home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XII

— Я вас настиг! — возвестил Егор, приземляясь на стул рядом со столом Киры за полчаса до окончания рабочего дня. — Какой я молодец!..

На него покосились — кто недовольно, кто с вялым интересом, Кира же — с равнодушно-вежливой улыбкой. Она пришла на работу около часа назад и села на свое место, никому ничего не объясняя — только поздоровалась и все. И коллеги ничего не спрашивали — то ли из деликатности, то ли ощущая исходящую от нее угрюмость и даже что-то сродни враждебности. Даже Егор поначалу ничего не спросил, но сейчас-таки не выдержал.

— Я думал, тебя еще дня два не будет… — он помялся, наблюдая, как Кира перелистывает страницы поисковика. — Ты ведь не из-за работы, а? Ищешь чего? Может, помочь?

Кира ничего не ответила, но щелкать кнопками „мыши“ перестала. Подперла подбородок ладонью, глядя куда-то мимо монитора, и неопределенно пожала плечами, потом выключила окно поисковика.

— Я тебе звонил, — заметил Егор с легкой призрачной укоризной. — Ты чего мобильник-то выключила? Так у дядьки и живешь?

— Периодически, — пробормотала Кира, и Егор принял удрученный вид.

— А-а-а… А я уж подумал было — раз ты в своей хате не живешь, так может, сдашь ее мне на время… по очень умеренной цене, как лучшему в мире убийце вирусов и вообще классному пацану… Я, конечно, очень любить свой маман, но совместная жизнь с ней хороша в небольших дозах, а снять хату летом… уй, дорого!

— Не выйдет, — она улыбнулась со странной иронией. — К тому же, Михеев, тебе бы очень там не понравилось.

— Э, чего там, при определенных обстоятельствах мне понравилось бы жить и в сарае! — отозвался Егор, огляделся украдкой и, придвинувшись ближе, задушевным шепотом спросил: — Ну, как оно вообще? Я не из-за любопытства — я с предельно дружескими намерениями… Только, рыба моя, ежели разозлишься на меня — делай это, пожалуйста на словах. Я ведь такой хилый мальчик, а ты… знаю тебя, можешь запросто и монитором по кумполу ахнуть… ежели поднимешь, конечно.

Кира взглянула на него сурово, но тут же не удержалась и фыркнула.

— Ты ненормальный, Михеев — тебе это известно?

— Нет — ты мне только что открыла глаза на эту ужасную правду, — прогнусавил Егор и закрыл лицо ладонями. — Милаи-и, и как теперь жить-то на свете?!.. Хм-м, извини, — он убрал руки, наклонился, чуть ли уложив голову на стол, и заглянул ей в лицо. — Так как жизнь, подруга?

— Да никак, в сущности, — ее пальцы подхватили со стола карандаш и принялись рассеянно крутить его. Михеев покосился на остро отточенный грифель и чуть отодвинулся. — Стас без изменений. Ничего больше не было… В ментуру вызывали пару раз, хотя я так и не поняла, зачем… Задают одни и те же вопросы, такое ощущение, будто они не для информации меня вызывают, а так, поглядеть… Ничего не говорят… так и не пойму — подозреваемая я, не подозреваемая… И вечно там участковый этот торчит! — карандаш в ее пальцах сделал в воздухе резкий выпад, словно поражая невидимого Дашкевича. — Какого его на допрос пускают, хотела бы я знать?! Достал он меня уже своими расспросами! Тактика поведения у него, конечно… не мент, а помесь боксера с психиатром — двинет в челюсть, а потом — давайте поговорим об этом!.. Кстати, ты сегодня вечером свободен?

— Для тебя, солнце мое, я всегда свободен! — заявил Егор с парадной торжественностью. — А чего делать? Ты хочешь привлечь меня к тяжелой физической работе или пива попить?

— Скорее второе, но здесь, — Кира похлопала ладонью по столу. — Как наши разойдутся…

— Понял! — Егор просиял лицом. — Тогда я щас все быстренько закончу и даже за означенным пивом сгоняю! Только не вздумай меня наколоть!

Кира отмахнулась от него, и Михеев уехал вместе со стулом, а она вновь принялась открывать „окно“ за „окном“.

Увлеченная поисками, Кира не заметила, как все разошлись — осталось только двое молодых инженеров, которые устроились за компьютерами в дальней части помещения и шумно резались в „Противостояние“. Егора тоже не было, хотя его пакет лежал на стуле — верно уже умчался за пивом. В офис заглянул второй зам Ивана Анатольевича и устремил на Киру недоуменный взгляд:

— А ты домой не собираешься?

— Я еще посижу, если вы не…

— В девять закрою… и не курить тут у меня… — перебил ее Денис Олегович и зевнул.

— А пить можно?

— Пить — можно, — буркнул он. — Если что, я в кабинете… у меня еще много всяких дел…

Зам вышел, и через минуту из-за неплотно закрытой двери кабинета донеслись характерные звуки третьего „Дума“. Кира насмешливо приподняла брови, снова уткнулась было в компьютер, но тут же повернулась, когда в офис влетел Михеев в обнимку с пакетом, в котором приятно позвякивало. Выставил на стол две бутылки холодного пива, открыл их, а остальное сунул в холодильник, после чего подъехал к столу Киры, сидя верхом на своем вращающемся стуле.

— Сколько… — начала было она, но Егор показал ей кулак.

— Кира, ну вот, ну ей-богу… огорчусь!

— П'oнято! Егор, понимаешь, мне нужно кое-что найти… — Кира подергала „мышкой“, отчего стрелка на экране всполошено запрыгала. — Но я вообще не знаю где искать?.. хм-м, я даже не знаю, что искать?

— Не въезжаю, — Егор отхлебнул пива. — Выразитесь менее научно.

— Ты, кстати, в религиях разбираешься?

— Вообще-то не очень, — отозвался Михеев, отчего-то сразу поскучнев. — И знаешь, иногда я этому рад — столько сейчас всяких развелось…

— Возможно, это вовсе не современная религия… может быть… А в каких приносили в жертву собак?

— Ой, да во многих! — сказал он не без удивления. — Да даже в сатанизме… нет, там, вроде, кошек? А так во многих. Иногда любых, иногда строго определенного цвета… Тебе зачем?

— Я кое-что видела и поэтому…

— Ты видела жертвоприношение?! — Егор понизил голос и обернулся на игроков. — Ты что — видела какой-то ритуал?! Елки — где?!

— Я не знаю, что я видела, — Кира тоже перешла на шепот. — Скорее… я бы сказала… что видела определенные составляющие этого ритуала… если это вообще ритуал. Раньше мне казалось, что… Если б ты знал, как я запуталась!

— Так может, раз запуталась, стоит не впутываться еще глубже? — резонно заметил Егор. — Все эти штуки… знаешь, как это опасно?!

— Собаки! — решительно напомнила Кира. — Я пыталась найти в сети, но наверное неправильно задаю вопрос, потому что мне выдают всякие глупости.

— Ладно, за современность я не отвечаю, — Егор потер подбородок, — а что касается старых богов… чтоб так сразу вспомнить, кому конкретно… Хотя, — он поднял указательный палец, — чего там далеко ходить?! Геката — вот тебе и жертвенные собаки, да еще сколько!..

— Геката? — Кира нахмурилась и щелкнула в воздухе пальцами. — Это…

— Позорище! — авторитетно произнес Егор. — А еще гречанка по крови! Геката — это страшная богиня ночи и подземного царства… э-э, еще, по-моему, колдовства и чего-то там еще… повелительница теней…Ночами она бродит по дорогам со свитой псов и душами умерших!.. — Егор сделал зловещее выражение лица и воздел руки над головой, потом шлепнул ладонями о столешницу. — Кажется, одно время ее культ был очень популярен у орфиков, а изначально вроде как пришел то ли из Фракии, то ли из Карии… и вначале это была совершенно милая и добродетельная богиня, а потом граждане эллины все испортили. Кстати, еще помню, что если Гекату видят или чуют обычные… в смысле, живые собаки, они начинают жутко выть, выражая ей свой восторг.

— Что ты сказал? — вздрогнув, переспросила Кира.

Егор повторил, и она, побледнев, прижала ладонь к груди таким отчаянным жестом, что Михеев тут же встревожено спросил:

— Ты чего?

— Нет… ничего… Просто, странно… Повелительница теней, говоришь?

— Ну давай посмотрим в Инете, если тебе нужна точная информация… хотя такие вещи лучше изыскивать в библиотеках, в старых книгах… — Егор чуть подвинул Киру вместе с креслом и защелкал клавишами. — О ней знаешь сколько всего понаписано — ужас! Может, и найдешь, что тебе надо… Вот, гляди.

— Ого! — воскликнула она, глядя на бесконечный список. — И ведь я даже не уверена…

— Смотри, а я пока рядом тихо пивко попью, — пробормотал Егор и отъехал чуть в сторону. Кира открыла несколько „окон“ и принялась просматривать их, беззвучно шевеля губами, и постепенно выбыла из реальности.

Когда она в нее вернулась, Егор уже ополовинил вторую бутылку пива. Кира потерла виски, пытаясь осмыслить все, что она только что прочитала. Информации было слишком много: определение, история, обряды… Страшная триединая, трехликая богиня луны, ночи и подземного царства, могущая защитить, а могущая наслать безумие, покровительница обиженных женщин и повелительница кошмаров, божество перекрестков и пределов, хранительница врат… В разные времена у нее было столько разных ипостасей… причем то и дело Кира натыкалась на слова „по версии“ — значит, нельзя утверждать в точности… впрочем, что можно утверждать в точности о том или ином веровании? Впрочем, дело было не в этом, ибо кусочки все-таки отыскались, хотя ей и в голову не приходило, что они отыщутся именно здесь… Все это было маловероятно, все это допускалось с трудом… и все же…

Ей приносили в жертву собак.

Она повелевала тенями.

Во время обрядов ей приносили в дар еду — рыбу, яйца… возможно, и мясо и хлеб, которые закапывали в землю.

Так же ей приносили в дар куколок, которых закапывали, как проводников в загробный мир.

Самыми распространенными атрибутами являлись волки, собаки, змеи, ключи, кинжалы, факелы, кнуты, обвитые плющом пихтовые ветки.

— Ненормальная… — прошептала Кира и еще раз перечитала несколько версий обрядов вызова… тьфу, черт, глупость какая! Ничего похожего… вроде бы, абсолютно ничего. Ни леса, ни костра, ни перекрестка трех дорог… ни прочего. Квартира — самая обычная квартира-„сталинка“.

Тени, бродящие при пламени свечей.

Закопанная еда и закопанные же куколки — но где — в цветочных горшках!

Груда ключей в шкафу в прихожей.

Плющ на кулоне, который стащил у нее Стас.

Постоянно пропадавшие в их районе псы.

И то, что она видела, в конце концов!

Если действительно видела…

Впрочем, все это действительно походило на остатки какого-то ритуала… Скомканного ритуала, и, если бы не несчастные псы и люди, сгинувшие неведомо куда, даже смешного. Этакого нелепого кукольного ритуала, который мог бы придумать ребенок, начитавшийся мифологии.

Кира фыркнула, хотя ей совсем не было весело. Бабка поклонялась древней богине — вот этого ей еще только не хватало! Хотя, ведь не обязательно именно этой. Многие культы схожи между собой. А если даже и этой, то какой именно из них? Какой из ее ипостасей?…

Она взглянула на монитор, снова скользя взглядом по строчкам, которые привлекли ее внимание, хотя Кира так и не поняла, почему.

„В зависимости от ситуации она может появиться перед взывающим как девочка, как зрелая женщина или как старуха. Она может вести себя мудро, может быть беспечным ребенком, устремленным на одни лишь шалости, а может прийти и старухой, которой безразлично все, что происходит“.

Бред, совершенный бред!

Но он ведь сработал, не так ли?

Только для чего? И что именно просила Вера Леонидовна? Здесь написано, что вызывающие просят богатства и могущества. Но разве то, что творится в квартире, может принести богатство? И уж тем более могущество? Хотя все же некое могущество у бабки было — довольно-таки мелкая, детская власть. Псы, отпечатки чужих жизней, таивших в себе некоторые тайны, да несколько десятков… уж и не сказать точно, кого. Но это все.

А может, важно, не к кому она обращалась, а кто ее услышал?

Ты становишься суеверной, Сарандо?

Неужели и Стас занимался этой ерундой?! Для обряда вызова, как сообщается, нужны три женщины — интересно, где он взял таких идиоток?! Или он еще ничего не делал, а так — смотрел?

И что происходит с ней самой?!

— У тебя такое выражение лица, что мне даже жутко спрашивать о чем-либо, — раздался рядом с ее ухом голос Михеева, и Кира вздрогнула, совершенно о нем забыв. Потом взглянула на него очень жалобно.

— Егор, слушай, а у тебя случайно нет знакомого психиатра, а?

— Ну, роднуля, зачем же сразу так печально? — Егор поставил бутылку на стол и подпер щеку кулаком, внимательно глядя на Киру. — Есть парочка, но они не станут со мной общаться, поскольку они оба женского полу…

— И ты им в свое время что-то посоветовал, — Кира кивнула. — Знаешь, либо я схожу с ума, либо в моей квартире однажды… а то и неоднократно проводили обряд вызова ее… — она ткнула пальцем в направлении монитора, и Егор тут же отрицательно замотал головой.

— В квартире бы не стали. Нужен лес, костер и куча баб.

— Откуда ты знаешь?! — Кира вскинула голову, и Егор ухмыльнулся.

— Да только что, у тебя через плечо прочитал…

— Егор, а ты верующий?

— Истинный христианин! — тут же заявил Михеев и соответствующе истово перекрестился слева направо. Кира взглянула на него удивленно.

— Ты что — католик?

— Тьфу! — он осенился справа налево. — Все время путаю.

— А я неверующая — совершенно. Может, это-то и плохо. Верующий бы, может быть, себя на моем месте чувствовал, как рыба в воде, а у меня крыша едет.

— Знаешь, Кира, — вкрадчиво произнес Егор, — я ничего не понимаю.

— А я — так тем более, — Кира подхватила свою бутылку и выпила остатки пива, уже успевшего нагреться, в несколько гигантских глотков. Включила принтер, вытащила сигареты, посмотрела на дверь в кабинет заместителя и спрятала их. — Во всяком случае, у тебя есть отличная возможность мне помочь.

— Всегда пожалуйста, — с готовностью отозвался Егор, наблюдая, как принтер принялся выплевывать распечатанные листы. — А чего делать?

— Ты мне поможешь понять, сошла я с ума или нет.

— Мне кажется, что ты совершенно нормальная, просто слишком перенервничала, — заметил он. — А на глубинные исследования я не способен… я имею в виду, психического характера, а не…

— Оставь свои пошлости при себе! — отрезала Кира, торопливо собирая листы. — Сейчас ты пойдешь ко мне в гости.

Михеев ошеломленно уставился на нее.

— Вот так вот прямо и… А… М-да. И чем это тебе поможет? Я, конечно, понимаю, что мое присутствие отлично скрасит лунный вечер, но…

— Не надо мне ничего скрашивать! Я тебе кое-что покажу, — сказала она, запихивая распечатки в пакет, — а ты скажешь — видишь ты это или нет?

— Ничего не понимаю — а этого и вовсе! — Михеев запустил пятерню в волосы, и его ярко-голубые глаза раскрылись до пределов, позволенных природой.

— Тебе не надо будет понимать! — Кира нетерпеливо дернула его за руку, и Егор поднялся со стула. — Тебе надо будет просто смотреть.

— На ритуал? — подозрительно спросил он.

— Нет, ничего ужасного… Кстати, Егор, ты тайны любишь?

Михеев поморщился, словно от зубной боли.

— Терпеть не могу, если честно!

Кира улыбнулась и кивнула.

— Это то, что мне нужно!


предыдущая глава | Коллекция | * * *