home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

Джейна и Зекк поняли, что приближаются к пусковой шахте, когда в этмановом тумане стали появляться разбитые цилиндры кораблей-дротиков. Они чувствовали, что Лея и другие джедаи где-то близко, глубоко внутри Кр, поглощённые сражением, яростью и болью.

Они обогнули угол шахты и в тумане разглядели вход взорванной пусковой шахты. Изнутри поблёскивали заграждения с дырками, проделанными лазерными пушками. Джейна и Зекк стали прощупывать в Силе «Сокол», но обнаружили только четырёх живых: двух ногри и ещё двух неизвестных.

«Невидимки» проскользнули внутрь, и передние щиты стали испускать белые искры. Джейна и Зекк включили передние огни. Пусковая шахта была забита обломками кораблей-дротиков и трупами насекомых. В середине находился «Тысячелетний сокол», в который стреляли из десятка огневых точек, скрытых за обломками. Около двух десятков насекомых в хитиново-серноволокнистых панцирях, которые заменяли им скафандры, пробрались за линию щитов «Сокола». Они расстреляли щиты электроразрядами прямой наводкой и стали прорубать дырки в броне на корпусе корабля.

Джейна и Зекк помедлили, пытаясь осознать увиденное. Несмотря на информацию от Леи в Силе, им было трудно поверить, что килликский улей будет без причины нападать на «Сокол». Но столь же трудно было поверить, что «Сокол» мог дать им такую причину. Только память о непонятных нападениях на «Тень» и мастера Себатайн, а также полное отсутствие логики в объяснениях Колонии, побудило их открыть огонь.

В ограниченном пространстве выстрелы сверкали столь ярко, что иллюминаторы кабин быстро затемнились. Джейна и Зекк инстинктивно стали искать свои цели в Силе, но ощущали лишь присутствующих на борту «Сокола». Они открыли ответный огонь, приказав своим Р9 отслеживать каждый выстрел.

Это заняло больше времени, но результат был тем же. Обломки «замолчали», и им пришлось довольствоваться килликами у самого корпуса «Сокола». Джейна и Зекк загерметизировали скафандры и повели «Невидимок» ещё глубже в пусковую шахту.

Прежде чем они успели выскочить из кабин, задний грузовой люк «Сокола» открылся, и оттуда вышли двое ногри в скафандрах и с бластерами Т-21. Затем люк закрылся, и ногри пошли в разные стороны, сбивая килликов с корпуса корабля. Джейне и Зекку было больно видеть, как умирают Добрые, но они не могли не восхищаться артистизмом ногри.

Те почти закончили зачистку корпуса, как вдруг включились ионные двигатели корабля. Джейна и Зекк опять прощупали «Сокол», стараясь понять, почему оставшиеся там незнакомцы так поступили.

Им не понравилось то, что им открылось.

– Помогите! – по аварийному каналу связи раздался голос С-3ПО. – Этот эвок – преступник! Ему подписан смертный приговор на десяти планетах, а сейчас он пытаааааааееееееетсяяяяяя ууууугнааааааать…

Голос С-3ПО затих – кто-то воспользовался его главным выключателем.

«Сокол» развернулся к выходу. Ногри, которые всё ещё сражались с килликами, попадали с корабля и поплыли в пространстве.

Джейна подобралась на своей «Невидимке» прямо к корме любимого корабля своего отца и зарядила протонную торпеду.

Сначала Зекк подумал, что она затеяла смертоубийство.

Затем он вспомнил, что «Сокол» оборудован щитами военного образца, всё понял и тоже зарядил торпеду.

Оба включили свои наводящие компьютеры.

«Сокол» остановил вращение. Несомненно, на мостике прозвучал сигнал тревоги.

По каналу связи раздался взволнованный голос салластанина.

– Говорит Дже Джуун, второй помощник капитана «Тысячелетнего сокола». Прошу два невидимых корабля отключить прицел.

Джейна и Зекк проигнорировали его просьбу.

Ионные двигатели «Сокола» потухли.

– Говорит Дже Джуун, второй помощник капитана «Тысячелетнего сокола». С-3ПО ошибся. Мы хотим лишь увести корабль подальше… от линии… Что там происходит?

«Соколу» не нужно было быть стеклянным, чтобы Джейна и Зекк поняли, о чём говорит Джуун. Они почувствовали растущее давление воли Уну.

«Сокол» отодвинулся от выхода, где показался старый фрегат класса «Улан», который закрывал дорогу. Этот небольшое, хорошо вооружённое судно тихо плыло сквозь разбитый вход, расталкивая обломки кораблей-дротиков и трупы килликов.

Воля Уну стала просто сокрушительной. Он требовал от Зекка и Джейны честного ответа ещё до того, как они почувствовали вопрос.

«Кто это сделал?»

***

Мара и Люк находились на глубине десяти метров в липком, покрытом воском туннеле. Всякий раз, как Мара вдыхала, её едва не выворачивало наизнанку. Сырой воздух пах противнее, чем отрыжка сарлакка. Тут были запахи гнили, пряности и свободного этмана. По мере их движения зловоние только усиливалось.

– Во всяком случае, ты не будешь думать об ожогах, – сказал Люк.

Мара вновь вспомнила о своих ранах – полудесятке ноющих кружков, где электроразряды прожгли ей скафандр и кожу. Она сконцентрировала внутри себя Силу и с её помощью восстановила уставшие мускулы и успокоила боль.

– Это я в тебе и люблю, мой фермер, – сказала она.

– Ты любишь, что я везде нахожу положительные стороны?

– Не совсем, – Мара заговорила немного насмешливо. – Ты всегда знаешь, как утешить девушку.

Туннель привёл их к большому помещению, где воздух был настолько влажным, что у них мгновенно вспотели лица. Было слышно зловещее жужжание, едва заметное на фоне гулкого биения сердца. В Силе разлилась боль от скорой смерти.

Мара проследовала за Люком и мгновенно забыла об этом жужжании, ужасном запахе и своей собственной боли. Тут рядами стояли шестигранные соты, некоторые из них были закрыты восковой крышкой, а в некоторых парализованные чисские пленники лежали, свернувшись вокруг личинок горогов. Многие пленники были уже мертвы, а некоторые – наполовину съедены колючими жвалами вылупившихся личинок, которые выступали на полметра над стенами ячеек. Некоторые были ещё живы, но личинки уже впивались в их тела.

– Теперь я понимаю чиссов, – сказал Люк. – Знает ли об этом Рейнар?

– Может быть, в какой-то…

По спине Мары пробежал холодок. Она развернулась и увидела, как в свете её нашлемного фонаря мелькнул кончик электроразрядной винтовки, а за ней – синее лицо, обрамлённое парой лекку.

Вместо того чтобы тратить полсекунды на включение меча и вторые полсекунлы, чтобы блокировать удар, Мара высвободила и направила энергию Силы, которую использовала для движения. Тело тотчас заныло от боли, мышцы задрожали, но с кончиков пальцев сорвались молнии и ударили по винтовке так, что приклад отскочил и врезался в рассечённое плечо тви’лекки. Алима вскрикнула. Винтовка выпала у неё из рук, всё тело обмякло и уплыло в темноту.

Мара почувствовала беспокойство Люка.

– Что такое?

– Ничего, – ответил Люк. – Просто думаю.

Световой меч Люка с треском включился и пронёсся у Мары мимо уха, заблокировав уже не электроразряд, а выстрел бластера. Она почувствовала вторую атаку, зажгла собственный меч и провела им позади Люка, отразив ещё одну очередь выстрелов.

Невидимый бластер затих, но Мара успела направить в ту сторону нашлемный фонарь. Она увидела горбатого человека с наполовину обожжённым лицом и хитиновой клешнёй вместо руки, который быстро выскочил из света.

– Силовая молния, – голос незнакомца был жёсткий и резкий. – Нам казалось, что джедаи Скайуокеры выше этого.

– Приходится делать исключения, – Мара опять почувствовала понимание Люка. Она не обратила на него внимания и направила свет в сторону голоса, но тёмная фигура опять ускользнула. – Особенно в случае с тобой, Велк.

Мара говорила и всё дальше отходила от Люка, чтобы можно было воспользоваться перекрывающимися зонами защиты.

У неё над головой раздалась вибрация.

– Ты это слышал?

– Что?

– Понятно, что не слышал, – Мара открылась Силе, но почувствовала лишь неясное чувство опасности, такое слабое, что подумала, оно ей показалось. – Здесь кто-то летает.

– Велк?

Очередь из бластерных выстрелов ударила Люка сбоку, прямо напротив места вибрации. Он отразил выстрелы световым мечом туда, откуда те прилетели.

– Не думаю, – заключила Мара.

Она вскинула меч, рассекая темноту над собой, но там был лишь сырой воздух. Сзади опять раздалось трепетание. Она развернулась для атаки, но вдруг почувствовала, что её схватил в Силе какой-то вихрь, который нёсся по всё комнате. Мара стала искать нападавшего, но почувствовала только ужас и страдание, заполнившие всю комнату.

Она подошла к стене, и тут резкая боль пронзила спину. Она глянула вниз и увидела, как десятисантиметровые жвала впились ей в живот. Боль разлилась по всему телу.

– Ситххх!

Второе жвало впилось в бедро.

– Больно!

Мара поменяла хватку на световом мече, и сбоку в темноте опять раздался трепет. Вдруг ручка меча стала обжигающе холодной, а лезвие заискрилось, замигало и, наконец, погасло. Мара всё равно атаковала.

Лезвие вошло на два сантиметра и вновь вышло. Личинка задёргала головой, разрывая Мару изнутри.

– Мара? – Люк включил второй световой меч, отобранный у Алимы, и пошёл на Велка, отражая бластерные выстрелы на него. – Нужна помощь…

– Здесь всё в порядке! – Мара повесила бесполезное оружие обратно на пояс. – Позаботься о Велке.

Велк начал выделывать запутанные кульбиты, стреляя и иногда меняя направление. Люк отразил очередь выстрелов, но не успевал работать обоими лезвиями – пришлось сделать кувырок прыжком в сторону.

Попытка – не пытка.

Мара выхватила бластер и выстрелила личинке в голову. Насекомое задёргалось ещё сильнее. Когда колючки зацарапали внутри, Мара невольно вскрикнула. Она выстрелила ещё раз, а затем услышала мягкое биение перед собой и вскинула бластер.

Ручка быстро заледенела от холода, после чего прозвучал сигнал опорожнения магазина. Когда она нажала на курок, то услышала, как мягко хлопнул газ при перемещении в камеру электрозатвора.

– Неплохо, – сказала Мара в темноту. – Но это тебя не спасёт.

У левого плеча запульсировал воздух. Она развернула туда нашлемный фонарь, но опять ничего не увидела. Чувство опасности кольнуло в спину, и она взглянула в противоположную сторону. Из темноты, куда фонарь едва доставал, на неё выплыл горог под метр ростом с толстым хитиновым панцирем и длиннющими жвалами.

Даже если бы Мара и не увидела, что к его сломанной ноге приделана шина, она бы поняла, что это тот самый убийца с Оссуса. Он был меньше обычного горога-воина, но ярости ему было не занимать: он мчался к Маре, щёлкая жвалами, гудя грудью, испуская пену хоботком.

Мара почувствовала колебание, растерянность, неуверенность, злость. Сейчас улей коснётся в Силе Бена, и гороги сделают так, что он увидит всё происходящее и прочувствует смерть каждого из них.

Ей в лицо ударила струя затхлого воздуха. Шлем похолодел, а фонарь погас. Со стороны приближающегося жука-убийцы раздался лёгкий хлопок. Шарик ядовито пахнущей кислоты попал ей по разорванному скафандру – кожу как будто опалило огнём.

Бену придётся с этим как-то жить.

Мара полностью открылась Силе, вытянула руку в сторону жука-убийцы и сжала кулак. Раздался длинный сильный треск, а в воздухе разлился запах метана.

Пара синих разрядов вылетела со стороны Велка и ударила в смятое тело. Мара едва успела создать в Силе защитный пузырь вокруг жука-убийцы, пока тот не взорвался.

В оранжевом свете, там, куда едва дотягивалась рука, она разглядела бледное овальное лицо с потемнениями в тех местах, где должны быть рот, нос и глаза. Мара махнула туда рукой, но свет пропал, и видение исчезло.

Люк едва ощутил жар взрыва, но ударной волной его отбросило в темноту. Он не спускал нашлемного фонаря с Велка, который полетел в запечатанную ячейку и пробил собой восковую крышку.

Люк Силой выбил бластер из руки Велка и пошёл прямо на него. Он чувствовал, что Мара ранена, но в тот момент на неё не нападали. Ему оставалось только держать противника в напряжении, тянуть время до прибытия Хана и Леи с другими спасателями.

Люк находился в пяти метрах от Велка, когда тот выбрался из соты. Его чёрная броня перепачкалась в жёлтой слизи, а безгубый рот распахнулся от страха или негодования.

Люк включил световые мечи.

Справа раздалось трепетание крыльев, и воздух вдруг стал густым и тяжёлым, как вода. Люк повернулся на звук, но тело двигалось, как при замедленной съёмке. Когда он обернулся, там уже ничего не было.

Впереди зажёгся красный меч. Люк понял, что Велк надвигается. Он скрестил свои мечи и оглянулся на нападавшего Тёмного джедая. Движение опять заняло вечность. Красный меч оказался на расстоянии удара задолго до того, как Люк был готов защищаться.

Схватка предвещала быть интересной.

Люк наконец обернулся и обрушился в Силе на Велка. С таким же успехом он мог попытаться столкнуть Корибу с орбиты. Велк продолжал наступать, нагло вращая мечом.

Люк даже не пытался блокировать меч. Тёмный джедай был силён, даже сильнее, чем описывала Саба. Но ведь великая сила похожа на большую власть. Она развращает тех, кто ей пользуется, и они полагаются на свою мощь тогда, когда можно было бы решить всё другими средствами. Люк сменил тактику, дёрнув нападавшего к себе. Велк упал вперёд, встревоженно ахнув хриплым голосом. Его испещрённое шрамами лицо двигалось прямо к серебряному мечу Алимы.

Впереди опять послышалась вибрация крыльев. Рукоятка меча похолодела. Источник звука (может быть, это была Ломи Пло) полностью лишил световой меч энергии. Лезвие затрещало и погасло.

Велк ударил Люка головой, отправив обоих в неконтролируемое падение. Красное лезвие меча Тёмного джедая промелькнуло у самой ноги Люка и обожгло ему голень. Боль пронзила тело до самого сердца.

Люк выпрямился. Он всё ещё двигался медленно, а Велк опять наступал. Люк открылся Силе и сжал вместе большой и указательный палец.

Безгубый рот Велка открылся. Оттуда раздались хрипы… и тут Люк вспомнил о том, как Алима порешила мемброзийную «корову». Неужели он может убить так же легко? Или он тоже привык применять силу, когда можно было защититься по-другому?

Люк разомкнул пальцы и отпустил Велка.

Тёмный джедай восстановил дыхание, но остановился, потирая горло и с подозрением поглядывая на Люка.

«Скайуокер!» – Мара кричала в Силе, но когда она говорила вслух, её голос был слабым и тихим.

– Ты с ума сошёл? Прикончи его!

– Нет, – ответил Люк. – Может быть, у Силы действительно нет Тёмной и Светлой сторон, но нам надо сделать свой выбор.

– Прямо сейчас? – спросила Мара.

– Именно сейчас.

Люк встретился взглядом с Велком, а затем, всё ещё медленно, поднял оставшийся световой меч.

– Ты готов, сынок?

– Мы – не твой «сынок»!

Тёмный джедай бросился вперёд, рассвирепев от такого снисхождения, и ударил Люка в неприкрытый бок.

Двигаясь даже медленнее, чем следовало, Люк увернулся. Сзади раздался лёгкое трепетание. Рукоятка его меча похолодела, как было ранее с мечом Алимы, и лезвие погасло.

Но Люк уже выпустил оружие из рук и со всей скоростью ринулся вперёд, уворачиваясь от атаки. Внезапная смена скорости застала Велка врасплох. Люк схватил Тёмного джедая за кисть крестообразным хватом и продолжил движение, медленно выворачивая руку так, что световой меч стал двигаться прямо в живот Велку.

Тёмный джедай пронзительно закричал и попытался отключить меч, но Люк держал руку на выключателе, и его рука была сильнее. Он выкрутил рукоятку меча и отбросил его, а затем обернулся на атаку. Он ясно чувствовал, что это была Ломи Пло… и вдруг ощутил необычайную лёгкость. Воздух опять стал разряжённым и лёгким, к Люку вернулась привычная быстрота движений.

Он увидел, как мелькнула стена. Она быстро приближалась, колючие жвала выступали там, где он должен был в неё врезаться. Он выключил световой меч, открылся Силе и выбросил личинку из ячейки, ударился о неё в воздухе и отскочил в обратном направлении.

В этот раз ему удалось остановиться до удара о другую стену. Он включил световой меч Велка и развернулся, почувствовав, что Мара приближается к нему из темноты.

– Эй, это же я! – Мара оттолкнула оружие в Силе. – Или ты не узнаёшь свою жену?

Люк выключил меч.

– Извини.

Стараясь не слепить Мару светом нашлемного фонаря, он повернулся в её сторону. Её аура в Силе покраснела, а обгорелые круги на скафандре напомнили ему, о том что собственные раны от электроразрядов тоже сильно болели. Но больше всего его беспокоила треугольная рана в правом боку – она была размером с три пальца, грязная и кровоточившая.

– Как ты себя чувствуешь?

– Так же, как и выгляжу, – Мара говорила и искала кого-то глазами в темноте. – Не могу найти Алиму. Ты не знаешь, где…

В камере раздались глухие удары, затем тусклый свет и щелчок термодетонатора, отброшенного в противоположную стену. Через секунду пара жуколомов Хана залетели в камеру на реактивных двигателях и быстро поплыли в сторону Скайуокеров.

– Сохраняйте спокойствие! – приказал один из них низким мужским голосом. – Оставайтесь на месте! Помощь идёт.


Глава 39 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 41