home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Лекционный зал всё ещё изумлённо молчал, когда Лея вышла к кафедре и направилась к брату. Как рыцарь-джедай, вряд ли она была вправе оспаривать слово верховного мастера Ордена, но Лея понимала намерения Люка, даже если он и сам их не понимал. Она пошла по короткому коридору за кафедрой. Тут Хан догнал её и взял за руку. Он закрыл за собой панели и прошептал:

– Постой-ка! Разве тебе не хочется перед уходом поговорить?

– Расслабься, Хан. Я не ухожу из Ордена, – Лея глянула в коридор, на золотистый свет, льющийся из входа в небольшую библиотеку при лекционном зале. Внутри библиотеки она обнаружила присутствие брата, ожидающего бурю. – Мне просто нужно поговорить с Люком, пока дело не зашло слишком далеко.

– Ты уверена? Ты же не мастер.

– Я его сестра. Это даёт мне особые привилегии.

Она прошла по коридору и, не спрашивая разрешения, вошла в библиотеку. Люк сидел в дальнем углу на коврике  за низким письменным столом. Сзади него располагался терминал ГолоСети. Мара стояла рядом у стола. Её бездонные зелёные глаза смотрели напряжённо, как кристаллы эумлара. При виде Леи она подняла брови.

– Вряд ли ты пришла заверить нас в преданности Ордену.

– Да, я пришла не за этим, – Лея подошла к столу и посмотрела вниз на Люка. – Ты представляешь себе, что ты наделал?

– Конечно, – ответил Люк. – Это называет рабогинский гамбит.

Подозрения Леи сменились шоком.

– Ты решил коварством захватить власть в Ордене?

– Он должен был вмешаться, – сказала Мара. – Орден разваливается на части.

– А как же рабогинский гамбит? – возразила Лея. – Ты это серьёзно?

– Боюсь, что да, – ответил Люк. – Мне очень жаль.

Лея коснулась брата в Силе и поняла, что он говорит правду. Его переполняло разочарование: Кипом, Корраном, мастерами, самим собой, ей... Ему меньше всего хотелось подчинить себе Орден, но Мара была права. Нужно было что-то делать, и, как всегда, жребий выпал именно Люку. Лея задумалась над планом брата. Вспомнив о других возможностях, точнее, об их полном отсутствии, она немного успокоилась.

– Провокация тебе не удалась, – произнесла, наконец, она. – Большинство джедаев в зале ждут, когда ты вступишь в новую должность. Они не станут тебе сопротивляться.

– Надеюсь, они подумают и изменят своё мнение, – ответил Люк. – Иначе мне действительно придётся взять власть в Орден в свои руки.

– Для их же блага? – крепко заснувшие внутри Леи инстинкты политика резко очнулись и наполнили её мысли тревогой. – Ты знаешь, сколько раз я слышала такое от настоящих деспотов?

– Люк – не деспот, – Мара слегка повысила голос. – Он совсем не жаждет власти.

– Знаю, – Лея не отрывала взгляда от брата. – Но от этого опасность не становится меньше. Если твой гамбит провалится, Орден превратится в обыкновенный культ личности.

– Значит, будем надеяться, что мой ультиматум поможет мастерам объединиться, – взгляд Люка напрягся. – Я не дам им посеять раздор между джедаями.

– Даже если для этого ты провозгласишь себя королём джедаев? – давила Лея.

– Да, Лея, даже в этом случае.

Удивлённая, что в голосе брата зазвучали стальные нотки, Лея неловко замолчала. Было ясно, что Люк уже всё решил. Уже это её беспокоило. Он принял решение, не посоветовавшись с ней, умудрённой опытом в политике. Она тоже не могла подыскать лучшего решения, и от этого её ещё больше охватывала тревога.

Когда тишина стала уже нестерпимой, Хан встал у стола напротив Мары.

– Ладно, сдаюсь. Кто-нибудь может на секунду остановиться и растолковать мне, что же такое этот рабогинский гамбит?

– Это такой дипломатический ход, – объяснила Лея, воспользовавшаяся поводом, чтобы отвести взгляд от Люка. – Ты отвлекаешь противника провокационным утверждением в надежде, что он смутится и не заметит твоих истинных намерений.

– Другими словами, "заманить и подменить", – Хан усмехнулся Люку. – Значит, ты не хочешь, чтобы джедаи выше всего остального поставили свой Орден?

– Вообще-то именно этого я и хочу, – отозвался Люк. – Наша проблема в том, что все думают об Ордене в самую последнюю очередь. Корран полагает, что мы существуем ради Альянса, а Кип убеждён, что нужно следовать лишь собственной совести. Тем временем Джейна и её команда считают, что наша первоочередная обязанность – защищать слабых.

– Пока что всё понятно, – сказал Хан. – Но чего я не понимаю, это зачем тебе власть над Орденом. Если ты не хочешь быть королём джедаев, почему ты пытаешься всех обмануть?

– Люк пытается объединить против себя всех мастеров, – объяснила Лея.

– Ага, понял, – Хан искривил бровь. Очевидно, он ещё меньше Леи верил в происходящее. – Но опять: если Люк не хочет быть королём, зачем пытаться всех обмануть?

– Потому что только хитростью я смогу убедить мастеров, что мне это действительно нужно, – заявил Люк. – Опасность должна быть серьёзной и реальной. Если все будет слишком явно, они поймут, что я ими манипулируют, и у меня ничего не получится.

Хан ненадолго задумался и сказал:

– И вправду. Но всё равно слишком расковано. Откуда ты знаешь, что они клюнут на твой кракодильский или как его там гамбит?

– Хан, они же мастера-джедаи, – напомнила Мара. – Они клюнули ещё до того, как Люк закончил свою речь.

Люк вдруг поднял голову и посмотрел мимо них на вход в библиотеку.

– Вот и конец нашим разговорам. Сюда идёт первый джедай, чтобы сообщить мне о своём решении.

Тяжёлая грусть разлилась в груди Леи.

– Конечно.

Она взяла Хана за руку и развернулась к выходу. Данни Кви уже стояла в дверях ее глаза блестели от непролитых слёз. Увидев в комнате Лею и Хана, она вдруг остановилась и засуетилась.

– Извините, – она попятилась назад. – Приду попозже.

– Всё в порядке, Данни, – заверила её Лея. – Мы всё равно уже закончили.

Лея уже тащила Хана прочь, как Данни остановила их.

– Пожалуйста, не надо из-за меня уходить. Я ненадолго и не по личному вопросу, – она повернулась к Люку. – Мастер Скайуокер, надеюсь, ты не подумаешь, что моё скорое решение вызвано полным пренебрежением тем, чему я научилась у джедаев. Но я никогда не была настоящим членом Ордена, и моё будущее – с Зонама Секот. Мне ещё учиться и учиться у неё. Если я буду говорить, что я прежде всего джедай, то буду лгать самой себе. Желаю тебе и джедаям всего наилучшего, но я возвращаюсь на Зонама Секот.

– Понимаю, Данни, – Люк встал, обошёл стол и взял её за руку. – Ты очень помогла джедаям в самый тяжёлый час, но мы все знаем, что твоя судьба не с нами. Спасибо, и да пребудет с тобой всегда Сила.

Данни улыбнулась, вытерла глаза и обняла Люка.

– Спасибо, мастер Скайуокер. Приезжай, когда сможешь. Секот всегда будет рад тебя видеть.

– Хорошо, – пообещал Люк. – С удовольствием.

Данни обняла Мару, Лею, Хана и ушла. Едва она исчезла, как в библиотеку широким шагом вошла Тенел Ка, королева-мать Хейпса. Она высоко держала подбородок , но решимость в глазах скорее разрывала душу, чем утешала. Удостоив Лею грустной улыбки, Тенел Ка обратилась к Люку:

– Мастер Скайуокер, я не желаю большего, чем полностью принадлежать Ордену джедаев, – она прикусила губу, просунула руку под джедайский плащ, надетый по случаю визита и сняла с пояса световой меч. – И если бы это касалось только меня и моей дочери, то так бы оно и было. Но такой поступок стал бы безответственным. Я – единственная правительница межзвёздной империи. Если я отрекусь от престола, дворяне прольют реки крови за право занять моё место, – она протянула свой меч Люку. – Я отдаю его с большим сожалением. Просто я не могу исполнять обязанности рыцаря Ордена джедаев.

– Понимаю, – Люк принял световой меч Тенел Ка и вновь протянул его ей. – Но я не приму твой меч. Ты заслужила право носить его, которое у тебя уже не отнять.

– Спасибо, мастер Скайуокер, – Тенел Ка выдавила из себя грустную улыбку. – Твой поступок для меня много значит.

– Тебе спасибо, королева-мать. У тебя сейчас другие обязанности, но дух рыцаря-джедая будет с тобой всегда. Быть может, когда-нибудь ты сможешь вернуться в Орден. Здесь всегда будет для тебя место.

– Да, наверное, это так, – Тенел Ка улыбнулась уже с надеждой. она обняла Люка, а потом Лею и Хана к их большому удивлению. – Друзья мои, вы значите для меня больше, чем я могу выразить. Буду скучать по вам обоим.

– Скучать по нам? – не поверил Хан. – Детка, это же не навсегда. Мы ещё к тебе прилетим.

– Вот именно, – подтвердила Лея, обнимая королеву-мать в ответ. – Может быть, начальник твоей службы безопасности, не разрешит голосеанс с младенцем, но я хочу посмотреть на твою дочку. И если для этого нам придётся прилететь на Хейпс, то мы так и поступим.

Тенел Ка напряглась в объятиях Леи.

– Будет очень... мило с вашей стороны, – она отошла, источая в Силе беспокойство. – Не забудьте предупредить о приезде, чтобы мы могли обеспечить вам безопасность.

– Конечно, – Лея едва не нахмурилась. – Спасибо.

Тенел Ка неловко улыбнулась Лее и Хану и обратилась к Люку и Маре:

– До свидания. Да прибудет с вами всеми Сила.

Королева-мать развернулась и так поспешно удалилась, что ни Лея, никто другой не успел пожелать ей того же.

– Странно, – нахмурился Хан.

– С ребёнком что-то не так, – предположила Лея. – Не зря же она никому его не показывает.

– Может быть, она чего-то стесняется?

– Хан! – воскликнули одновременно Лея и Мара.

– Смотрите: она так и не сказала, кто отец, – напомнил Хан. – Я просто хочу сказать, что всё не просто так. Может быть, она его стыдится?

– Знаете, наверное, Хан прав, – признался Люк. – Она не стесняется, а скрывает что-то от галактики. Как бы поступили её дворяне, если бы наследник хейпанского трона был некрасив?

– О, нет! Бедняжка... – вырвалось у Леи.

– Хорошо, что ты разрешил Тенел Ка оставить себе световой меч, Люк, – согласилась Мара. – Он ей может понадобиться.

Они проводили Тенел Ка взглядами, размышляя о её одинокой жизни. Могут ли они помочь ей? Но тут в проходе опять послышались шаги. В следующее мгновение у входа в библиотеку показался Корран Хорн. Он почтительно поклонился.

– Мастер Скайуокер, могу ли я сейчас поговорить с тобой? – спросил он.

– Конечно, – Люк многозначительно глянул в сторону Хана и Леи и вернулся на коврик у письменного стола. – Проходи.

Лея опять взяла Хана за руку, собираясь пройти мимо Коррана.

– Извини, Корран. Мы как раз уходим.

– Пожалуйста, не надо, – остановил их Хорн. – Во всяком случае, не сейчас. Я уже всё сказал Ордену и хочу, чтобы вы тоже слышали.

Лея взглядом попросила у Люка разрешения остаться и кивнула:

– Как хочешь.

Корран прошёл в центр комнаты и заложил руки за спину.

– Мастер Скайуокер, сначала я хочу извиниться за свою роль в этом кризисе. Теперь я понимаю, что, выполнив просьбу Главы Омаса стать временным лидером Ордена, я только сыграл ему на руку.

– Да, это так, – согласился Люк.

Корран сглотнул и перевёл взгляд на стену позади Люка.

– Могу заверить, что никогда не намеревался узурпировать власть. Когда стало ясно, что взаимоотношения с Главой Омасом и Галактическим Альянсом зашли в тупик, я подумал, что надо что-то делать. Теперь я вижу, что сильно ошибался.

– Ошибки всегда легче находить потом, – мягко заметил Люк.

Корран посмотрел на Люка, не до конца уверенный, принял ли тот его извинения.

– Но я всегда остаюсь джедаем в душе.

– Это хорошо, – отметил Люк.

– Поэтому я считаю, что будет лучше, если я покину ряды Ордена, – Корран захлёбывался от переполнявших его эмоций. – Моё присутствие лишь вносит раскол.

– Понятно, – Люк обхватил локти на столе и упёрся подбородком в сложенные пальцы. – Корран, разве это не второй раз ты хочешь уйти для блага Ордена?

– Да, – кивнул Корран. – После разгрома итор...

– Третий раз будет последним, – перебил его Люк. – Я тебе уже не буду мешать.

– Мешать? – Корран озадачено нахмурился.

– Корран, конечно, ты был наивен, полагая, что юужан-вонги сдержат слово, но это они уничтожили Итор, а не ты. А ошибки, из-за которых мы оказались в сегодняшнем положении, скорее, совершил я, а не кто-то другой. Поэтому не надо взваливать на себя вину за всю галактику. Если честно, ты от этого становишься каким-то напыщенным.

– Напыщенным? – Корран изменился в лице, будто в него кто-то кинул парализующую гранату.

Люк кивнул.

– Надеюсь, ты не будешь возражать против того, что я говорю это тебе перед всеми, но ты ведь сам просил всех остаться.

– Не возражаю, – Корран глянул на Лею и Хана.

– Хорошо. Ну, тогда решено: ты продолжишь быть джедаем и будешь верой и правдой служить Ордену. Ты согласен?

– Да. Конечно.

– Я рад, – Люк широко улыбнулся. – Мы не можем потерять тебя, Корран. Вряд ли ты сам понимаешь, насколько нужен Ордену. Джедаи действительно должны поддерживать Галактический Альянс даже больше, чем сейчас, и никто не понимает этого лучше тебя.

– Э-э... спасибо, – Корран продолжал смущённо стоять в центре комнаты.

– Вот и всё, Корран, – сказал Люк после недолгой паузы. – Если тебе нечего больше...

– Вообще-то, есть. Мне кажется, что остальные мастера тоже решили остаться. Я поговорил с ними, и они попросили меня сообщить тебе, что будут ждать в аудитории.

– Неужели? – Люк удивлённо поднял брови, стараясь не показывать удовлетворения, которое Лея почувствовала в слиянии. – Тогда пойду и послушаю, что они мне скажут.

Лея пропустила его, а потом вместе с остальными последовала за Люком в аудиторию. Народу стало ещё меньше, чем прежде. Кип, Саба и другие мастера собрались перед кафедрой, оживлённо переговариваясь на повышенных тонах. Тизар, Лоубакка, Тахири и Текли сидели вместе несколькими рядами выше и старались не слишком явно подслушивать их разговоры. Джейсен сидел на другом конце ряда. Казалось, он больше занят обсуждением чего-то с Беном, чем перебранкой мастеров.

Остальных членов Ордена не было. Вероятно, их выпроводили, чтобы мастера могли конфиденциально поговорить со Скайуокером. Присутствие Джейсена и Тизара говорило о том, что разговор пойдёт о килликах. Видимо, действия Люка заставили мастеров вновь вернуться к этому вопросу. Лея сомневалась, что им удастся прийти к общему мнению, но желание поговорить уже было хорошим началом.

Когда Хан увидел собравшихся мастеров, он спрыгнул с кафедры и протянул руку Бену.

– Кажется, мы здесь лишние, партнёр.  Давай вернёмся на "Сокол" и подумаем над той проблемой искажённого пространственного вихря, о которой я тебе рассказывал.

У Бена загорелись глаза. Он уже хотел попрощаться с Джейсеном, как из группы мастеров встал Кент Хамнер.

– Вообще-то, капитан Соло, тебе лучше остаться.

Хан встревоженно глянул в сторону Леи, и она поняла, что они думают об одном: сейчас разговор пойдёт о Джейне и Зекке.

– Ну, ладно, – подчинился Хан. – Как хотите.

– А как же вихревая неполадка в "Соколе"? – физиономия Бена разочаровано вытянулась.

– Не волнуйся, малыш. Вихревые стабилизаторы сами собой не починятся. Они нас подождут.

– Может быть, дроид-защитник уведёт Бена домой? – Кент глянул в сторону кафедры. – Мастера Скайуокеры не возражают?

– Ничуть, – Мара выглянула в зал. – Нанна!

Огромный дроид-защитник вышел из тени и протянул металлическую руку. Бен неохотно поднялся к ней по рядам. Когда они ушли, Кент обратился к Хану.

– Спасибо, что остались, капитан Соло. Мы знаем, что вы – неформальный член, но весьма важный для Ордена. Ваше мнение очень существенно для мастеров.

– Всегда рад помочь, – осторожно заверил Хан. – Так о чём речь?

– Сейчас, – Кент пригласил Хана сесть. Мастера явно пришли к соглашению, что на гамбит Люка надо ответить единым фронтом. – Прежде всего, мы хотели бы спросить мастера Скайуокера, насколько семейные узы согласуются с членством в Ордене джедаев.

– Я никого не заставляю бросать своих любимых, – заявил Люк, шагнув между Леей и мастерами, – но очевидно, что джедаям придётся подолгу находиться вне семьи.

Лея поняла намёк, сошла с кафедры и подошла к Хану. Оба сели на скамью рядом с Джейсеном. Пока Люк и мастера выясняли, что Люк имел в виду под словами "поставить благо Ордена превыше всего", Хан склонился к Джейсену.

– Тенел Ка покинула Орден, – прошептал он. – Думаю, тебе это будет интересно.

– Я уже знаю, – ответил Джейсен. – Ведь дядя Люк не оставил ей выбора.

– Это было лишь официальным подтверждением того, что мы и так давно знаем, – согласилась Лея. Ещё подростками Джейсен и Тенел Ка были очень близки, и Лея не хотела, чтобы отъезд Тенел Ка повлиял на решение Джейсена. – Обязанности Тенел Как, как королевы-матери и так мешают ей принимать значимое участие в делах Ордена.

Джейсен улыбнулся и положил руку Лее на колено.

– Мам, я больше никуда не исчезну. Я уже решил, что остаюсь.

Лея подумала, что даже Хан почувствовал её облегчение, но не подала виду.

– Если ты так считаешь нужным, дорогой.

– Мама, твои чувства выдают тебя, – засмеялся Джейсен и закатил глаза.

– Похоже, – Лея посерьёзнела и спросила: – Что тебе рассказывала Тенел Ка о своей дочери?

– Об Аллане? – присутствие Джейсена вдруг выпало из Силы. Он заговорил осторожнее. – А что такое?

– Что скрывает Тенел Ка? – уточнил вопрос Хан. – Вспомни при ней о дочурке, и она закрывается в себе, как рабклаб в ледяной воде.

– А почему вы думаете, что Тенел Ка мне что-то рассказывала? – поинтересовался Джейсен.

– Она не могла ничего тебе не сказать, – ответила Лея. – Иначе ты бы не пытался уйти от ответа.

Джейсен уставился в пол. Лея чувствовала, как он колеблется. Наконец, он посмотрел ей прямо в глаза.

– Если Тенел Ка считает нужным не показывать дочь голосвету, то у неё есть на то веская причина.

Хан посмотрел мимо Джейсена на Лею.

– Люк был прав.

– Насчёт чего? – Джейсен широко раскрыл глаза.

– Насчёт Алланы, – ответила Лея. – Если она чем-то... э-э... больна, то Тенел Ка действительно придётся её скрывать. Помешательство хейпанцев на красоте доходит до сумасшествия. Представить себе не могу, что может произойти, если наследница их трона окажется уродом.

Тревога в эмоциях Джейсена улеглась.

– Не спрашивайте меня о подробностях. Они мне не известны.

Джейсен старательно избегал встречаться с ней глазами, и Лея понимала, что он лжёт, но решила подыграть. Он явно чувствовал, что они требуют от него выдать тайну, и если продолжать давить, то добиться можно будет немногого.

– Нам и не нужно знать большего, – заявила Лея. – Надеюсь лишь, что Тенел Ка понимает, что мы хотим ей помочь.

– Мама, у неё больше денег, чем у Ландо, и десятки друзей-джедаев, – усмехнулся Джейсен. – Уверен, ей совсем не нужна помощь.

– Эй, мы просто за неё беспокоимся, – заверил Хан. – Бедняжка... что бы там ни случилось с дочуркой, это явно папаша во всём виноват.

Джейсен нахмурился и некоторое время молчал.

– Уверен, что ты прав, отец, – сказал он. – Но если ты так хочешь услышать, знаю ли я, кто отец, то у тебя ничего не выйдет.

– Считаешь, что я сую нос не в своё дело? – Хан притворился, что обиделся.

– Я этого ожидал. Ты же только что испробовал Зелтронский ход, которому научил меня, когда мне было ещё десять лет.

– Не думал, что ты меня тогда слушал, – пожал плечами Хан.

Лея обратила внимание, что мастера, до этого оживлённо беседовавшие, вдруг замолчали. Сидя у края кафедры, Люк позвал всех подойти. Когда они повиновались, Лея почувствовала надежду в присутствии брата.

– Мастера согласились, что при кризисе Ордену необходимо действовать слаженно и вместе, – сказал он. – А сейчас давайте обсудим, что нам делать с килликами.

– Потому мы и просили всех вас остаться, – сообщила Трезина Лоби, поворачиваясь к Лее и другим. – Вы лучше нас знаете килликов. Так пусть ваши мысли помогут нам принять правильное решение.

Люк кивнул.

– Пусть Джейсен расскажет всем нам о своём видении.

– Видении? – изумился Корран.

– Именно из-за него я предпринял налёт на складскую базу Траго, – объяснил Джейсен, встав между мастерами и кафедрой. – Я видел, что чиссы готовят массированное и внезапное наступление на килликов.

Кент нахмурился.

– Но ты же не думал, что сможешь помешать...

– Пусть он закончит, – Люк поднял руку, чтобы мастер замолчал. – Джейсен действовал отчаянно, но разумно, если учесть обстоятельства, особенно наше с вами замешательство.

– Видение напугало меня тем, что чиссам якобы не удастся уничтожить Колонию, продолжил Джейсен. –  Вместо этого я видел, что киллики контратакуют, и война перекинется на Галактический Альянс.

– Если я тебя правильно понял, – Корран недоумённо нахмурился, – ты видел, как война захватывает Галактический Альянс. Потому ты и напал на чиссов, чтобы всё это предотвратить? Да это бред сумасшедшего, Джейсен!

– Знаю, звучит нелогично, – кивнул тот. – Но я чувствовал, что нужно вмешаться. Очевидно, чиссы всё ещё атакуют...

– А Галактический Альянс всё больше втягивается в войну, – резко заговорил Кент. – Сейчас уже не только мы сражаемся в туманности Утегету. Чиссы настроены против нас, так как думают, что мы передали "Акбар" килликам. Своим налётом ты только подстегнул войну и всё усугубил.

– Зато чиссы поняли, что им не одержать победы одним ударом, – поддержал Джейсена Хан. – Во всяком случае, у вас появился шанс урегулировать кризис, пока вся галактика не оказалась под пятой жуков.

– Хан прав, – согласился Корран. – Кроме того, если мы начнём тут обсуждать свои прошлые ошибки, то никогда не решим проблему. Давайте лучше подумаем, как нам остановить войну, пока она не вышла из-под контроля.

Мастера согласно кивнули, но замолчали и уставились в пол. Они явно опасались поднимать вопрос, грозивший надолго внести в их ряды раскол. Через некоторое время Корран, Кип и даже Саба выжидательно глянули на Люка в надежде, что тот возьмёт инициативу в свои руки. Но Скайуокер тоже молчал, давая мастерам возможность самим прийти к согласию.

– Я знаю, как остановить войну, – заявил, наконец, Джейсен.

Все, включая Лею, широко раскрыли глаза.

– И почему я не удивлен? – спросил Кип. Он провёл рукой по взъерошенным волосам и почесал в затылке. – Ладно, давайте послушаем. Похоже, у других здесь предложений нет.

Джейсен встал рядом с Люком прямо перед мастерами. В Силе ясно чувствовалась его решимость. Он собирался остановить войну, и если ему не удастся, последствия будут самыми тяжёлыми.

– Надо убить Рейнара Тала.

– Что? – воскликнули одновременно несколько джедаев, в том числе Тизар Себатайн и другие молодые джедаи, с которыми Джейсен совершил налёт на Траго. Даже Лея усомнилась в том, правильно ли она расслышала Джейсена.

– Это тоже из твоего видения? – поинтересовался Корран. Он повернулся к остальным мастерам, неодобрительно качая головой. – Мы уже это однажды обсуждали.

– Когда? – нахмурился Люк.

– Когда вы с Ханом застряли на Вотебе, – сообщила ему Мара. – Это был запасной план.

– А сейчас это должно быть нашим основным планом, – спокойно заявил Джейсен. – Только так мы предотвратим войну.

– Продолжай, – сказал Люк.

– Большинство насекомых чрезвычайно живучи, – объяснял Джейсен. – Если уцелеет хоть одно яйцо, то личинка превратится потом в плодовитую зрелую особь. Когда Рейнар стал Примкнувшим...

– Но если мы убьём Рейнара, погибнет и вся Колония! – проскрежетал Тизар.

– В том-то и дело, – подтвердил Кент. – Они объявили войну аж двум галактическим цивилизациям.

Лоубакка протестующе прорычал, что все проблемы создаёт Тёмный Улей.

– Джейсен явно над этим уже размышлял, – Люк поднял руки для установления тишины. – Почему бы нам его не выслушать?

– Его слушать опасно, – предостерегла Тахири, глянув на Джейсена. – Он говорит одно, а думает другое.

В устах Тахири, которую чета Соло после смерти Энакина считали почти своей дочерью, такие слова звучали особенно колко. Лея бы упрекнула её в грубости, если бы Люк её не опередил.

– Хватит! – он поглядел сначала на Тахири, а потом на Тизара и Лоубакку. – Это разговор мастеров. Когда нам понадобится ваше мнение, мы его спросим. Понятно?

У Тизара вздыбилась чешуя, а у Лоубакки – шерсть, но они кивнули вместе с Тахири.

– Да, мастер.

– Спасибо, – Люк опять обратился к Джейсену: – Так что ты хотел нам рассказать?

– Когда Рейнар стал Примкнувшим, киллики начали ценить жизнь каждого члена улья, – продолжил Джейсен. – Их численность резко увеличилась, а планеты – опустошались. Именно в этот момент появилась Колония, которая стала посягать на земли чиссов.

– Но разве убийзтво Рейнара может что-нибудь изменить?? – спросила Саба с передней скамьи. – Киллики уже другие. Оная не понимает, что изменитзя с узтранением Рейнара.

– Все изменения – результат усвоенного поведения, – у Джейсена явно уже был готов ответ. – Рейнар – единственный элемент их мира, который изначально ценил жизнь каждого.

– То есть, если мы устраним Рейнара, они вернутся к первоначальному поведению? – задумался Кент.

– Именно. Только способность Рейнара распространять свою волю через Силу сплачивает отдельные ульи в Колонию. Когда этого не станет, каждому улью придётся выживать в одиночку.

– Ульи вернутся к первоначальному состоянию или вымрут от голода, – продолжил эту мысль Кент. – В любом случае  проблема решится сама собой.

– Не совсем, – возразил Корран. – Вы забыли о Тёмном Улье. По большому счёту, он уже дёргает Колонию за ниточки из-за кулисы. Если мы уберём Рейнара, разве это помешает Ломи Пло занять его место?

– Придётся устранить и её, и Алиму Рар, – заявил Джейсен. – Жаль, но от этого нам не уйти.

Возражений не последовало.

– Значит, все согласны, что нужно уничтожить Тёмный Улей, – подытожил Люк.

– А мы сможем? – процедил Хан. – Уже пытались, помните?

– С тех пор мы многое выяснили, – настаивал Джейсен. – В этот раз должно получиться.

– Я рад твоей уверенности, Джейсен, – заметил Кип. – А ты не посвятишь всех остальных как?

– Я же сказал: надо устранить Рейнара и его улей.

Тизар и Лоубакка фыркнули, но предупреждающего взгляда Люка было достаточно, чтобы оба джедая замолчали.

– Я окончательно запутался, – признался Корран. – Если всё равно нужно уничтожить Тёмный Улей, почему бы этим не ограничиться и не договориться с Рейнаром?

– Если бы такое было возможно, – вздохнула Лея. – После крушения "Тахионного флаера" сознание Рейнара пошатнулось, а у килликов весьма гибкие представления об истине. В сумме это приводит к тому, что нельзя рассчитывать на его разумное поведение. Мне удалось убедить его покинуть Корибу лишь тогда, когда я сказала ему, что в противном случае все ульи станут похожи на Тёмный.

– Верно, мама, – подтвердил Джейсен. – Суть в том, что нельзя уничтожить Тёмный Улей, не убив Рейнара. Пока есть Уну, будет и Горог.

– Это уже глупо, – рассмеялся Тизар.

– Совсем нет, – от спокойного голоса Силгал все замолчали. – Я подозревала то же самое, когда Тёмный Улей вновь появился в туманности Утегету.

Казалось, Корран, Кент и люк остолбенели от её слов.

– Но почему? – спросил Люк.

– Помните наш разговор о сознательном и бессознательном? – напомнила Силгал.

Люк кивнул.

– Кажется, ты тогда сказала: "Как и у Силы, у любого разума в галактике есть два аспекта".

– Да, мастер Скайуокер. Сознательное включает всё, что мы знаем о себе, а бессознательное остаётся скрытым.

– Я думал, имелось в виду подсознание, – сказал Корран.

– Я тоже так думал, пока Силгал всё не объяснила, – ответил Люк. – Подсознание стоит между полным осознанием и несознательностью. Бессознательное остаётся скрыто от известной нам части разума. Правильно, Силгал?

– У вас прекрасная память, мастер Скайуокер, – подтвердила она.

– Подожди-ка, Силгал, – заговорил Кип. – Получается, что Джейсен прав? И даже если бы Тёмного Улья не существовало, Колония бы его создала?

– Я лишь хочу сказать, что теория Джейсена подтверждается нашими наблюдениями, – ответила Силгал. – Если Колония – коллективный разум, у неё будет и бессознательное. И невозможно уничтожить бессознательный разум без уничтожения сознательного.

Силгал замолчала и повернула выпуклый глаз на Тизара, Лоубакку и Тахири.

– Мне жаль, но если эта теория верна, то нельзя уничтожить Тёмный Улей, не уничтожив всю Колонию. Одно не существует без другого.

– Тогда Джейзен не прав! – крикнул Тизар.

– Это тоже возможно, – согласилась Силгал. – Но пока его мысли подтверждаются нашими наблюдениями. Значит, его теория верна.

– То есть придётся убить одного из нас? – Корран решительно помотал головой. – Не могу поверить, что нет другого выхода. Это идёт вразрез со всеми моими убеждениями джедая. Мы же не убийцы, не предаём своих и не уничтожаем целые цивилизации.

– Корран, мы и об этом уже говорили, – напомнила Лея. – Мы должны вмешаться именно потому, что Рейнар – джедай. Он превратился в угрозу всей галактике. Именно мы и должны его остановить.

– Я согласен, что он представляет угрозу, – ответил Корран. – Но если у него, как вы тут утверждаете, пошатнулось сознание, то не нужно его убивать. Нужно ему помочь.

– И пусть пребудет с тобой в этом Сила! – съязвил Хан. – Тебе она понадобится. Рейнар сильнее Люка, и ему не нужна твоя помощь.

Люк косо посмотрел на Хана. Слова друга его скорее удивили, чем оскорбили, и он не стал возражать.

– Корран, подумай сам над своими словами, – сказала Лея. – Как ты собираешься помочь Рейнару? Даже обычного джедая трудно удерживать против его воли, а способностей у Рейнара ещё больше. Боюсь, нам нужно трезво оценить сложившееся положение.

– Значит, вы согласны с Джейсеном? – спросил Корран. – Вы думаете, нам остаётся только убить Рейнара?

Этот вопрос для Леи был ударом ниже пояса. Она знала Рейнара ещё с тех пор, как тот пришёл в Академию джедаев на Явине-4 – заносчивый молодой наследник торговой империи "Борнайрин", который стал искренним юношей, добровольно отправившимся с Энакином в злополучное задание на Миркр. От горькой мысли, что против него пойдут джедаи, у неё задрожали губы. Но когда флот килликов атаковал их в горловине Мурго, она сама видела, что Рейнар без колебаний шёл против старых друзей.

– Да, Корран, – грустно кивнула она. – Кажется, Джейсен прав. Лучше всего будет устранить Рейнара. На самом деле, это наш долг.

Корран покраснел, и Лея поняла, что сейчас спор будет жарким.

– Наш долг? – переспросил Хорн. – А как же Джейна и Зекк?

– А причём тут они? – насторожился Хан.

– Они ведь тоже Примкнувшие, – заметил Корран, всё ещё глядя на Лею. – Их ты тоже собираешься убить, когда они займут место Рейнара?

Люк поднял руку, призывая к спокойствию, но обида уже была нанесена. От такого вопроса вскипела кровь даже у Леи, а Хан взорвался мгновенно .

– Они не займут его место! – крикнул он.

– Откуда ты знаешь? – возразил Корран. – Джейна всегда отличалась своеволием, а сейчас она на стороне Колонии, – он повернулся к Лее. – Вот я и спрашиваю: что вы скажите, когда дело дойдёт до Джейны и Зекка?

– Твой вопрос безоснователен, и тебе это прекрасно известно! – крикнула Лея.

– Не совсем, – вмешался Кайл Катарн. – Я, например, считаю, что твой ответ напрямую касается случая с Рейнаром.

– Хаттова чушь! – воскликнул Кип. – Джейна и Зекк уже доказали, что они, прежде всего, джедаи. Они тут совсем не причем.

– Тогда почему их здесь нет? – спросил Кайл.

– Наверное, они пытаются остановить войну, – предположил Хан.

И тут началось: крики, обиды, взмахи руками... Корран всё спрашивал у четы Соло: что они будут делать, если Джейна и Зекк возглавят Колонию вместо Рейнара. Хан и Лея настаивали, что это спорный вопрос. Мнения Кайла, Кипа и других мастеров разделились. Через несколько минут стало ясно, что обсуждение зашло в тупик. Лея чувствовала, как у брата растёт недовольство. Его попытка сплотить мастеров с треском провалилась. Сейчас они были ещё дальше от согласия, чем когда они с Ханом оказались заперты на Вотебе. Даже Лея понимала, что положение только ухудшается.

– Спасибо, – хоть Люк говорил и спокойно, он в Силе донёс свои слова до каждого из присутствующих. Подействовало мгновенно – спор резко утих, и все повернулись к нему. – Спасибо за ваши мнения, – Люк опять зашёл на кафедру. – Я подумаю над ними и дам вам знать.

– О чём дашь знать? – нахмурился Кип.

– О принятом решении, Кип, – Мара подошла к нему и посмотрела прямо в глаза. – Разве так не будет лучше?

Кип вскинул брови, оглядел других мастеров (многие ещё не отошли от спора), и только тут начал понимать, что уже давно поняла Лея: Люк брал власть в Ордене в свои руки. Прежде чем Кип успел перевести дыхание для ответа, Хан повернулся и пошёл к выходу, стуча каблуками по паркету. Почти бегом за ним пустилась и Лея. Казалось, Люк спокойно на них смотрел, но тут заговорила Саба:

– Джедай Соло, куда это ты направилазь?

– За Ханом, – ответила Лея. – Мы летим за дочерью.

– А как же Орден?

– Какой орден? – Лея даже не обернулась.



Глава 1 | Тёмный улей 3: Роевая война | Глава 3