home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Если не считать облицовки из золотистого воска, рядов светящихся шаров на потолке, разветвлённых проходов в туннеле и отсутствия даже намёка на верх и низ, интерьер шаровидного ангара ничем не отличался от самого обычного космопорта, каких Хан Соло уже повидал тысячи на разных незнакомых планетах, разбросанных по самым отдалённым уголкам галактики. Тут были и свалка разбитых кораблей, и похищенные товары, и контрабандисты всех рас и мастей, снующие между кораблями и спешащие честно поработать на ещё более нечестных, нежели они сами, личностей.

Хан почувствовал, как где-то внутри проснулись воспоминания о прошлых днях, когда он мог посадить свой «Сокол» в таких вот местах, зная, что никто не заинтересуется ни им самим, ни его вуки. Конечно, теперь у него жена рыцарь-джедай, пара ногри в качестве телохранителей и супероснащённый боевой дроид для прикрытия, но это совсем не то. Чубакка был его товарищем и лучшим другом, иногда излишне совестливым, но всё-таки боевым товарищем. Он был свидетелем всех предательств и разочарований, из-за которых Хан и превратился в подозрительного и жестокого контрабандиста. Таким он был, пока не встретил Лею, которая спасла его от цепей этого бесцельного существования.

– По крайней мере, одну загадку мы разгадали, – сказала Лея. Она указала на дюрапластовую паллету, на которой стояли ящики с надписью «Восстановительная власть – медикаменты». – Теперь понятно, почему поставки Восстановительной власти так редко доходят до пункта назначения.

– Не знаю, – покачал головой Хан. Он смотрел на огромного жука, который мог ползти по любой поверхности. – В этой каменной дыре не поместится всё, что пропало.

Чем больше Хан наблюдал за тем, что происходило вокруг транспортных кораблей, тем больше мурашек бегало у него по коже. Корабли стояли совершенно без присмотра, жуки сновали внутрь и наружу, выносили грузы, продовольствие, детали и складывали всё у корабельных трапов. Вместо того чтобы не допускать жуков в корабли, экипажи всё делали наоборот: загружали обратно каменные обломки, разноцветные восковые шары, а также детали и продовольствие – всё то, что жуки выносили. Никого не расстраивало, что все занимаются прямо противоположной работой. Более того, казалось, что они замечали друг друга, только когда требовалось уступить дорогу.

Хан заметил изящную серую космическую яхту класса «Горизонт», покоящуюся посередине «стены» дока. Её посадочные ножки глубоко увязли в воске, покрывавшем стены камеры. Трапы были спущены, и рядом стоял большой тендрандийский дроид-защитник. Его массивный корпус и оснащённые различными системами конечности совершенно не вязались с ангельским выражением металлического лица и улыбкой.

– Вон «Тень», – сказал Хан. Он развернул «Сокол» и полетел к свободной площадке на стене рядом с кораблём Мары. – Пойдём, поздороваемся.

– Кажется, на борту никого нет, – покачала головой Лея.

– Никого? – Хан нахмурился. Мара никогда не оставляла «Тень» открытой и без присмотра. Пусть даже там Нанна, всё равно странно. Вообще-то, дроид-защитник, представлявший собой успешную модель боевого дроида YVH разработки Ландо, объединённую с моделью TD дроида-няньки, мог обеспечить более чем надёжную охрану кораблю. Похоже, это понимали даже жуки. То и дело кто-нибудь из них останавливался и ощупывал усами трап, но ни разу не пытался зайти внутрь. – Наверное, они пошли в кантину.

Хан поднял «Сокол» по стене и приземлился на открытой площадке. Ножки глубоко погрузились в воск и крепко держали корабль, но Хан всё равно выпустил анкера. С микрогравитацией лучше не шутить. Кажется, что стоишь на месте, а потом оказывается, что всё время куда-то сползал.

Хан встал и пристегнул бластер.

– Ладно, пойдём к Нанне. Может быть, она нам обо всём расскажет.

Они спустили трап и отпрянули, когда в корабль ворвалась струя горячего и сладкого воздуха. В ангаре со всех сторон слышалось щёлканье, от которого у Хана тут же побежали струйки пота по спине. Полдюжины жуков тут же оказались у трапа и стали подниматься на корабль. У них была тёмно-оранжевая грудь, бледно-синее брюшко и ветвистые метровые усы. У Хана желудок перевернулся, но он стал спускаться им навстречу.

Лея поймала его за руку.

– Хан, что с тобой?

– Ничего, – Хан сглотнул и продолжил спуск. Он не собирался пугаться своих воспоминаний о камарийцах. Кроме того, эти жуки были ему всего-то по пояс: четыре тонкие руки, костлявые ноги и плотные жвала, которые скорее подходили для ношения грузов, чем раздирания плоти. – Всё в порядке.

Хан остановился посреди трапа. Он скрестил руки на груди, загородил проход и заставил себя взглянуть на переднего жука. Но помимо гладких зелёных шариков, которые служили жуку основными глазами, на голове у него располагались ещё три линзы, поэтому Хан немного растерялся, в какие же глаза ему глядеть.

– Куда это вы собрались?

Жук посмотрел наверх, нервно подрагивая жвалами, и забормотал:

– Бурруббуббууррр, рубб.

Он встал на все шесть конечностей, затем вежливо втянул усы и прошмыгнул у Хана между ногами.

– Эй! – Хан поймал жука за короткие крылья на спине. Некоторые насекомые откладывали яйца, где могли, а Соло не хотел, чтобы на борт «Сокола» проникла какая-нибудь зараза. – Постой!

Жук повернул голову и посмотрел на Хана, затем указал на свои руки и тихо щёлкнул жвалами.

– Уббурр буурр уб.

– Капитан Соло, – пришёл ему на помощь С-3ПО. – Я думаю, он просит вас отпустить его.

– Ты же их не понимаешь, – напомнил ему Хан.

– Боюсь, я могу только предполагать, – сказал С-3ПО. – Эта форма их языка столь же непонятна, как и их танец…

– Тогда не отпущу.

– Хан, – сказала Лея. – Я не чувствую опасности. Пока С-3ПО не поймёт, как с ними общаться…

– Я уже общаюсь, – Хан уставился на ближайший глаз пойманного жука и сказал: – Не знаю, что ты обо мне думаешь, но пока я не разрешу, на борт «Сокола» никто не поднимется.

Остальные пять жуков тоже встали на все шесть конечностей, шмыгнули под трап и продолжили восхождение ко входному люку.

– Стойте! – Хан скинул первого жука с трапа и погнался за остальными. – Остановите их!

Ногри вышли перед Леей и загородили проход, сев на корточки. Жуки вернулись на верхнюю сторону трапа и попытались протиснуться между ногри. Первых двух жуков те сбили точными ударами.

Остальные трое остановились и опять встали на шесть конечностей. Усы легли им на головы, а из грудей послышалось мягкое рычание. Другой описал бы этот звук как кроткий, но Хан лучше знал, что ему думать. Голова у жуков работает не так, как у других живых существ.

BD-8, боевой дроид Соло, показался позади ногри и прицелился из бластера через плечо Мивал.

– Не бойтесь! – полностью покрытый ламинаниевой бронёй, с красными фоторецепторами на голове, он всё ещё напоминал дроида YVH, с которого был скопирован. – Обнаружены нарушители. Прошу разрешение открыть огонь.

– Нет! – отрезала Лея. – Не стрелять! Вернись в комнату отдыха.

– В комнату отдыха? – с сомнением переспросил BD-8, глядя, как остальные жуки продолжают взбираться по трапу. – Госпожа, но нас же берут на абордаж!

– Нет, не берут, – сказала Лея.

– Попробую помешать им, – Хан столкнул ещё одного жука, и под действием низкой гравитации тот пролетел кувырком метров двадцать по ангару. Кахмаим и Мивал сбросили последних двух вниз.

Хан одобрительно кивнул.

– Видишь?

Снизу запахло чем-то горьким. Хан посмотрел вниз на двух сбитых жуков – те стояли рядом с трапом на четырёх передних конечностях, подняв брюшки и пачкая трап зеленоватой жидкостью.

– Какого чёрта! – заорал Хан.

– Уббуб буббур, – забурчали жуки.

– Сами вы буббур!

Хан замахал на них руками, но те продолжали плеваться слизью. Улучив момент, С-3ПО обратился к Хану:

– Капитан Соло, кажется, у нас ещё один посетитель.

Дроид показывал Хану куда-то через плечо.

Хан обернулся и увидел, что к трапу «Сокола» приближается кто-то высокий с лысой головой, большими глазами и парой толстых бивней. В руках у неизвестного была тряпка и канистра с распылителем.

– Прекрасно, – протянул Хан. – Теперь к нам идёт водяник.

– Ничего прекрасного, – сказала Лея. Водяники славились на всю галактику своей агрессивностью и желанием лезть в любую драку. – Что ему нужно?

– Похоже, он хочет помыть нам иллюминаторы, – сказал Хан. Водяник дошёл до трапа и направился к жукам. – Чего тебе надо, клыкастый?

Водяники ненавидели это прозвище, но с ними лучше было говорить погрубее. Они не лезли к тем, кого трудно запугать.

– Ничего, дружище, – ответил водяник характерным скрипучим голосом. – Просто хочу помочь.

Хан и Лея озадаченно переглянулись. Обычно водяники не кидались «дружищами».

– Мы тебе не друзья, – заметил Хан.

– Будете.

Водяник подождал, пока жуки закончат плеваться, затем отогнал их от трапа и разбрызгал там резко пахнущую пену.

– Надеюсь, эта штука не коррозийная? – спросил Хан.

Водяники не умели улыбаться – у них никогда не возникало такой необходимости в процессе эволюции, но этот поднял голову и ухитрился изобразить некое подобие улыбки.

– Нет, – он кинул канистру Хану. – А теперь убирай это безобразие.

Водяник указал на дальний конец трапа, где другой жук разбросал свою слизь, и принялся вытирать то место, которое запачкал. Хан распылил толстый слой пены на трап. Воздух наполнился запахом, напоминающим одновременно гнилые фрукты и горелый синтетический мех.

– Теперь рассказывай, что это такое.

– Пока вы отбивались от рабочих жуков, они вас пометили, – объяснил водяник и бросил Хану тряпку. – А теперь начинайте всё заново, иначе они позовут солдат и разорвут твой корабль на части, чтобы узнать, что вы прячете.

– А что мы должны заново начинать? – спросила Лея.

– Торговлю, – сказал водяник. – Разве вы не за этим сюда прилетели?

– Э-э… наверное, – согласился Хан. – Ты имеешь в виду переговоры?

– Скорее, разбирательство, – сказал водяник. – Они берут, что им надо, а вы берёте, что вам надо. Когда всё разберёте, все будут довольны.

Насекомые опять показались у трапа.

– Захват неизбежен, – доложил BD-8. – Прошу разрешения…

– Нет! – крикнула Лея. – Не стрелять!

Хан закончил стирать пену, затем выпрямился и увидел шестерых насекомых, выстроившихся у трапа.

– А они не будут откладывать яйца или что-то в этом роде? – спросил он.

– Нет, у них для этого соты, – заверил его водяник. – Пусть они вынесут, что хотят, а потом занесите обратно, что вам ещё нужно. Так будет легче… и спокойнее.

– Как скажешь, – Хан отошёл в сторонку и пропустил жуков. – Теперь довольны?

Первый жук щёлкнул жвалами, и его примеру последовали остальные насекомые.

– Должно быть, это знак согласия, – предположил С-3ПО.

Жуки пошли по трапу.

Хан спрыгнул вниз рядом с водяником и вернул ему тряпку с канистрой.

– Извини, что обозвал тебя клыкастым, – он стал доставать деньги. – Сколько я тебе должен за помощь?

– Нисколько, дружище, – водяник махнул рукой. – В первый раз так со всеми происходит.

– Правда? – Хан стал лихорадочно думать, пытаясь угадать, в какую западню пытается его заманить водяник. – Надеюсь, ты не обидишься, если скажу, что ты что-то больно дружелюбный?

Водяник посмотрел, как последний жук исчез в «Соколе», и кивнул.

– Есть такое дело. Я и сам не понимаю, что со мной, – он развернулся и пошёл к своему кораблю. – Просто мне здесь хорошо.

В течение следующего часа Хан, Лея и остальные перетаскивали в «Сокол» большую часть того, что вынули оттуда жуки. Сначала это раздражало, особенно когда они семь или восемь раз подряд затаскивали обратно одну и ту же коробку с белковым концентратом. Но вскоре экипаж стал оставлять некоторые вещи, с которыми он мог расстаться, у трапа и складывать рядом то, что хотелось бы увезти с собой. Ближе к концу всего действа жуки даже стали добавлять туда восковые шары и ёмкости с какой-то янтарной, сладко пахнущей жидкостью.

Единственным, из-за чего разгорелся спор, была картина «Закат Киллика», небольшая композиция из мха, когда-то висевшая в спальне Леи на Алдераане. Выполненная в поздний период творчества Оба Хаддора, одного из известнейших алдераанских художников, картина изображала вереницу насекомообразных силуэтов, выходящих из остроконечной башни, за которой бушевал ужасный шторм. Хан не мог понять, чем картина так привлекла жуков, за исключением сюжета, но всякий раз, как он клал её в кучу вещей, которые предполагал оставить себе, жуки неизменно клали на её место кувшин с жидкостью или светящийся шар и переносили её обратно к подножию трапа. Хан уже начал выходить из себя. Лея очень любила картину, а сам он чуть не погиб, пытаясь вывезти её с Татуина.

Вот опять из «Сокола» показался жук, держащий четырьмя руками «Закат Киллика». Он остановился в середине трапа, выглядывая из-за рамы. Хан, ждавший у подножия, сложил руки и вздохнул.

– Давай, спускайся, – сказал он. – Начнём всё по новой…

Вместо того чтобы спуститься по трапу, рабочий жук спрыгнул на пол и исчез за беспорядочной кучей ящиков и запчастей рядом с «Соколом».

– Эй!

Хан попытался поймать его с другой стороны, но жук пропал. Хан посмотрел на его товарищей, ожидавших окончания этой последней «сделки», но те отвернулись и делали вид, что ничего не видели. Хан хмыкнул, нагнулся и посмотрел под ножками корабля.

Никого нет.

– Проклятье! – Хан медленно осматривался в поисках того жука. Его сердце учащённо забилось. В полпути по стене ангара он увидел, как в проходе показались Скайуокеры, Саба Себатайн и чёрный эвок, но воришки нигде не было видно. – Хаттово отродье!

– Хан, – Лея показалась в верхней части трапа. В руках она несла продовольствие, которое собиралась отнести обратно на корабль. – Что случилось?

– Ничего, – ответил Хан. – Эти жучки – наглые воришки.

Лея отложила поклажу.

– Да, действительно воришки.

– Нечего беспокоиться, – у кучи послышалось слабое шуршание. Хан выглянул из-за горы белковых упаковок и увидел, как тонкая нога насекомого высунулась из-под коробки эндорского бренди. – У меня всё под контролем.

Хан проскользнул мимо кучи, поднял эту коробку и увидел жука, сжимавшего в четырёх руках «Закат Киллика».

– Ууб урр, – пробурчал жук.

– Да? Давай поиграем в прятки вместе.

Хан вырвал у него из рук картину и обернулся к Бену, бежавшему впереди Люка и всех остальных.

– Дядя Хан! – он поднял локоть в старом приветствии контрабандистов, как учил его Хан. – Папа сказал, что вы здесь!

– Рад тебя видеть, – Хан коснулся его своим локтём. – Я бы с удовольствием с тобой поболтал, но у меня тут соревнование: кто кого переупрямит.

Оставив Лею выпроваживать жука и здороваться с Люком и остальными, Хан отправился на Сокол и спрятал картину под полом в отсеке для контрабанды.

– Странное место для хранения картины тёти Леи, – сказал Бен, который шёл за ним.

– Не говори, – согласился Хан, положил туда картину и закрыл крышку отсека. – А теперь пойдём к маме и…

В коридоре появился жук. Он шарил по полу усами. Пройдя мимо Хана с вежливым бурчанием, он остановился и стал пытаться открыть потайную панель. Контрабандный отсек не открывался, он сел и защёлкал жвалами.

– Ладно, ладно. Не надо звать сюда остальных, – Хан сел на пол рядом с ним. – Просто вали отсюдова.

Хан открыл панель. Жук вытащил картину из потайного отсека и потащил её к выходу, но, увидев Сабу и эвока, остановился и удивлённо забурчал. Эвок выхватил у жука картину, перевернул её и смачно плюнул на изнанку.

– Какого хрена! – Хан повернулся к Сабе. – Это твой друг, что ли?

– Мы с Чёрным Клыком не убивали вмеззте, – ответила Саба. – Но он может помочь нам.

– Да? – Хан с сомнением посмотрел, как Чёрный Клык положил картину на пол. – И как же он нам поможет?

Эвок посмотрел снизу вверх на Хана и пробормотал что-то на своём скрипучем языке, затем махнул Хану и другим, указывая на трап.

– Слушай, ты, кучерявый, – сказал Хан. – Я не знаю, кем ты себя возомнил, но на «Соколе»…

– Дядя Хан, смотри!

Бен указывал на картину. Жук стоял, держа в руках «Закат Киллика». Он ощупывал усами то место, куда плюнул эвок. Несколько раз повторив своё действие, он что-то грустно пробурчал и вернул картину в потайной отсек.

Хан опять поглядел на Чёрного Клыка.

– Как ты догадался?

Эвок только недовольно хмыкнул в ответ, развернулся и потопал к трапу, совершенно не интересуясь, идёт ли кто-либо за ним.

– Какой обидчивый.

– Чёрный Клык не слишком любезен, – Саба пошла за эвоком. – Но его капитан может помочь нам найти Джейну и оззтальных.

Хан догнал её снаружи, где С-3ПО сообщил ему, что Люк и остальные ушли с Чёрным Клыком. Несмотря на заверения Сабы, что теперь уже никто не будет покушаться на «Закат Киллика», Хан приказал ногри стеречь картину.

Они оставили Бена на «Тени» под присмотром Нанны, а затем присоединились к Люку, Маре и Лее у испещрённого выстрелами и обуглившимися дырками небольшого транспортного корабля модели YT-1000. В этой уменьшенной копии «Тысячелетнего сокола» кабина пилота располагалась в верхней части корпуса, там, где у «Сокола» стояла верхняя лазерная орудийная башня. Нижней башни не было вообще. Для защиты корабль был снабжён лишь бластерными пушками среднего радиуса, равномерно размещёнными по всему корпусу.

– И как эта штука сюда прилетела? – удивился Хан.

Из-за тёмного входа раздался оскорблённое лопотание эвока.

– Он говорит, что прилетел прямо с Ригела-8, – перевёл С-3ПО.

Чёрный Клык вышел на свет и ещё что-то протараторил Хану.

– Я очень рад, что не мы летаем на этом корабле! – воскликнул С-3ПО. – Он сказал, что не у всех есть кредиты на ремонт!

Лея встала рядом с Ханом.

– Извини, Чёрный Клык, – она блеснула одной из своих дипломатических улыбок, лишь слегка обнажив зубы. – Хан не хотел тебя обидеть.

– Ага, – подтвердил Хан. – Я просто удивлялся твоей храбрости.

Чёрный Клык на секунду посмотрел на Хана, затем прорычал что-то про себя и махнул в сторону трапа.

– Вы уверены? – спросил Хан у Мары и Люка.

– Не совсем, – улыбнулся Люк и похлопал Хана по плечу. – Мы не думали, что встретим здесь тебя и Лею.

– Да ну… с пиратами любой может справиться, – сказал Хан. – Но Джейна… мы подумали, что вам может понадобиться помощь.

– Да, помощь может действительно потребоваться, – со смехом сказала Мара. Она поцеловала его в щёку. – Я рада видеть тебя, Хан.

Поздоровавшись, они взошли по трапу в удивительно чистый воздушный шлюз, где в транспаристальном шкафчике находилось всё необходимое аварийное оборудование. За люком основной коридор освещался лишь двумя светящимися восковыми шарами, которые использовали жуки. В зелёном свете Хан разглядел слишком хорошо отполированные напольные плиты из дюрастали. В местах «невидимых» стыков потайных отсеков были заметны тени.

Чёрный Клык ждал их в коридоре. Он проворчал что-то и пригласил их в рубку. Так как корабль внутри был освещён слабо, Хан ожидал там увидеть какое-нибудь кровожадное и любящее темноту существо, типа дефела.

Вместо этого перед вскрытой инженерной панелью сидел на коленях ушастый салластанин в запачканном сажей комбинезоне. Он припаивал кабеля к новой приборной панели, хотя Хан не догадывался, как даже салластанин мог что-либо разглядеть в свете лишь одного светящегося шара, приклеенного к потолку.

Чёрный Клык подошёл к салластанину и откашлялся.

– Выкладывай, – тот не отрывался от работы. – Я слушаю.

Чёрный Клык начал длинно объяснять что-то, указывая на Сабу и Люка. Салластанин не отрывался от своей платы управления. Наконец он закончил и повернулся к посетителям.

– Меня зовут Дже Джуун. Я капитан корабля XR808g.

– Что-то странное название для корабля, – заметил Хан.

– Это его номер в реестре Галактического Альянса. – Джуун поднял брови и посмотрел в ту сторону, откуда услышал голос Хана, но тот стоял в тени, где даже чувствительные глаза салластанина ничего бы не различили. – А разве вы не слышали о XR808g?

– А откуда мы могли о нём слышать?

Джуун расплылся в притворной улыбке.

– Если хоть раз пользовались моими услугами.

– Ваш успех превзошёл ваши самые дикие ожидания, – съязвил Хан.

Лея взяла его за локоть и предупреждающе стиснула, но салластанин лишь ещё больше улыбнулся от гордости.

– Чёрный Клык сказал мне, что вы хотите найти кого-нибудь, кто бы помог вам поймать ваших друзей.

– Точнее, мы хотим найти их, – поправил Люк.

– Понятно. Впрочем, разницы никакой, – Джуун недовольно глянул на Чёрного Клыка. – Боюсь, мой первый помощник иногда превышает свои полномочия.

Чёрный Клык что-то недоверчиво спросил.

– Первый помощник не обязан набивать цену, – ответил Джуун. – Теперь мне нужно думать, из чего заплатить за этот вихревой стабилизатор.

– Гиперпространственный вихревой стабилизатор? – переспросил Хан. – Для такой старой модели YT? Да его просто так уже не найдёшь.

– Если есть деньги, всё можно найти, – заметил Джуун. – Мне тут привезли один, но у меня не хватило двухсот кредитов за пересылку.

– Если вы поможете нам, мы вас выручим, – сказал Хан, выходя на свет. – И заплатим двести кредитов.

Джуун раскрыл рот от удивления.

– Я же узнал твой голос! – он повернулся к Чёрному Клыку. – Почему ты не сказал, что с ними Хан Соло?

Чёрный Клык фыркнул в сторону Хана и пробормотал что-то в ответ.

– Да, но это же сам Хан Соло! – салластанин поднялся и протянул Хану руку. – На корабле XR808g мы всё делаем, как вы учили. Я помню все примеры ваших боевых манёвров по видеохроникам.

– Э-э… я бы не стал особо доверять видеохроникам, – пробормотал Хан, разрешая салластанину пожать себе руку. – Ну, так как насчёт того, чтобы помочь нам?

– Я бы с радостью, – Джуун вдруг расстроился и опять вернулся к своей работе. – Но это будет неподобающе.

– Неподобающе? – переспросил Хан. В этом слове заключалась всё то, что он ненавидел в салластанах. – Это почему?

– Потому что у меня договорённости со здешними хозяевами, и, как вижу, они явно не хотят, чтобы вы разыскали своих друзей.

Чёрный Клык простонал и хлопнул себя по лбу.

– Мы не можем наплевать на своих деловых партнёров, – сказал Джуун эвоку. – У нас уговор.

– Можешь блюсти свой уговор, пока не достанешь двести кредитов, – сказал Хан. – Но сколько они собираются тебя здесь держать?

– Да, мы стоим перед выбором, – согласился Джуун.

– А если мы перекупим у тебя копии твоих карт? – предложил Люк.

Джуун помотал головой.

– Мои карты вам не помогут. Ваши друзья отправились к йоггоям.

– И ты не знаешь, где находятся йоггои? – спросил Люк.

– Никто этого не знает, – сказал Джуун. – Йоггои отличаются гордостью и скрытностью. Они скрывают местоположение своих ульев от других.

Саба посмотрела на Чёрного Клыка.

– Тогда почему же ты мне говорил, что можешь помочь нам разыззкать наших друзей?

Чёрный Клык протараторил ответ.

– Потому что у XR808g был груз для йоггоев, – перевёл С-3ПО. – А когда есть для них груз, то за кораблём закрепляется один йоггой в качестве штурмана.

– Прекрасно, – сказала Лея. Даже она стала уже терять терпение. – Помогите получить груз для них, и мы вам заплатим.

Чёрный Клык долго бормотал что-то в ответ, в итоге С-3ПО перевёл так:

– Чёрный Клык советует просто отдать капитану Джууну деньги. Они навестят наших друзей и потом расскажут нам, когда вернутся.

– Конечно, расскажут, как же, – Хан повернулся к остальным и кивнул на дверь. – Хватит терять здесь время.

Люк остановил Хана, не сводя глаз с Чёрного Клыка. Хан вдруг заметил, что Мары с ними нет. Она обладала почти сверхъестественным умением незаметно исчезать.

Наконец Люк обратился к Хану:

– Чёрный Клык не пытается нас надуть. Он хочет заключить честную сделку.

Чёрный Клык рыкнул что-то мастеру-джедаю.

– Он не ворует твои мысли, – сказал С-3ПО эвоку. – Мастер Люк – не вор.

Чёрный Клык закружился вокруг дроида и тявкнул какую-то команду.

– Хорошо. Но не обижайся, если он потом испробует на тебе световой меч, – С-3ПО обратился к Люку: – Чёрный Клык говорит, что выколет вам глаза, если вы ещё раз так сделаете.

– Смотри-ка, испугался, – сказал Хан эвоку. – Ты хочешь заработать? Вот наши условия: мы тебе двести кредитов, а ты поможешь нам найти груз для йоггоев.

К удивлению Хана за эвока ответила Саба.

– Он откажется.

– Почему?

– Потому что ему Лизил не позволит, – сказал Люк. – Он… или она… не хочет, чтобы мы разыскали Джейну и остальных.

– Они, – поправил Джуун.

Люк поднял брови.

– Что?

– Они, – повторил Джуун.

Салластанин продолжил припаивать нечто, похожее на задний держатель тяги, к выходному кабелю рубки. Хан мог бы дать ему совет, но уже давно зарёкся обсуждать с другими капитанами, как ремонтировать чужие корабли. Кроме того, всякий, кто смотрел на панель управления «Сокола», усомнился бы, что она вообще работает. Сейчас аналогичный случай был у Джууна.

– Лизил – не вождь, – Джуун оторвался от работы, проводя иглой паяльника по разводке ингибитора потока. – Лизил – это они.

– Они носят одно имя? – спросила Лея.

– В каком-то смысле, но тут нечто большее. Они считают, что все они – один Лизил. Лизил – это улей, а каждый из его обитателей тоже зовётся лизил.

– У них коллективный разум?

– Похоже на то, – сказал Джуун. – Но я не силён в ксенобиологических понятиях.

Чёрный Клык фыркнул.

– Господин Чёрный Клык говорит, что важно помнить, что если вы говорите «Лизил», то под этим словом может подразумеваться весь улей или любой из его обитателей, – перевёл С-3ПО.

Чёрный Клык нетерпеливо что-то протараторил.

– И никогда нельзя быть уверенным, о чём идёт речь, – добавил С-3ПО.

– Неплохо, – сказал Хан. – Так почему же Лизил не хочет или не хотят, чтобы мы нашли Джейну?

Джуун задумался, а Чёрный Клык выдал длинную тираду.

– А никто и не говорил, что это не тайна, – парировал Джуун.

– Какие же вы оба болваны, – проскрежетала Саба. – Что-то может быть тайной, только еззли…

– Подожди-ка, – сказал Хан Сабе. Салластане были столь же упрямы, сколько и последовательны, и барабелиха могла только всё испортить своим давлением на Джууна. – Тут не всё ясно.

Саба зло взглянула на Хана.

– Значит, у тебя есть договорённости и неписанные обязательства, я правильно тебя понял? – обратился Хан к Джууну.

Салластанин быстро закивал.

– Меня поймёт только другой капитан.

– Хорошо, – согласился Хан. – Но вы ещё и контрабандисты, так?

Чёрный Клык утвердительно рыкнул.

– Вот вам и достаточная причина, – сказал Хан и опять обратился к Джууну. – Вот почему ты должен нам всё рассказать.

– Это почему?

– А потому, – Хан решил не скрывать своего нетерпения. – Потому что так записано в «Кодексе контрабандистов».

Джуун перевёл взгляд обратно на работу и как бы невзначай переспросил:

– В «Кодексе контрабандистов»?

– Вспомни седьмой пункт, – подсказал Хан. – «Клянусь помогать другим контрабандистам, если мне это ничего не стоит».

– Да, конечно, – взгляд Джууна метался по панели управления. Понятно было, что он не помнил ни слова из «Кодекса контрабандистов», так как Хан выдумал его на ходу. Но, как порядочному салластанину, ему претила мысль, что он не выполнял каких-то установленных правил. – Седьмой пункт. И как я мог его забыть…

– Думаю, этим мы всё и прояснили, – сказала Лея. Она одарила Хана улыбкой и присела на корточки рядом с Джууном. – Итак, что же скрывает или скрывают от нас Лизил?

Джуун начал припаивать привод загрузочного пандуса к панели управления.

– Вы когда-нибудь видели Примкнувших?

Хан ждал, когда Лея вопросительно помотает головой, но она, видимо, почувствовала что-то от брата и дала Люку самому ответить за неё.

– Ты имеешь в виду переводчиков Лизила?

– Не переводчиков, – поправил Джуун. – Примкнувших. Они тоже лизилы.

Саба нахмурила чешуйчатые брови.

– Как такое может быть? – проскрежетала она. – У многих из них нет шеззти конечноззтей!

– Неважно, сколько у них конечностей, – сказал Джуун. – Все они были поглощены.

– Поглощены? – Хан с трудом понимал, о чём идёт речь, потому что сам тоже ни разу не видел этих Примкнувших. – Что значит поглощены?

– Подозреваю, что духовно, – предположил Люк, не сводя глаз с Джууна. – Одна из форм промывания мозгов?

Джуун пожал плечами.

– Просто если кто-то слишком долго находится в улье, он поглощается.

– Хочешь сказать, моя дочь превратилась в какого-то жука? – спросил Хан, наступая на салластанина. – И ты ещё тут разглагольствуешь о каких-то тайнах?

Джуун подскочил и спрятался за Лею.

– Я не виноват!

– Успокойся, Хан, – велел Люк. – Мы ещё не знаем, случилось ли что-нибудь.

– А мы уверены, что ничего не произошло? – огрызнулся Хан.

– Вы вззе с ума поззходили, что ли? – ужаснулась Саба. – Пока мы ничего не знаем, даже где они.

Своими словами Саба напомнила Хану и Лее, что не только они ищут своих детей. Сын барабелихи Тизар, как рыцарь-джедай, последовал за Джейной в Неизведанные Регионы.

– Прости. Не знаю, что на меня нашло. – Хан коснулся спины Сабы… и резко сглотнул, так как вспомнил, что прикосновение к барабелу чревато потерей руки. – Иногда я забываю, что они джедаи.

– Не волнуйззя, – Саба хлопнула его чешуйчатой рукой по плечу. – Оная иногда тоже забывает.

Повисло молчание. Все вспомнили, как на Миркре погибли Энакин, Бела, Красов и другие. Хан подумал, что Саба пытается дотронуться до него в Силе, чтобы придать ему веры в способности дочери, которая была рыцарем-джедаем и пилотом-асом, не меньшим героем в своей войне, чем он и Лея были когда-то в своей. Отцу трудно это осознать, но это правда. Как всегда говорит Лея, в правде есть сила.

– Ладно, – сказал Хан, махнув Джууну. – Можешь продолжить свою работу. Я уже успокоился.

Лея понимающе подмигнула ему и опять обратилась к Джууну.

– А что нужно Лизилу от рыцарей-джедаев?

– Не знаю, – сказал Джуун. – Но они улетели с уну.

– Уну?

– Центральный улей, – пояснил Джуун. – Вашу дочь и других встретил эскорт из гвардейцев уну.

– Опять жуки? – у Хана внутри всё упало. – Лучше не придумаешь…

– А ульи не связаны в единую группу? – спросила Лея у Джууна.

– Это называется Колония, – кивнул головой салластанин.

Хану показалось, что он начинает что-то понимать.

– И большая она?

Джуун вытащил из инструментов планшет и начал нажимать на клавиши.

– Мне известно триста семьдесят пять имён.

Люк присвистнул.

– Достаточно, чтобы выстроить цепь отсюда до чисской границы. Теперь кое-что проясняется.

– Откуда ты знаешь? – спросил Хан.

– Не так всё и сложно, – сказала Лея. – Колония граничит с империей чиссов. Теперь понятно, зачем центральному улью понадобилась группа джедаев-Примкнувших, особенно такая группа.

– С помощью джедаев можно легко уравнять силы, – согласился Хан. – Но хотел бы я сначала узнать, как Колонии удалось заставить их прилететь туда.

Воцарилось молчание. Наконец все взгляды устремились к Джууну. Чёрный Клык смотрел то на одного, то на другого, а потом отрицательно что-то пробормотал.

– Чёрный Клык просит, чтобы вы перестали на них так смотреть, – перевёл С-3ПО. – Он говорит, что ни в чём не виноват.

– Мы и не собирались вас ни в чём обвинять, – заверила Лея.

– Но нам действительно нужна ваша помощь, – сказал Люк Джууну. – Вы должны помочь Хану. Нам нужно найти рыцарей-джедаев.

Джуун задумался.

– Есть один способ помочь вам. В переднем отсеке корабля ещё есть свободное место. Если вы там спрячетесь…

– Забудь об этом, – отрезал Хан. – У нас свои корабли.

– Боюсь, по-другому не получится, – сказал Джуун. – Не я поведу корабль, а их штурман.

Хан помотал головой.

– Хан, я знаю, что будет неудобно, – сказал Люк. – Но, кажется, другого выхода нет.

– Нет, Люк, – сказал Хан, поглядывая на панель управления. – Должен быть другой выход.

Люк тоже глянул на панель управления, но Джуун успел это заметить.

– Почему вы смотрите на панель управления? – спросил он. – Вы что, не доверяете мне управление собственным кораблём?

– Ну, ты уже так наколбасил своим паяльником, – Хан нагнулся и показал на серебристую линию поперёк всей панели. – У тебя закоротит все ингибиторы потока.

Джуун посмотрел на панель и сказал:

– Не о чем беспокоиться. Я всё делал по инструкции.

– Да, но ты заехал паяльником…

– Не страшно. Сейчас проверим, – Джуун подключил главную вилку к зажимам питания и махнул Чёрному Клыку, который находился в дальней части каюты. – Замкни-ка главный рубильник.

– Джуун, это не самая лучшая…

Раздался резкий щелчок. Хан едва успел закрыть глаза, как в корабле разразился настоящая буря: раскололись лампочки, запахло палёной проводкой, отовсюду полетели искры. Лея и остальные испуганно вскрикнули. Поскольку треск проводов не прекращался, Хан выхватил бластер и, открыв глаза, выстрелил в провод над главным разъёмом.

Шум и треск быстро прекратились, и опять в каюте стало темно. Джуун упал на колени перед панелью управления.

– Опять не сработало!

– А что я тебе говорил? – сказал Хан.

Чёрный Клык подошёл к ним, некоторое время посмотрел на убитого неудачей капитана, затем – на Хана и что-то резко протараторил.

– Он сказал, что цены удваиваются, капитан Соло, – сказал С-3ПО. – Вы должны заплатить ещё и за ущерб.

– Что? – запротестовал Хан. – Я же сказал ему, что…

– Мы с радостью заплатим за разводку, которую перестрелил Хан, чтобы спасти ваш XR808g, – перебила его Лея. – И сделаем всё возможное, чтобы помочь капитану Джууну завершить ремонт… в соответствии с седьмым пунктом «Кодекса контрабандистов».

– Вот именно, – поддакнул Хан, разгадав уловку Леи. – Не так всё плохо, как кажется, иначе дыма было бы намного больше.

Джуун поднял округлившиеся от удивления глаза.

– А разве седьмой пункт распространяется и на это?

– Конечно, – подтвердил Хан. – Но мы полетим каждый на своих кораблях.

– Уверен, что можно как-то проследовать за капитаном Джууном, – сказал Люк таким тоном, будто уже решил как. – Нам только придётся кое-что установить при ремонте разводки.

Чёрный Клык раскрыл рот, а потом протараторил свой вопрос.

– Что именно? – перевёл его С-3ПО.

– Не скажу, – сказал Люк, поглядывая на эвока.

Чёрный Клык нахмурил мохнатые брови, посмотрел на Люка и затем ответил что-то.

– Капитан Джуун сильно рискует. За это нужно будет дополнительно заплатить, – перевёл С-3ПО.

– Хорошо, – кивнул Люк. Он подошёл к Джууну с Чёрным Клыком, став вдруг на вид больше ранкора. – Но вы знаете, кто мы, и понимаете, что будет, если попытаетесь обмануть нас.

Чёрный Клык весь сжался, но Джуун казался спокоен.

– Обмануть Хана Соло? – переспросил салластанин. – Я ещё не совсем сошёл с ума.


Глава 5 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 7