home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Путешественники двигались на север по Великой Пыльной дороге, которая протянулась с юго-востока до северо-запада острова Фо, заканчиваясь в шахтерском городе Кморн на дальнем побережье.

Солнце едва поднялось над горизонтом, когда молодые люди отправились в путь, но Нерин все еще держалась в небе, не собираясь уходить оттуда раньше полудня. Небосклон оставался ясным. Только к середине дня несколько пушистых облачков соединились в покрывало, закрывшее солнце. Хотя жара и не уменьшилась пропорционально освещенности, Тэйн обрадовался временной передышке. Жизнь под лесным покровом не подготовила юношу к испытаниям зноем, которому он подвергался в течение последних дней. Находясь слишком долго под сияющим глазом Нуки, послушник чувствовал головокружение.

Караван, состоявший из семи телег, тянула пара огромных быков. Последние пять повозок были затянуты брезентом и застегнуты донизу. В них везли провизию для отдаленной деревни Хайм. Две передние телеги предназначались для путников. В них установили низкие узкие скамейки, на каждой из которых размещалось до шести человек. Впереди устроили место для погонщика, иссушенного, раздражительного старика в тонкой рубашке поверх жилистого тела, и хозяина каравана, мужчины полного и крупного. Кайку, Азара и Тэйн сидели прямо за ними. Во второй повозке, опираясь на ружья и переговариваясь друг с другом, сидели охранники.

От нечего делать Тэйн рассматривал быков. То были громадные, около семи футов ростом, животные с короткими задними и длинными передними ногами с плоскими черными копытами, на которые приходилась немалая тяжесть. Туловища покрывала густая и косматая шерсть красно-бурого цвета, выдававшая северное происхождение. Впрочем, жара Сарамира ничуть не беспокоила животных. Их понурые, морщинистые, широкие морды с обвисшими складками кожи внушали ложное впечатление приходящей с возрастом мудрости, но два коротких клыка, торчавшие из нижней челюсти, говорили о молодости.

Какие странные существа, размышлял Тэйн, и то же время совершенные. Совершенные, как все, что создано Эню.

Даже те существа, что охотятся на человека. Тень грусти легла на сердце юноши, когда он вспоминал о девушке, с которой они встретились в Аксеками. Может, внешне она и безупречна, но душа ее подверглась порче. Каждый из детей богини природы имел свое, особое предназначение, а вот порченые – это насмешка над ее деяниями.

В конце дня разноцветные телеги каравана повернули на север. Дорогу назвали Пыльной так не зря. Каждый шаг быка поднимал в воздух черную пыль, которой было покрыто все вокруг. Большая часть Фо представляла собой плоскую каменистую равнину со скудной растительностью и колючими кустами. Остров располагался намного выше уровня моря, и земля здесь не отличалась плодородием. Тысячелетиями пригодную для возделывания почву сдувало ветрами и вымывало дождями, обнажая каменистый костяк острова.

Пыльная дорога осталась позади. Теперь путешественники двигались по неровным тропам, разбитым колесами таких же караванов. Вереница телег прошла по этому пути не больше мили, когда возница, свернув чуть в сторону, остановил караван.

Хозяин засуетился вокруг повозки, помогая Азаре спуститься. Лысый, с толстыми губами, крохотными глазами и прятавшимся в пухлых щеках носом. Что-то рыбье угадывалось в его лице. Звали хозяина Оттин.

– Почему мы остановились? – поинтересовалась Азара, опираясь на протянутую руку. Ладонь его была липкой и холодной.

– Ночью по горам никто не путешествует, – пояснил хозяин. – Опасное место. Мы прибудем в Хайм завтра утром, обещаю.

Развели костер. Кайку с удивлением отметила, как резко похолодало, едва солнце скрылось за горизонтом. Вокруг каравана выставили посты. Путники сидели в центре, освещенные беспокойным пламенем, ощущая негостеприимность этой незнакомой земли. Обещание опасности, близость чужих людей, враждебность местности ничуть не испугали Кайку. Устроившись поудобнее, слушая неспешные разговоры у костра, она ощутила странное успокоение.

– Зараза проникла даже сюда, в этом нет ни малейшего сомнения, – говорил возница. В Сарамире на порчу жаловались все, но путешественники никогда не слышали, чтобы болезнь поразила и Фо. – Сама земля поражена язвами.

– То же самое и на материке. Недуг, источника которого мы не можем найти, – охотно поддержал беседу Тэйн. – Раньше леса не представляли опасности для путника. Теперь же нет ничего хуже, чем оказаться ночью в дороге. Дикие животные становятся все злее и нападают на людей, а в лесах поселяются холодные и незнакомые духи.

– Я ничего не знаю про леса, но точно знаю, откуда зло. Зараза сползает с гор.

– Все это вздор и чепуха, – заявил Оттин, искоса наблюдая за Азарой в надежде, что девушка одобрит его решительность. – Пустые суеверия.

– Неужели? – усмехнулся возница, с прищуром взглянув на торговца. – Посмотрим, что скажешь, когда продвинемся дальше на север. А север – это горы. По-моему, так все разумно.


Возница оказался прав по крайней мере в одном. К полудню следующего дня не замечать голые деревья, торчащие из тщедушной земли, было уже невозможно. Скрюченные стволы с тонкой, не толще человеческой кожи, полопавшейся корой, из-под которой на безжизненную землю вытекал сок, стояли вдоль дороги. Другие раздулись неестественным образом от избытка в них влаги. Путешественникам встретилось дерево, ветви которого закрутились кольцами и вросли в ствол. Тонкие, изогнутые листья торчали во все стороны, как колючки, в сплетении сучьев.

Стражники встревожились. Кайку, заметив, что мужчины напряженно вглядываются в вечерний сумрак, крепко сжав ружья и взведя курки, тоже насторожилась. По телу поползли противные мурашки.

Оттин, не обращая никакого внимания на охранников, продолжал свои глупые заигрывания с Азарой, которая переносила приставания с завидным терпением. Со стороны это выглядело так, словно низкая плата за проезд, которую предложил владелец каравана, подразумевала, что красотка позволит ему что-то большее. Кайку и Тэйн обменялись выразительными взглядами и улыбнулись.

Но веселье юноши улетучилось, едва он посмотрел вокруг. Нигде прежде послушник не видел столь явных признаков хвори, как здесь. Глядя на бесплодные земли, окружавшие мрачные вершины гор Лакмар, Тэйн все больше и больше хмурился.

Внезапная суета среди охранников привлекла его внимание. Где-то неподалеку, справа от дороги, раздался похожий на кудахтанье звук, отозвавшийся эхом в вечерней тишине. Что-то заметалось за камнями. И снова крик – короткий, горловой. Стражники вскинули винтовки, но ничего не произошло.

– Видите? – кивнул возница, указывая куда-то в сторону. – Обычное дело для здешних мест. Для этих тварей уже и имена придумали. Мы зовем их хрящеворонами.

Путники проследили за рукой возницы и увидели прямо над собой трех черных птиц. На первый взгляд они походили на ворон, но Тэйн, приглядевшись, понял, что эти намного больше.

– И какой они длины? – поинтересовался юноша, затрудняясь определить размеры птиц на глаз.

– Шесть футов от одного конца крыла до другого, – хрипло сообщил возница.

Кайку тихонько выругалась. Старая привычка, позаимствованная у брата и не раз вызывавшая нарекания со стороны старших, не соответствовала образу благовоспитанной девушки, но здесь это вряд ли имело значение.

Тэйн снова поднял голову. Чем дольше юноша смотрел, тем больше убеждался, что птицы не зря получили свое имя. Толстые и уродливые клювы были похожи на ороговевшие морды с крючковатыми губами. Крылья с грязными черными перьями резко изгибались в середине, как у летучих мышей. Послушник нахмурился, надеясь, что ему больше никогда не придется оказаться рядом с такими тварями.

– Интересно, – многозначительно произнесла Азара, но больше ничего не добавила.

Кайку, однако, уже ухватила наживку.

– Что здесь интересного?

– Я не в первый раз встречаю порченых животных, ставших столь обычными, что они уже составляют собственные виды. – Она многозначительно посмотрела на Тэйна, который никак не ответил на ее внимание. – Среди уродцев, порождаемых болезнью, уже есть своя классификация. На каждую сотню бесполезных отклонений встречается одно полезное, которое выделяет своего носителя среди других особей. И если такое существо сможет выжить и принести потомство, тогда оно перейдет к…

– Ты не открыла ничего нового, Азара, – грубо перебил девушку Тэйн. – Эти мысли уже десятилетиями передаются как учение Джуджанчи.

– Да, – ничуть не смутившись, подтвердила Азара. – Он был одним из священников Эню, не так ли? Большой философ, как все признают. Джуджанчи использовал свою теорию, чтобы объяснить разнообразие животных. Странно, но его учение объясняет и существование так называемых порченых, хотя твоя вера и отказывает им в праве называться детьми Эню.

– Порченые тоже плоды природы, – не сдавался Тэйн, – только они – гнилые плоды.

«А как же я, Тэйн? – подумала Кайку. – Что бы ты сказал обо мне, если бы знал правду?»

– Но, возможно, эта болезнь вовсе и не болезнь, – возразила Азара. – Возможно, это только ускоренное изменение. Может быть, то, что сейчас кажется грязным и гадким, со временем воцарится в небесах. Подумай, Тэйн. Не исключено, что за пятьдесят будущих лет появится больше новых существ, чем за пятьсот прошедших.

– Изменения в природе происходят медленно, – не сдавался Тэйн. – Чтобы все вокруг могло приспособиться. И, кроме того, дело не только в появлении новых видов животных. Зерновые культуры умирают, люди умирают. Даже духи, и те изменяются. Они становятся враждебными. Хранители природы исчезают из естественных мест обитания, вытесняемые существами вроде шин-шинов.

– Демонов вызвали, чтобы вернуть маску. Или заполучить Кайку. Нападение и убийство священников не просто гнев богов. Демоны шли по следам, которые привели к твоему храму. Если бы шин-шины могли пересечь канал, они последовали бы за нами и дальше. Но я подозреваю, что монстры потеряли наши следы.

– Значит, те, кто вызвал шин-шинов, знают, как обращаться с темными духами. – Тэйн внезапно успокоился и начал размышлять вслух. – Может именно они наслали на землю болезнь?

Ответ Азары потонул в неожиданных криках, грохоте и топоте ног. Кайку завизжала от страха. Что-то черное метнулось к дороге, а затем повозка сильно наклонилась, и путников бросило к борту. Тэйн и Азара упали на Кайку, и в следующее мгновение их швырнуло на обочину. Они едва успели отскочить, как рухнувшая повозка с громким треском раскололась. Послушник инстинктивно толкнул спутниц на землю.

Тем временем суматоха нарастала. Вскочив на ноги, молодые люди с трудом пробрались между суетящимися и орущими охранниками и наконец поняли, в чем дело.

Огромный монстр, представляющий собой ужасный сплав зубов и конечностей, затаился в норе у обочины, замаскированной тонким слоем сланца. Ощутив присутствие людей, чудовище высунулось наружу в надежде поживиться. Половина монстра все еще находилась в норе. При виде тупой морды, лишенной глаз, с раскрытой пастью, из которой торчали пожелтевшие, изогнутые клыки, Кайку задрожала от страха, а по спине у нее покатился холодный пот. Конечности, похожие на паучьи ноги, уже захватили одного из быков и подтягивали его к норе. Перепуганные животные надрывно ревели, чувствуя приближающуюся опасность. Оттин попытался потянуть за постромки, но возница, запутавшись в упряжи и очутившись в ловушке, закричал на хозяина.

– Стреляйте же! – заорал Оттин на охранников. Но те уже и сами подняли ружья. Хлестко ударили выстрелы. Похоже, стрелкам удалось ранить ужасного монстра. Чудовище в бешенстве взвыло, но не выпустило добычу и тянуло быка к своему логову вместе с запутавшимся возницей и оставшимися телегами. Свободные ноги гигантского паука дрожали в воздухе, удерживая равновесие, готовые поразить любого, кто приблизится.

Погонщик вновь пронзительно завизжал, бессвязно прося о помощи. Монстр уже протянул к барахтающемуся в веревках мужчине одну из своих конечностей, видимо рассчитывая на дополнительную добычу.

Кайку, не долго думая, бросилась к телеге и вспрыгнула на нее. Тэйн крикнул, чтобы она немедленно возвратилась, но девушка никого не слушала. Чудовище сделало новое усилие, и весь караван медленно пополз к норе. Кайку ухватилась за накренившуюся повозку, молясь о том, чтобы та не перевернулась. Сердце лихорадочно колотилось, угрожая вырваться из груди, но девушка, преодолевая страх, медленно поползла вперед, стараясь дотянуться до упряжи.

Оттин орал на охранников, приказывая стрелять, но никто его не слушал. Тогда хозяин прокричал что-то Кайку. Хотел ли он ее подбодрить или о чем-то предупредить, осталось неизвестно. Оглянувшись на крик, Кайку увидела, как второй монстр выскочил из норы позади Оттина и обхватил его своими мерзкими конечностями. Такого пронзительного вопля ей еще не доводилось слышать. Но его тут же сменили чавкающие, перемежающиеся с хрустом костей звуки, с которыми чудовище засасывало тело несчастного в ненасытную утробу.

Кайку пробиралась дальше вперед, тяжело дыша от ужаса. Тэйн и Азара стреляли в первого монстра, пытаясь заставить его выпустить упирающегося быка. Кайку уже доползла до головы каравана и протиснулась к запутавшемуся вознице. Испуганный погонщик пытался что-то сказать, брызжа ей в лицо слюной. Но она и сама уже видела, что он туго опутан крепящимися к хомуту постромками. Рядом чудовище хлестало по бокам бедное животное.

Внезапно Кайку ощутила, как внутри нее всколыхнулся огонь. Девушка почувствовала, что нахлынувшая на нее паника лишь усиливает жар. Он захватывал все существо, пытаясь вырваться из тела. Она вцепилась в веревочную упряжь и закрыла глаза.

Нет, только не это. Только не сейчас.

Впервые за все это время, Кайку осознала, как опрометчиво поступила, отклонив предложение Кайлин ту Моритат. Теперь она ясно видела, к каким последствиям привело безрассудное желание отомстить за смерть близких и какова цена ее нетерпения. Если огонь вырвется наружу, здесь все погибнут.

– Кайку! – громко позвал ее заподозривший неладное Тэйн, но она не услышала его из-за треска винтовочных выстрелов и криков.

Девушка попыталась не обращать внимания на вопли погонщика, заглушавшие стрельбу. Какой-то частью сознания она поняла, что охранники заметили второго монстра и теперь отбивают его нападение. Но ей больше не было до них никакого дела. Сосредоточившись, она мысленно попыталась сдержать бушевавшее внутри пламя, как сдерживают усилием воли позыв к рвоте. Возница надрывно орал, призывая ее поспешить, но Кайку ничего не слышала.

Понемногу пламя внутри нее угасло, неохотно отступило под натиском воли. Девушка открыла слезящиеся, налитые кровью глаза. Хриплое дыхание вырывалось из груди. Ценой огромного напряжения ей удалось добиться успеха. Но надолго ли?

Монстр вновь потащил к себе быка. Грубый рывок телеги, двинувшейся по направлению к норе, вернул Кайку к действительности. Бык судорожно бился в огромных конечностях, в непосредственной близости от ужасной морды чудовища. Кайку съежилась, ощутив, как громадные ноги паука сотрясли воздух над ее головой.

Она вытащила из-за пояса нож, который все это время носила с собой. Это был хороший нож, пригодный для того, чтобы снять шкуру с животного или наколоть дров для костра. Торопясь, девушка принялась пилить удерживающие погонщика веревки. Несчастный изгибался, пытаясь вырваться из капкана быстрее, чем упадет первая петля удерживающей его упряжи.

– Успокойся! – прикрикнула девушка.

Возница затих. Тэйн и Азара стреляли снова и снова. Куски черного мяса и фонтанчики крови разлетались в разные стороны. Но, казалось, это не наносило монстру особого урона. Он по-прежнему тащил брыкающегося быка к своей норе. Ружье Тэйна сухо щелкнуло, и он переломил его пополам, чтобы перезарядить, успев краем глаза взглянуть на Кайку. Покраснев от натуги, девушка яростно пилила ножом веревки.

Существо, обхватив жертву, тащило животное к норе еще с большим усилием, чем прежде, стараясь сохранить добычу и укрыться от жалящих пуль винтовки. Монстр не мог понять, почему бык оказался таким тяжелым. Лишенное мозга, чудовище не догадывалось, что жертва привязана к телегам, но интуитивно понимало, что нужно приложить еще больше сил.

Кайку вскрикнула, когда весь караван развернуло поперек дороги. Азара и Тэйн отскочили в сторону, спасаясь от телеги, перевернувшейся вверх колесами. Кайку подбросило в воздух, и в следующий момент девушка шлепнулась на землю и прокатилась по каменистой дороге, сдирая в кровь руки. Возница, издав последний душераздирающий крик, обвис на опутывавших его веревках, ослабленных усилиями Кайку. С победоносным ревом монстр втянул быка в нору, куда последовала и часть каравана.

Тэйн поспешил к Кайку, но девушка уже встала, оттолкнувшись от земли ободранными до крови ладонями. Азара остановилась напротив, направив винтовку в сторону логова жуткого паука.

– Ты цела? – поинтересовался у Кайку юноша, слегка прикоснувшись к ней.

Девушка покачала головой.

– По-моему, да. – Она поднялась на ноги. – Только ушиблась. Почему стихли выстрелы?

Тэйн и Азара тоже это заметили, но сваленные на дороге повозки мешали увидеть, что происходит на другой стороне дороги.

– Эй! У вас все в порядке? – крикнул один из охранников.

– Все хорошо, – поспешил успокоить их Тэйн.

Молодые люди торопливо обошли остатки каравана и увидели стражников, столпившихся вокруг мертвого тела второго монстра. Массивная морда с оскаленными зубами лежала на дороге, перебитые лапы еще дергались, но большая часть туловища осталась в норе.

– Удачный выстрел, – сказал один из охранников, подталкивая чудовищную морду дулом. – Точно в голову.

– Нужно убираться отсюда, – заметил другой, бывший, наверное, старшим. – Запрягите уцелевшего быка в две телеги. Остальное бросьте здесь.

– Оставить товары? – возмутился кто-то из стражников.

– Хозяин каравана погиб. А нам за доставку груза не платят. Вторая тварь цела. Как только сожрет все, опять вылезет наружу.

Путники начали приводить в порядок повозки, на которых можно было отправиться в путь. Три охранника стояли напротив входа в нору, откуда доносился хруст костей несчастного быка. Возницу освободили от веревок, но это уже не имело никакого значения. Неестественно вывернув шею и уставившись на запоздавших спасителей остекленевшим взглядом, бедняга неподвижно лежал на земле.

– Как его звали? – поинтересовался Тэйн, силясь перевернуть телегу на колеса.

– Зачем тебе это знать? – спросил один из стражников.

– Нужно произнести его имя, – прохрипел Тэйн. – Нокту должна занести умершего в свою книгу.

Имени погонщика никто не знал.

Путники сумели поставить на колеса две уцелевшие телеги. Оставшийся в живых бык, чувствуя кровь сородича, своенравно фыркал. Монстр не высовывался наружу даже после того, как затихли чавкающие звуки. Бросив прямо на дороге сломанные телеги, груженные товаром, они взяли с собой только тело возницы, завернутое в просмоленную ткань, и направились в Хайм.

– Это и есть порченые, Азара, – произнес Тэйн, потрясенный и подавленный произошедшим. – Те, за чье воцарение на небесах ты так ратуешь.

Кружившие в небе хрящевороны устремились к земле.


Глава 15 | Ткачи Сарамира | Глава 17