home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

— Кира, чем ты занимаешься? Здесь, все-таки, не художественный салон.

Она обратила на Ивана Анатольевича затуманенные глаза и поставила фигурку на подстеленный лист бумаги. Дядя склонился, оперившись ладонями о столешницу и удивленно глядя на то, что изобразила племянница. В пластилиновой ванне лежала голая женщина с высоко закрученными на макушке волосами, в ванне же находился и мужчина, но одетый. Одно колено мужчины вжималось женщине в живот, а другое — в бедро, зубы были оскалены, словно в напряжении. Мужчина стиснул пальцы на шее женщины, а та цеплялась за его запястья, будто силясь разорвать хватку. Изо рта женщины торчала мочалка, отчетливо была видна свисающая петелька. На бортике ванны лежало сложенное полотенце, из пластилинового крана лилась струя пластилиновой воды. Шланг душа был перекинут через бортик, и душ свисал, почти касаясь несуществующего пола. Казалось, его бросили только что, и он еще до сих пор раскачивается.

— Господи, что это за жуть?!

— Мужчина убивает свою любовницу, — неохотно пояснила Кира и взглянула на монитор так, словно не могла понять, что это такое.

— Натурально как ты сделала, — сказал Иван Анатольевич, с любопытством разглядывая пластилиновое творение. — Прямо каждая черточка, даже эмоции… Да ты, прямо, мастер, тебе б заниматься… Только почему тебя такая жуть-то вдохновляет?

— Это очень жизненно… — Кира потерла лоб и зевнула.

— Кстати, у мужика очень знакомое лицо, — дядя склонился еще ниже. — С кого лепила?

— С одной фотографии, — ответила Кира, роясь в бумагах и пытаясь понять, чем именно ей сегодня следовало заниматься. — А вообще… я его не знаю… Так, случайно… посмотрела…

— И все-таки, занимайся творчеством в перерыв или дома, — он выпрямился и постучал кончиками пальцев по столешнице. — У тебя работы навалом, между прочим… Кстати, почему ты так давно не была в больнице?

— Я… у меня сейчас нет времени, — Кира стрельнула глазами в сторону фигурки, потом взглянула на дядю, пытаясь придать лицу выражение озабоченности, но лицо слушалось плохо, считая, что выражение жесткости и цинизма пойдет ему гораздо больше. — Как освобожусь, зайду. В конце концов, запасов там на неделю, лекарств купили впрок достаточно, за уход мы заплатили, Стас без изменений — лежит себе и лежит, если что, нам сразу сообщат — к чему там я? Если я буду там сидеть ежедневно, лучше ему от этого не станет.

На его лице на мгновение появилось некое усилие, словно он изо всех сил пытался что-то сдержать, но почти сразу же оно разгладилось и тут же по нему расползлось огорчение и недоумение.

— Кир, я тебя не узнаю, — сказал Иван Анатольевич. — Как ты можешь так говорить? Он же твой брат.

— Он… — Кира облизнула губы и напряглась. — Да, я зайду сразу же, как… У меня сейчас… у меня кое-какие дела…

Знал бы ты, кто он, мой бедный простодушный дядя… Знал бы ты, кто все мы. Твой племянник — убийца, твоя жена — сволочь, твоя тетка — ведьма, а твоя племянница — сумасшедшая стерва… да и тоже уже убийца. Славный заборчик. Одна милая счастливая семья.

— Ты плохо выглядишь, — на лице дяди Вани появилась тревога. — Кира, что с тобой творится в последнее время? Я же вижу, что у тебя что-то неладно. Ничего не объясняешь… Ты хоть ешь?

— Очевидно, да, раз до сих пор не упала, бездыханная, на клавиатуру, — Кира взглянула на часы. — Все в порядке, дядь Вань, не беспокойся. Я просто… — она развела руками. — Просто.

— Темнишь ты, вот что, — сказал он, неохотно отходя, но тут же остановился. — Кстати, ты не в курсе, куда Михеев запропастился? Неделю уже его нет. Вы ж с ним, вроде как приятельствовали?..

Кира пожала плечами, пристально глядя на экран.

— Не знаю, сама его давно не видела, а сотовый его не отвечает. Ты домой ему звонил?

— Да звонил… Только там ничего не знают, сами уже беспокоятся. Сообщения, правда, от него приходят — мол, у какого-то приятеля засел, с новой программой ковыряются, сильно занят, поэтому на звонки отвечать не будет… Нет, ну бывало и раньше, что он так пропадал… с программами… и нам потом его изыскания были только на пользу… Но — то день, ну два… а тут…

— Да появится — куда он денется?! — Кира дернула уголком рта. — Главное, чтоб он опять кому-нибудь чего-нибудь не посоветовал.

— С него станется!.. Ладно, заказчик вот-вот придет… — дядя хмыкнул и наконец ушел. На лице Киры появилось облегчение, почти сразу же сменившись выражением тупой боли. Она прижала ладони к губам, потом провела ими по лицу, надавливая, будто хотела содрать с него кожу, и ее пальцы вплелись в распущенные волосы.

Ей было очень плохо. Несмотря на все, что случилось, несмотря на то, что она знала о Егоре и даже на то, что он пытался сделать и сделал бы, если б не тени-стражи, сейчас ей его не хватало — не хватало безумно, не хватало его шуточек, глупостей и подковырок, и растерянных рассказов об очередной глупой ситуации, в которую он угодил. Конечно, осталась его тень на стенах ее дома, но она может только бродить взад-вперед и колотиться о невидимое стекло — и ничего больше, и лучше б она пропала — жуткое напоминание о том, что она сама отдала Михеева на растерзание псам. То, что осталось от него, могло бы жестами отвечать на ее вопросы, если б захотело, но Кира ни разу ни о чем его не спросила и была рада, что жуткая тень появилась всего лишь раз.

Как бы она хотела вернуть их всех обратно — всех, даже дурочку Владу, которая, в сущности, была не так уж плоха. Вернуть такими, о которых она еще ничего не знала, а знание это пусть заберут — оно ей не нужно. Ту смешливую Вику, которая встречала ее во дворе, того Стаса, с которым они танцевали неуклюжий вальс возле старого рояля, того Егора, который покаянно вздыхал, сидя на перилах с сигаретой и болтая длинными ногами, ту Владу, которая зыркала на всех густонакрашенным взором… и того Вадима, который обнимал ее на скале среди бушующих волн. Только о Сергее не думалось совершенно, и порой она удивлялась, что его исчезновение прошло для нее совершенно незаметно. Пропал ли он сам по себе или в ее квартире — Киру это не интересовало, словно Мельникова никогда и не было на свете. Странно проходят иные люди через твою жизнь — вроде были близкими, а вспомнить о них нечего, да и незачем.

А Вадима она не видела очень давно. Его не было во дворе, когда Кира шла на работу, не было и когда она с нее возвращалась, и когда бы она вечером или ночью не выглядывала на улицу, свет не горел в его окнах. Пару раз она позвонила ему, но Вадим не снял трубку. Вчера Кира, вконец обеспокоенная, переломила свою гордость и поднялась к нему, долго звонила в дверь, но дверь не открылась, и за ней не было слышно ничьих шагов. Внезапно она испугалась, что и Вадим тоже исчез — пробрался тайком в ее квартиру, чтобы все-таки выяснить… и его забрали… Но потом одернула себя, отчетливо вспомнив выражение лица Князева тогда, в подъезде. Он не вошел бы в квартиру даже под страхом смерти. „Даже моей смерти“, — мрачно подумала Кира, спускаясь по лестнице. Утром, встретив Софью Семеновну с Лордом, она спросила, давно ли та видела Князева, и та ответила, что буквально час назад. Ее голос показался Кире враждебным, а выражение глаз — затаенно-опасливым, словно девушка могла в любую секунду вцепиться ей в горло.

— Что вы на меня так смотрите?! — не выдержала Кира.

— Нормально смотрю, — старушка пожала плечами и величественно удалилась, уводя Лорда, который упирался и никак не хотел уходить.

Кира вздохнула, еще раз взглянула на пластилиновую сцену убийства — и чего ее пальцам так нравится воспроизводить все, что ей довелось увидеть? — потом открыла городской телефонный справочник и набрала в окне поиска „Стадниченко Юрий Валентинович“. Именно так звали человека, пластилиновая копия которого душила женщину в пластилиновой ванне.

На следующий вечер после гибели Михеева Кира просмотрела записи Веры Леонидовны, отметив все имена, напротив которых стояло „опл.“, отобрала тех, чье появление должно было произойти в ближайшие лунные дни, и начала строить расписание, выбирая нужные фотографии и профили. Она без труда отыскала фотографию второго участника вчерашней сцены на стене, изорвала ее в клочки и выбросила. Ничего об этом знать больше не хотелось. А потом принялась смотреть.

Большая часть сцен не представляла из себя ничего жуткого — как правило, это были любовные утехи с чьими-то мужьями или женами, которые их участники желали хранить в тайне. Несколько раз увеселения происходили и между однополыми партнерами — все датированные, в основном, восьмидесятыми годами, и Кира насмешливо подумала, что бабка, верно, хорошо настригла с развеселых партнеров — в то время на таких развлечениях можно было здорово погореть во всех отношениях. Интересно все же, каким образом она шантажировала своих незадачливых постояльцев — только лишь предъявлением информации на словах? Ведь у нее не было ни пленок, ни фотографий.

Но попадались и сцены жуткие, после которых Кира включала свет и долго сидела с закрытыми глазами, словно боялась вновь взглянуть на окружающий мир. Может и прав был Егор, может действительно стены этой квартиры, накопив в себе столько теней и столько чужой боли, начали сводить людей с ума?

31 марта 1994 года примерно в десять часов вечера Стадниченко Юрий Валентинович, местный житель, после бурной ссоры задушил свою любовницу Лидию Коган. До половины третьего ночи смотрел телевизор в гостиной, потом вытащил труп из ванной, замотал в одеяло и вынес из квартиры. Вернулся спустя два часа — уже без тела — и лег спать.

4 сентября 2001 года снимавшие квартиру Зеленская Татьяна и Костина Вероника сцепились друг с другом во время развеселых посиделок с участием некоего Дмитрия Озерникова. Озерников пытался их разнять, за что получил от Костиной два удара по голове канделябром, после чего был вытащен из квартиры девушками и каким-то мужчиной, очевидно, вызванным на помощь. Девушки вернулись под вечер следующего дня, а через три дня съехали с квартиры.

23 августа 1998 года Верич Виктор Пантелеевич, москвич, избил жену и своего тринадцатилетнего сына. Сын был увезен прибывшей бригадой „Скорой“ и в квартиру больше не вернулся. Муж и жена съехали спустя четыре дня, и судя по тому, что Вере Леонидовне удалось заставить его заплатить, официально для Виктора Верича все прошло гладко.

Помимо этого за эти лунные дни, пронизывающие целые десятилетия, в квартире состоялось великое множество драк с разнообразными последствиями, несколько зверских изнасилований и бесчисленное множество семейных скандалов. Кира была рада, что хранящие тени стены не сохранили заодно и звуки, иначе все это ощущалось бы еще более жутко.

Кира запустила поиск и через короткий отрезок времени была уведомлена о том, что человек с такими данными в городе не проживает, вернее, телефон на него не записан. Она вздохнула не без облегчения. Неприятно было бы столкнуться с этим типом где-нибудь на углу. На фотографии он выглядел довольно отталкивающе — мрачное лицо, тонкие злые губы, сильно выдающийся подбородок… Хотя, наверняка он казался ей отталкивающим из-за того, что Кира о нем знала. Зачем она, собственно, ищет всех этих людей? Она ведь не собирается ни шантажировать их, ни выводить на чистую воду — да даже если б и захотела, у нее все равно нет никаких доказательств. Бабка умела это делать, но Кира не знает, как — и знать не хочет. И никакой литературы о всяких там ритуалах тоже читать больше не станет. И без того хватает! Она вспомнила Веру Леонидовну, несущую в гостиную беспомощного щенка, и вздрогнула. Неужели проклятая бабка изловила и убила и того смешного овчаренка, которого Кира когда-то видела в ореховой рощице?!

Она прикусила ноготь большого пальца, глядя на монитор. Кира уже слишком хорошо знала цену своим подобным „хватит“ и „больше никогда“. Мир давно расщепился надвое, и в одной его части она отчаянно отшвыривала от себя все, что уже довелось узнать, и убеждала — то ли себя, то ли неизвестно кого — в том, что до срока, указанного в завещании, осталось два дня, и она избавится от квартиры — пусть кто-нибудь другой возится с ее ужасами, если ему того захочется! Но во второй части мира всегда была ночь и холодные стены, и так хотелось знать больше… и иногда ей даже казалось, что она понимает Стаса. Обыденность оставалась под солнечными лучами, под лунным же светом начиналось нечто совсем другое. Днем хотелось к живым людям, ночью же милее были тени.

Проходившая мимо ее стола коллега Наташа, некогда благодаря совету Егора лишившаяся распрекрасной поездки на Кипр, потянула Киру за руку.

— Кирка, пошли покурим! Ну пошли, мне одной скучно… пошли — сидишь смурная целыми днями! Люди должны общаться! Пойдем!

— У-у… — отозвалась Кира и неохотно, но все-таки позволила вытащить себя из-за стола и увлечь к выходу. В коридоре они миновали Ивана Анатольевича, оживленно разговаривавшего с каким-то высоким полным мужчиной. По выражению его лица Кира поняла, что это и есть ожидаемый заказчик и подмигнула дяде. Тот сделал в ответ страшные глаза и мотнул головой — мол, проходите живее! Кира на ходу с вялым любопытством оглянулась на широкую мужскую спину в легкой бледно-серой рубашке, промокшей посередине и под мышками, и вышла на улицу. Мужчина, приметив девушек боковым зрением, с праздным любопытством глянул им вслед и тут же снова обратил взгляд на Ивана Анатольевича.

— Ладно, с этим мы, считайте, все утрясли, сейчас я человека вызову… к сожалению, начальник технической группы сейчас на больничном, может через пару деньков… — Иван Анатольевич двинулся было в сторону, одновременно сделав приглашающий жест в сторону кабинета, но собеседник остановил его.

— Не стоит беспокоиться, мне не к спеху. А человека вызывать не надо, чего дергать ради такой мелочи? Может, я пройду и на месте с ним пообщаюсь, а?

— Ну, раз так — пожалуйста, — он провел мужчину в рабочее помещение. — Сюда, вот здесь наши сотрудники и обитают…

— А у вас душновато, — осуждающе заметил тот, идя следом и вытирая вспотевшее лицо. Проходя мимо одного из столов, он вдруг резко остановился, и Иван Анатольевич, ощутив, что его больше не сопровождают, удивленно обернулся, потом тоже подошел к столу.


— Это что ж, Иван Анатольевич, у вас за скульптор такой тут обосновался? — человек кивнул на пластилиновую композицию, и тот недовольно поморщился.

— …м-м, маркетолог наш увлекается.

— Видать, в плохом настроении сегодня. Но талантливо, — насмешливо заметил мужчина и перевел взгляд на монитор. Уголки его рта дрогнули, и он чуть передвинулся, загораживая экран спиной. — Это уж не та ли брюнеточка, которая только что мимо нас проследовала? Ну, я вам скажу, такой вы цветник тут у себя развели!.. — он подмигнул Ивану Анатольевичу. Тот с прохладцей ответил:

— Да, она. Моя племянница.

— Все, — собеседник прижал руку к груди, — забыл-забыл, не видел… А вы знаете, Иван Анатольевич, наверное, вы правы, лучше нам в кабинете пообщаться. Очень здесь душно.

— Ну, как скажете, — Иван Анатольевич окликнул одного из инженеров. — Руслан! Идемте, Юрий Валентинович.

Тот кивнул, украдкой огляделся и, убедившись, что никто не смотрит в его сторону, как бы между прочим скользнул ладонью по столу и незаметно нажал кнопку перезагрузки. Компьютер сердито пискнул, но человек уже был в двух шагах от него, и вид имел самый невозмутимый. Один из сотрудников оглянулся на компьютер и сердито пробормотал себе под нос что-то насчет „долбанного контакта“.


предыдущая глава | Коллекция | * * *