home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

Сразу было видно, что черноволосая девушка, прохаживавшаяся по мокрому перрону симферопольского вокзала, страшно нервничает.

С низкого кисленького неба сыпалась холодная противная морось, наводившая на мысли скорее о вянущем ноябре, чем о вовсю расцветающем марте. Зонта у девушки не было, но ей не стоялось под навесом, куда сбились остальные встречающие, она ходила туда-сюда, придерживая на плече легкую спортивную сумку, вставала на цыпочки, сурово глядя вдаль — туда, откуда не ранее, чем через полчаса должен был появиться запаздывающий поезд, поворачивала голову и так же сурово смотрела в противоположную сторону, будто подозревала, что по чьему-то злому умыслу нужный поезд может появиться и оттуда. Девушка качала головой — то озадаченно, то раздраженно, то растерянно, прищелкивала языком, бросала в сырой, пропитанный дымом воздух безадресные рваные фразы, и по ее красивому смуглому лицу буквально за секунды пробегало множество выражений, так что понять, о чем она думает в данный момент, было решительно невозможно. Но самым примечательным в девушке были ее руки с длинными тонкими пальцами — руки, казалось, жившие своей отдельной жизнью. Они то принимались исполнять некий взбалмошный танец раздраженно-растерянных жестов, то смахивали капли влаги с длинных блестящих волос, то ныряли в сумочку и выхватывали пачку сигарет, подвергали ее легкому обминанию и швыряли обратно, так и не открыв, дергали замок „молнии“ на куртке, возвращались к волосам и начинали теребить приглянувшуюся прядь, накручивая ее на палец, бросали ее и прятались в карманы, но тут же выпрыгивали оттуда, чтобы поддернуть рукав над часами, похлопать по сумке, после чего вновь пускались выплясывать свой раздраженный танец, пока хозяйка не спохватывалась и на какое-то время не усмиряла их в карманах куртки. Обычно руки выходили из повиновения только во время оживленных бесед и споров, но сейчас она страшно нервничала, чем ее руки и не замедлили воспользоваться.

Склонность к бурной жестикуляции досталась Кире Сарандо от далеких греческих предков, в давнем прошлом переселившихся в Херсонесский полис в поисках лучшей доли. За века греческая кровь практически полностью растворилась в славянской, и профиль Киры никак нельзя было назвать греческим, но все же кожа ее была золотистой, летом становясь густого бронзового оттенка, в темных глазах мелькали отсветы чужого южного солнца, а длинные, чуть вьющиеся на концах волосы по цвету напоминали эбонит. Вспыльчивая и взбалмошная, в детстве она доставила немало хлопот своим родственникам и друзьям. С возрастом эти качества немного обросли слоем приличий, но все равно ей до сих пор ничего не стоило от души залепить оскорбителю пощечину или окатить его чем-нибудь (если это что-нибудь окажется под рукой) или среагировать на встречу с хорошим знакомым так бурно, что об этом непременно узнает не меньше, чем пара улиц. Конечно же, она старалась сдерживаться, но иногда этого, право же, совсем не хотелось. Зов крови был куда как сильнее хороших манер.

Где-то под навесом канючил ребенок, требуя сию же минуту мороженого, и Кира рассеянно глянула туда, откуда доносился тонкий хныкающий голос, потом снова повела взгляд по двум тускло сверкающим полоскам рельс, далеко-далеко изгибающимся широкой дугой и пропадающим с глаз. В голове монотонно кружились, сменяя друг друга, опаздывающий поезд, человек, который должен был на нем приехать, сожаление о быстротечности времени и три телефонных звонка, которые днем раньше произвели в ее относительно размеренной жизни существенную встряску.

Первый звонок был от тети Ани, двоюродной сестры матери Киры, у которой та иногда останавливалась, приезжая в родной город по краткосрочным делам. С горестными придыханиями в голосе Анна Петровна сообщила Кире, что ее бабушка, Вера Леонидовна Ларионова три дня назад скончалась в кардиологическом отделении первой городской больницы, и она, Анна Петровна, только что вернулась с похорон, о чем с прискорбием и извещает племянницу.

Кира возмутилась прежде, чем ее успела накрыть приличествующая темная тень печали — именно приличествующая, ибо теплых чувств к покойной она не испытывала. Вера Леонидовна была склочной и любопытной особой, всюду сующей свой нос и обладающей старательно отточенным талантом портить жизнь людям. Именно она в конце концов и развела родителей Киры, невзлюбив Константина Сарандо с первого взгляда и методично подсыпая в семейную жизнь дочери и зятя крепчайшего перца. Кира не видела бабушку Веру с семнадцати лет — и не жалела об этом. Вера Леонидовна не жаловала внучку, и когда та в свой приезд зашла к ней, рассчитывая погостить у бабушки, та держалась с ней предельно холодно, разговаривала сквозь зубы и выставила Киру на улицу через пятнадцать минут после встречи, отчетливо дав понять, что нужды в повторном визите нет. Возмущенная таким отношением, внучка, не сдержавшись, наговорила ей немало колкостей, которые были услышаны всеми обитателями двора, сгрудившимися на лавках и жадно вытянувшими шеи.

Но все же после сообщения тети Ани Кира возмутилась снова. Любить — не любить — это одно, но все-таки это была ее родная бабушка, и она обязана была присутствовать на похоронах! На что это похоже?! Почему ей не сообщили?! Почему ей даже не сообщили, что она попала в больницу?! Бог с ними, с отношениями, ведь когда человек тяжело болен, на многое можно закрыть глаза.

В ответ на гневные упреки тетя Аня своим тихим мурлыкающим голосом сказала, что баба Вера сама ее просила так сделать. Это была ее последняя воля. Ни Кира, ни Стас не должны были присутствовать на ее похоронах.

— Но ты будь готова! — предупредила она напоследок и положила трубку прежде, чем Кира успела спросить, к чему?

Буквально через полчаса она поняла, к чему была брошена эта фраза, когда ей позвонили из нотариальной конторы и сообщили, что в такой-то день и такой-то час ей надлежит явиться к нотариусу для вскрытия и оглашения завещания, поскольку она является одной из наследниц Веры Леонидовны Ларионовой.

Кира вначале изумилась, потом обрадовалась, а потом насторожилась.

Прямыми наследниками по закону являлись она и Стас, остальные являлись второочередными. Но раз существует завещание, значит перед смертью бабуля успела распорядиться своим имуществом. Что если она, Кира, приглашается лишь как член семьи, обязанный присутствовать при вскрытии завещания? Даже умирая, Вера Леонидовна не могла бы не устроить какой-нибудь пакости и обойти внуков хоть в чем-то? Оставить все той же тете Ане, с которой была в довольно теплых отношениях? И тогда начнется волокита, судебные разбирательства, иски о признании завещания недействительным и прочее. И заниматься этим придется непременно, потому что наследство того стоит.

Квартира.

Насколько Кире было известно, Вера Леонидовна так и не обменяла своей просторной трехкомнатной квартиры. Другое дело, приватизировала ли она ее? И если да, то у Киры будет шанс вновь вдохнуть жизнь в свою керамическую мастерскую. Оборудование есть, все есть — нужны лишь деньги… А будут деньги — и она сможет начать все заново, послав к чертям унылую работу в канцелярской лавке. Ее призванием была керамика — причудливые и оригинальные цветочные горшки и вазоны, изящные статуэтки, чудные фигурные коробушки и бочонки, которыми так любят украшать свои кухни многие домохозяйки. У Киры были богатая фантазия и хороший художественный вкус, и ее тонкие умные пальцы творили чудеса.

Квартира.

Кира не знала, в каком та сейчас состоянии, но помнила, что трехкомнатная бабушкина квартира располагалась в очень хорошем тихом старом районе, совсем рядом с морем, что существенно поднимало ее цену. Поэтому раздумывать тут особо было нечего. Другое дело, что надо было приготовиться к бою, чтобы заполучить причитающуюся ей часть.

Но существовал еще и Стас, и именно его звонок и был третьим.

Их родители развелись, когда Кире было четыре года, а Стасу — шесть, и разъехались в разные стороны, поделив детей пополам — мать вместе со Стасом уехала куда-то на запад Украины, где вскоре снова вышла замуж. Отец, забрав дочь, вернулся в Симферополь, где они и проживали до двухтысячного года в небольшом частном домике недалеко от университета, пока Кира не сбежала оттуда на съемную квартиру — и не столько из-за жажды самостоятельности, сколько из-за занудности появившейся полгода назад мачехи, которая все эти полгода ежедневно так или иначе просила прощения за то, что является ее мачехой. В сущности, она была неплохой женщиной, но слушать это было невозможно.

Мать, уехав, не вспоминала о ее существовании, словно Кира никогда и не появлялась на свет, равно как и отец Киры словно бы позабыл, что у него есть сын. А шесть лет назад она вместе со вторым мужем погибла в автокатастрофе. Кира узнала об этом только полмесяца спустя и так и не смогла понять, какие чувства испытала в этом момент. А потом жизнь понеслась вперед так стремительно, что задумываться над этим было уже некогда.

Стаса она больше так не разу и не видела, и теперь, слушая в телефонной трубке совершенно незнакомый молодой мужской голос, все никак не могла совместить его с братом. Разговор получался неуверенным, растерянным и довольно глупым, и Стас, поняв это, кратко сообщил, что тоже вызван представителем нотариальной конторы, послезавтра приедет в Симферополь и попросил Киру встретить его, после чего неумело пробормотал: „Ну, до встречи, сестренка!“ — и, не дождавшись ее ответа, повесил трубку.

Обдумывая все это, Кира немного успокоилась, но когда до прибытия поезда оставались считанные минуты, снова разнервничалась так, что опять не могла спокойно стоять на месте и, постукивая о плиты каблуками, сновала между синих опор навеса и встречающих, стоявших кучками и поодиночке. А вдруг Стас неправильно назвал номер вагона? Или она неправильно записала? Или неправильно услышала? Вдруг они разминутся — она же не сможет его вот так влет узнать? Что тогда? Ведь он совершенно не знает города!

Кира раздраженно одернула себя — недаром подруги часто сетовали на ее излишнюю мнительность. Ничего страшного не произойдет. Даже, если случится путаница, Стас — взрослый человек, у него есть все нужные номера телефонов и адреса — уж, в конце концов, как-то да состыкуются!

Ну конечно же!

Только от осознания этого факта лучше ей не стало.

Наверное, потому, что нервничала она не столько из-за того, что может прозевать брата, сколько из-за того, что вообще его увидит. Двадцать лет — долгий срок. Двадцать лет — пропасть, через которую лишь иногда протягивались нити писем и телефонных звонков. Они с братом перестали общаться по телефону, когда Кире было лет десять, и с тех пор она не слышала его голос вплоть до позавчерашнего дня, когда он позвонил ей и сообщил, что приезжает. Кира никогда не задавалась вопросом, была ли тому виной их природная лень, влияние родителей, которые терпеть друг друга не могли, или чрезмерная увлеченность собственной жизнью. Всегда больше думаешь о людях, которые перед глазами, чем о живущих где-то далеко, они постепенно стираются из памяти, превращаясь в голоса в телефонных трубках и надписи на конвертах. А когда исчезают письма и прекращаются звонки, уехавшие становятся лишь лаконичной строчкой биографии. Кира знала, что у нее была мать и что у нее есть брат — где-то там… И все. Воспоминаний о них почти не осталось, и их лица она знала лишь по старым фотографиям, на которых, кроме нее и отца были красивая неулыбчивая женщина с короткой стрижкой и худой смуглый мальчишка со сбитыми коленками, надутыми губами и хитринкой в темных глазах. Но этому мальчишке было шесть лет. А сейчас Станиславу Сарандо двадцать семь и, конечно же, теперь он, скорее всего, совершенно непохож на свою фотографию. Ведь и ее мало кто из знакомых мог узнать на детских снимках.

Она знала, что Стас закончил исторический, и отчего-то он рисовался Кире низкорослым и полным, как отец, а, кроме того, раздражительным и непременно в очках. И у него будут усы-перышки. И мелкие, редкие зубы… Внезапно Кира сообразила, что копирует портрет брата с собственного преподавателя по современной истории, но было поздно, образ прирос крепко и отставать не собирался. Вдалеке появился приближающийся состав, и она начала суматошно изгонять этот образ из головы. Иначе в первую очередь станет высматривать не Стаса, а Павла Михайловича, в свое время преуспевшего в том, чтобы на долгие годы вызвать у нее глубокое отвращение к современной истории.

Кира сунула руки в карманы куртки, глядя на подползающий поезд. Вокзальный громкоговоритель что-то прогнусавил на своем особом языке, понятном только вокзальным диспетчерам. Один из стоявших рядом с ней людей вдруг всполошено взмахнул руками, подхватил свою огромную клетчатую сумку и гигантским прыжком перемахнул через пути прямо перед рылом электровоза, и тот разразился истошным возмущенным ревом.

— Дебил! — заметил один из встречавших и отщелкнул дымящийся окурок в мокрый зеленый борт величественно проплывающего мимо вагона. В испещренных грязными потеками окнах мелькали лица и снимаемые с полок сумки. Кто-то суетился и уже толкался в тамбуре, кто-то сидел и ждал, разглядывая тянущийся перрон и людей с неким философским терпением, и Кира смотрела на их лица, выискивая что-нибудь похожее на того мальчика с надутыми губами и хитринкой в глазах. Потом перестала это делать. В конце концов, чего ей переживать?!

Пусть сам ее узнает!

В телефонном разговоре она ему очень подробно себя описала.

И вообще все это довольно глупо! Они бы спокойно приехали в родной город раздельно и встретились бы уже там, у родственников. Адрес-то есть.

— Я понимаю, что это лишняя трата времени… но нам бы нужно хоть немного поговорить, привыкнуть друг к другу, прежде чем встречаться с родственниками и нотариусом. Ведь столько лет прошло, Кира… Совместная дорога сближает.

Вспомнив почти умоляющий голос Стаса, она смягчилась. Нет, наверное, он все-таки прав. Лучше, когда приезжают давно не видевшие друг друга брат и сестра, а не два незнакомца, которые будут не столько вести деловые разговоры, сколько вовсю таращить друг на друга глаза.

Увидев, что нужный ей вагон не собирается останавливаться возле того места, где она стоит, Кира торопливо пошла следом. Сумка хлопала ее по бедру, косая морось неприятно холодила лицо.

Поезд полз все медленней и медленней и, наконец, остановился, с лязгом дернулся вперед и затих, устало вздохнув напоследок. Из вагонов начали выбираться люди, слегка обалдевшие от езды. Многие выглядели невыспавшимися и недовольными, они шлепали ногами и сумками по мокрым плитам и вовсю ругали крымскую слякоть. Между ними уже сновали вездесущие таксисты, бренча ключами и ласково приговаривая:

— Берем такси… Машинка в город… машинка на Ялту… едем на такси…

Кира, снова нырнувшая под навес, легко улыбнулась, слушая их дружелюбные голоса. Здесь таксистов было немного — основная их часть караулила приезжих у широкой вокзальной лестницы, под колоннами, и сейчас они набегут на спускающихся по ступенькам со всех сторон, вместе с золотозубыми цыганками, торговками и буклетистами-комивояжерами-агитаторами, чей ассортиментный ряд простирается от новейшего моющего средства и кофе до слова божия и призывов объединяться под крылом того или иного политического лидера.

Пассажиры все выходили и выходили, и Кира постепенно мрачнела и ее лицо становилось все более тревожным. Никто из них не шарил глазами по сторонам, никто не останавливался в растерянности — все шли совершенно целенаправленно — либо к своим встречавшим, либо сразу устремлялись к переходу. И не было никого, похожего на худого мальчишку с фотографии или, на крайний случай, на Павла Михайловича. Некоторые молодые люди, проходя, бросали на нее заинтересованные взгляды, но интерес был праздным и уж точно не братским. Кира глубоко вздохнула, наблюдая, как из вагона выбирается внушительных размеров женщина, таща за собой целую связку пухлых клетчатых сумок. Сумки застряли, и она зло дергала их, и кто-то наверху выпихивал их наружу и безбожно ругался.

— Кира?

Голос, произнесший за спиной ее имя, был неуверенным и таким тихим, что она бы и не обратила на него внимания, если бы одновременно с этим ее не тронули за плечо, и она обернулась.

— Кира? — повторил стоявший перед ней человек — теперь уже более твердо.

Он не был похож на того худого мальчишку с надутыми губами и уж тем более совершенно не был похож на Павла Михайловича. И на отца тоже. Молодой мужчина, высокий, черноволосый, как и она, с твердым, открытым взглядом темных глаз, в уголках которых собрались смешливые лучики морщинок, и золотистой кожей улыбался ей, и в улыбке были смятение и растерянность. Несмотря на толстый шерстяной свитер и брюки свободного покроя он казался очень изящным и гибким, как ласка, а его лицо с тонкими чертами отличалось особой книжной красотой, и только в линии губ проглядывала некая странно умудренная жесткость. Очков на нем не было.

— Кира, — снова произнес он — на это раз уже утвердительно, и Кира машинально кивнула, после чего, решив, что пора уже и ей поучаствовать в разговоре, в свою очередь осторожно спросила:

— Стас?

— Он самый и есть! — отозвался человек с явным облегчением, плюхнул большую спортивную сумку прямо в лужу, бросил поверх ручек джинсовую куртку, которую держал в руке, сделал быстрый шаг вперед, простецки сгреб смятенную девушку в охапку и, подняв в воздух, прижал к себе. Кира, растроганно ахнув, обхватила его за шею, восторженно, совершенно по-детски, болтая ногами, и Стас прижался щекой к ее щеке, щекоча отросшей щетиной.

— Ну, здравствуй, Кирка! Здравствуй, сестренка! Здравствуй!

— Стас! — воскликнула она прямо ему в ухо, отчего Стас невольно вздрогнул, звонко чмокнула его в щеку, отодвинулась, чтобы еще раз на него посмотреть, после чего обрушила на брата свою радость с еще большим энтузиазмом, отчего тот вскоре ощутил жгучую потребность в кислороде.

— Ох, пусти на минуточку, — жалостно просипел он, — ведь удушишь — и погибну я во цвете лет! Ох-х, Кира…

Кира неохотно отпустила его шею, глядя на него лучащимися глазами, и тут же начала объяснять Стасу все свои ощущения от грандиозности этой встречи, причем ее руки играли в этом объяснении доминирующую роль, порхая перед ней, словно две обезумевшие бабочки. Но Стас почти сразу же, сурово сдвинув брови, упреждающе ткнул в ее сторону указательным пальцем, разрушив этот хрупкий суетливый танец.

— Секундочку! Немного формальностей.

Он деловито надел куртку и начал рыться во внутреннем кармане. Кира недоуменно наблюдала за его действиями, а когда его рука извлекла наружу паспорт и раскрыла его, недоумение превратилось в раздражение.

— Что это?! — сердито спросила она, и ее правая рука сделала такой жест, словно отгоняла надоедливую муху. Стас качнул раскрытым документом.

— Это мой паспорт, — пояснил он ласковым тоном, каким люди разговаривают с любимыми, но несмышлеными детьми. — Кира, нельзя же быть настолько простодушной! Прежде, чем обниматься, нужно попросить предъявить документы. Кто угодно мог подойти и представиться твоим братом — и что?

— Зачем кому угодно это делать?! — все так же сердито поинтересовалась она, чуть пристыженная. Стас подмигнул ей, сразу же помолодев лет на восемь.

— С предельно гнусными намерениями, разумеется! Так что посмотри и убедись, что я — это я!

— Не буду я ничего смотреть!

В тот же момент ее рука, рассудив иначе, выхватила паспорт из пальцев Стаса и начала перелистывать. Перед глазами Киры промелькнули соответствующие данные брата и две его фотографии — на одной он был совсем еще мальчишкой, очень коротко остриженным и смешным, на другой — уже взрослым, но казавшимся страшно невыспавшимся.

— Формальности в порядке! — сообщила она официальным тоном, отдающим легким холодком и вернула паспорт владельцу. — Я, так понимаю, теперь мне предъявить свой?

— Не куксись! — рука Стаса с паспортом произвела в воздухе копию ее пренебрежительного жеста, завершившегося на кончике носа Киры, по которому она легко хлопнула документом, после чего спрятала его обратно в карман. — В этом нет нужды, уж я-то знаю, что ты — это ты! Елки-палки! — он отступил на шаг, восхищенным жестом прикрывая глаза ладонью и из-под нее оглядывая длинноногую фигуру Киры, начав с влажных от мороси распущенных волос и закончив остроносыми, усеянными стразиками полусапожками. — Я и подумать не мог, что у меня настолько красивая выросла сестрица! Папаня, небось, замучился махать шашкой, отгоняя от дома толпы истекающих слюной поклонников?! А?! Активно машет, раз ты еще не замужем.

— Я живу отдельно, ты звонил мне на съемную квартиру, — ладони Киры восторженно схлопнулись, и она совершила вокруг брата быстрый круг, стуча каблуками, и Стас с усмешкой поворачивался следом, раскинув руки в стороны. — Вынуждена признать, что и из тебя получился великолепный мужской экземпляр! А следом не примчится состав, набитый твоими поклонницами?

Стас усмехнулся.

— Лады, кукушка и петух спели друг другу, так что можно начать куда-нибудь перемещаться… Дождь, — вдруг недовольно заметил он так, словно только что обнаружил этот факт, вытянул руку раскрытой ладонью вверх и сердито посмотрел на небо, потом смахнул с волос влагу. — Ну что — на электричку? Где тут кассы?

— Электричку?! — руки Киры взлетели, теперь уже словно отмахиваясь от целой стаи мух. — Ненавижу электрички! Долго, душно, толпы… нет! Они застревают чуть ли не на каждой станции. Поедем на автобусе. Он идет всего час-полтора. Отходит через два часа, так что у нас будет время немного посидеть где-нибудь и поболтать. Можно было бы поехать ко мне, но это на другом конце города, а с транспортом тут вечные проблемы, так что смысла в этом нет, да и смотреть там не на что, поэтому мы…

— Подожди, подожди!.. — Стас, выхвативший из этого потока единственное удивившее его предложение, замахал руками. — Почему через два часа?

— Потому что я уже взяла на него билеты, разумеется. С поправкой на опоздание поезда и все такое. Нас ждут в конторе после обеда, так что мы в аккурат успеваем.

— Так. Хорошо, — рука Стаса, потянувшаяся было за сумкой, сменила направление и снова нырнула во внутренний карман куртки. — Почем тут автобусы?

— Стас, не дури! — смуглая ладонь отмахнулась от невидимой мухи, схватила Стаса за руку и потянула к лестнице. — Пойдем, найдем местечко, где нам приткнуться.

Рука брата вывернулась, исчезла и через секунду хлопнула на эту ладонь две розовых десятки с вислоусым Мазепой.

— Пока так, — сказал он и прежде, чем Кира успела открыть рот для возмущенной реплики, погрозил ей ребром ладони. — Молчи!

Кира сердито спрятала деньги и сердито взяла брата под руку. Но пока они переходили пути и шли к высокой вокзальной арке, ее раздраженность успела улетучиться так же стремительно, как и появилась. Это было ни с чем не сравнимое ощущение — идти под руку с вновь обретенным родным братом — высоким, сильным, красивым, смешливым — совершенно не таким, каким она его себе представляла, но именно таким, каким ей всегда хотелось его видеть. Он заботливо поддерживал ее, переводя через пути и следил, чтобы она не оступилась на мокрых скользких ступеньках, словно она все еще была маленькой девочкой, порученной его заботам, он улыбался и рассказывал короткие смешные случаи из своей жизни, ей неведомой, и подшучивал над ее перстнями и стразами на одежде и сумочке, добродушно называя „сорокой“, и она снова сердилась, но теперь уже наигранно. Кира замечала заинтересованные взгляды идущих навстречу девушек, которыми те омывали Стаса, и ее переполняла гордость. Ее брат. Ее брат!

На лестнице, как всегда, набежали таксисты, бренча ключами и ласково вопрошая:

— Куда едем?

— Уже приехали! — буркнула Кира и умело повлекла Стаса сквозь толпу, увернувшись от звена цыганок, гомонящих и настойчиво хватавших прохожих за руки. Они быстро прошли через привокзальный рынок, после чего Кира осмотрелась и решительно потянула брата к одной из маленьких кафешек, на ходу объясняя, что на самом деле терпеть не может сидеть в помещениях и предпочла бы побродить по парку, который был рядом, через дорогу, да и посидеть там же, под огромными акациями, но погода совершенно отвратительная, и скамейки все мокрые, и вообще уже который год крымские весны холодны и омерзительны, хорошо хоть без заморозков, так что в этом году наконец-то должен быть хороший урожай, и персики, и виноград… но тут Стас шутливо тряхнул ее за плечо, сказав, чтобы она не тараторила — у них еще пропасть времени, и он, Стас, никуда не денется.

— Боюсь за тебя, — пояснил он, — захлебнешься в словах и погибнешь, и я так ничего и не узнаю.

Кира засмеялась, опускаясь на красный пластмассовый стул. Стас задвинул свою сумку под стол, и она немедленно спросила:

— Для чего тебе столько вещей? Ты не собираешься сразу же возвращаться?

— А тебе бы этого хотелось? — негромко произнес Стас, и на его лицо набежала тень. Кира недоуменно покачала головой.

— Нет, конечно. Я была бы рада… Я была бы рада еще больше, если б ты вообще никогда не уезжал. Двадцать лет — это очень много, и, возможно, наши жизни сложились бы иначе, если б мы росли вместе… Правда… я ничего не знаю о твоей жизни… я хотела сказать… — Кира сдвинула брови и вытащила из пачки сигарету. Стас наклонился вперед и щелкнул зажигалкой.

— Я понял, что ты хотела сказать. Знаешь, до этого момента мою жизнь никак не назовешь особо удачной. Живу в крохотной квартирке, постоянной работы у меня нет… как-то не приживаюсь я надолго на одном месте. Думал после института пойти на аспирантуру, но… все время было что-то не то… все время хотелось чего-то масштабного, неординарного. К тому же… меня активным не назовешь, я не человек действия, я больше люблю наблюдать, анализировать, изучать… а это… да ладно!.. — Стас махнул рукой. Сонная официантка принесла горячие бутерброды, капуччино и две маленьких рюмки коньяка, зевнув, дохнула перегаром и клубничной жвачкой, взяла у Стаса деньги и ушла, поправляя под кофточкой сползающую лямку лифчика. Стас усмехнулся, поднял рюмку и сказал, глядя сквозь коньяк на лицо сестры:

— Ну, за встречу, Кира! Поздняя встреча лучше встречи несостоявшейся!

Слабо улыбнувшись, она кивнула, и их рюмки соприкоснулись в стеклянном поцелуе, который прозвучал задумчиво и как-то призрачно. Стас проглотил свой коньяк одним махом, Кира отпила половину, поставила рюмку, после чего ее рука сделала в воздухе некий одинокий, печальный жест.

— Ох, Стасик, Стасик, глупо это, конечно, сейчас спрашивать… да я и сама хороша… что сразу так обиделась… но почему ты тогда не ответил на мое письмо?

Стас, закуривая, нахмурился, покусал губы, потом пробормотал:

— Мне не хотелось бы этого говорить, Кира… но, наверное, все-таки придется — причем, чем раньше ты это услышишь, тем меньше между нами будет непоняток и старых обид… Дело в том, что до того момента, как я получил извещение из нотариальной конторы и поговорил с тетей Аней, я понятия не имел… о твоем существовании.

Тонкие брови Киры изумленно вскинулись, и она чуть не уронила бутерброд.

— Что?! То есть как?!

— Извини, я неверно выразился. Дело в том, — Стас замялся, — дело в том, что когда мне было двенадцать, мать сказала, что вы с отцом погибли. Автомобильная авария. Сказала, что отец был за рулем. Пьяный.

— Что?!

— Поэтому я считал, что мне некому было отвечать на то письмо. Оно у меня дома… они все у меня дома. Если б ты написала еще хоть одно… или позвонила… или он бы позвонил… но он и знать о нас не хотел! — Стас зло затянулся сигаретой и выдохнул дым уголком рта. — Сколько раз я хотел приехать… хоть на могилы… но как-то все не получалось — то жизнь закрутит, то деньги… — он махнул рукой. — По-дурацки все вышло… не по-людски… Столько лет…

— Как она могла?! — потрясенно прошептала Кира, прижав ладонь к подбородку. — Зачем?! Что это за… у нас нет машины… и папа почти не пьет… и уж тем более…

— Кира, я сказал то, что знал. Я не могу ни объяснить поступок нашей матери, ни извинить его. Иногда мне кажется, что она… была не в себе, понимаешь? Мне кажется… она любила папу… и после развода… а любовь — опасная штука, цветы могут наполняться ядом и вместо лепестков вырастать ножи. Может, это именно из-за того, что отец ушел, что это он подал заявление на развод, это он сказал, что ему все осточертело! — Стас вздохнул и легко коснулся потрясенно замершей на столе руки сестры. — Я знаю, это бабка его довела! Это она их развела, она ему жизнь отравила… и матери тоже. Им нужно было просто уехать от нее подальше, а они… — он ткнул сигарету в пепельницу, сломав окурок пополам. — Я знаю, что мать ненавидела ее до самой смерти — я точно это знаю. Именно поэтому я с шести лет бабку и не видел, именно поэтому и не был больше в нашем городе. Кстати, о бабке… — пальцы его левой руки перебрали воздух, словно клавиши невидимого рояля. — Как ты думаешь, для чего нас вызвали? По детству помню, что старуха не отличалась кротким нравом и любвеобильностью. Думаешь, перед смертью она растрогалась и завещала внучатам по паре брошек и чемодан старой одежды?

Кира холодно усмехнулась, помешала ложкой в чашке с капуччино, вытащила ложку, посмотрела на прилипший к ней плотный комок нерастворившегося кофе и усмехнулась снова, бросив косой взгляд на дремлющую возле радиоприемника официантку, в пальцах которой исходила дымом сигарета с длинным столбиком пепла.

— Последний раз я видела бабу Веру, когда мне было семнадцать, и, ты знаешь, она никак не производила впечатления человека, который способен растрогаться. Знаю, что о мертвых плохо нельзя, но, если говорить откровенно, бабуля была отъявленной стервой!

— Интересно, кому она отписала свою хату? — рассеянно пробормотал Стас, но сквозь эту рассеянность проглянула деловитость. — Насколько я помню, раньше у нее была довольно большая квартира… но это было очень давно. И давно ли это у нас начали составлять завещания?

— С января этого года гражданский кодекс сильно изменился, — Кира села очень прямо и внимательно взглянула на брата. — Ты не знал?

Стас небрежно махнул рукой.

— Меня, если честно, мало занимают современные украинские законы. Я Украину вообще за государство не считаю… и то, что я в ней живу — чистой воды недоразумение, которое я рано или поздно исправлю.

— Кому бы она не завещала свою квартиру, по закону нас, обязательных наследников, не имеют права лишать законной доли!

— У-у-у! — Стас чуть прикрыл веки, и под ними блеснул живой интерес. — Вот кошечка и выпустила-таки коготки! Кира, уверяю, что я не собираюсь с тобой воевать из-за бабкиной хаты. Разумеется, мне очень нужны деньги… но не так. Ты думаешь, я исключительно из-за завещания приехал? Я к тебе приехал. Тебя увидеть.

— Стас, — голос Киры чуть смягчился, — я не имела в виду, что нам нужно воевать друг с другом. Но, возможно, придется с кем-то другим. Мы же не знаем пока содержания завещания.

— Значит, едем на войну? — Стас усмехнулся, приглаживая ладонью влажные волосы. — А для чего тебе деньги, Кира? У тебя есть определенная цель… или так?..

— Моя мастерская… — Кира мечтательно улыбнулась, глядя сквозь Стаса и сейчас не видя его. — Я бы снова наладила мастерскую керамики… оборудование я все сберегла, нужны только деньги…

— А что же случилось с прежней?

— Я прогорела… — взгляд Киры мгновенно сфокусировался на Стасе, и улыбка исчезла с ее губ. — Я… впрочем, не важно! Жаль, что отца сейчас нет в городе, он вернется не раньше конца месяца. Он бы хотел с тобой повидаться… то есть… — Кира прикусила язык, вспомнив холодок в голосе отца, когда она сообщила ему по телефону о приезде его сына. На самом деле отец отнюдь не горел желанием видеть Стаса, и ее это удивило и обидело.

— То есть, тебе бы этого хотелось, — с легкой усмешкой докончил за нее Стас, и руки Киры сделали виноватый жест.

— Прости.

— Брось, не извиняйся. Честно говоря, я этого ждал. Странная у нас была семья — с самого начала. Как-то сразу нас родители поделили… и так вели себя, будто другого ребенка для них не существует! — зло сказал Стас, допивая свой кофе. — Вот это была дурость, самая настоящая человеческая дурость! Нет, не понять мне этого. Сами расплевались — ну и на здоровье, но мы-то тут при чем?! Столько лет я думал, что остался совсем один!..

— Но это больше не так, — пальцы Киры произвели некий расцветающий жест фокусника, приглашающего полюбоваться маленьким чудом. Серебряные кольца и перстень сверкнули под тусклым электрическим светом, и серебристый отблеск отразился в потеплевших глазах сидящего перед ней человека.

— Да… Кир, послушай, даже если нам не обломится эта квартира…

— Не обломится — возьмем!.. Стас, Стас, как хорошо, что ты приехал… как хорошо, что ты существуешь!

— Несмотря на то, что я потенциальный претендент на имущество?

Кира склонила голову набок, словно в таком ракурсе Стас был ей более понятен, и прищурилась.

— Ты очень глупый потенциальный претендент!

— Ну, — Стас развел руками и поклонился, чуть не сунувшись лицом в чашку с недопитым кофе, — уж какой есть. Но я хороший. Правда.

— Верю, — просто сказала она. — По-моему, ты замечательный!

Смешливость вдруг исчезла из глаз Стаса, и он взглянул на нее со странной серьезностью, сразу же став старше и отстраненней, и Кире отчего-то показалось, что стол между ними стал шире, отодвинув их очень далеко друг от друга. Что-то задрожало в глубине его зрачков — то ли растерянность, то ли недоверие.

— Действительно? Но ведь ты совсем не знаешь меня. Двадцать лет — это двадцать лет… и ты ведь не знаешь, каким я был все эти двадцать лет. Не знаешь, что я за человек.

— Иногда знать не обязательно, — возразила Кира, взяла его за руку и постучала его ладонью по столу, подчеркивая этим стуком каждый слог выговариваемого слова. — Ты мой брат.

— Этого мало.

— Мне достаточно. Я слишком долго хотела тебя увидеть.

Стас сжал ее пальцы и глухо спросил:

— Почему же ты не стала… не пыталась даже звонить… искать?..

Кира, покраснев, отвела глаза. Ответить на это было нечего, но инстинктивно она почувствовала, что Стас и не ждет ответа, слова вырвались против его воли, а ему достаточно и того, что он держит ее пальцы, и она не пытается их отнять, и в ее взгляде, жестах, голосе нет отчуждения и неприязни.

Она действительно ему верила.

И надеялась, что так теперь будет всегда.


Часть первая Родственники, соседи и странности | Коллекция | * * *