home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Особняк знатной семьи Колай располагался в императорском квартале в западной части города.

Дом сильно видоизменился с момента постройки. Один из владельцев особняка пристроил к нему крыло, в котором расположилась обширнейшая библиотека. Изогнутую крышу покрывала черная глянцевая черепица. Фасады, выкрашенные в цвет слоновой кости, отличались простотой, единственным Узором были резные деревянные лучи от изображенного под самой крышей солнца. Позади особняка располагались хозяйственные постройки и служебные помещения: флигель для охраны, конюшни и амбар. Перед домом был разбит красивый сад, поражавший своей ухоженностью и строгостью форм. Мощеные дорожки огибали пруд с разноцветными рыбками. В центре сада находился фонтан, украшенный скульптурой. В тени больших деревьев стояли скамьи. Внутренний двор, сад и сам дом окружала стена с единственными воротами. Она отделяла особняк от широких улиц императорского квартала.

Утреннее солнце заливало город. Поэтому даже в квартале богачей стояла духота.

Из окна кабинета открывался прекрасный вид на золотую пирамидальную башню дворца, самого высокого здания в Аксеками. Мисани ту Колай сидела за письменным столом. С самого утра девушка корпела над бумагами, подсчитывая доход от продажи рыбы.

Семья Колай владела множеством рыболовецких судов. Рыбный промысел в бухте Матакса приносил немалую прибыль. Всем в Сарамире было известно, что крабы и омары с печатью дома Колай самые вкусные и восхитительные – правда, они и стоили немалых денег.

Уже два года Мисани вела дела семьи. Так как девушка являлась единственной наследницей, титул Бэрак после смерти отца переходил к ней вместе со всеми предприятиями. Таким образом, Мисани предстояло возглавить и продолжить дело своей семьи.

Вот почему девушка уже несколько часов сидела над бумагами, просматривая счета и подводя итоги, отчерчивала линию в конце каждого документа и аккуратным, но быстрым почерком выводила нужную цифру.

Мисани была невысокого роста, стройная и грациозная. Ее тонкое, бледное лицо нельзя было назвать красивым, но оно невольно притягивало взгляд выразительностью черт. Шелковистые черные волосы, доходившие до лодыжек, Мисани заплетала в тугие косы.

Девушка отличалась необычайной для своих лет сдержанностью и спокойствием. По ее лицу собеседник никогда не мог догадаться, что на самом деле творилось в душе Мисани.

В дверь постучали. Девушка отчертила линию, записала итоговую сумму и лишь затем позвонила в маленький серебряный колокольчик, разрешая войти. В кабинет осторожно проскользнула служанка. При виде хозяйки она слегка наклонила голову, прижав кончик пальца к губам, а другую руку положила на талию. Так служанки Сарамира приветствовали своих господ.

– К вам посетитель, хозяйка. Госпожа Кайку ту Макаима.

Мисани кивнула и улыбнулась, радуясь приезду подруги. Служанка поклонилась хозяйке в ответ, радуясь, что принесла хорошую новость.

– Привести гостью, госпожа?

– Да, конечно. И принеси для нас фрукты и холодную воду.

Служанка поклонилась и вышла. Мисани убрала письменные принадлежности в стол и привела себя в порядок. Последние два года дела отнимали столько времени, что она почти не виделась с друзьями. Но Кайку – совсем другое дело. Их связывала давнишняя дружба. И долгая разлука стала для обеих настоящей пыткой. Девушки часто писали письма, поверяя друг другу мечты, надежды и опасения, но этого было мало.

И вот подруга, с которой Мисани не виделась столько лет, возникла на пороге ее дома.

– Госпожа Кайку ту Макаима, – объявила за дверью служанка, и Кайку вошла в комнату.

Мисани бросилась навстречу, и девушки крепко обнялись.

Наконец они разжали объятия. Мисани отстранилась и, не выпуская руки подруги, пристально посмотрела на нее.

– Ты сильно похудела. И такая бледная. Болела?

Кайку засмеялась. Они знали друг друга слишком давно, поэтому прямой вопрос Мисани не удивил девушку.

– Что-то в этом роде. Зато ты выглядишь превосходно. Городская жизнь явно пошла тебе на пользу.

– Я скучаю по бухте. – Мисани опустилась на одну из расстеленных на полу ярких циновок. – Приходится тратить жизнь на подсчет выловленной рыбы и оценку лодок. Но, кажется, я потихоньку начинаю испытывать удовольствие от бумажной рутины.

– На самом деле? – недоверчиво спросила Кайку, усаживаясь напротив подруги. – Ах, Мисани, ты всегда любила скучные занятия.

– Я расцениваю это как комплимент. Ведь ты еще ребенком была слишком непоседлива и невнимательна, особенно когда дело касалось уроков.

Кайку улыбнулась. При виде подруги все ужасы, которые ей пришлось пережить за последнее время, отступили и казались дурным сном. Мисани была напоминанием о той жизни, которой она жила прежде, до того, как ее семью постигла трагедия.

Мисани почти не изменилась за прошедшие годы. Разве что фигура приобрела женственную округлость, да говорила подруга официально, будто на собрании в суде. Но при этом она осталась все той же самой Мисани, близким человеком из детства. Ее присутствие, словно бальзам, излечивало израненную душу Кайку.

Служанка предупредительно постучала и вошла в комнату. Пододвинула низкий деревянный столик, поставила миску с кусочками фруктов и наполнила стаканы прохладной водой. Потом переставила ширмы, чтобы усилить едва ощутимое дуновение ветерка, который слегка разбавлял знойный утренний воздух, и удалилась. Кайку, наблюдая за ее действиями, вспомнила о другой служанке, безвременно ушедшей из жизни в иной мир.

– Кайку, чем я обязана твоему визиту? – поинтересовалась Мисани. – Путь до Аксеками неблизкий. Ты надолго приехала? Комната для тебя уже подготовлена. Можешь сказать служанке, какую одежду носишь, и она принесет туда все необходимое.

Печальная улыбка тронула губы Кайку. Взгляд Мисани стал серьезным и сосредоточенным.

– Что случилось? – Вопрос сам слетел с губ.

– Вся моя семья умерла, – просто ответила Кайку.

Несколько секунд Мисани сидела, точно громом пораженная, осознавая услышанное. Затем в ужасе закрыла лицо руками, словно защищаясь от удара.

– Нет, не может быть… – Мисани часто задышала, стараясь удержать слезы. – Как это случилось?

– Я тебе все расскажу, – устало произнесла Кайку. – Но есть кое-что еще. Я уже не такая, какой ты меня помнишь, Мисани. И, наверное, никогда не смогу стать прежней. Внутри меня поселилось что-то… инородное. Я не могу понять, в чем дело, но эта сила опасна. Мне необходима твоя помощь, Мисани. Я очень нуждаюсь в ней.

– Я готова помочь тебе. – Мисани взяла подругу за руки. – И все для тебя сделаю.

– Не торопись. Вначале выслушай мою историю с самого начала. Находясь рядом со мной, ты тоже подвергаешься опасности.

Мисани замерла, вглядываясь в строгое лицо подруги. Такой серьезной она ее никогда не видела. Кайку всегда была ветреной и взбалмошной, но сейчас говорила таким тоном, словно ей вынесли смертный приговор.

– Расскажи все, – попросила Мисани. – И ничего не скрывай.

После недолгого молчания Кайку решилась сообщить подруге о своих злоключениях. Она начала рассказ с момента собственной смерти и закончила прибытием в Аксеками.

Кайку рассказала про Азару, которую считала служанкой и которой доверяла. А оказалось, что девушка вовсе не та, за кого себя выдавала. Поведала о маске, привезенной отцом из последней поездки. И наконец, рассказала о том, как умерла Азара, а ее саму спасли священники. Она призналась, что поклялась богу Оха отомстить за убийство близких.

Кайку закончила рассказ, но Мисани продолжала молчать. Девушка пристально посмотрела на нее, стараясь угадать, о чем думает подруга, что скрывается за этим видимым спокойствием. Такой Мисани Кайку никогда не видела. Эту сдержанность подруга приобрела за два прошедших года, сопровождая отца на судах императрицы. Там каждое лишнее движение, жест, гримаса могли выдать тайну или стоить жизни.

– Маска у тебя с собой? – Мисани наконец нарушила молчание.

Кайку кивнула, достала маску из мешка и подала подруге. Мисани пристально рассматривала злобное красно-черное лицо, искоса смотревшее на нее. На первый взгляд, маска ничем не отличалась от тех, что ей доводилось видеть на актерах в театре.

– Ты не пробовала ее надевать?

– Нет. – Кайку передернула плечами. – Что, если это маска Истины? Я сошла бы с ума или умерла… в лучшем случае.

– Очень мудро, – кивнула Мисани, продолжая размышлять.

– Скажи, ты мне веришь? Для меня очень важно знать, что ты не сомневаешься в моей правдивости.

Мисани снова кивнула, и черные косы, как змеи, заструились по ее плечам.

– Я верю тебе, – улыбнулась она подруге. – Не сомневайся. И я сделаю все, что смогу, чтобы помочь тебе, дорогая.

Кайку с облегчением вздохнула, с трудом сдерживая навернувшиеся на глаза слезы. Мисани возвратила ей маску.

– Что же касается этой маски, то у меня есть друг, который изучил искусство отцов Предела. Может быть, он сумеет нам что-нибудь пояснить.

– Когда мы сможем с ним увидеться? – взволнованно спросила Кайку.

– Это будет весьма непросто. – Мисани задумчиво посмотрела на подругу.


Глава 5 | Ткачи Сарамира | * * *