home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

– Приветствую вас, старейшины, – сказала Лея и поклонилась.

Она отошла от двери, чтобы пропустить гостей-иторианцев в комнату Райсод. Дорогой стол из дерева ру, экстравагантные плавающие кресла – помещение разительно отличалось от спартанских интерьеров остальной части Академии джедаев. Хотя сюда редко допускали посетителей, эта комната предназначалась именно для приёма высоких гостей. Её редко использовали, и пристрастия строителей Восстановительной власти отражались в ней намного лучше, чем бесстрастность членов Ордена.

– Надеюсь, вы простите нас за эту комнату, – сказала Лея, когда иторианцы выстроились в фойе. – При данных обстоятельствах мы не нашли лучшей.

Ооаму Ваоаби, самый пожилой из иторианских старейшин, вежливо оглядел глазными узлами комнату. Маленькими глазами он вежливо моргнул, увидев автоматический раздатчик напитков, современный голо-театр и транспаристальную обзорную стену, которая выходила на тренировочные площадки и низкие постройки учебных залов.

– Ваше присутствие украсит любую комнату, принцесса Лея, – Ваоаби говорил только одним ртом, что свидетельствовало о низком уровне медицинского обслуживания в иторианских городах-убежищах. – Но мы благодарим вас за заботу.

– И спасибо за приезд на Оссус, – Лея едва сдерживала возбуждение, а вовсе не страх, что иторианцы не захотят поселиться вне Галактического Альянса. – Я знаю, что моё приглашение сюда было неожиданностью. Но мы с Ханом должны вернуться в Неизведанные Регионы, как только «Сокол» будет готов к полёту. Я хотела кое-что обсудить…

Лея не закончила фразу. Две стражницы Галактического Альянса вошли в фойе и встали позади иторианцев. Женщины не были вооружены (только джедаям разрешалось носить оружие на Оссусе), но плотное телосложение и подвижность наводили на мысль, что оружие им без надобности. Лея потянулась к световому мечу. Она проскользнула между Ваоаби и ещё одним иторианским старейшиной к незнакомкам.

– Вам помочь? – спросила она.

– Да, – одна из женщин осмотрела сине-зелёными глазами углы комнаты позади Леи. – Выйдите из комнаты.

Пока она говорила, вторая прошла мимо неё, прощупывая сканером мебель и предметы интерьера. Лея посмотрела на Хана, но тот уже встал на пути второй стражницы, глядя на сканер с притворным любопытством.

– Это что – один из тех новых мультиснифферов «Вооружения Тендрадо», о которых мне рассказывал Ландо? – Хан просунул голову между усами устройства, делая вид, что хочет посмотреть на экран. На самом деле он лишь нарушил калибровку прибора. – Я тут слышал, что они обнаруживают даже грамм термовзрывчатки на расстоянии пятидесяти метров.

Лея подождала, пока первая стражница взглянет на неё, и сказала:

– Я с удовольствием покину комнату, когда закончу встречу. А пока прошу подождать в приёмной…

– Нет времени ждать, – в комнату вошёл Кол Омас в потрёпанной дорожной тунике, такой же красной, как и его налитые кровью глаза. – Мы и так уже потеряли много времени.

– Глава Омас! – видимо, Лее изменили её дипломатические способности – она не смогла сдержать своего потрясения. – Какая неожиданность, что вы здесь.

– Представляю себе, – Омас пошёл к станции розлива напитков, демонстративно не замечая делегации иторианцев. – А где Люк?

– Не знаю, – Лею уже трясло от злости, что он игнорирует гостей. – Глава Омас, разрешите представить вам Ооаму Ваоаби и Совет иторианских старейшин. Мы собирались начать встречу… из-за которой они с такой поспешностью сюда прилетели издали.

Поняв намёк, Омас отставил наполненный стакан сока бваго и вернулся к иторианцам.

– Старейшина Ваоаби, рад снова вас видеть.

Он поклонился Ваоаби, а затем поприветствовал каждого из старейшин по имени, запнувшись только, когда подошёл к молодому посреднику джедаев – Эзаму Нору. На секунду Лея с удовольствием вспомнила, что сама помогла выдвижению Кола Омаса на пост Главы.

Но потом Омас вернулся к разливной станции.

– Извините, что ввалился без приглашения, – он взял свой стакан и глотнул из него. – Но я попросил старших джедаев встретить меня здесь, чтобы обсудить вопросы чрезвычайной важности.

– Боюсь вас разочаровать, – сказал Люк. Он вошёл в комнату вместе с Марой и, поклонившись иторианцам, подошёл к Главе. – Но большинство старших джедаев сейчас занято. Может быть, если бы вы сообщили нам раньше…

– Если бы вы не скрывались здесь, на Оссусе, может быть, я и сообщил бы вам раньше, – Омас холодно глянул на Люка. – Так или иначе, придётся отвечать теперь вам. Благородный Формби требует ответа, почему Галактический Альянс прислал Колонии боевой флот.

– Что? – Люк не отрывал взгляда от Омаса, но Лея чувствовала, что думал он совсем о другом: связано ли это с её смутным опасением о смене власти в Колонии? – Я об этом ничего не знаю.

– Я тоже, – злился Омас. – Однако у какого-то улья Лизил видели хейпанский боевой флот.

– В Колонии? – спросил Корран Хорн, входя в комнату. – А что он там делает?

– Я надеялся, здесь мне кто-нибудь это объяснит, – Омас посмотрел на Лею. – Может быть, ты?

– Нет, – Лея уже ждала чего-то подобного. В хейпанском флоте наверняка нашёлся шпион, с радостью доложивший разведке Галактического Альянса о встрече флота с «Соколом». – Они были не в настроении отвечать на вопросы.

– Кто был не в настроении? – к ним присоединился Кип. Он кивнул иторианцам, что для него было равнозначно дипломатическому приветствию, и, проигнорировав Омаса, подошёл к Лее с Ханом. – Хейпанцы?

– Ага, – сказал Хан. – Они хотели взять нас в плен.

– Взять вас в плен? – Омас вскинул брови. – Вы встретились с их флотом?

– А вы не знали? – у Леи начало портиться настроение.

– Нет, – ледяным голосом промолвил Омас.

– Прошу прощения, – сказала Лея. – Мы обещали хранить их присутствие в тайне.

– И вы выполнили обещание? – спросил Омас.

– Некоторые из нас предпочитают выполнять обещание, – сказал Хан. – Знаю, это старомодно, но это так.

– Сейчас ваши обещания – непозволительная роскошь для Галактического Альянса, – отрезал Омас. – Надеюсь, они там не начали боевых действий.

– У Леи не было выбора, – сказал Люк. – Обещание, данное одним джедаем другому, должно быть выполнено.

– Не надо мне говорить, что у них на борту были джедаи, – Омас уронил подбородок на грудь.

– Это был флот Тенел Ка, и она – джедай, – сказала Мара. – Лея дала обещание представителю Тенел Ка, как если бы пообещала самой королеве.

Это было уже нечто новое. Честность в отношениях с другим джедаем была правилом из неписанного кодекса, которое не распространялось на представителей джедаев, однако Лея мысленно поблагодарила Мару за поддержку. Принцесса направилась в конференц-зал, надеясь, что остальные последуют за ней, и смена места приведёт к смене настроения. Обернувшись, Лея в тихом изумлении увидела, как Омас инстинктивно ищет место во главе круглого стола. Сейчас было бы лучше попросить иторианцев подождать в приёмной, но она не собиралась прощать Омасу его беспардонное вторжение. Если он не собирался обсуждать свои проблемы вместе с иторианцами, он мог бы попросить их покинуть комнату.

– Если вы не знали о нашей встрече с флотом, Глава Омас, почему вы подумали, что Хану и мне известно, что они делают в Колонии? – спросила Лея.

– Из-за вашего сына, – Омас наконец сел напротив неё и стал рассматривать концентрический круглый шар с белыми звёздами на тёмном фоне, который отображался на поверхности стола в уменьшенном виде. – Я думал, Джейсен рассказал вам, зачем он всё это организовал.

– Джейсен? – переспросил Хан. Он сел рядом с Леей. – Когда я последний раз его видел, он мне ничего такого не говорил.

– Может быть, но сразу после его визита Тенел Ка выслала хейпанский флот, – Омас подождал, пока Люк, Мара и другие мастера-джедаи займут свои места за конференц-столом, и перевёл взгляд на иторианцев. Кол понял, что джедаи не собираются просить тех удалиться, и опять повернулся к конференц-столу. – Вряд ли это можно считать совпадением.

– Конечно, нет, – сказал Джейсен, появившись в дверях. – Это я попросил её направить флот на помощь Колонии.

– Проклятье! Зачем ты это сделал? – Омас развернулся в кресле.

Вместо ответа Джейсен остановился и горячо поприветствовал иторианцев, назвав нескольких из них по имени. Затем он извинился и зашёл в конференц-зал. Иторианцы, будучи проницательными и деликатными, остались в фойе. Они неловко приветствовали Кента Хамнера, Силгал и других мастеров-джедаев, которые всё заходили и заходили.

Джейсен сел рядом с Омасом.

– Я – джедай, – сказал он. – Вы все должны знать, что, если я что-то делаю, у меня достаточно на это оснований.

Видимо, под действием аромата дерева ву Омас остался сидеть и посмотрел на Люка.

– Не знал, что Джейсен – мастер-джедай.

– В этой комнате мы слушаем мнение всех джедаев, даже тех, кто не считает себя членами Ордена, – Люк посмотрел на Джейсена. – Может быть, ты объяснишь свои действия присутствующим мастерам?

– Если хотите, – любезно сказал Джейсен. – Я хотел предотвратить войну.

– Предотвратить? – загремел Омас. – Чиссы…

– Понимают только силу, – перебил его Джейсен. – А теперь киллики стали сильными. Хейпанский флот даст нам время разрешить этот конфликт.

– А расплачиваться за всё будет Галактический Альянс, – сказал Омас. – Чиссы уже угрожают отозвать своих патрульных, если мы не усмирим наших джедаев.

При слове «наших» Мара и ещё несколько мастеров сверкнули глазами, но Омас этого не заметил. Он повернулся к Люку.

– Именно это я и собираюсь сделать, мастер Скайуокер, – сказал он. – Силой, если это необходимо. Я хочу, чтобы все джедаи вместе с хейпанским флотом в течение месяца вернулись в пределы границы Галактического Альянса.

– Возможно, вам будет лучше поговорить об этом с Тенел Ка, – предложила Лея. – В конце концов, она является главой одной из республик Галактического Альянса.

– А также джедаем, – возразил Омас. Он опустил глаза и добавил уже мягче. – Если честно, она отказывается мне подчиняться. Она твердит, что поступает правильно, и на этом обсуждение заканчивается.

– И быть может, наше обсуждение тоже должно на этом закончиться, – сказал Кип. Он сел слева от Леи и посмотрел на Люка, сидящего на одном конце самой крупной звезды на столе. – Джедаи не отвечают за свои действия перед политиками.

– Что? – спросил Корран, который сидел рядом с Кипом. – Тогда перед кем мы отвечаем? Только перед собой?

– Конечно, – спокойно ответил Джейсен. – Кому ещё мы можем доверить свои способности? Мы можем следовать только собственной совести.

– Это слишком вызывающе, – Кент Хамнер положил руки на стол и подался вперёд, глядя Джейсену прямо в глаза. – Меня настораживают такие слова в устах джедаев. А ты как думаешь, Джейсен?

– Да, принято отдавать такие мощные группы, как джедаев, под контроль гражданской власти, – Лея старалась говорить примирительно и разумно. Знал Джейсен об этом или нет, он разбередил старую рану мастеров, и Лея не хотела, чтобы встреча закончилась очередной перебранкой, которые описывал ей Люк, когда рассказывал о взаимоотношениях с правительством. – Даже людей с лучшими побуждениями власть развращает.

– И поэтому мы перекладываем бремя пережитков с больной головы на здоровую? – настаивал Джейсен. – Мама, ты видела, как два правительства распались под тяжестью коррупции и неэффективности. Теперь ослабло третье. Неужели ты думаешь, что джедаи – лишь орудие таких хрупких образований?

Лея не знала, что ответить. Вопрос Джейсена был почти риторическим. Он был с ней, когда она решила навсегда уйти из политики, и он лучше других, лучше даже Хана знал, насколько она была разочарована несостоятельностью правительства Новой Республики. Она почти согласилась с его словами. Может быть, она бы и высказала это вслух, если бы знала лучший способ управления галактической республикой.

Не услышав ответа Леи, Джейсен повернулся к Омасу, покрасневшему от гнева.

– Извините, если это вас обидит… – начал Джейсен.

– Мы отвечаем только перед Силой, – сказал Кип спокойнее, чем Корран, но твёрже. – Это наш единственный долг.

Кент Хамнер протянул руку Кипу в примирительном жесте.

– Я думаю, Корран хочет сказать, что наш долг – служить Галактическому Альянсу, так как это означает служить Силе.

– Неужели? – спросил Хан. Обычно он избегал этических споров, как чёрных дыр, но в этот раз он не смог удержаться. – Корран достаточно ясно выразился, что джедаи – всего лишь кучка шпиков Восстановительной власти, которые подчиняются только Главе Омасу.

Он подмигнул Джейсену, чего делать явно не следовало.

Корран злобно глянул на Хана.

– Я считаю, мы все должны подчиняться руководству Галактического Альянса, да.

– Даже если это означает войну в другой части галактики? – возразила Мара. – Джейсен прав. Сила не ограничивается Галактическим Альянсом. То же самое касается нашей ответственности.

– Тогда пусть вся галактика и платит по вашим счетам, – отрезал Омас. – А пока этого не происходит, джедаи должны превыше всего ставить интересы именно Галактического Альянса.

За конференц-столом неожиданно воцарилось молчание. Корран и Кент бросали осуждающие взгляды на Кипа и Мару, а те с ухмылкой смотрели на Омаса.

Через некоторое время Люк сказал:

– Когда Альянс предложил свою поддержку, предполагалось, что никаких условий он выдвигать не будет.

– В идеальной галактике – да, – Омас встретился взглядом с Люком и даже не смутился, что нарушил своё обещание. – Но Галактический Альянс – не бездонная финансовая бочка. Если нам придётся искать замену чисским патрульным, мы можем это сделать только за счёт бюджета джедаев.

Кип положил локти на клин столешницы и оглядел мастеров.

– Ну, во всяком случае, вопрос теперь поставлен ребром. Кто мы: джедаи или просто наёмники?

Корран закатил глаза, и обсуждение вылилось в откровенную ссору. Корран и Кент яростно доказывали, что Орден должен подчиняться Галактическому Альянсу, а Кип и Мара столь же упрямо говорили, что джедаи должны нести мир и справедливость, куда бы ни направила их Сила. Лея представила, что подумают иторианцы о разыгравшейся перед ними бурной сцене. Она поглядела на них – те стояли и вежливо молчали, забытые как джедаями, так и правительством Галактического Альянса за все последние пять лет… И тут она вздрогнула от пришедшей в голову мысли.

Лея придумала, как решить проблему Колонии, в очередной раз обманув иторианцев.

Голоса мастеров становились всё резче и громче, но Лея молчала. Её план понравится Омасу ещё больше, чем ей, и одно это заставляло её отказаться от него. Когда-то она была высокого мнения о Главе и передала ему все полномочия вести войну с юужан-вонгами. Но мир иногда оказывался сложнее, чем война. За последние пять лет Омас столько раз шёл на компромисс, прогибался под тяжестью обстоятельств, что уже не мог поднять голову и посмотреть в будущее.

Если Лея предложит решение, вся вина падёт на неё. Она не знала, готова ли она к этому, стоит ли мир того, чтобы каждое утро видеть в зеркале побеждённые глаза Кола Омаса.

Наконец Люк не вытерпел.

– Тихо!

Кип и Корран продолжали спорить. Люк встал и сказал твёрже, не повышая голоса:

– Тихо.

Кип и Корран замолчали.

– Неужели джедаи будут вот так разрешать свои разногласия? – спросил Люк.

Оба мастера покраснели от смущения.

– Извините, – сказал Корран.

Он извинился перед Люком вместо Кипа, которого не хватило даже на это. Тот просто осел в кресле и, стараясь не встречаться взглядом с Корраном, уставился на звёздную инкрустацию стола.

– Плохо, – пробормотал Хан. – Давно я уже не видел хорошей дуэли на световых мечах.

Лея уже собиралась пнуть Хана под столом, как он воскликнул:

– Ай!

– Извини, – Мара перевела взгляд с Хана на Лею. – Нога затекла.

– Без проблем, – сказала Лея. Шутка Хана была слишком близка к правде, чтобы над ней смеяться. Раскол внутри Ордена джедаев сегодня только обострился. Она начала задумываться, можно ли вообще его преодолеть. – У меня тоже затекли суставы.

Люк подождал, пока все замолкнут, а затем сел и повернулся к Омасу.

– Глава Омас, чтобы достичь согласия по вашему вопросу, нам нужно время. Как видите, наше решение осложняется тем, что чиссы воюют против килликов не потому, что те что-то сделали, а потому, что те могут сделать.

Омас мрачно кивнул и нерешительно оглядел собравшихся, молчаливо восприняв ответ джедаев, которые отказывались ему подчиняться и осуждали тех, кто ему ещё повиновался. Наконец его взгляд остановился на Люке.

– Мастер Скайуокер, мне это всё безразлично, – сказал он. – Проблемы чиссов с Колонией меня не волнуют. Но не можем же мы рисковать жизнью Галактического Альянса ради нескольких джедаев, связанных непонятными моральными обязательствами.

Тут появились Кам Солузар и Тайон. За тот год, что Лея их не видела, они совсем не изменились: волосы Кам были всё так же коротко острижены, а серебряно-белые косы Тайон спадали с плеч. Едва показавшись в дверях, они остановились, почувствовав в Силе враждебность. Их лица исказились, как будто они увидели спаривающихся тогорианцев.

Лея только сейчас поняла, насколько накалилась атмосфера в комнате. Раскол ширился на глазах, и вряд ли такие гордецы, как Кип и Корран, смогут преодолеть образовавшуюся пропасть. Её идея могла уничтожить эту пропасть… ценой сделки с совестью.

Кам и Тайон подсели к столу напротив Силгал и Люка.

– Мы обсуждаем положение на Корибу, – сообщил им Люк. – Глава Омас говорит, что Тенел Ка отправила на помощь Колонии хейпанский военный флот.

– Плохая новость, – Тайон широко раскрыла перламутровые глаза.

– Положение ухудшается с каждым днём, – сказал Корран, косо поглядывая на Джейсена. – И виноват в этом один джедай.

– Он следовал голосу совести, – сказал Кип. – Более того, я могу сказать, что половина…

– Вообще-то, – сказала Лея, обрывая оскорбительную фразу Кипа, пока тот не успел её закончить. – Джедаи могут остановить войну и заслужить доверие чиссов.

Хан простонал, но многие повернулись к ней с облегчением и ожиданием в глазах.

– Мы с Ханом обнаружили, что…

– Дорогая, – Хан взял её за локоть. – Я могу отвлечь тебя на минутку?

Омасу не понравилось его намерение.

– Капитан Соло, если вы нашли что-то полезное для Галактического Альянса…

– Извините, Глава, – Лея развернулась в кресле спиной к столу и дождалась, пока Хан сделает то же самое. – Да, дорогой?

– Ситх возьми, что ты делаешь? – сверкнул глазами Хан.

– Хочу предотвратить войну, – прошептала Лея. Зная, что Хан лишь будет упрямиться, она попыталась скрыть своё смятение. – Спасти миллиарды жизней, единство Совета, Галактический Альянс – всё такое.

– Ага, понимаю, – Хан ткнул большим пальцем в сторону иторианцев. – А как же они? Та планета, которую мы нашли, она прекрасно…

– Для килликов она тоже прекрасно подойдёт, – в животе у Леи возникла знакомая тяжесть, которая появлялась при необходимости поступать несправедливо, когда она была ещё Главой Новой Республики. – С иторианцами мы решим вопрос по-другому.

– Как? – сказал Хан. – Попросишь Омаса предоставить им какую-нибудь планету?

– Нет, – ответила Лея. – Я заставлю его.

Она развернулась и улыбнулась Омасу, сидящему на другом конце стола.

– По дороге сюда мы с Ханом обнаружили небольшую группу необитаемых планет, – Лея подождала, пока удивлённый гул стихнет, а затем продолжила: – Я думаю, они прекрасно подойдут для ульев Корибу.

В Силе пошла волна разочарования. Лея не удержалась и глянула через плечо Омаса в фойе. Иторианцы безмолвно стояли и смотрели на неё полузакрытыми от возмущения глазами. Или это было не возмущение, а грусть? Когда Лея встретилась взглядом с Ваоаби, он просто поджал губы и согласно кивнул. Иторианцы не захотят жить на планете, купленной чьей-то кровью.

Лея переключила своё внимание на Люка.

– Я предлагаю перенести ульи Корибу на эти планеты.

– Каким образом? – спросил Джейсен. – Там четыре улья, и в каждом минимум двадцать тысяч килликов, а ульи нельзя просто так брать и переносить. Понадобится воссоздать их внутри кораблей, сделать припасы…

– Уверена, Тенел Ка со своим флотом справится с этой задачей, – сказала Лея. – Я даже рассчитываю на неё в этом смысле.

У Джейсена отвисла челюсть, но он закрыл рот и кивнул.

– Должно сработать.

– И все будут думать, что джедаи с самого начала этого и хотели, – добавил Омас. – Блестяще!

– Вы уверены насчёт тех планет? – спросил Люк Лею. – Они полностью необитаемы?

– Мы должны будем сделать остановку на пути к Колонии для тщательного сканирования сектора, – Лея глянула на Хана, который кивнул, а затем добавила: – Но я уверена. Астробиологические параметры там просто… уникальны.

– Хорошо, – Люк оглядел собравшихся. Каждый из мастеров согласно кивнул. – Мы достигли договорённости.

Горечь стала исчезать из Силы, как и напряжение – с лиц мастеров.

– Мы должны подготовиться к встрече с Тёмным Ульем, – сказала Мара. – Им эта затея не понравится.

– Тёмный Улей? – спросил Омас.

– Улей Горог, – объяснил Люк. – Колония не знает о его существовании, поэтому мы назвали его Тёмным Ульем.

– Этот улей уже несколько раз на нас нападал, – добавила Мара.

– Но почему? – спросил Омас.

Мара замолчала. Она явно не хотела рассказывать Главе о личной мести улью, поэтому слово взяла Лея.

– Мы ещё не знаем, – сказала она. – Видимо, улей не хочет, чтобы мы вмешивались в дела Колонии, поэтому наверняка они попытаются нас остановить.

– У Тёмного Улья могут быть свои причины желать войны, – предположил Джейсен. – Кажется, Колония вторгалась на территорию Доминации ещё до того, как продовольствие на их планетах стало заканчиваться. Тут должна быть какая-то причина.

– Я не понимаю, – сказал Омас. – Ты же говорил, что убедил Тенел Ка отправить флот, потому что Колония пытается предотвратить войну.

– Колония – да, – кивнула Силгал. – А Тёмный Улей…

– У Тёмного Улья свои цели в этой войне, – сказала Лея. Она не хотела усложнять представление Омаса о проблеме пространными объяснениями бессознательных мотивов Колонии или давать ему повод сомневаться в способностях джедаев разрешать кризисы. – В Колонии идёт… э-э… что-то вроде борьбы за власть.

– А разве борьба за власть не идёт везде? – спросил Омас, глубокомысленно кивнув. Будучи правительственным чиновником, он почувствовал себя в привычной среде. – Для нас это проблема?

– Только с её нахождением, – сказала Мара. – Гороги очень скрытны. Пока что мы видели их только на Йоггое и на Таате, но мы не представляем…

– Это не проблема, – прервал её Хан. – Я найду этот улей.

– Сомневаюсь, возможно ли это, – сказала Силгал. – Общественная структура Горога может отличаться от структуры других ульев. Они запросто могут паразитировать в других…

– Во всяком случае, я могу найти их центр, – отрезал Хан. Он не стал упоминать Ломи и Велка. – Поверьте мне.

– Хорошо, – Люк обернулся к Омасу и добавил: – Но нам понадобится команда джедаев, достаточно многочисленная для нейтрализации целого улья. Чиссы будут встревожены, и никакие ваши слова их не успокоят.

– Они успокоятся, когда киллики уберутся с Корибу. Я смогу удержать их от поспешных действий. Просто не медлите понапрасну, – Омас встал. – Мне пора…

– Не спешите, Глава, – сказал Хан. – Мы ещё не объявили цену за свои услуги.

– Цену? – Омас посмотрел на Люка, который лишь пожал плечами и опять указал на Хана. – Конечно, Галактический Альянс будет более чем рад оплатить вам любые расходы, которые «Сокол» понесёт…

– Мы говорим сейчас не об этом, – Хан указал на кресло Омаса, прося его сесть. – Видите ли, у нас с Леей были планы на эту группу планет, и мы не хотели от них отказываться из-за ваших опасений насчёт чиссов.

– Извините, – усмехнулся Омас. – Я что-то не совсем понимаю.

– Борао, – сказала Лея. – Я хочу, чтобы вы аннулировали запрос Службы Планетного Восстановления в нашу пользу.

– Видите ли, мы там были первыми, а они нас почему-то опередили с запросом, – сказал Хан. – Хотя я чуть не сжёг свои двигатели от спешки.

– Вы хотите, чтобы я отдал вам планету? – воскликнул Омас. – Во Внутреннем кольце?

– Не нам, – Лея указала через плечо Омаса на иторианцев. – Нашим заказчикам.

Омас медленно развернулся в кресле и посмотрел на иторианцев, которые воспряли духом.

– Понятно, – сказал он. – Если бы всё зависело только от меня…

– Хан, ты помнишь координаты новой группы планет? – спросил Лея. – У нас были проблемы с навигационным компьютером, и я не уверена…

– Я посмотрю, что смогу сделать, – сказал Омас, вновь вставая. – Но вы понимаете, что я не могу выполнить вашу просьбу? Акт охраны необитаемых планет – закон, и мне придётся проводить через правительство проект исключения.

– Тогда поторопитесь, – сказал Корран, откидываясь в кресле. – Проблема на Корибу не терпит, и я уверен, что лучше будет решить вопрос с Соло до отъезда.

– Это невозможно, – сказал Омас.

Корран лишь пожал плечами, а Омас обернулся к Кенту, который вдруг заинтересовался происходящим на тренировочных площадках, и отвлёкся от Главы Альянса.

Омас вздохнул и сказал:

– Я могу не дать хода запросу Службы Планетного Восстановления, – он повернулся к иторианцам и добавил: – Понадобится месяц или десять месяцев, но я проведу это решение через правительство. К следующему году у вас будет собственная планета. Даю слово Главы.

– Этого не слишком много, – сказал Хан, тоже вставая. – Но для начала хватит.

– Напротив, капитан Соло, – Ваоаби подошёл к Омасу, протягивая ему руку с длинными пальцами в знак того, что обещание принято. – Это больше, чем у нас есть. Спасибо.

От любезности Ваоаби Лее могло стать лучше, но не стало. Вместо этого ей стало грустно, тошно и стыдно от вынужденного обмена.

Вольно или невольно, она только что вернулась в политику.


Глава 29 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 31