home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

В ангаре 51 "Мегадора" кипела деятельность: небольшая армия техников, дроидов и разнорабочих готовила к бою целое крыло джедайских "Невидимок" – особых истребителей, оснащённых уникальным оборудованием. Даже такие простые операции, как заправка и вооружение, требовали вдвое больше работы и производили втрое больше шума, чем обслуживание обычных кораблей. Проверка бортовых систем тоже происходила шумно – астромехи "Невидимок" и диагностические дроиды "Мегадора" обменивались яростными трелями и свистом. В результате Джейсен не расслышал, что Люк и Мара говорили Сабе и его родителям на посадочном трапе "Сокола". Но вряд ли это было проблемой. Они обнимались и жали друг другу руки. Он чувствовал в Силе озабоченность и тёплые чувства.

Видимо, Люк только что подозвал Джейсена, чтобы попрощаться перед заданием против чиссов. Джейсену не очень хотелось с ними прощаться. Он хотел доказать им, что чиссы будут нападать на килликов вне зависимости от того, сработает ли безумный план Люка или нет. Но он не осмеливался перечить дяде. После разговора с Лоубаккой и Тизаром доверие Люка и Мары к нему пошатнулось. Джейсену не хотелось усугублять положение явным противлением плану Люка. Всё зависело от того, выиграют ли чиссы эту войну, и он должен верить, что они действительно победят.

Джейсен подошёл к посадочному трапу "Сокола" и ждал своей очереди обнять родителей и пожелать им счастливого пути. Несмотря на седину в шевелюре отца и складки в уголках глаз матери, он не считал их старыми, но умудрёнными опытом, большим опытом. Они отправлялись вместе на различные задания, подобно сегодняшнему, уже тридцать лет – задолго до его и Джейны рождения. Джейсен начал понимать, что им довелось пережить и чем приходилось рисковать все эти годы. Сколько раз они сталкивались с выбором, как и сегодня, когда приходилось лавировать между ужасным и абсолютным злом? Сколько секретов, как в случае с Алланой, они ещё носили в себе?

Пришло время ему и его сверстникам взять эстафету из рук родителей и их друзей, не отталкивая старшие поколения, но принимая на себя их бремя. Старые герои заслужили отдых. Он и его сверстники уже готовы. Никого со времени Старой Республики не готовили и не отбирали столь тщательно. Но когда Джейсен взглянул на родителей и вспомнил, насколько они изменили галактику, он задал себе вопрос: стоят ли того он и его поколение? Иногда, учитывая спокойное детство и формальную подготовку, он спрашивал себя, не были ли новые джедаи слишком мягкотелыми? В сравнении с запачканным, переполненным фрахтовиком, который отец называл своим домом с самого детства, или с гидропонной фермой на Татуине, где прошла молодость дяди Люка, Академия на Явине-4 казалась просто верхом роскоши. Даже мать, воспитанная в королевском дворце Алдераана, понимала значение слова "опасность" под смертельным взглядом Палпатина, вечно обращённым на её семью.

– Джейсен?

Джейсен почувствовал, что на него смотрят отец и все остальные.

– Ты как? – спросил Хан. – У тебя опять видения?

– Нет, я... – к своему удивлению, Джейсен ощутил комок в горле, – ...просто думал.

– Тогда хватит думать. Ты меня пугаешь.

– Извини, не хотел, – Джейсен выдавил улыбку и повернулся к матери. – А ты не можешь его отговорить?

Лея что-то заметила  и не обратила внимание на шутку.

– А зачем мне его отговаривать?

Джейсен закатил глаза и про себя проклял повышенную чувствительность матери.

– Мама, я пошутил, – он крепко обнял её, чтобы она не смотрела ему в глаза. – Желаю вам удачно долететь.

Он опустил её и обнял отца.

– До... – если бы Джейсен знал, что придётся скрывать эмоции, он бы давно нашёл повод оказаться подальше отсюда. – ...свидания, отец.

– Да ладно тебе, сынок. Мы же ещё вернёмся, – Хан вдруг напрягся и настороженно взглянул на Джейсен. – Или как? Ты что-то видел...

– Вы вернётесь, отец. Это точно. Просто будь осторожен, ладно? Рейнар вам не поверит, и даже правда вас не спасёт.

– Так ты об этом беспокоишься? – с облегчением вздохнул Хан. – Слушай, сынок, я такое проходил уже...

– С нами всё будет в порядке, Джейсен, – перебила Лея, взяв его за руку. – Только так можно убедить чиссов, насколько сложно победить килликов.

Саба подошла сзади к Лее, нависая над ней, как когда-то Чубакка высился над Ханом.

– Взё будет хорошо, Джейзен. Твоя мать – сильный джедай, столь же неуклонно идущая по своему пути, как ты по своему.

– Знаю, – кивнул Джейсен и поцеловал Лею в щёку. – Да пребудет с тобой Сила, мама.

– И с тобой тоже, Джейсен, – ответила Лея. – В этот раз мы нападаем уже не на корабль-улей Горога.

Хан вдруг сник.

– Ты ведь не об этом беспокоишься, так? – спросил он. – Ты что-то видел...

– Я ничего не видел, отец, – помотал головой Джейсен. – Правда, – он кивнул отцу на трап. – Идите. Встретимся, когда всё будет уже позади.

Хан прищурился, но кивнул.

– Ловлю тебя на слове, сынок. Не подводи меня.

Он взял Лею за руку и поднялся по трапу. Саба осталась внизу. Одним глазом с раздвоенным зрачком она смотрела на Джейсена и удивлённо сипела.

– Ты взегда полон сюрпризов, Джейзен Соло, – она пошла вверх по трапу. – Одни сюрпризы.

Джейсен едва справился с паникой. Он знал, что Бен боялся мастера-барабелихи, и теперь понимал почему: трудно разгадать её мысли.

Прежде чем подняться по трапу вслед за Сабой и остальными С-3ПО помедлил перед Джейсеном и тронул его плечо.

– Извините, мастер Джейсен. Ваши слова как-то касаются меня?

Не успел Джейсен ответить, как сверху раздался голос Хана:

– Трипио! Если ты через три секунды не окажешься на трапе, отправишься на Тенупе в багажном отсеке!

– Не нужно угрожать, капитан Соло! – С-3ПО заковылял по трапу вслед за Сабой, размахивая золотистыми руками. – Иду! Иду!

Джейсен улыбнулся и махнул на прощанье родителям. Он отошёл на безопасное расстояние и вместе с Люком и Марой смотрел, как трап свернулся, а "Сокол" вылетел из ангара. Некоторое время корабль висел под "Мегадором", подобно капле дюрастали в огромной пасти ангара, потом развернулся в сторону кормы звёздного разрушителя и унёсся в Неизведанные Регионы.

Рука Люка вдруг оказалась у Джейсена на плече, и Джейсен едва не вздрогнул. Он не мог показывать удивления и вины.

– Они занимались этим всю твою жизнь, так? – уважительно спросил Люк.

– Да, – кивнул Джейсен. – Я горжусь ими.

– Они тоже тобой гордятся, – Мара взяла его за другую руку.

– Э-э... спасибо, – Джейсен опять ощутил комок в горле и сглотнул. – Пойду к своему истребителю. Нефи уже дал дроидам-диагностам...

– Потом, – остановил его Люк. – Сначала пойдём с нами.

– Конечно, – сердце у Джейсена застучало так гулко, что пришлось сделать одно джедайское упражнение, чтобы оно успокоилось. – А куда?

– Гент уже может показать нам остальные секретные файлы Арту, – сообщила Мара. – Он ещё не закончил копировать омнигейт, поэтому вряд ли у тебя будет другая возможность взглянуть на бабушку и дедушку. Мы с Люком подумали, тебе это тоже будет интересно.

– Да? – Джейсен почти не скрывал облегчения. – То есть, конечно!

– Ладно, я тоже немного нервничаю, – Люк делано засмеялся и добавил: – И боюсь.

– А я не боюсь.

Мара говорила слишком легко. Скайуокеры открыто шутили над заявлениями Алимы Рар, что Мара могла быть причастна к смерти Падме Амидалы, но Джейсен знал, что тёте не по себе от всего происходящего. Вопрос требовал ответа ещё до предполагаемого нападения джедаев на корабль-улей Горога – иначе Люк не устоит против Ломи Пло. Если та почувствует хоть тень сомнения, то скроется раз и навсегда. Именно поэтому Джейсен и считал, что именно он должен сразиться с Ломи Пло. Его не одолевали сомнения, никакие. Вержер выжгла их из него испытанием боли.

Гент находился в небольшом инструктажном помещении, выходящем окнами на ангар 51. Он сидел на полу рядом с Р2-Д2 в окружении разбросанных инструментов, проводов и обёрток от еды. Худой компьютерщик вглядывался в панель доступа сквозь магниочки. В обеих руках у него были микрощипцы. Он что-то отрывисто бормотал фальцетом, очень напоминающим машинный код. Не желая пугать его внезапным появлением, Скайуокеры остановились у двери и дождались, пока он не вынет руки из корпуса дроида.

– Чего стоите? Оттуда ничего не увидите, – сказал Гент, не отрываясь от работы.

– Извини, – Люк прошёл вперёд. – Ты готов?

– Разве этого не видно? Осталось только установить омнигейт на место.

– Просто когда я увидел все эти провода...

– Обычное техобслуживание. Неудивительно, что дроид барахлит. Его цепи никто не чистил уже двадцать стандартных лет. Только углерода скопилось сотни грамм-молекул в высоту.

Когда они подошли, Джейсен понял, что компьютерщик уже несколько дней без перерыва работает с Р2-Д2. Во всяком случае, у Гента явно не нашлось времени принять душ. Они остановились в нескольких шагах. Гент защёлкнул плату в гнезде.

– Всё готово, – он сел на колени, поднял глаза и добавил: – Вряд ли это стоит делать.

– Это мы уже от тебя слышали, – напомнила Мара.

– Когда это? – поднял брови Гент.

– И не раз, – подтвердил Люк.

– А, да... – Гент провёл рукой по татуированной голове. – Кажется, я расшифровал омнигейт. Ещё три недели, максимум шесть, и всё точно будет готово. И тогда вы сможете в любой момент посмотреть на эти файлы.

– Мы не можем ждать шесть недель, – Люк проверил часы. – Через шесть часов нам улетать.

– Так скоро? – Гент широко раскрыл глаза. – Я думал, у меня ещё три дня в запасе!

– Было три дня, – терпеливо сказала Мара.

Гент удивлённо огляделся.

– Дроид был в намного худшем состоянии, чем я думал.

– Гент, покажи нам эту голограмму, – мягко, но настойчиво потребовала Мара. – От неё многое зависит.

– Да, знаю. Но вы не понимаете. Это же оригинальная модель Интеллекса-4. Если она сгорит до того, как я сделаю копию, целая эпоха компьютерной истории будет безвозвратно потеряна.

– Гент, это действительно важно, – настаивал Люк.

Компьютерщик вздохнул и без лишних слов нажал на главный выключатель Р2-Д2. Дроид с удивлённым писком ожил, повернул купол и стал рассматривать разбросанные вокруг платы. Затем он принялся кататься взад-вперёд, показывая различные инструментальные щупы и одобрительно свистя. Наконец фоторецептор Р2-Д2 остановился на Генте. Дроид удивлённо зажужжал, перевёл "взгляд" на Люка и попятился назад.

– Арту, прекрати! – приказал Люк. – Вернись сейчас же! Нам нужно знать, что произошло с матерью после возвращения отца с Мустафара.

Р2-Д2 стал что-то объяснять. Джейсен не удивился, когда Гент перевёл:

– Говорит, Энакин Скайуокер оттуда не вернулся.

– Не вернулся? – нахмурился Люк. – Почему? Что случилось?

Р2-Д2 помолчал и резко объяснил.

– Падме уехала повидать отца, – перевёл Гент.

– Тогда покажи это, – сказал Люк дроиду. – И без шуток. Мне нужно всё видеть.

Р2-Д2 с сомнением засвистел.

– Говорит...

– Арту, покажи, – перебил Люк. – У нас скоро битва, а тебе ещё нужно приспособиться к "Невидимкам".

Дроид издал возбуждённую трель.

– Если Гент говорит, что можно, и если ты не будешь тянуть время.

Р2-Д2 наклонился вперёд и включил голопроектор. Показалось изображение зелёного истребителя на посадочной платформе. Это была какая-то далёкая планета, которую трудно было узнать. Со стороны истребителя появился молодой человек в темном плаще. Все узнали Энакина Скайуокера. Тот был уставший и в запачканной одежде, как будто только вернулся из сражения. Это подтверждалось его словами с последней голограммы, виденной Джейсеном и Скайуокерами, когда он говорил, что отправляется на Мустафар положить конец войне.

– Падме, я видел твой корабль, – сказал Энакин.

С противоположного конца появилась Падме, и они обнялись.

– Энакин! – она стояла спиной к голокамере, но было ясно, что она дрожит.

– Всё хорошо, ты в безопасности, – Энакин посмотрел ей прямо в глаза. – Что ты здесь делаешь?

– Я так беспокоилась о тебе? – голос Падме был приглушённым, так как она всё ещё отворачивалась от голокамеры. – Оби-Ван рассказал страшные вещи.

– Оби-Ван был здесь? – Энакин помрачнел от злости.

– Он сказал, ты обратился к Тёмной Стороне, – Падме уклонилась от прямого ответа. – Сказал, что ты убил детей.

– Оби-Ван пытается настроить тебя против меня, – холодно сказал Энакин.

– Он беспокоится о нас, – помотала головой Падме.

– О нас?

– Он всё знает, – Падме помолчала и добавила: – Он хочет помочь тебе.

– И тебе тоже, – в голосе Энакина звучала ревность. – Не лги мне, Падме. Я стал сильнее любого джедая и сделал это для тебя: чтобы защитить тебя.

– Мне не нужна твоя сила, – Падме отвернулась от него. – И твоя защита тоже.

Энакин опять притянул её к себе.

– Хочешь сказать, тебя защитит Оби-Ван? Он не может... не сможет тебе помочь. Он недостаточно силён.

Падме опустила голову и замолчала.

Видимо, за несколько лет Р2-Д2 научился определять настроение Люка. Видимо, он так же чувствовал его ужас, как и Джейсен. Дроид воспользовался долгим молчанием и вопросительно свистнул.

– Боится, что в твоих сетях будет перегрузка, – перевёл Гент. – А сейчас перегрузка у него. Слышите трель в его вопросительном тоне?

– Продолжайте, – Люк смягчился. – Арту, со мной всё в порядке.

Джейсен одобрительно кивнул. В голосе Энакина были неразумные и опасные нотки, и Джейсен понял, почему Р2-Д2 так неохотно показывал эти голограммы Люку. Но боль представляет опасность, только если её бояться – таков был один из первых уроков Вержер. Люк должен был посмотреть конец голограммы, встретиться с болью.

Через мгновение Падме вновь подняла голову.

– Энакин, я лишь хочу, чтобы ты любил меня.

– Моя любовь не спасёт тебя, – отрезал Энакин. – Только моя сила способна на такое.

– Но какой ценой? Ты – хороший человек. Не делай этого.

– Я не хочу потерять тебя так же, как и мать, – лицо Энакина стало похоже на кого-то другого, злобного, испуганного и эгоистичного.

Падме не заметила перемены. А даже если и заметила, она хотела вернуть прежнего Энакина. Она взяла его за руку.

– Поедем со мной, – сказала она. – Будем вместе воспитывать нашего сына. Давай бросим всё, пока можем.

Энакин помотал головой.

– Разве ты не видишь? Больше не нужно ни от чего убегать. Я принёс Республике мир. Я сильнее Канцлера. Я могу низложить его, и мы вместе, ты и я, будем править галактикой так, как мы хотим.

– Не верю своим ушам! – Падме попятилась, как будто её ударили.

Люк громко вздохнул, возмущённый высокомерием, которое толкнуло отца к Тёмной Стороне. Однако Джейсен больше сочувствовал отцу, почти восхищался им. Энакин Скайуокер осознал своё могущество и попытался использовать его, чтобы установить мир. Вержер бы такое одобрила. Неиспользуемая сила – растраченная сила, и что бы ни случилось с ним потом, во всяком случае, Энакин Скайуокер попробовал использовать её во благо.

Голограмма дёрнулась, и все затаили дыхание. Дроид щёлкнул и загудел – фильм продолжился.

Падме перестала пятиться от Энакина.

– Оби-Ван был прав: ты изменился.

– Я больше не хочу слышать об Оби-Ване! – Энакин подошёл к ней. – Все джедаи против меня. Республика против меня. Хоть ты не будь против меня.

– Ты стал для меня чужим. Энакин, моё сердце разрывается. Я всегда буду любить тебя, но ты встал на путь, где я не смогу пойти за тобой.

– Это из-за Оби-Вана? – прищурился Энакин.

– Это из-за того, что ты уже сделал, что ты собираешься сделать! – Падме не говорила, а приказывала. – Остановись! – она помолчала, её голос смягчился. – Вернись ко мне. Я люблю тебя.

Энакин отвёл взгляд. Казалось, он смотрел ей через плечо в камеру.

– Лжёшь!

Падме развернулась. В первый раз стало видно, что она действительно беременна.

– Нет! – от возмущения у неё отвисла челюсть.

– Ты с ним заодно! – Энакин вновь посмотрел на Падме. – Ты предала меня!

– Нет, Энакин, – Падме помотала головой и подошла к нему. – Клянусь... я...

Энакин протянул руку с раскрытой ладонью. Падме вскрикнула, схватилась за горло и захрипела.

Люк не верил своим глазам. В Силе разлилась горечь и негодование. Даже Джейсен, который за время пребывания у юужан-вонгов научился не удивляться чужой жестокости, почувствовал, что у него всё внутри переворачивается при виде, когда дедушка использует Силу, чтобы задушить женщину, которую он будто бы любит. Зловещий, но едва слышный звук раздался внутри Р2-Д2. Голограмма дёрнулась, и где-то вне её пределов раздался знакомый голос.

– Отпусти её, Энакин.

Падме продолжала задыхаться. С вытянутой рукой Энакин обернулся и ухмыльнулся говорившему.

– Что вы с ней затеяли?

Появился Оби-Ван в джедайских одеждах песчаного цвета. Хоть он стоял спиной к камере, его можно было узнать по бороде.

– Отпусти... её!

Энакин махнул рукой, и Падме вылетела из голограммы. Энакин начал приближаться к Оби-Вану со словами:

– Ты настроил её...

Внутри Р2-Д2 что-то щёлкнуло, и голограмма подёрнулась помехами. Гент опустил магниочки, посмотрел на панель доступа и вскрикнул, как будто в него попал бластерный разряд. Он полез внутрь микрощипцами, щёлкнул чем-то и достал нечто, напоминающее дымящуюся пылинку.

– Ну что я говорил! – воскликнул компьютерщик. – Теперь это не омнигейт, а омнипепел!

Все молчали. Люк стоял напряжённый и побледневший, с трудом сдерживая слёзы. Мара находилась там, где Падме вылетела с голограммы. Джейсен старался понять, где же ошибся его дедушка, как он стал рабом своего настроения. Даже Р2-Д2 молчал, показывая на полу столб помех. Через некоторое время Гент понял, что потеря омнигейта не так уже и страшна. Он положил руку Люку на плечо.

– Ну, теперь мы хотя бы знаем, что Мара не убивала твою мать.

– Гент! – казалось, глаза Мары испускали лазерные лучи.

– А что я такого сказал? – смутился Гент. – Разве вы не это хотели выяснить?

– Замолчи, – приказала Мара.

У Люка по щекам текли слёзы. Джейсен чувствовал, как дядя борется с гневом. В Силе ощущалась огненная горечь, которая ещё больше усиливалась оттого, что Люк когда-то уже простил Энакина Скайуокера. Конечно же, Гент всего этого не знал.

– Но теперь мы точно знаем, что это не Мара! – настаивал он.

Джейсен вздохнул.

– Гент, это ещё неизвестно, – объяснил он. – Мы только видели, что Энакин бросил Падме. Мы не видели, что моя бабушка умерла.

Р2-Д2 издал грустную трель.

– Ты видел? – спросил Гент, как будто все остальные тоже понимали язык дроидов. – Хотите это тоже увидеть?

– Что увидеть? – спросила Мара.

– Как она умерла. Именно это Арту и скрывал от Люка, но сейчас его тайна...

– Нет. Я уже увидел всё, что хотел, – Люк вытер лицо. – Нам ещё к битве надо подготовиться.

Джейсену не понравилась пустота в голосе дяди. Люк уходил от боли, не хотел смотреть последний файл, потому что ему трудно будет видеть смерть матери. Боль, которой боишься, это боль, с помощью которой тобой будут управлять. Люк не готов встретиться с Ломи Пло, пока не примет трагедию, обрушившуюся на родителей.

– Ты уверен? – спросил Джейсен. – Для этого не нужно много времени, а когда ещё Арту будет таким послушным.

– Уверен! – отрезал Люк. – Разве вам перед полётом не надо ничего проверить?

Мара указала на дверь, но Джейсен не двигался с места.

– Это важнее. Надо об этом поговорить.

Люк вздохнул и сел в кресло.

– Ладно, Джейсен, говори.

Мара сжалась, закрыла глаза и коснулось Джейсена в Силе, убеждая его не копать слишком глубоко.

Джейсен глубоко вздохнул и сказал:

– Вряд ли ты выиграешь эту схватку, дядя Люк.

– Это не тебе решать, Джейсен, – сурово ответил Люк. – Но продолжай.

– Ты ещё не разрешил все свои сомнения. Ты боишься посмотреть последний файл...

– Мне не нужно на него смотреть. Я знаю, что там произошло. Я понял это в ту секунду, когда мой... когда Дарт Вейдер поднял руку на мою мать.

– Ты боишься боли.

– Боль – не всегда благо, Джейсен, – заметила Мара. – Иногда она отвлекает.

– А сейчас я не хочу отвлекаться, – Люк стал театрально вставать. – Сейчас я хочу подготовиться к схватке... и тебе советую, Джейсен.

– Дело не в файле, – настаивал Джейсен. Он был уверен, что только он может встретиться с Ломи Пло, что только он не сомневается в том, что делать. – Ты же не собираешься убивать Рейнара.

– Я ещё не решил, – ответил Люк.

– Это ты думаешь, что не решил. Ты не собираешься, и в этом твоя ошибка.

Люк нахмурился.

– Понятно, – он замолчал и опять сел в кресло. – Не знаю, что там тебе явилось в видениях, Джейсен, но обещаю, что, вне зависимости от судьбы Рейнара, Колония будет уничтожена. Война из твоих видений не случится.

– Извини, дядя Люк, но обещаний недостаточно, – заявил Джейсен. Он не собирался допускать, чтобы жизнь Алланы зависела от чьих-то благих намерений. – Мы должны быть уверены, что Колонии больше не будет. Мы должны действовать.

Мара подошла и селя рядом с Люком напротив Джейсена.

– То есть, ты для уверенности решил убить человека, который когда-то был твоим другом? – спросила она.

– Мне это не доставит удовольствия, – ответил Джейсен, – но так нужно.

– Я знаю, что ты так думаешь, Джейсен, – сказал Люк, – но я – нет. Пока я не до конца в этом убеждён.

– Мы не можем позволить себе роскошь сомнений, – настаивал Джейсен. – Мы должны решиться и действовать.

Люк раздражённо вздохнул.

– Опять слышу Вержер, – он покачал головой. – Слушай, я знаю, что её уроки спасли тебе жизнь...

– И помогли нам победить юужан-вонгов,– напомнил Джейсен.

– И помогли победить юужан-вонгов, – терпеливо согласился Люк. – Но вряд ли стоит делать её взгляды ключевыми в философии джедаев. На самом деле я совсем так не считаю.

– Почему бы нет?

– Во-первых, потому что мы больше не воюем с юужан-вонгами, – ответила Мара. Она указала на голопроектор Р2-Д2. – Или ты не извлёк никаких уроков из увиденного?

– Не понимаю, – Джейсен смутился.

– Джедаи не должны замыкаться на целесообразности, Джейсен, – резко сказал Люк. Он отвернулся и добавил уже мягче: – После окончания войны учение Вержер всё больше меня беспокоило, и я, наконец, понял почему.

– Ну и?

– Потому что её вероломство напоминает мне отца, – Люк глянул Джейсену прямо в глаза, – и уроки, преподанные ему Императором.

– Ты серьёзно? – изумлённо воскликнул Джейсен.

– Я совсем не хочу сказать, что учение Вержер аморально. Она вообще не задавалась вопросами морали. Её учение не указывает пути.

– Именно! Оно избавляет нас от иллюзий, показывает, что ничто не может быть только белым или чёрным, добрым или злым.

– Разве это значит, джедай волен пойти на всё, чтобы достигнуть желаемого результата? Разве его единственная задача – действовать целесообразно?

– Его первейший долг – делать выбор. Из этого и вытекает всё остальное.

Мара и Люк переглянулись. Между ними пробежало что-то, едва заметное Джейсену.

– Джейсен, не в этом предназначение джедаев, – сказал, наконец, Люк.

Джейсен нахмурился. Он не понимал, что пытается донести до него дядя. Это касалось принципов и ответственности – древних оков, от которых Вержер учила освобождаться. Неужели Люк хотел сказать, что джедаям опять нужно воскресить эти трупы? Неужели взгляду должны обуславливать их поступки?

– Хорошо, – осторожно произнёс Джейсен. – Тогда в чём же их предназначение?

Люк улыбнулся.

– Советую тебе поразмышлять над ответом. А пока запомни, что мы – не наёмники, ладно?

– Да, мастер, – кивнул Джейсен. Он понимал, что ему иносказательно велели не убивать Рейнара. Во всяком случае, без разрешения Люка. – Понимаю, но считаю, что у тебя всё ещё есть моральные возражения против нашего плана. Может быть, лучше я сражусь с Ломи Пло?

– Так вот в чём всё дело... – крайнее изумление отразилось на лице Люка.

– Лучше меня трудно кого-то подыскать. Я ни в чём не сомневаюсь.

Люк встал с облегчённой улыбкой и хлопнул Джейсена по плечу.

– Джейсен, ты отличный джедай. Спасибо.

– Не за что, – теперь Джейсен действительно смутился. – То есть, ты со мной согласен?

– Совсем нет. Ты принял справедливость за сомнение, – Люк позвал за собой Р2-Д2 и подтолкнул Джейсена к двери. – Я сам убью Ломи Пло.



Глава 14 | Тёмный улей 3: Роевая война | Глава 16