home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Чем ближе «Сокол» подходил к месту назначения, тем больше Лея заходила в тупик. Тёмный овал величиной с большой палец, который они увидели при выходе из гиперпространства (координаты пришлось клещами вытягивать у Коррана Хорна, который курировал все операции в отсутствии Люка), вырос тёмной стеной, протянувшейся от края до края иллюминатора кабины пилота. Поверхностные сканеры показывали наличие беспорядочно нагромождённых астероидов, ледяных глыб и пылевых скоплений от нескольких сотен до нескольких тысяч метров в поперечнике, и всё это удерживалось паутиной металлических распорок и каменных труб. Хотя вся структура ещё не развалилась под действием собственной тяжести, одного взгляда на неё было достаточно, чтобы Лея забеспокоилась.

Группа сопровождения «Сокола», состоящая из небольших, похожих на дротики, кораблей, управляемых кем-то с усами и большими выпуклыми глазами, вдруг оторвалась от них и растворилась в окружающей темноте. Впереди показался ряд мелькающих огней, окружающих одинокий жёлтый светильник в конце пути.

– Должно быть, это маяк, о котором нам сообщали с кораблей-дротиков, – Лея взглянула на схему рельефа поверхности на экране и обнаружила, что огни уходят за горизонт небольшого, но богатого углеродом астероида, расположенного на внешнем крае скопления. – Лети на янтарный свет. И притормози – там может быть опасно.

– Где это «там»?

Лея послала схему рельефа на экран пилота. Хан так резко затормозил, что даже инерционные компенсаторы не помешали Лее удариться о ремни безопасности.

– Ты уверена? – спросил Хан. – Похоже, там так же безопасно, как и в пасти у ранкора.

На экранах они увидели неровное пятикилометровое отверстие, окружённое разорванным кольцом астероидов. Тёмные массы из пыли и камня медленно и лениво сползали в дыру. Хотя радиус действия сканера ограничивался двумя тысячами метров внутреннего туннеля, можно было разглядеть изгибающийся проход, испещрённый выступающими скалами и тёмными пустотами.

– Уверена, – Лея чувствовала присутствие брата где-то далеко в глубине этого скопления астероидов. Он был спокоен, весел и любопытен. – Люк знает, что мы здесь. Он хочет, чтобы мы пришли к нему.

– Да ну? – Хан повёл «Сокол» на огни и стал приближаться. – И что мы ему такого сделали?

Они пролетели над рядом огней, и Лея увидела чёрную бугристую поверхность, тщательно очищенную от тёмной пыли, которая обычно покрывает углеродистые астероиды слоем в несколько метров толщиной. В какой-то момент ей показалось, что кто-то пробежал по кругу света, но Хан вёл корабль слишком высоко над астероидом, чтобы быть до конца уверенной. К тому же было опасно просить его подлететь поближе, чтобы лучше всё рассмотреть. Она навела видеокамеру на поверхность и увеличила изображение, но в туннеле было слишком пыльно и темно, чтобы что-то разглядеть. Она увидела лишь серые точки, которые почти не отличались от обычных помех.

Они едва пролетели первый ряд огней, как появились ещё два, уводящих «Сокол» ещё глубже в бездну. Корабль взбрыкнул, когда Хан попытался уклониться от пылевого скопления. Лея испуганно вскрикнула, а в переднем иллюминаторе стали расти две неровные глыбы.

– Не надо мне тут лишних звуков, – Хан не отрывался от экрана, разрешения которого не хватало, чтобы показать оба объекта. – Лучше скажи, что я делаю не так.

– Там! – Лея указала на иллюминатор. – Там!

Хан оторвался от экрана.

– Ладно, не так уж всё и страшно, – он спокойно перевернул «Сокола» набок и протиснулся между двумя глыбами за секунду до того, как те столкнулись, затем опять переключился на экран. – Я уже давно их видел.

Голос Хана звучал так нахально и уверенно, что Лея на секунду забыла, что это уже не тот самоуверенный контрабандист, который заботился о ней, пока она ещё сражалась с Империей. Это был мужчина, чья кривая усмешка и не к месту сказанная острота могла вызвать в ней бурю страсти или вспышку злости. Сейчас он стал мудрее, печальнее, и всё реже скрывал свои благородные порывы под маской цинизма.

– Как скажешь, летун, – Лея указала на ряды огней, которые посчитала слишком опасными для осмотра. – Я хочу подойти поближе к одному из них.

Хан широко раскрыл глаза.

– Это ещё зачем?

– Надо узнать, с какой технологией мы имеем дело, – Лея кокетливо надула губки и невинно спросила: – Тебе же это несложно, правда?

– Мне? – Хан облизнул губы. – Да раз плюнуть.

Лея улыбнулась и, пока Хан приближался к ряду огней, добавила мощности щитам. Может быть, рискованный полёт в тёмном, виляющем туннеле, наполненном осколками, поможет Хану перестать быть таким колючим?

Хан обогнул десяток препятствий на пути ко второму ряду огней… и в этот момент на мостике появился С-3ПО, вернувшийся после проверки сверхзвукового двигателя.

– Мы сейчас разобьёмся!

– Не сейчас, – проворчал Хан.

– Всё нормально, Трипио, – Лея сосредоточилась на астероиде впереди, где огни начали медленно мигать при подлёте «Сокола». – Почему бы тебе не вернуться и не продолжить техобслуживание?

– Не могу при всём желании, принцесса Лея! – С-3ПО уселся в кресло штурмана позади Хана. – Я нужен вам на мостике.

Хан хотел ответить, но его прервал шар из замороженного газа, оказавшийся на пути «Сокола».

– Я же говорил, – сказал С-3ПО. – Капитан Соло чуть не промахнулся!

– Я не промахнулся, – огрызнулся Хан. – Иначе бы тебя сейчас размазало по мостику.

– Я хотел сказать, что вы не видели его до последнего момента, – пустился в объяснения С-3ПО. – Будьте осторожны, вон ещё один большой валун приближается под углом сорок семь и шесть-шесть-восемь…

– Тихо! – Хан обогнул продолговатый камень, величиной с тяжёлый крейсер, а затем добавил: – Ты меня отвлекаешь.

– В этом случае вам надо проверить нервные синапсы, – посоветовал С-3ПО. – Замедленная реакция указывает на старение нервных клеток. Вон ещё один объект под углом тридцать два и восемь-семь-восемь градусов, наклон пять и…

– Трипио! – Лея развернулась и строго посмотрела на него. – Нам не нужна помощь. Иди в каюту и сиди там.

С-3ПО кивнул.

– Как хотите, принцесса Лея, – он встал и повернулся к выходу. – Я просто старался помочь. Последнее медицинское освидетельствование капитана Соло показало, что скорость его реакции замедлилась на 8 миллисекунд, и я сам заметил…

Лея отстегнула ремни безопасности.

– … что он стал…

Она встала и хлопнула дроида по прерывателю.

– … каким-то зато-о-о-рмо-о-о-ж…

Голос дроида превратился в низкий гул, и С-3ПО отключился.

– Кажется, пора слегка подправить его программу, – Лея толкнула дроида в кресло перед штурманским пультом и привязала его. – У него явно неполадки в цепях, отвечающих за настойчивость.

– Это необязательно, – бросил Хан, уводя «Сокол» вправо. Ещё один пыльный сгусток ударился о щиты, и корабль тряхнуло. – Всё равно никто не слушает, что говорят дроиды.

– Правильно, что может знать Трипио! – Лея поцеловала Хана в шею, а затем вернулась в своё кресло.

– Ага, – Хан изобразил хищную улыбку, от которой у Леи всё переворачивалось внутри ещё с тех пор, как Палпатин был Императором.

Хан зашёл сзади линии огней и начал спускаться к поверхности. Огни засветились ярче, очерчивая неровную блестящую поверхность металлического астероида. На земле позади первого маячка Лея разглядела завихряющиеся линии радужного шлюза, сделанного из той же плотной оболочки, которая выступала наружу под давлением внутренней атмосферы астероида. Источник света свободно болтался на конце конической метровой стойки, которая, казалось, ползла по поверхности астероида на шести тонких лапках. На переднем её конце в линзах большого яйцевидного шлема отражались огни следующего маячка линии.

– Жуки! – простонал Хан и покачал головой. – Ну почему именно жуки?

– Извини, – сказала Лея. Обычно Хан обходил ульи насекомых стороной – это было как-то связано с водной религией, которую он когда-то основал на пустынной планете Камар. Вроде бы, разъярённые камарийские насекомые разыскали его через несколько месяцев после поспешного отлёта, взяли в заложники и потребовали, чтобы он превратил Камар в водный рай, о котором он им проповедовал. Это всё, что знала Лея о той истории. Он никогда не рассказывал ей, как ему удалось скрыться от них. – Всё будет хорошо. Видимо, Люк нашёл с ними общий язык.

– Ага. Я всегда знал, что твой братец немного странный.

– Хан, нам надо зайти внутрь, – сказала Лея. – Здесь были Джейна и другие.

– Знаю, – отозвался Хан. – Именно от этого мне становится ещё страшнее.

Они достигли конца линии огней и пролетели над жуком, держащим янтарный светильник. Лея увидела второй радужный шлюз, и астероид остался далеко позади. Впереди вспыхнули ещё три линии огней, спиралью спускающиеся по стенке сужающегося прохода. Хан держал корабль поближе к стенам, специально для Леи следуя по контуру непредсказуемого рельефа.

Через некоторое время огни начали тускнеть, скрываясь в пыли, медленно затягиваемые слабой гравитацией астероида. Вскоре они и вовсе растворились в сером облаке. Хан продолжал вести корабль по стенке, хотя теперь сканер уже легче проникал сквозь пылевой туман.

В самом низу туннеля показался туманный диск золотого света. Он светился всё ярче, и вскоре Лея разглядела силуэты с метр ростом, одетые в насекомовидные пневмоскафандры. Эти существа работали вдоль стен прохода: тащили грузы по поверхности астероидов, ремонтировали каменные трубы, удерживающие массивную конструкцию, или просто стояли в неглубокой впадине и смотрели на них из-за прозрачной мембраны.

– Знаешь, Хан, – начала Лея, – что-то мне здесь становится жутковато.

– Ты ещё не слышала щёлканья клешней, – сказал Хан. – Вот тогда действительно мурашки по спине забегают.

– Клешни? – Лея взглянула на кресло пилота: может быть, Хан чего-то недоговаривает. – Хан, ты узнаёшь…

– Нет, я просто хочу сказать… – прервал её Хан. Он поджал плечи и вздрогнул от воспоминания, которое, казалось, давно похоронил, а потом закончил: – Это не то, что хочешь испытать. Вот и всё.

Пылевое облако наконец посветлело. Светящийся диск внизу оказался выступающей крышкой люка диаметром более ста метров. Несколько десятков насекомых отбегали от центра люка, выдавливая толстый слой зеленоватой слизи из крана в задней части своих скафандров. Хан заглушил двигатели, а потом, так как портал продолжал оставаться закрытым, остановил корабль в двадцати метрах над центром люка.

Насекомые добежали до края люка и повернули линзы своих тёмных шлемов на «Сокол». Скоро слизь стала улетучиваться небольшими сгустками.

– Чего они там ждут? – Хан поднял ладони и нетерпеливо махнул рукой. – Открывайте же, наконец!

Когда слизь полностью испарилась, насекомые вернулись в центр портала и стали бесцельно бродить вокруг.

– По связи что-нибудь слышно? – спросил Хан.

Лея дважды проверила каналы сканера.

– Фоновые помехи и немногим больше, – она не решилась предложить связаться с «Тенью». Некоторые виды насекомых оказывались чувствительны к радиоволнам, что привело к трагическому непониманию во время первых контактов между Верпином и остальной галактикой. – Я могу включить Трипио. Может быть, он сможет сказать нам что-нибудь о том, с кем мы имеем дело.

– А у нас есть другие варианты? – вздохнул Хан.

– Можно сидеть здесь и ждать, пока что-нибудь не произойдёт.

– Нет, – Хан решительно помотал головой. – Жуков можно ждать бесконечно.

Лея встала и щёлкнула выключателем на корпусе дроида. Фоторецепторы загорелись, и дроид сел, поворачивая голову из стороны в сторону, осваиваясь с окружающим пространством. Потом уставился на Лею.

– Я бы хотел попросить вас больше так не делать, принцесса Лея. Отключения меня дезориентируют. К тому же может повредиться таблица файловой системы, и я полностью потеряю свою индивидуальность!

– Не вижу ничего страшного, – проворчал Хан.

– Трипио, нам нужна твоя помощь, – сказала Лея, не дав дроиду ответить на саркастическое замечание Хана. – Мы не можем наладить общение с местными обитателями.

– Без проблем! – весело ответил С-3ПО. – Как я уже говорил до того, как вы меня отключили, я всегда рад помочь. И вы, конечно, знаете, что я владею…

– Да, знаем, шестью миллионами различных форм общения, – прервал его Хан и указал наружу. – Просто скажи, как нам общаться с этими жуками.

– Жуками? – С-3ПО встал и посмотрел на копошащихся насекомых – Это вряд ли жуки, капитан Соло. Скорее это наделённый разумом гибрид жёсткокрылых и перепончатокрылых. Очень часто они общаются при помощи своего рода танцев.

– Танцев? Только не это! – Хан опять положил руки на рычаги управления и штурвал. – И что же они нам пытаются станцевать?

С-3ПО некоторое время наблюдал за насекомыми, затем нервно булькнул и подошёл к консоли управления.

– Ну? – спросил Хан.

– Странно, – С-3ПО продолжал изучать насекомых. – Никогда не видел ничего подобного.

– Чего именно ты не видел? – Лея подошла к дроиду. – Что они нам говорят?

– Боюсь, не могу ничего сказать, принцесса Лея, – фоторецепторы С-3ПО старались не встречаться с её взглядом. – Я их не понимаю.

– Что значит – не понимаешь? – спросил Хан. – Ты тут всё время хвалишься о том, сколько форм общения ты знаешь!

– Это невозможно, капитан Соло. Дроиды не способны хвалиться, – С-3ПО обернулся к Лее. – Как я уже объяснял, в моих банках данных нет сведений об этом языке. Но синтаксический анализ, сравнение шагов и схематический поиск показывают, что это действительно является полноценным языком.

– Ты уверен? – спросила Лея. – А может быть, они просто ходят туда-сюда?

– О, нет, госпожа Лея. Схема и период их обращения имеют стойкие статистические соответствия, которые весьма важны. К тому же по косым головным наростам видно, что синтаксис этого языка намного сложнее, чем бейсик или даже ширивук, – С-3ПО опять повернулся к иллюминатору. – Я уверен в своих заключениях.

– Ну, так выкладывай их, – потребовал Хан. – Кто эти твари?

– Я и пытаюсь объяснить, капитан Соло, – ответил С-3ПО. – Это мне как раз неизвестно.

Они помолчали. С-3ПО тщательно изучал загадочный танец, а Лея с Ханом пытались отгадать загадку, почему выжившие в миссии на Миркр оказались именно здесь. Ни один ответ не казался им подходящим. Вроде бы, между насекомыми и ударной группой Миркра нет никакой связи. К тому же Лея понимала, что эти жуки не обладали достаточным контролем Силы, чтобы послать сигнал, о котором сообщали Джейна и другие.

Вдруг С-3ПО отошёл от купола мостика.

– Мне удалось выделить основную синтаксическую единицу их языка! Всё очень просто: положение живота на одном из трёх уровней указывает на то, является ли шаг…

– Трипио! – прервал его Хан. – Просто скажи нам, почему они не открывают эту дверь?

С-3ПО немного наклонил голову.

– Пока не могу, капитан Соло. Для этого мне нужно понять, что они говорят.

Хан простонал.

– А почему корабли-дротики использовали имперский проблесковый код?

– К сожалению, их пневмоскафандры, по-видимому, не снабжены источниками света, – объяснил С-3ПО. – Но я немного продвинулся с изучением их языка танца. Например, я установил, что они время от времени повторяют своё сообщение.

– В точности повторяют? – переспросила Лея.

– Да, – сказал С-3ПО. – Я бы даже сказал, копируют…

– Это сообщение длинное или короткое?

– Пока невозможно сказать Я не смогу определить среднее количество единиц, необходимых для обозначения одного понятия…

– Сколько им нужно времени, чтобы повторить сообщение? – Лея посмотрела на выступающий люк, изучая его мембранные сегменты. – Несколько секунд? Несколько минут?

– В среднем, три и пятьдесят четыре сотых секунды, – ответил С-3ПО. – Но без контекста эти данные бесполезны.

– Не совсем бесполезны, – Лея вернулась в кресло второго пилота. – Хан, двигаемся вперёд – хочу кое-что проверить.

Хан выполнил её просьбу. Лея посмотрела на люк, пытаясь понять, не ошиблась ли она. Вдруг насекомые собрались в центре мембраны, а затем опять разбежались к её краям, выделяя зелёную слизь.

– Двигаемся дальше, – сказала Лея. – Я поняла, что они пытались нам сказать.

– Это невозможно! – запротестовал С-3ПО. – Даже мне не удаётся расшифровать их грамматику, а вы говорите о точном переводе.

Вместо того чтобы спорить, Лея дотянулась до переключателей, регулировавших защитные щиты «Сокола». Хан широко раскрыл от удивления глаза, но продолжал вести корабль вперёд. Когда люк начал выгибаться внутрь, Лея ослабила щиты, и через несколько мгновений гибкая мембрана прижалась к «Соколу» под действием внешнего вакуума.

Хан присвистнул.

– Неплохо.

– Да, принцесса Лея, вы блестяще перевели их язык, – сокрушённо проговорил С-3ПО. – Так сколько языков вы знаете?


Глава 3 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 5