала, золото и огонь — и вскоре не осталось ничего, кроме ночи и бесконечной темной равнины, усыпанной бледными цветами, и призрачного тумана, клубящегося далеко впереди, и отсветов факела, прыгающих по лицам стоявших на равнине людей, и неподалеку от них, нюхая холодный воздух, растерянно топталась разномастная собачья стая — все те, кто только что были грозными стражами.

— Что теперь? — тихо спросила Кира, крепко сжимая пальцы Вадима.

Девушка взглянула на нее, потом на стоявшую поблизости толпу людей.

— Теперь все вернется на свои места.

— Что это значит?

— Ты можешь уйти. Обратно к себе, обратно к живым, — девушка скрестила на груди прикрытые тонким шарфом руки. — А мертвые уйдут туда, куда уходят все мои мертвые.

— Твои?

— Да. Они верят в меня. Теперь я — их бог. Они мои. Все до одного. Не переживай за них — плохо им не будет. Им теперь будет спокойно. Я оберегаю тех, кто верит в меня, — ведь их так мало… Они получат покой, они получат забвение… а потом вновь вернутся в твой мир. Не сейчас, но они вернутся. И их вера останется с ними. Но пока они уйдут туда, куда следует. И он тоже, — девушка протянула руку, указывая на Вадима.

— Что?! — Кира рванулась вперед, но Вадим сразу же дернул ее обратно. — Нет! Он должен уйти со мной! Если бы не он!.. Ты не заберешь его!

— Я пришла вернуть все на свои места, — четко произнесло божество и качнуло факелом туда, где стелилась серебристая туманная дымка. — Мертвые не должны находиться среди живых.

— Он не мертвый!

— Он хуже мертвого, — она повернулась и взглянула на Вадима. — Твоя жизнь достойна уважения, но твоя смерть должна состояться окончательно. Ты ведь все понимаешь? Ты сделал свой выбор, вернувшись сюда.

— Да, это так, — ровно ответил он, не глядя на нее. Кира в отчаянье вцепилась ему в плечо и встряхнула.

— Вадик, что ты говоришь?! Ты не можешь остаться здесь! Слышишь?! Я тебе не позволю! Я…

Вадим оборвал ее крик, крепко прижав Киру к себе, и она глухо разрыдалась, уткнувшись лицом ему в грудь.

— Не надо… — мягко сказал он и, наклонившись, прижался подбородком к ее лбу. — Теперь ты…

— Мне наплевать! — яростно воскликнула Кира, вскидывая голову. — Мне наплевать, что она там говорит! Если она не отпустит тебя, я пойду с тобой!..

— Кира, нет, — тихо произнес Вадим, пристально глядя ей в глаза. — Не для того я вернулся.

Он отпустил ее и медленно отступил назад — туда, где стояли остальные — и вот он уже среди них, и рядом с ним стояли, глядя на Киру чуть поблескивающими в полумраке глазами, Вика, Стас, Егор, Сергей, Василий Ларионов, Вера Леонидовна, Тася, слесарь, бомжовская компания с непривычно серьезными и ясными лицами, казавшимися помолодевшими, маленькая девочка с прической, как у африканской принцессы, — множество взглядов и множество лиц всех, кто был приглашен и кто был изгнан. Все безмолвно смотрели на нее, и в их улыбках медленно, но верно растекалось что-то отстраненное, безжизненное, и эти улыбки превращались в тени улыбок. Кира застонала и, обернувшись, зло посмотрела на девушку.

— И это называется вернуть все на свои места?! Это называется вашими правилами?! Вы — мерзкие жестокие создания! Не понимаю, как в вас можно верить! Я вообще в тебя не верю — поняла?! До сих пор не верю!

— Если ты в меня не веришь, тогда почему я все еще здесь? — спросила девушка, и Кира услышала в ее голосе призрачное сочувствие. — Вы, люди, странные существа. Вы придумываете нас, придумываете нам власть над вами, придумываете нам жестокость, кровожадность и бессердечность, даете нам все это и начинаете жаловаться на нашу немилость и равнодушие. Поселяете нас на небеса и жалуетесь, что мы неприступны. Но мы не живем на небесах, Кира. Мы живем в вас — в каждом из вас… но почему-то никогда, никогда не встречаемся с вами…

— Но я…

— А ты встретилась со мной. И теперь ты в меня веришь. Твоя вера очень важна для меня — ведь теперь мы с тобой очень крепко связаны, — девушка потянула с плеч шарф и накрыла им голову, так что его складки свесились вперед, наполовину спрятав ее лицо. — Там, где ты живешь, все будет, как прежде, и все будет забыто… но ты будешь помнить все. Теперь и ты тоже моя.

— Но ведь камень…

— Камень уже ничего не значит, — девушка отвернулась и легко шагнула в сторону. — Вера не в камнях, не в золоте, не в призраках и не в словах. Вера в сердце и в твоей крови, которую ты отдала этому месту. И важно сейчас лишь то, в какую меня ты веришь. Какую меня ты чувствуешь? Какой я для тебя существую? Думай не о том, что ты видела. Думай о том, что ты знаешь. Кто я, Кира? Какая я?

Кира напряглась, глядя на ее затылок, прикрытый тонкой материей, потом зажмурилась, пытаясь понять, пытаясь осознать… Перед ней в стремительном полете пронеслись золотистые поля, тяжелые корзины, отмщенные обиженные, огромные стада, свадебные торжества, охотники, возвращающиеся с богатой добычей, детская возня, счастливые улыбки… но то и дело в этих красочных полотнах появлялись прорехи, и из них выплескивалась тьма. Кира отчаянно гнала ее прочь — ведь все, что происходило до сих пор, придумали люди — как ни крути, все это принадлежало Вере и Тасе, все это было частью именно их веры, а не частью истинного… но кто знает, что оно такое — это истинное — и есть ли оно вообще? Каждый смотрит на мир своими глазами и каждый верит по-своему…

Хрипло дыша, Кира подняла веки, глядя на темную женскую фигуру, потом тихо произнесла:

— Ты…

Та резко развернулась, одновременно ладонью сметая шарф с головы, и на Киру пристально и насмешливо глянули наполненные сияющей тьмой глаза. Печаль бесследно исчезла с обратившегося к Кире лица, и теперь казалось, что это существо никогда не ведало печали. Лицо осталось все так же беспредельно прекрасным, но теперь это уже была не мягкое девическое очарование, а красота зрелой женщины — красота диковатая, жесткая и недобрая, и в появившейся на губах улыбке не было ничего кроме холода. Длинные черные пряди волос шевелились, словно змеи, и факел в протянутой руке пылал кроваво-красным пламенем, и пока Кира ошеломленно смотрела на женщину, из-за спины той медленно выходили строгие крылатые женщины с голодным взглядом и обнаженная девушка, чье лицо вновь затянулось огнем, и по равнине к ним неторопливо шла стая мрачных черных псов с горящими глазами, рядом с которыми стражи Веры и Таси показались бы безобидными молочными щенками, и множество уродливых теней металось над равниной, мелькали когтистые конечности, судорожно подергивающиеся хвосты, острые клыки, бесплотные глаза, наполненные нечеловеческой тоской и яростью, и над бледными цветами растекался призрачный стон и далекие вскрики.

— Так вот в кого ты веришь на самом деле? — насмешливо произнесла женщина. — Ты хотела ту? Ну, так ты ее получила!

— Нет! — в отчаянье воскликнула Кира. — Я представляла тебя не такой!

— А поверила именно в такую. Вас теперь легче напугать, чем удивить, к угрозам вы прислушиваетесь внимательнее, чем к уговорам, страшное стало вам интересней тихих простых радостей. Взгляни на меня внимательно, Кира, — я твоя вера. Я! — женщина холодно усмехнулась и отстраняюще махнула рукой. — А теперь уходи. Время истекло, праздник окончен, и игра сыграна до конца. Миры разделяются.

Тотчас же земля под ногами Киры вздрогнула, и она покачнулась, чуть не упав. Где-то вдалеке оглушительно грохнуло, она испуганно обернулась, потом взглянула на Вадима, неподвижно стоявшего среди остальных, бестолково дернулась вперед-назад, и Князев зло крикнул:

— Уходи сейчас же!

Он рванулся было к ней, но тотчас же несколько кошмарных псов молча метнулись ему наперерез, загораживая дорогу, и толстые коротколапые щенки испуганно брызнули от них в разные стороны. Кира сжала зубы и снова обернулась — как раз вовремя, чтобы увидеть, как по равнине, рассекая ее пополам, змеится черная трещина, убегая куда-то в бесконечность. Стены узкого провала дрогнули и начали медленно расходиться в стороны, и в тот же момент откуда-то снизу долетел громкий плеск, словно где-то там, на чудовищной глубине стремительно катила свои воды быстрая река. Кира сделала неуверенный шаг назад, потом взглянула на женщину почти жалобно, и та улыбнулась ей с неожиданной материнской лаской.

— Я не могу воспрепятствовать тебе остаться, если захочешь. Я никогда никого не выгоняю. Ты была бы мне очень полезна в мире живых, но и здесь тебе найдется достойное место. Ты можешь странствовать вместе со мной, размышлять вместе со мной, владеть ночью вместе со мной… Ты мне понравилась. Ты тоже любишь свободу и пространства… Присоединяйся, если хочешь, и он, — женщина кивнула на Вадима, — останется с тобой навсегда.

— Да уходи же!.. — яростно снова закричал Вадим, но она легко повела рукой, и его крик стал беззвучным. Одна из крылатых женщин вдруг оказалась возле него в стремительном текучем движении, положила узкую ладонь ему на плечо, и Князев, скривившись, вдруг резко накренился к земле, словно прижавшаяся к его плечу ладонь весила не меньше центнера. Кира оглянулась — провал за ее спиной раздвигался все шире и шире. Через него, впрочем, еще можно было перемахнуть одним прыжком… пока еще можно было…

— Решай, — мягко сказали ей, и в следующее мгновение к Кире приглашающе протянулась рука с длинными тонкими пальцами. Кира оглянулась еще раз, потом повернула голову, и ее взгляд приковался к этим пальцам, которые столько предлагали… и следом за взглядом потянулась вдруг и ее рука — вначале медленно и робко, но вот уже жадное нетерпение протекло в это движение, а пасть провала позади распахивалась все шире, раскалывая усеянную бледными цветами равнину. Кира, глубоко вздохнув, качнулась вперед, и в этот момент Вадим вдруг резко вывернулся из-под придавившей его ладони, метнулся в сторону, сбил на землю уже взметнувшееся навстречу в прыжке черное тело пса, перекатился через него, подскочил к Кире и схватил ее в охапку, и ее рука, уже почти коснувшаяся пальцев женщины, улетела, и женщина вскрикнула, и в крике этом было изумление, и была злость, и была насмешка, и было что-то еще — темное, и в то же время странно снисходительное.

Вадим ринулся к провалу, на бегу спустив девушку на землю и крепко держа за запястье, и Кира покорно мчалась следом, мало что соображая. Уже у самого края он резко остановился, и его рука на развороте с силой дернула Киру вперед и разжала пальцы, так что Кира, не успев даже вскрикнуть и затормозить, по инерции пролетела над широким провалом и рухнула на землю по другую его сторону, больно ударившись бедром, и, с хрустом смяв бледные цветы, откатилась назад. Тотчас же она вскочила и повернулась, но провал уже расползался стремительно, и перепрыгнуть его уже было невозможно, и где-то там внизу яростно и страшно ревела бушующая река, а Вадим стоял на противоположной стороне, сжав губы и чуть прищурившись. Отступили куда-то темное божество и его мрачная свита, и к краю провала, медленно заволакивающемуся туманной дымкой, один за другим подходили люди и псы, а Кира, в бессилье сжав пальцы, смотрела только на Вадима, дрожа всем телом и чувствуя, как больно колотится в груди сердце, словно где-то там опять поселился страшный кристалл… но нет, это был не он. Кристалл можно было вырвать. То же, от чего сейчас было столько боли, вырвать было невозможно. Он стоял на другой стороне, которая уходила все дальше и дальше… Он остался на другой стороне…

Он остался…

Не выдержав и ни о чем больше не думая, Кира с болезненным вскриком рванулась к краю чудовищной пропасти, раскинув руки…

И с размаху ударилась о стену.


предыдущая глава | Коллекция | cледующая глава