home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Длинная золотистая стрела прорезала голографический экран управления полётом, вычерчивая траекторию движения угнанного скифа от ремонтного ангара до его нынешнего местоположения у края гравитационного колодца Оссуса. Безрассудство, с которым скиф вылетел из главного космопорта планеты, давало понять, что пилот явно хотел как можно быстрее оказаться подальше от Академии джедаев. Но Люк уже всё знал. Беглецы любят скорость.

– Тридцать секунд – и он совершит прыжок, – доложил диспетчер полётов. Большеголовый бит с наушником сидел у одной из станций управления, окружающих экран. – Он не отвечает на наш сигнал.

– Продолжайте попытки, – сказал Люк. Он чувствовал волнение пилотов XJ3, которые погнались за скифом – пара молодых джедаев, отправившихся на первое серьёзное задание. Они боялись, что придётся уничтожить корабль. – У нас есть сведения: она одна?

– Сведений нет, – отозвалась начальница бита – женщина-дурос с синей кожей по имени Орейм. Она подошла к пустому терминалу и нажала несколько клавишей. На экране показалась запись камеры слежения в ремонтном ангаре. – Но мы обнаружили вот это.

На экране Алима Рар пробиралась по тёмной ремонтной палубе, перед ней по воздуху плыло два ящика с продовольствием.

– Мы считаем, что эти тени…

– Увеличьте изображение ящиков, – сказала Мара. Вместе с Ханом, Леей и некоторыми другими она пошла за Люком из ангара, как только угнанный скиф взмыл в небо. – Выведите на экран этикетку, если получится.

Дурос набрала команду, и во весь экран появилась этикетка.

– «Желе-мясо Нутрофит», – прочитала Мара.

– Она украла горога! – крикнул Бен.

Траектория полёта скифа выровнялась – Алима готовилась к прыжку в гиперпространство. Пилоты XJ3 запросили разрешение открыть огонь, и Люк прикосновением в Силе попросил их не уничтожеть корабль.

– Даю разрешение, – сказала Орейм по связи. – Открывайте огонь.

Пилоты медлили.

– Но…

– Вы слышали приказ, – сказал Люк, всё ещё посылая пилотам в Силе просьбу дать кораблю уйти. – Открывайте огонь.

Траектория скифа искривилась – он начал манёвр уклонения.

– Она уходит! – крикнул Бен. – Остановите её!

– Им надо быть осторожными, Бен, – мягко сказала Мара. – Иначе горог погибнет.

Бен подумал, затем вздохнул и взял её за руку.

– Пусть летит. Всё равно горог не захочет остаться.

Скиф долетел до края гравитационного поля Оссуса и исчез. Диспетчер полётов доложил, что корабль вышел в гиперпространство.

Хан облегчённо вздохнул.

– Прямо в…

– Не сейчас, – Люк поднял руку, призывая к молчнию, и повернулся к Бену. – Откуда ты знаешь, что горог не захочет остаться? Она всё ещё сидит у тебя в голове?

Бен закрыл глаза и кивнул.

– Что-то в этом роде. Она хочет, чтобы я был счастлив.

Люк почувствовал, как его негодование отражается в Маре. Если Бену удаётся поддерживать связь с горогом даже после выхода в гиперпространство, это может происходить только через Волю Колонии. Он уже наполовину Примкнувший, Примкнувший к Тёмному Улью.

Мара пришла к тому же выводу. Люк чувствовал её злость и тревогу, а также понимание, что им не стоит обсуждать планы при сыне.

– Бен, э-э… пойдите-ка с Нанной в пилотскую кантину и возьмите физзер, – сказала Мара. – А мы тут кое-что обсудим и потом найдём тебя, прежде чем улететь.

Бен не шелохнулся. Нанна и С-3ПО ждали.

Люк поднял брови.

– Бен, ты же слышал, что сказала мама.

– Да, – кивнул Бен. – Но почему я должен сидеть здесь на этом Оссусе?

Не дожидаясь ответа, он повернулся к Хану.

– Будет ещё одна война?

Хан скривился и ответил:

– Мы стараемся её предотвратить, малыш.

– Если она и будет, то не здесь, – добавила Мара. – А что тебя беспокоит?

– Вы так всегда делаете, когда где-то война, – сказал Бен. – Бросаете меня где-нибудь с мастерами Тайон и Солузар и даже не приезжаете повидаться.

Обвинение резануло Люка, как ножом. Он почувствовал, что Мара тоже вздрогнула. Они всегда гадали, не вызван ли отказ Бена использовать Силу разлукой, перенесённой во время войны с юужан-вонгами, и Бен знал, что этот довод всегда безотказно действует на родителей.

Но и в этом случае Мара не хотела, чтобы ею манипулировал восьмилетний ребёнок.

– Не преувеличивай, Бен. Мы хотим, чтобы ты был в безопасности, и ты знаешь, что при малейшей возможности мы всегда приезжаем навестить тебя.

– Кроме того, в этот раз они уедут совсем ненадолго, – сказал Джейсен, появившись позади Хана и Леи. – Войны не будет.

– Откуда ты знаешь? – удивился Бен.

– Знаю, – Джейсен криво улыбнулся. – Поверь.

Люк почувствовал, что Мара сомневается. Хотя она продолжала смотреть на Бена, мыслями она была с Джейсеном.

– К тому же ты будешь не один, – добавил Джейсен. – С тобой буду я.

– Ты не уедешь? – спросил Бен.

– Не сейчас. Мастера беспокоятся, что некоторые из нас и так слишком много времени провели у килликов.

– Расскажи мне об этом, – сказал Бен, сверкая глазами.

– Тогда, может быть, мы пойдём в кантину вместе? – Джейсен глянул на Мару. – Если, конечно, мама не против.

– Я не против, – без колебаний ответила Мара, но Люк заметил, что она как будто не совсем доверяет «исправившемуся» Джейсену. – Если мастер Солузар считает, что Бен хорошо учится…

– Без проблем! – Бен расплылся в улыбке, как хатт. – Школа – это просто!

– Слушайся мастеров Тайон и Солузар, – напутствовала Бена Мара. – И никаких секретов с Нанной.

– Я и не смогу, – сказал Бен. – Папа изменил её программу.

– Хорошо, – Джейсен взял Бена за руку и пошёл с ним к двери. – Почему бы нам обоим не заказать по физзеру?

– А мне можно кайлим? – спросил Бен, не оборачиваясь. – Размера «синий гигант»?

Когда их уже не было слышно, Хан сказал:

– У Джейсена просто талант находить общий язык с детьми.

– Это сочувствие, – сказала Лея. – Хорошо, что он его не потерял.

Люк знал, что Лея не сказала всего, что думает: удивительно, что после страданий в руках Вержер и юужан-вонгов Джейсен вообще не потерял способности к сочувствию.

Люк повернулся к Хану.

– Не хотел говорить раньше, но мы не знаем, когда влияние Тёмного Улья выветрится из сознания Бена.

– Без проблем, – сказал Хан. – Я немного забылся, когда увидел, что всё прошло гладко.

– Не знаю, чем ты так удивлён, – сказала Лея. – Алима – всё ещё джедай. Когда Силгал дала ей возможность очнуться, не было сомнений в том, что она сбежит. Уследить за ней будет трудной задачей.

– Откуда ты знала, какой корабль она угонит? – спросила Мара.

– А мы и не знали, – сказала Лея. – И поэтому поставили «жучки» на все.

– Кстати о «жучках», нам надо поторапливаться, – сказал Хан. – Этот передатчик принимает только в радиусе пятидесяти световых лет. Мы должны быть поблизости, когда Алима долетит до Колонии, иначе мы будем только гадать, куда она подевалась.

Люк проследовал за Ханом и остальными к двери. Они хотели отправиться за Алимой до самого центра Тёмного Улья, положить конец его влиянию на Колонию и убить Велка и Ломи Пло, если они действительно выжили при крушении «Флаера». Силгал и Джейсен были убеждены, что Велк точно выжил и что Тёмный джедай стал главным в Гороге подобно тому, как Рейнар возглавил Уну. Это был жестокий план: ставить под угрозу жизнь Алимы без её согласия. Но Люк считал, что это не противоречит принципам современных джедаев. Война с юужан-вонгами научила их, что нужно не отвлекаться на чувства, а мудро, быстро и решительно бить в самую суть проблемы. Иногда Люк думал, что с этим выводом джедаи зашли слишком далеко и уподобились своим врагам.

В дверях Хан столкнулся лбами с низким, неуклюжим человеком с татуировками на лице и взъерошенными синими волосами. Не извиняясь, незнакомец оттолкнул Хана и подошёл к Люку. За ним по пятам следовал Р2-Д2.

– Вот вы где, – сказал человек. – Везде вас ищу.

– Не понимаю почему, Гент, – сказала Мара. – Мы же сказали тебе, что отходим от дел джедаев.

– Правда? – изогнул брови Гент.

– Несколько раз, – Люк видел, как Хан нетерпеливо похлопывает по запястью. – И нам уже пора уходить.

– О, – Гент опустил глаза и шагнул к Р2-Д2. – Думаю, это может подождать.

– Что может подождать? – спросила Лея. Люк рассказывал ей о голограмме, спрятанной в изолированных секторах памяти Р2-Д2, и ей тоже хотелось узнать о загадочной женщине. – Ты что-то нашёл?

Гент покачал головой.

– Только несколько секунд голограммы, которые мне удалось перенести до обрыва перемычки. Хотел узнать, могу ли я…?

– Кто был на голограмме? – перебил его Люк. – Женщина с карими глазами?

– Правильно, – подтвердил Гент. – Но голограмма совсем короткая. Если я смогу…

– Ты можешь её нам показать? – Лея была возбуждена ещё больше, чем Люк. – Мы подождём.

– Конечно, – сказал Гент.

Повисла напряжённая тишина. Люк и остальные ждали.

– Гент, покажи нам голограмму, – сказала Мара. – Прямо сейчас. Люк же сказал, что у нас нет времени.

– О! – Гент поднял брови.

Он сел и подключил к одному из слотов Р2-Д2 самодельный диагностический сканер и быстро набрал команду.

– Показывай.

Р2-Д2 протестующе заверещал, и Хан со стоном посмотрел на часы.

– И не заставляй меня ещё раз зашифровывать твои таблицы секторов, – пригрозил Гент. – В этот раз я уже их не восстановлю.

Р2-Д2 издал долгую трель, а затем включил голопроектор.

На полу центра управления появилось знакомое Люку уменьшенное изображение женщины с карими глазами. Казалось, она смотрела на кого-то, кого не было на голограмме.

– Энакин приходил? – спросил мужской голос.

– Стойте-ка, – воскликнул Хан. – Кажется, я узнаю этот голос.

– Конечно, – ответил Люк. Голос был моложе, чем они его помнили, но сомнений быть не могло. – Это же Оби-Ван Кеноби.

Гент нажал на кнопку на диагностическом сканере, и картинка остановилась.

– Так вы будете смотреть или как?

– Конечно, будем… извини, – сказала Лея.

Гент опять нажал на кнопку, и Р2-Д2 начал прокручивать голограмму с самого начала.

– Энакин приходил? – спросил голос Оби-Вана.

– Да, несколько раз, – женщина улыбнулась и добавила: – Я была очень рада, что его приняли в Совет джедаев.

– Знаю, – Оби-Ван шагнул в голограмму. На нём был джедайский плащ со спущенным капюшоном. Он был ещё молод, со светло-коричневой бородой и лицом без морщин. – Он это заслужил. Он нетерпелив, настойчив, очень горд, но действительно одарён.

Оба засмеялись.

– Ты же не затем пришёл, чтобы просто поговорить, – проговорила женщина. – Ведь что-то произошло, так?

Оби-Ван погрустнел.

– Тебе следовало быть джедаем, Падме.

Имя кольнуло Люка, как электрический разряд. Он почувствовал, что Лея тоже вздрогнула.

– У тебя плохо получается скрывать свои чувства, – сказала Падме.

– Это из-за Энакина, – кивнул Оби-Ван. – Он стал каким-то раздражённым и чужим.

Его проекция отвернулась.

– Выполняя поручение канцлера, он попал в трудное положение, но я думаю, дело не только в этом, – он опять повернулся к Падме. – Он что-нибудь рассказывал тебе?

Падме не изменилась в лице, во всяком случае, на голограмме ничего не было видно.

– Он не говорит со мной о работе.

Оби-Ван смотрел на неё некоторое время.

– Вы оба тоже плохо умеете скрывать свои чувства.

– Не надо на меня так смотреть, – нахмурилась Падме.

Оби-Ван продолжал смотреть ей в глаза.

– Я знаю о его чувствах к тебе.

– Он тебе говорил? – Падме отвела глаза.

– Нет, – ответил Оби-Ван. – Ему и не нужно.

Падме опустила глаза. Она повернулась и вышла из голограммы.

– Не хочу ни о чём знать.

– Я слишком хорошо знаю вас обоих, – Оби-Ван вышел за ней из кадра. – Я вижу, что вы любите друг друга.

Ответа не последовало, и голозапись закончилась.

Люк видел, что Хану стоит большого труда держать себя в руках. Расстояние между ними и скифом Алимы увеличивалось с каждой секундой. Но голозапись была важнее, по крайней мере, для Люка с Леей.

– И всё? – спросил Люк.

Гент кивнул и хлопнул Р2-Д2 по серебристому куполу.

– Арту не даёт мне работать. Когда я сорвал перемычку, он зашифровал остальные данные.

Р2-Д2 протестующе засвистел.

– Не тебе решать, что хорошо для господина Люка, – сказал С-3ПО. – Ты просто дроид.

Р2-Д2 раздражённо ответил короткой трелью.

– Нет, я не знаю, какой у тебе секрет, – ответил С-3ПО. – А если бы знал, то сказал бы господину Люку.

Р2-Д2 ответил низким, хлюпающим жужжанием.

Люк поднял брови, но повернулся к Генту.

– Слушай, у нас есть две минуты до отлёта. Мы хоть как-нибудь можем посмотреть остальную часть голограммы без Арту?

– Конечно, – сказал Гент. Он вытащил сканер из гнезда. – Мне нужно лишь сделать перезапись его персональных секторов…

Остальная часть объяснений потонула в резком скрежете Р2-Д2.

– Не думай, что я буду это переводить, – сказал С-3ПО. – Вот что бывает с такими упрямыми дроидами, как ты. Советую обратить внимание на своё поведение.

Р2-Д2 издал грустную трель в знак отказа.

Люк глянул на дроида и сказал.

– Я хотел спросить: это можно сделать, не стирая его персональные данные?

– Не за две минуты. Всей жизни может не хватить, – сказал Гент. – У этого дроида уже несколько десятилетий не чистили память. Его сети – сплошная неполадка.

– Знаю, – сказал Люк. – А если запустить ему программу-шпиона?

– Программу-шпиона? – не понял Гент.

– Ну, да, программу, которая откроет нам доступ к его памяти, – Люк уже терял терпение с этим компьютерщиком. – Памяти о женщине, которую мы видели.

– А, – сказал Гент. – Таких программ нет.

– Нет? – удивился Люк. – А почему Арту не даёт мне доступа?

Гент разочарованно вздохнул.

– Это я и пытаюсь понять…

– Может быть, вы это объясните по дороге в кантину? – перебила его Мара и указала на дверь. – Можно поговорить и по дороге. Нам ещё нужно тви’лекку поймать, не забыл?

– Хорошо.

Люк был так взволнован голограммой, что почти забыл о задании. Энакин, его отец, любил прекрасную женщину по имени Падме, которая была так похожа на Лею. Так вот как звали его мать. Он чувствовал, что Лея думала так же, но боялась произнести это вслух, как и он.

Люк шагнул к Генту.

– Ты пытался объяснить мне, почему Арту не даёт мне посмотреть этот сектор памяти.

– Он думает, что защищает вас, – сказал Гент. – Упрямый дроид, однако!

– И ты не можешь обойти защиту? – спросила Лея. – Я видела, как ты взламывал коды на более замысловатых устройствах, нежели Арту.

Гент обернулся и посмотрел на Лею так, как будто она спросила у него имя последней девушки, которую он попытался склеить в кантине – те никогда не говорили, как их зовут.

– Нет, – ответил он. – Дроиды типа Р2 созданы по военным стандартам. Их протоколы безопасности уничтожат все данные, если дроид попадает в чужие руки. Если попытаться получить доступ силой, произойдёт переформатирование всей памяти.

– И никак нельзя обойти эту систему безопасности, не стерев персональные данные Арту? – спросил Люк.

– Я этого не говорил, – сказал Гент. – Способ есть, но вы должны мне помочь, а вы не можете.

– Мы можем помочь, – возразил Хан.

– Ладно, – сказал Гент. – Достаньте мне планшет конструктора «Интеллекса-4».

– Зачем?

– Потому что у него должен был быть доступ к этим данным на случай неполадок в памяти. И если он был спроектирован, как и остальные дроиды, то архитектура его памяти должна быть подобна той, что и у «Интеллекса-4». Это очень сложный компьютерный блок, там много паролей и зашифрованных ключей.

– Это не должно быть сложно, если его не уничтожили во время войны, – сказал Люк. – А кто был создатель?

– Я могу так же гадать, как и вы, – пожал плечами Гент. – Первоначально Арту был имперской разработкой, а Имперский отдел военных исследований держал все данные о своих учёных в секрете.

– Ты, наверное, шутишь, – нахмурилась Лея. – Хочешь, чтобы мы нашли планшет того, не знаю кого?

– Не так всё плохо, – сказал Гент. – Вы помните, когда инкомовские разработчики передали Сопротивлению прототипы крестокрылов?

– Конечно, – осторожно сказала Лея.

– Ну, этот парень как раз консультировал их по интерфейсу Арту, – сказал Гент. – А после передачи компания «Промышленный Автоматон» больше не вносила изменений в «Интеллекс-4».

– Они боялись, – предположил Хан. – Потому что этот парень был единственным, кто в этом разбирался, и он дезертировал вместе с создателями крестокрылов.

– Нет, не потому, что он ушёл, – сказала Лея. Она внимательно смотрела на Гента. – Если бы это был он, мы бы знали его, верно?

– Правильно, – сказал Гент. – Он просто исчез.

– Исчез, значит… – огорчённо начал Люк.

– Никто не знает, – Гент повернулся к Лее. – Исчез – значит, исчез. Остальное неизвестно.


Глава 31 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 33