home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

В конце апреля погода менялась с такой же умопомрачительной скоростью, как меняются желания капризной женщины. В один день природа нежилась под теплым ярким солнцем, играла яркими цветами, всюду пахло зеленью и распаренной землей, стремительно тянулись вверх травы, выбрасывая зеленые щетинистые колоски, качали головками весенние цветы ярких желтых и лиловых красок, и уже пушились одуванчики, и порхали бабочки, и зажигались белые свечи каштанов, и фруктовые деревья набрасывали на себя душистые белые и розовые покрывала, и всюду вырастали рыхлые конусики муравейников, а в степи у своих норок блаженствовали на солнце сонные тарантулы, и жители города ходили в легких куртках нараспашку, а то и просто в свитерах и рубашках, и все девушки были яркими и нарядными и уже казались загорелыми, и золотистый солнечный свет и ярко-голубое южное небо отражались в их глазах и многие люди уже гуляли у моря, и море казалось добродушным и игриво шлепало легкими волночками по цветной гальке, словно говоря, что на самом деле оно не такое уж мрачное и коварное, каким казалось совсем недавно… А над морем, на скалах, древний город, пронизанный солнцем, чудился волшебным видением, сказочным призраком, который вот-вот воспарит и уплывет куда-то к горизонту, куда вскоре медленно и как-то томно уйдет солнце, обещая еще более чудесный день, и за ясным вечером следовала такая же ясная ночь.

Но на следующее утро солнце словно забывало о своем обещании и не показывалось, и начинал дуть сильный пронизывающий ветер, и серое небо опускалось, придавливая верхушки деревьев, и прятались бабочки, и тарантулы забивались в норки, все вокруг становилось блеклым и унылым, и с деревьев сыпались цветы, и люди плотнее застегивали куртки, а некоторые — и пальто, и море ревело и билось о скалы, и от него тянуло холодом, и древние развалины казались мрачными и неприглядными, и вчерашняя весна словно была сном. И так тянулось несколько дней, а потом весна возвращалась и все начиналось заново, пока инициативу у нее вновь не перехватывала неизвестно откуда взявшаяся осень.

Но эта последняя суббота апреля была весенним днем, и почти с самого утра Кира сидела во дворе, на одной из скамеечек возле стола. Стас был на работе, Вика тоже, у Сергея обнаружились какие-то дела, а просиживать такой чудесный день в квартире, куда никогда не заглядывает солнце, Кире не хотелось. Она долго бродила возле моря, а теперь, отвоевав у шахматистов и нардистов часть стола, разложила на нем материал и инструменты и дала волю своим пальцам, истосковавшимся по творчеству. Разумеется, опять никакие лампы или сюрреалистические цветочные горшки не получались, в голове не возникало никаких образов, и мысли следовали исключительно путями реальности. Она работала с удовольствием, но в то же время раздраженно думала, что глупо заниматься простым копированием того, что видишь вокруг. Оно и так есть.

Почти все скамейки были заняты неизменным контингентом. Софья Семеновна, как обычно, читала какого-то классика, покуривая сигаретку, Нина вязала, Таня и Мила курсировали с колясками в окрестностях двора, прочие женщины упоенно болтали. Князев, несмотря на теплую и даже жаркую погоду так и не снявший свой мешковатый теплый плащ, изредка выглядывал из-за газеты в облаках сигарного дыма и передвигал фигуры на шахматной доске, каждый раз погружая этим Сан Саныча в состояние мучительной задумчивости. Нардисты лениво бросали кости, тянули „Жигулевское“, жалуясь, что вкус у него совсем не тот, что был в восьмидесятые, и глазели на ноги проходящих вдалеке девушек. На качелях по очереди катались четырехлетние девочки-близняшки из соседнего дома. Дворничиха, вооружившись устрашающего вида косой, выкашивала траву вокруг ореховой рощицы, а вокруг нее вилась молодая бомжиха, путаясь в собственных ногах, и с пьяной хрипловатостью выговаривала свое ежеутреннее заклинание.

— Зин, дай косу! Зин, ну дай покосить! Ну, Зин!

Но та только безжалостно отмахивалась, и Кира, которой до сих пор не приелась эта сцена, фыркала, после чего снова возвращалась к работе. Сидевшая рядом с ней на скамейке пятилетняя внучка Нины, живая и смышленая девчушка, совершенно не похожая на свою бабушку, наблюдала за действиями ее пальцев с искренним восхищением. Кира уже несколько раз пыталась изгнать ее со скамейки, над которой плавали клубы дыма, но Настя только упорно мотала головой и цеплялась руками за скамейку. Нина же, увлеченная вязанием, не обращала на это внимания.

— Вот, — наконец сказала Кира, ставя фигурку на стол, и Настя приоткрыла рот, с восторгом глядя на маленькую копию самой себя, сделанную из яркого пластилина. Кира изобразила ее в длинном сказочном платье, хотя на Насте были джинсы и свитер, в остальном же она ни в чем не отступила от оригинала, и у фигурки были те же косички, улыбающийся рот и вздернутый нос.

— Здорово!

— Из глины бы вышло лучше, — заметила Кира. — Кроме того, глину можно было бы потом раскрасить, чтобы было видно твои веснушки. Но глина, извини, мне нужна для работы.

— Можно я бабушке покажу?!

— Ну конечно.

Настя подхватила фигурку и умчалась. Кира вытерла прихваченной из дома тряпкой испачканные руки и, пользуясь уходом Насти, закурила, тут же заслужив неодобрительный взгляд нескольких пожилых женщин. Потянулась и вздрогнула, когда ее нога толкнула в бок устроившегося рядом, под столом, Лорда. Но тот лишь моргнул в ответ и снова положил морду на лапы. Возле него лежала Буся, выставив толстый лысый живот, и задумчиво смотрела на Киру. Кира уже заметила, что и тетя Тоня, и Софья Семеновна несколько раз недовольно и в то же время удивленно поглядывали в их сторону и несколько раз окликали, но собаки так и не сдвинулись с места.

— Да у тебя настоящий талант! — сказали сзади, и Кира, лениво повернув голову, взглянула на подошедшую Софью Семеновну. — Удивительное мастерство.

— Не нужно таланта, чтобы что-то скопировать, — отозвалась Кира. — Это просто поделки. К тому же, грубые поделки. Я не скульптор и никогда им не буду. Я занимаюсь керамикой. А это — баловство.

— Я бы не сказала, — Софья Семеновна окинула взглядом пластилиновые фигурки Буси и Лорда, парочки динозавров и нескольких обитателей двора, сидевших сейчас на скамейках. Улыбнулась, глядя на саму себя, сидящую на пеньке с длинной трубкой вместо сигареты и ноутбуком на коленях вместо книжки. Потом взяла другую фигурку — человека в плаще и очках, замахивающегося на невидимого противника огромным шахматным конем. — Гляди-ка, Вадим, это же ты! Удивительно похоже!

— Да, что-то есть… — темные очки выглянули из-за газетного листа. — Правда, в жизни я не такой зеленый.

— Это художественная вольность. К тому же, у меня не такой уж богатый выбор, — Кира кивнула на пластилин. — Черный уже кончился, правда, есть еще желтый… но он не слишком выразителен. А зеленый приятен для глаз.

— Это наполняет меня радостью! — буркнул Вадим Иванович и снова спрятался за газетой. Софья Семеновна поставила фигурку.

— Жаль пластилиновые недолго простоят. А почему из глины не делаешь?

— У меня ее мало… Да и здесь, на улице… Глину надо размочить, размять, положить на гипс, чтобы он забрал воду, и только потом… К тому же, я вся перемажусь.

— Ты могла бы их продавать.

— Господи, Софья Семеновна, да кому это надо?! Это слишком обычно… нет, аромалампы, бочонки для специй, оригинальные цветочные горшки — вот что пользуется спросом!

Настя вернулась бегом и аккуратно поставила фигурку на столешницу.

— Ну, и что сказала бабушка? — поинтересовалась Кира.

— Сказала, что я испачкаюсь, — сердито ответила Настя, явно недовольная реакцией Нины. — И сказала, что глупо тратить столько денег на пластилин!

— Твоя бабушка ничего не понимает, — Софья Семеновна заглянула под стол. — Лорд, что ты тут разлегся, людям мешаешь?! Пошли! Лорд!

Пес задумчиво посмотрел на нее и снова умостил голову на лапах. Его хозяйка хмыкнула.

— Что с ним такое? Прямо как прилип к тебе в последнее время.

— Я тут не при чем. И колбасу в карманах не ношу.

— Да он бы и не взял у тебя… Лорд, ко мне — кому сказала!

Овчарка неохотно встала и с недовольным видом поплелась вслед за Софьей Семеновной к скамейке. Настя уселась на свое место, выжидающе уставившись на Кирины руки, и та невольно улыбнулась.

— Ну, кого бы нам еще слепить?

— Их, — решительно сказала Настя и вытянула руку в том направлении, где возле своего люка сидело бомжовское сообщество, едящее плавленые сырки и пускавшее по кругу пакет кефира. Молодая бомжиха уже присоединилась к ним и теперь возбужденно в чем-то их убеждала.

— Почему их? — удивилась Кира. Девчушка секунду думала, после чего привела убедительный аргумент.

— Они смешные.

— Да? — Кира покосилась на колыхавшуюся от легкого ветерка газету в руках Князева. — Ну… на всех у меня пластилина не хватит.

— Тетенек, — сказала Настя и скорчила рожу. — Только сделай их еще страшнее!

— Милая девочка, — заметил Вадим Иванович из-за газеты. — И зачем же тебе страшные тетеньки?

— Я покажу их Светке! — горячо ответила Настя, полная заботы о ближних. — У нее во дворе таких нет.

— В каждом дворе есть что-то свое, особенное, — рассеянно пробормотал Сан Саныч, в раздумье терзавший пальцами свои уши. — Который год уж гляжу на эту компанию. Прижились возле люка, тепло… В принципе, нам с ними повезло, тихие, Артемовне мусор убирать помогают… и других на свою территорию не пускают. Запах только от них, конечно… Кстати, что-то я уже несколько дней Колю толстого не видал.

Кира машинально кивнула, только сейчас осознав, что действительно уже какое-то время не видит усатого толстяка — неотъемлемую часть бомжовского сообщества.

— Да, пропал куда-то, — отозвался Вадим Иванович, чуть опуская газету. — Жаль, если с ним что-то случилось. Неплохой мужик, чертежник бывший. А они понятия не имеют, куда он девался — сами переживают. Вроде как член семьи.

— А вы еще с ними и разговариваете?! — Нина фыркнула, не поднимая головы от вязания. — Делать вам нечего!

— Почему нет? — Князев пожал плечами. — Тоже люди. Как и вы.

— Слава богу, я не такая! У меня хватило ума свою квартиру не профукать! А уж вам бы…

— Нина, ради бога, не начинай! — раздраженно перебил ее Сан Саныч. — Сейчас опять поднимется гвалт на весь двор! Я тебя умоляю — все! Сказала — все! А то сейчас наслушаемся!

Нина сердито тряхнула кудряшками, и спицы в ее пальцах замелькали еще быстрее. Сан Саныч передвинул слона и торжествующе сказал:

— Ну-ка, ну-ка?

Вадим Иванович сложил газету, задумчиво посмотрел на доску и улыбнулся.

— Саныч, иногда меня твои ловушки просто умиляют!

Проигнорировав слона, он передвинул на свободную клетку пешку, казавшуюся несведущей Кире совершенно безобидной, и сообщил:

— Шах.

— Ой, напугал! — насмешливо воскликнул Сан Саныч, в то же время глядя на пропущенную пешку с некоторой досадой. — Да я сейчас…

Князев указал двумя пальцами на своего ферзя и слона, перекрывавших отступление королю противника, и Сан Саныч посмотрел на эти пальцы сердито.

— Но я могу и…

— Не можешь, там доска кончается, — Князев усмехнулся и снова развернул газету. — Будет тебе, Саныч, видишь же — безнадежная партия.

Тот раздраженно сплюнул и смешал фигуры на доске, проворчав:

— Еще?

— Ну, давай.

— А что с ним могло случиться? — спросила Кира, разминая в пальцах желтый пластилин.

— С кем — с Колей? — Князев хмыкнул. — Да что угодно. Машиной сбили, в драке пристукнули, а может, сам помер. С такими людьми никто долго не возится — сама знаешь. Умер — ну и фиг с ним, никто и не вспомнит через пять минут.

— Но здесь…

— Здесь другое дело. Он тут жил. Вроде как часть нашего двора. А каждый двор — все равно, что свое маленькое государство.

Кира кивнула и покосилась на Настю — та болтала ногами и, положив согнутые локти на стол, с интересом слушала.

— И я часть двора? — спросила она, наматывая косичку на палец.

— А как же — обязательно, — ответил Вадим Иванович с самым серьезным видом.

— Даже если я тут только по субботавоскресеньям?

— Ну и что? — он шутливо дернул ее за косичку, и Настя хихикнула, уворачиваясь. — Ты здесь полноправная жительница.

— Это хорошо, — сказала она, глядя на двигающиеся пальцы Киры. — Дядя Вадим, а почему баба Нина говорит, что ты вредный? И чтоб я перестала приставать к тебе с вопросами, потому что ты можешь поколотить меня своей палкой?

Все, кто был во дворе, расхохотались. Нина возмущенно воскликнула:

— Настька! Я тебя сейчас…

— Молодец, Настена! — сказал один из нардистов. — Сдала бабушку!

Вадим Иванович обернулся, и Нина поспешно произнесла:

— Да я же в шутку! В самом деле, Вадим Иванович, она же постоянно вам болтовней своей житья не дает!

— Она ли?! — Сан Саныч, расставлявший фигуры на доске, хрюкнул от сдерживаемого смеха.

— Настя, иди домой — сейчас же!

— Не хочу! — отрезала девчушка, изготовившись, чуть что, выскочить из-за стола.

— Ты думаешь, я тебе домой не загоню?!

— А я тогда на шелковицу залезу! — пригрозила Настя. — И ты меня не снимешь!

— Все матери расскажу! — процедила Нина. — Ну вот, петли спустила из-за тебя! Ты меня до больницы доведешь! Кстати, к Лене вчера „скорая“ приезжала ночью — сердце у нее прихватило. Мне Оля, ее соседка сказала… напугалась еще так — ей-то, дуре, со сна показалось, что это покойницкая машина… Тоже мне… сглазит еще — слава богу, с тех пор, как за Верой Ларионовой приезжала, так больше и не…

— Нина! — резко и зло крикнула Софья Семеновна, захлопывая книгу, и Лорд вскочил, оглядываясь в поисках опасности. — Головой-то думай!

— При ребенке-то… — слабо пробормотала одна из женщин. Нина сжалась на скамейке, втянув голову в плечи и стягивая кофту на груди, словно пыталась спрятаться в нее. Князев с хрустом сложил газету и негромко сказал:

— Насть, иди-ка на качели.

— Да ну, там Олька с Иркой, они дуры такие!.. А что такое поко…

— Бегом беги! — прошипел он. — На пять минут. Ну, живо!..

— Что вы сейчас сказали? — очень медленно произнесла Кира, поворачиваясь к Нине. Та съежилась еще больше.

— Я просто…

— Эта машина приезжала за моей бабкой сюда?! Если она умерла в больнице, почему за ней приезжали сюда?! Значит, она умерла здесь?! В этом доме?!

— Кира, послушай… — начала было Софья Семеновна, но она сверкнула на нее глазами. Ее руки делали резкие, хищные жесты.

— Я не раз говорила вам про нее, про больницу, и вы сочувствовали, и жаловались на плохие больничные условия, и рассказывали про визит моей безутешной тети… а все это время морочили мне голову?! Это тетя Аня вас попросила?!

— Кира, никому не хотелось бы знать, что в его доме кто-то умер, — ровно сказала Вадим Иванович. — Поэтому, тебе совершенно не в чем обвинять свою тетю. Она хотела как лучше для тебя…

— У нее нет никакого права это решать! Она должна была сказать мне! А вы…

— А вот мы как раз не имеем права вмешиваться в чужие дела, — мягко заметила Софья Семеновна.

— Я должна была знать! — упрямо повторила Кира.

— Ну, так теперь ты знаешь. И легче тебе от этого? — в голосе „майора“ появился холодок.

— Она должна была мне сказать! А я узнаю это от посторонних людей!

— Действительно получилось очень нехорошо, — согласилась Софья Семеновна, сверля Нину злым взглядом. — Но, Кира, если ты сейчас побежишь к своей тете и устроишь скандал, то будешь глубоко не права!

Кира несколько минут молчала, медленно оглядывая сидящих, и все старательно отводили взгляды — даже Вадим Иванович, хотя она все равно не могла видеть выражения его глаз.

— Да, у вас тут действительно свое государство, — она вытащила сигарету, и на этот раз ни на одном лице не появилось неодобрения. — Этакий маленький мир. И здесь все всё знают об этом мире. Свои законы, свои тайны, свой фольклор, и я, конечно же, всего лишь…

— Ты — часть этого мира, — негромко сказала Софья Семеновна. — Ты ходишь среди нас, говоришь с нами. Я не знаю, уедешь ты в ближайшее время или нет, но пока ты здесь — ты часть двора. Никто из нас не желает зла тебе или твоему брату, вас приняли лучше, чем многих, и если тебе не все рассказывают, — она метнула в сторону Нины очередной злой взгляд, — то лишь из соображений твоего же душевного спокойствия. Да, в нашем мире есть тайны, но большей частью они никогда не покидают стен этого мира, а потом просто исчезают. Так они не приносят вреда.

— Ладно, — раздраженно произнесла Кира, выдыхая дым. — Я не суеверна, и мне наплевать, был в доме покойник или нет… Но мне хотелось бы… вы же наверняка знаете, где именно она умерла? Если на моей кровати, то я предпочла бы купить другую… И кто ее нашел?

— Твоя тетя. Она тогда прибежала ко мне звонить, — сказала тетя Тоня, покачивая своей монументальной прической.

— Звонить? Разве у нас телефон не работал?

— Ну, не знаю. Может, ей было просто страшно в одной квартире с мертвой… Прибежала и говорит — Вера на полу в гостиной лежит, холодная уже…

— Значит, у нее был свой ключ, иначе как бы она ее нашла… — пробормотала Кира. Тетя Тоня пожала плечами.

— Ну, я не знаю, это уж ваши дела.

Кира хотела было ответить, но тут неподалеку раздался громкий заливистый смех, и она повернула голову. В ореховой рощице стояла Влада, в упор глядя на нее застывшим, почти немигающим взглядом, и курила, а рядом с ней ее мать размахивала руками, пытаясь поймать порхающую над травой крапивницу.

— И чего это она вечно смотрит на меня, как на кровного врага… — пробормотала Кира — больше для себя, чем для окружающих, но Антонина Павловна услышала и тут же сказала:

— Не обращай внимания — она практически на всех так смотрит. Своеобразная девушка. И без мата вообще не разговаривает.

— Еще бы, если ее мать… — подхватилась Нина, и Софья Семеновна прищурилась.

— Нина, почему бы тебе не пойти домой! Ты ведь говорила, что тебе еще обед варить. Внучке голодной сидеть, что ли?

— Ой, я и забыла про обед, — Нина поспешно начала собирать свое вязание. — Настя! Домой!

— Не хочу! — заявила Настя, снова плюхаясь на скамейку рядом с Кирой. — Тетя Кира, а почему ты больше не лепишь?

— Расхотелось.

— Ну-у! — та обиженно надула губы. — Вот видишь, теперь одна ушла — как ты ее будешь делать?!

Кира повернулась и увидела, что молодая бомжиха действительно покинула свою „семью“ и снова направилась туда, где дворничиха, прислонив косу к стволу ореха, собирала скошенную траву в мешок.

— Зин, ну дай косу! — снова заныла она.

— Да я уже все скосила! — огрызнулась дворничиха в сердцах. — Что ты прицепилась?!

— Ну вон там еще трава есть… — бомжиха протянула ей сжатый кулак. — Зин, ну дай косу! У меня есть три рубля!

Она разжала кулак, показывая дворничихе монеты, и несколько человек во дворе хихикнули.

— Потрясающе! — сказал Сан Саныч. — Вместо того чтобы на бутылку потратить!..

Кира зажала себе рот ладонью, глядя, как дворничиха с неохотным видом принимает деньги и протягивает бомжихе косу. Та на пробу махнула ею в воздухе, после чего отошла в сторону и начала скашивать остатки травы, вернее, пытаться это делать. С ее землистого, испитого лица не сходила улыбка безграничного счастья.

— Зина с ума сошла, что ли?! — пробормотала Антонина Павловна. — Да она же сейчас себе ноги поотрубает!

Бомжиха тем временем срезала еще несколько стебельков, подняв при этом тучу земли и сухих листьев, восхищенно прижала черенок косы к груди, после чего вдруг вскинула косу над головой, словно знамя, и помчалась к остальным бомжам, радостно вопя на бегу:

— У меня коса-а-а! У меня коса-а-а!

Те встрепенулись, и площадка вокруг люка внезапно опустела, словно бомжей неожиданно сдуло ветром. Кира, хохоча, повалилась лицом на стол, чуть не сломав одну из пластилиновых статуэток. Вокруг плескался смех.

— Ну, и где-нибудь еще увидишь такое? — с трудом выговорил Сан Саныч.

Кира подняла голову и увидела, что дворничиха уже отняла косу и теперь сурово отчитывает бомжиху, которая стояла с расстроенным видом, как ребенок, у которого отобрали любимую игрушку.

— Ох, пойду обедать, — Антонина Павловна с трудом встала и посмотрела на свою собаку, лежавшую у ног Киры. — Буся! Бусенька! Пошли домой!

Пинчер в ответ только дернул ухом. Антонина Павловна окликнула его еще несколько раз, после чего подошла, наклонилась и выволокла из-под стола за задние лапы. Подхватила на руки, но Буся тотчас же пронзительно заверещала и начала выдираться, суча в воздухе лапами.

— Да что такое с собакой творится?! — недоуменно произнесла тетя Тоня. — Буся! Прекрати!

Но ей пришлось прикрикнуть на нее еще пару раз, и только после этого пинчер апатично обмяк и позволил себя унести. Кира без всякого интереса посмотрела им вслед, повернула голову — и как раз вовремя, чтобы увидеть пристальный взгляд Софьи Семеновны, но та сразу же погрузила его в раскрытую книгу. Зато Лорд, лежавший у ее ног, взгляда не отвел, смотрел и смотрел, словно ждал от Киры какого-то поступка или просто слова, может быть, собственного имени, произнесенного вслух. И она чувствовала этот выжидающий взгляд, даже когда отвернулась и снова занялась лепкой. Настя сидела рядом и наблюдала за ее руками, держа на ладонях маленькую пластилиновую саму себя, улыбающуюся веселой пластилиновой улыбкой.


предыдущая глава | Коллекция | * * *