home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Наступила зима. Дождь, которому уже давно пора было пролиться, хлестал с отчаянной силой, переполняя водой овраги и пересохшие летом русла ручьев. Дороги размыло, и по ним стало опасно ездить. Люди теперь покидали свои дома только в случае крайней необходимости. Ранчо Уэлшей потеряло более сотни голов скота во время первой же снежной бури.

На время война между Аннабеллой Уэлш и скваттерами прекратилась. Поселенцы, устремлявшиеся на запад, теперь до весны не должны были появиться в поле зрения Аннабеллы, и Тайри мечтал провести спокойную, мирную зиму. Большей частью он проводил досуг, растянувшись на диване в гостиной и глядя немигающим взглядом в огонь, который день и ночь горел в большом камине. Впрочем, мысли Тайри были далеко отсюда.

Аннабеллу сердило мрачное молчание Тайри, но он не обращал ни малейшего внимания на ее возмущенные тирады и скандалы, которые она периодически ему устраивала. Он игнорировал ее недовольные взгляды и отмахивался от ее назойливых ласк.

Но в Аннабелле текла горячая кровь, и она не привыкла долго обходиться без мужчины. Так как Тайри продолжал избегать ее, она попыталась найти утешение в объятиях молодого наемника, известного под именем Моргана Ярнелла, теперь открыто привечала его. Но и это не вызвало желанной реакции Тайри. Наконец Аннабелла отказалась от попытки вызвать его ревность. Что бы его ни беспокоило, она не сомневалась, что это пройдет. А до тех пор к ее услугам всегда был Ярнелл.

Поведение Аннабеллы слегка забавляло Тайри, но когда человек вынужден находиться в четырех стенах, как в заточении, это в конце концов становится невыносимым. От этого есть только одно лекарство: вскочить в седло и носиться на лошади по вольным просторам. И Тайри поступал именно так. Он пересекал верхом вдоль и поперек огромную территорию ранчо Уэлшей. Верховые прогулки стали для него ритуалом. Он совершал их теперь ежедневно, и, независимо от того, куда он держал путь, Тайри неизменно оказывался на окраине ранчо там, где оно граничило с землями Хэллоранов. Безотчетно он надеялся хоть мельком, хоть на минуту увидеть Рэйчел, хотя не признался бы в этом даже под страшной пыткой. Иногда ее силуэт мелькал в окне дома Хэллоранов: она глядела на белое снежное покрывало. Но Рэйчел ни разу на его глазах не покидала дома, а он никогда не въезжал во двор.

Наступил канун Рождества, и дом Уэлшей сверкал украшениями и огнями свечей. Аннабелла купила роскошные подарки всем, кто был у нее в услужении: наемным работникам, слугам, мальчику, собиравшему в курятнике яйца… Она не забыла никого. Тайри она подарила «винчестер». Это было прекрасное мастерски сработанное ружье, и на гладком розовом дереве приклада затейливой вязью было выгравировано его имя.

Тайри преподнес Аннабелле изящный кулон в виде рубиновой капельки на тонкой золотой цепочке.

Под аккомпанемент бушевавшей снежной бури наступил новый год. За два дня снегу навалило на три фута. Теперь ковбоям приходилось особенно тяжело. Они нагружали сеном огромную повозку с плоской платформой и развозили его по всей территории ранчо, чтобы накормить жалобно мычавший голодный скот. Тайри невесело усмехался, глядя, как повозка пропахивает борозды в глубоком снегу. Буйволы и лошади еще могли пройти по нему в поисках пищи, но для коров это было не по силам.

А стихия все бушевала. Приходилось постоянно сбрасывать снег с крыш, расчищать дорожки, чтобы можно было пройти от строения к строению. В корытах, из которых поили животных, образовывалась толстая корка льда. Начался падеж скота, и туши валялись в глубоком снегу, как упавшие с пьедесталов статуи. Река замерзла. Обнаженные деревья, отданные на волю воющего ветра, казались такими одинокими, их ветви поникли, отягощенные снегом.

А в Тайри все росло беспокойство. Он так истово мерил шагами гостиную, что Аннабелла начала опасаться, как бы он не протер в ковре дырку. Тайри стал раздражительным, вспыльчивым и настолько мрачным, что слуги теперь опасались оставаться с ним в одной комнате и даже прочие наемники Аннабеллы предпочитали обходить его стороной.

В первый же день, как только погода изменилась, Тайри вскочил в седло и погнал своего серого по застывшей белой целине. Все на ранчо были рады, что он уехал.

Вырвавшись на свободу, Тайри глубоко вздохнул. Снежная равнина была безмолвна и неподвижна, лишь серый жеребец старательно пробирался по глубоким сугробам.

Тайри удалось миновать уже добрых десять миль, когда по небу понеслись черные тучи, похожие на волны разгневанного моря. Они совершенно скрыли солнце. Где-то далеко загрохотал гром, затем упали первые тяжелые капли дождя. Когда желтый зигзаг молнии распорол низко нависшее черное небо, жеребец замотал головой и испуганно заржал.

– Полегче, мальчик, – пробормотал Тайри, похлопывая лошадь по шее.

Теперь дождь полил по-настоящему и за несколько секунд промочил до костей и Тайри, и его скакуна. Остановив серого, Тайри огляделся, пытаясь понять, где находится. Кажется, где-то на границе владений Уэлшей и Хэллоранов. С минуту он постоял в нерешительности. Потом тряхнул головой и направил лошадь к ранчо Хэллоранов, впервые за несколько недель чувствуя, что хорошее настроение возвращается к нему.

Глаза Джона Хэллорана округлились, когда, отворив дверь, он увидел на пороге Логана Тайри со шляпой в руке.

– Что-нибудь случилось? – спросил старик.

– Нет. Не возражаете, если я войду?

– Да вроде нет причин возражать, – нерешительно ответил Хэллоран. – Похоже, вам не повредит стаканчик-другой. Вам надо посидеть у огня и обсохнуть.

– Буду весьма признателен, – вежливо склонил голову Тайри.

Прежде чем войти в холл, он отряхнул со шляпы дождевую воду.

– Что же вас привело к нам? – спросил Хэллоран по дороге в гостиную. Он налил виски в два стакана и один из них протянул Тайри. – Садитесь, – пригласил он, не дождавшись ответа, – и чувствуйте себя как дома.

Удобно устроившись на диване, Тайри вытянул длинные ноги. Виски было первоклассным. От него и жаркого огня камина озноб быстро покинул тело Тайри.

В уютной гостиной, обставленной мебелью красного дерева, с камином из натурального местного камня, на подставке для оружия красовалось несколько старых ружей «генри» и столь же древнее ружье «шарпс» для охоты на буйволов. На полу лежала медвежья шкура, каминную полку украшали охотничьи трофеи. Здесь не чувствовалось женской руки, и Тайри вдруг задумался, как давно умерла Элен Хэллоран. Единственным штрихом, свидетельствовавшим о присутствии женщины, была ваза с букетом сухих цветов.

– Я слышал, Аннабелла потеряла много скота, – заметил Хэллоран, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Да, пару сотен голов, а как дела у вас? Хэллоран сделал неопределенный жест рукой, означавший полное поражение.

– Весь скот. Недавно кто-то поджег все запасы сена. Коровы, которые не замерзли насмерть, пали от голода. – Он горько усмехнулся. – Думаю, теперь мы разорились окончательно и больше нам уже не подняться. – Старик невидящим взглядом уставился на огонь в камине. – Мне пришлось рассчитать Кандидо и всех остальных. Думаю, Аннабелла окончательно выкурит меня отсюда, когда придет весна.

Когда Хэллоран поглядел на своего гостя, в его глазах было нечто напоминающее упрек.

– И вы думаете, я приду, чтобы убить вас? – сурово спросил Тайри.

– Не знаю, – ответил Хэллоран откровенно. – Я предпочел бы думать, что этого не случится.

– Но?..

Хэллоран пожал плечами, как бы недоумевая.

– Я все вспоминаю Джоба Уэлша. Я заплатил вам пятьсот долларов, и вы, не раздумывая, застрелили его. А теперь…

– А теперь я работаю на Аннабеллу, – пробормотал Тайри со вздохом. – И она может позволить себе заплатить больше пятисот долларов.

– Да.

– Не беспокойтесь, Хэллоран. Если она пожелает вашу землю, то она ее выкупит у вас.

– Кажется, у Аннабеллы полно деньжат, – сказала Рэйчел, появляясь в дверях. – И, как я слышала, она платит вам за услуги не только деньгами.

Она вошла в комнату, и Тайри прочел презрение в ее взгляде, такое же, как раньше прозвучало в ее голосе. На щеках Тайри заходили желваки.

– От кого вы это слышали?

– Все в городе говорят об этом. Вы будете это отрицать?

– А вы бы мне поверили?

– Нет, не поверила бы.

Она уселась на один из громоздких обитых кожей стульев у камина, и Тайри отводил взгляд, стараясь не замечать, как облегает ее фигуру голубое шерстяное платье и как пламя пляшет на ее волосах, бросая на густую золотую массу рыжие отблески. От одного взгляда на нее он уже ощущал знакомое волнение.

– Так зачем вы приехали, мистер Тайри? – спросила Рэйчел жестко.

– Приехал взглянуть, как живете вы с вашим стариком, – так же жестко ответил Тайри, рассерженный ее суровым тоном и презрением, которое прочел в ее взгляде.

– Зачем?

– Рэйчел!

– О, па, как ты можешь болтать с ним так, будто вы добрые друзья? Ты же знаешь, что он здесь только для того, чтобы шпионить за нами!

– Черт возьми, это неправда! – рявкнул Тайри, обращаясь к Рэйчел. – Я приехал, потому что… – Фраза его так и осталась неоконченной. – Пожалуй, лучше мне действительно убраться.

– Не глупите, – сурово укорил его Хэллоран. – В такую погоду нельзя ехать. Вы замерзнете, не успев выехать со двора.

– Ну что ж, это будет счастливым избавлением, – пробормотала Рэйчел и виновато покраснела, заметив, что Тайри расслышал ее слова.

– Не думаю, что я здесь желанный гость, – сухо сказал Тайри. – Но спасибо за виски и тепло.

– Я все еще хозяин в этом доме, – заявил Хэллоран, суровым взглядом призывая Рэйчел молчать. – И я не позволю вам уехать в такую бурю. Скоро будет готов ужин. И еды вполне хватит на троих. Разве не так, дочка?

– Да, па, – ответила Рэйчел хмуро.

– Ладно. Значит, решено. Вы останетесь на ночь, Тайри. А если погода не исправится, то и завтра погостите у нас.

Поужинав, они снова собрались в гостиной возле камина. Снаружи завывал ветер, бушевала стихия, но в доме было тепло и уютно, хотя в воздухе и витало напряжение, создаваемое Тайри и Рэйчел.

Джон Хэллоран ворчал, жалуясь на урожай и падеж скота, и говорил о преимуществах кормежки животных из амбарных запасов… Но наконец темы для беседы истощились. Закуривая трубку, старик смотрел на пламя в камине, а мысли его возвращались к тем временам, когда рядом с ним сидела Элен. Ее маленькая ручка покоилась в его руке, лицо ее светилось нежностью, и они вместе строили планы и мечтали о будущем. Он вспоминал, как прекрасна она была, когда кормила Томми грудью, и лицо ее сияло, как лик Божьей матери.

Почувствовав, что горло его внезапно пересохло, Хэллоран встал и молча вышел из комнаты.

– Я тоже откланяюсь, – сказала Рэйчел после ухода отца. – Можете спать здесь, на диване, если хотите. Здесь теплее, чем в спальне для гостей.

– В чем дело, Рэйчел? – с вызовом спросил Тайри. – Боитесь остаться со мной наедине?

Рэйчел воинственно вздернула подбородок:

– Боюсь? А чего мне, собственно говоря, бояться?

– Не знаю, – ответил Тайри тихо. – Вы сами должны мне это сказать.

Он стоял так близко от нее, что она чувствовала присущий только ему особый мужской запах. Она уже забыла, как он высок и подавляюще мужественен. Его близость мгновенно стирала из памяти любого другого мужчину. По сравнению с ним они все казались недомерками, бледными и незначительными. Она почувствовала, как внутри, в глубине ее существа, медленно разгорается пламя, которое с каждой минутой становится все жарче. И она попыталась спастись, отстраниться от него, чтобы не дай Бог его не коснуться.

В глазах Тайри заплясали смешинки: он отлично понимал, что думает и чувствует Рэйчел. Между ними будто возник бурлящий и полный поток живого огня, и Тайри потянулся и провел рукой по ее щеке, шепча ее имя.

Рэйчел стояла неподвижно, будто в оцепенении, а длинные смуглые пальцы Тайри тем временем ласкали ее кожу. Он медленно взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Медленно наклонился к ней, и его губы слились с ее губами. Веки Рэйчел затрепетали, она качнулась к Тайри, обхватила руками его шею, и тело ее будто растаяло и слилось с его телом. Она так долго, так долго мечтала о его объятиях, и вот теперь он был здесь!

Рэйчел вдыхала исходивший от него запах, она позволила своим пальцам зарыться в его волосах. Ее руки опустились на его плечи, снова и снова с удивлением ощущая их мощь, ее ладони гладили широкую спину, проникли под рубашку, лаская обнаженную кожу. Она услышала, как Тайри тихонько застонал, и явственно почувствовала, как нарастает его желание, и Рэйчел охватил восторг: он хочет ее!

Все это похоже на сон, думала Рэйчел, глядя в глаза Тайри. За окнами барабанил дождь, горящий в камине огонь наполнял комнату живым первобытным теплом. Ей и в голову не пришло дальше сопротивляться. Она слишком долго ждала и желала его, чтобы противиться этому, и потому, затихнув, позволила Тайри раздеть себя, чувствуя только, как под его восхищенным взглядом щеки ее вспыхнули румянцем. Глазами, потемневшими от желания, она глядела, как Тайри обнажает свое совершенное бронзовое тело, как он ложится рядом с ней на диване. Она с готовностью повернулась к нему, изголодавшись по его поцелуям. Наконец-то он хоть на время принадлежит ей!


Глава 15 | Сердце беглеца | * * *