home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Четыре мозга, изображенные на медицинском голоэкране, сильно различались по размерам и форме. Самый большой был вытянутым, с небольшим округлым выступом, переходящим в стволовую часть. Самый маленький напоминал высохший палли на пульсирующей грибной ножке. Три голопроекции отражали одинаковые изменения активности мозгов, одновременно окрашиваясь в одни и те же цвета, которые постепенно и равномерно затухали. Ещё сильнее впечатляли двухмерные диаграммы альфа-волн, парившие в воздухе под каждой голопроекцией. Три диаграммы были неотличимы друг от друга, с одинаковой частотой и амплитудой колебаний. На четвёртой диаграмме, расположенной под тёмно-синей голограммой человеческого мозга, можно было увидеть то сплошную черту смерти, то настолько дикие колебания, что пики графиков не умещались в масштабе.

– Очень смешно, Джейсен, – сказал Люк релаксационному креслу, в котором его племянник лежал и смотрел сквозь иллюминатор сканирующего колпака. – Хватит играть с мозговым датчиком.

– Так о чём я и говорю, – четвёртый мозг побелел. – Это ничего вам не даст. Вы должны сами решить для себя, можно ли нам верить.

– Сейчас речь не о доверии, – покачал головой Корран Хорн. Он стоял вместе с Люком, Марой и другими мастерами-джедаями в изоляторе госпиталя Академии джедаев на Оссусе, где они скрывались от всевидящих глаз Совещательного совета Галактического Альянса. – Мы просто пытаемся узнать, что с вами произошло.

– Киллики тут ни при чём, – сказал Тизар.

– Мы переборщили с боевым слиянием, – сказала Тахири.

– И теперь уже наши сознания слиты воедино, – закончила Текли.

Хотя Люку было прекрасно известно о проблемах, возникших после использования ударной группой боевого слияния, он подозревал, что новые симптомы были скорее вызваны килликами, чем слиянием. Однако будет лучше, если этот «диагноз» поставит мастер-врач Ордена джедаев.

Люк повернулся к Силгал.

– А что ты думаешь?

– Думаю, они… ошибаются, – сказала мон-каламари, посмотрев на него выпуклым глазом.

– Ошибаются? – спросил Кип Дуррон, как обычно бестактно. – Или лгут?

Тизар Себатайн потащил с себя сканирующий колпак.

– Оный не…

– Тише, Тизар, – Люк раздражённо глянул на Кипа. Сейчас было не время испытывать терпение Тизара. Ещё двадцать четыре часа назад барабел почувствовал, как была тяжело ранена его мать. Всё, что они знали о подробностях происшедшего, было неясным чувством, которое Люк получил от Леи, ухаживающей за Сабой,… и что они с Марой столкнулись с подобной опасностью на Оссусе. – Уверен, что мастер Дуррон не хотел задеть твоей чести.

Кип пренебрёг возможностью извиниться и продолжал смотреть на Силгал.

– Ладно, почему ты думаешь, что они… ошибаются.

– Потому что активны не те участки мозга.

Силгал набрала на клавиатуре команду, и на голограмме мозга Тахири появилось и начало светиться пятно размером с кончик большого пальца.

– В боевом слиянии гипоталамус головного мозга отвечает на эмоциональные раздражения в Силе, – пояснила Силгал. Пятно начало разрастаться и светиться красным светом. – Продолжительное или слишком интенсивное использование боевого слияния вызывает рост и гиперчувствительность гипоталамуса. Участники слияния становятся настолько чуткими к ощущениям друг друга, что их мозг начинает считывать эмоции подобно тому, как приёмник улавливает радиоволны. И в этот момент слияние превращается в телепатию.

– А как же смена настроения? – спросил Корран.

Силгал набрала ещё одну команду, и над изображением гипоталамуса Тахири появилось что-то вроде вилки с двумя длинными, загибающимися зубцами.

– При продолжительном использовании слияния эффект нарастает, и участники слияния могут воздействовать на эмоции друг друга.

Некоторое время мастера смотрели, как вилочка становится толще и темнее. Всем было известно об опасностях слияния, но они в первый раз слышали от Силгал теорию о механизме его работы. Люк чувствовал, что некоторые заглянули в самих себя, пытаясь понять, насколько чувствительной стала их лимбическая система.

– А где происходит остальная активность? – спросил наконец Корран.

Силгал набрала команду. Волокнистое образование в виде шапки появилось на высоте десяти сантиметров над лимбической системой Тахири под обоими полушариями мозга. Люк отметил, что оно прекрасно подходит на роль своеобразного связующего компонента между всеми главными участками головного мозга.

– Изменилась структура мозолистого тела (corpus callosum) головного мозга, – сказала Силгал. Она говорила, а гипоталамус и лимбическая система бледнела, на их месте образовывался желтоватый пух. – Этот пух состоит из свободно висящих отростков нервных клеток – дендритов. Видимо, Тизар, Текли и Тахири передают импульсы непосредственно в головной мозг друг друга.

– А Джейсен? – спросила Мара.

– Трудно сказать, – Силгал глянула на Джейсена, который сидел под колпаком и менял цвета на голограмме своего мозга. – Но вряд ли, так как он провёл там гораздо меньше времени, чем остальные.

– А как же эти импульсы? – спросил Кайл Катарн. Русоволосый, с карими глазами, в кремовой сорочке, заправленной в коричневые штаны, он был похож скорее на фермера, вернувшегося из полей, чем на одного из самых опытных и знаменитых джедаев. – Ведь ты имеешь в виду импульсы в Силе?

– Маловероятно, – Силгал покачала своей продолговатой головой. – Если верить тому, что сказал мастер Скайуокер, киллики нечувствительны к Силе.

Она отошла от приборов и добавила:

– Подозреваю, что импульсы передаются через ауру.

– Ауру? – переспросил Кент Хамнер. Рослый джедай с морщинистым лицом и горделивой осанкой, у него был проницательный ум и привычка делать скептические замечания. – Я всегда считал, что аура – всего лишь болтовня этих фалланасси.

– Совсем нет, – сказала Силгал. – Каждое живое существо окружено аурой тонких энергий: тепло, электричество, магнетизм и химия. Некоторые ауры простираются до десяти метров. У меня есть специальный многочастотный детектор, который покажет тебе твою ауру, если хочешь.

– Мы верим тебе на слово, – сказал Люк. Сейчас его больше интересовала теория, чем практические доказательства. – Но ты уверена в своих заключениях?

– Совсем не уверена, – вздохнула Силгал. – Мне нужно провести несколько испытаний, чтобы проверить моё предположение.

– Испытания бессмысленны, – заявила Текли из-под сканирующего колпака. – Они ничего не дадут.

– Вся проблема в слиянии, – настаивала Тахири.

– И никакие иззпытания тут не нужны, – согласился Тизар.

Люк недовольно переглянулся с другими мастерами. Их озабоченность обострилась в Силе. Все трое молодых джедаев настаивали, что во всём виновато слияние, но это звучало безосновательно.

– Силгал, ты сказала что изменилась структура какого-то там тела в головном мозге, – сказал наконец Корран. – Как это могло произойти? Тоже из-за ауры?

– Вряд ли, – сказала Силгал. – У большинства насекомых жизнь регулируется феромонами. Вот что я подозреваю в первую очередь.

– Разумно, – кивнула Мара. – Ульи насквозь пропитаны феромонами.

– Хочешь сказать, их запах изменил структуру мозга у джедаев? – переспросил Корран.

– Феромоны – не просто запахи, – сказала Силгал. – Это сильнодействующие химикаты. Они могут вызвать самое разнообразное поведение и физические изменения почти у любого животного в галактике.

– И они могут изменить структуру мозга? – всё ещё недоверчиво повторил свой вопрос Корран.

– Структуру мозга может изменить что угодно, – сказала Силгал. – Если вы узнаете что-то новое, разовьёте какой-то навык, что-то запомните, в мозгу возникает новый отросток для хранения информации. При нужном стимулировании весьма вероятно, что некоторые участки мозга претерпят значительные изменения.

– То есть, если достаточно долго находиться среди феромонов, это вызовет полную перестройку мозга? – спросила Мара.

– Именно так, – ответила Силгал. – Особенно, если феромоны поступают через нос. У большинства особей обоняние открывает прямой доступ в мозг.

– Значит, эти джедаи действительно ошибаются насчёт того, что с ними произошло? – опять спросил Кип, причём совершенно некстати, как подумал Люк. – И при этом они не могут лгать?

– Мы не лжём! – Тизар встал, смахнул с головы колпак и показал когтём на Кипа. – Мы никогда не лжём!

Подумав, что Кип почувствовал нечто такое, чего не чувствуют другие, Люк коснулся Тизара и других в Силе. Он ощутил негодование, смущение, даже раздвоение, свойственное Примкнувшим, но не ложь. Пока казалось, что все трое молодых джедаев убеждены в своей правоте.

Люк слегка подтолкнул Кипа в Силе, чтобы тот извинился, но тот проигнорировал его намёк и продолжал смотреть на Тизара.

– Тогда докажи, – предложил Кип. – Почему вы согласились улететь с Корибу?

Раздвоенный язык показался у Тизара между губами, а ярость в его глазах медленно сменилась уважением.

– Хорошо, маззтер Дуррон, – сказал Тизар. – Мы вообще не собирализзь никуда отбывать.

– Так вы будете отвечать? – спросил Кип.

– Конечно, – сказала Тахири, выскользнув из-под колпака. – Вам только нужно задать вопрос.

– Так мы и спрашиваем, – сказала Мара.

– Мы приехали, чтобы убедить Совет помочь килликам. Колония может озтановить чиззов только путём военных дейззтвий.

– А джедаи могут радикально повлиять на ситуацию, – продолжила Тахири. – Так будет лучше для всех.

– Это решит уже Совет мастеров, – нахмурился Кент. – А когда решение будет принято, вы подчинитесь ему?

– Мы не ошибаемся в оценке положения, – сменила тему разговора Тахири.

– Чиззы уззтроили кззеноцид, – добавил Тизар. – Мы обязаны вмешатьззя.

– И немедленно, – Текли сняла колпак и встала вместе с остальными. На экране осталась лишь голопроекция мозга Джейсена – золотая и пульсирующая. – Разве джедаи не обязаны защищать слабых?

– У джедаев много других обязанностей, часто противоречивых, – сказал Кент. – Поэтому мы и созываем Совет мастеров. Я ещё раз спрашиваю: подчинитесь ли вы его решению?

Троица замолчала. Тахири и Текли опустили глаза.

– Это завиззит от решения, – сказал Тизар.

Кент и Корран заметно вздрогнули, но Кип Дуррон улыбнулся.

– Ну, во всяком случае, это был честный ответ.

– Если они на него способны, – сказала Силгал и обратилась к Люку: – Я бы не хотела ставить под вопрос их честность, мастер Скайуокер, но мы должны осторожно относиться ко всему, что они нам говорят. Нам надо отдавать себе отчёт в том, что на их мнение повлияла та же сила, которая заставила их резко сняться и улететь.

Тизар ошеломлённо глянул в сторону Силгал.

– Ты хочешь сказать, что нам нельзя доверять?

– Вы не виноваты, но это именно то, что я имею в виду, – Силгал спокойно встретила его взгляд.

Тизар переводил взгляд с Силгал на Люка, потом Кипа, а затем опять на Люка. Он ударил хвостом и вернулся в релаксационное кресло.

На его место встала Тахири.

– Мы этого не заслужили, – она глядела Люку прямо в глаза. – У вас нет причин относиться к нам, как к ситхам.

– Может быть, – сказал Кент. – Но пока загадочные нападения на Йоггое и Корибу остаются без объяснения, будет лучше немного перестраховаться.

– Вот это да! – Тизар подскочил в своём кресле. – Оный бы совззем не хотел, чтобы вы нас боялиззь.

– Может быть, ты объяснишь свои подозрения? – спросил Люк у Силгал.

– Всё просто, – кивнула мон-каламари. – Боевое слияние действует снаружи: ты как будто слышишь мысли других и реагируешь на чужие эмоции. Но это… это слияние, похоже, идёт откуда-то изнутри. Когда рыцари-джедаи чувствуют: слышат, обоняют и осязают – им кажется, они чувствуют это сами. Даже их мысли, кажется, возникают в их собственных умах.

– То есть получается, они не знают, их ли это мысли или кого-то ещё? – спросила Мара. Люк чувствовал, что она так же, как и он, обеспокоена тем, что молодые рыцари-джедаи встали на сторону Колонии. – Они же не могут игнорировать внешние мысли, как можем делать мы в слиянии?

– Боюсь, именно так и происходит, – сказала Силгал. – Скорее всего, разницу ощутить невозможно.

Мастера молча смотрели на Тахири и других молодых джедаев, и на их лицах Люк читал озабоченность, раздражение и неуверенность. Может быть, Силгал удастся исправить изменения в структуре мозга джедаев, но пациенты явно не собирались сотрудничать, поэтому выздоровление обещало быть долгим и трудным.

– Ну, это многое объясняет, – сказал, наконец, Кент. – Они явно действовали не самостоятельно.

– Может быть, – согласился Тизар. Он наклонился вперёд, стараясь сидеть и не показывать агрессии. – Но это совззем не означает, что мы заблуждаемззя наззчёт произзходящего на Корибу.

– Спросите мастеров Скайуокеров, – сказала Текли. – Они оба видели Джвлио, и оба могут сказать, во что чиссы превратили луну.

– Да, она права, – кивнул Люк. – Хотя мы с Марой сравнительно недолго пробыли на Джвлио, чтобы собрать достаточно фактов, нам ясно, что чиссы пытаются вытеснить килликов с этой планеты.

– Нам также ясно, что у килликов не хватает ресурсов для отхода, – добавила Мара. – Пока всё идёт к войне или полному уничтожению. Возможно то и другое вместе.

Тахири просияла, Тизар улыбнулся, а Текли выставила вперёд уши.

– Но почему? – спросил Корран.

– Что почему? – Тизар встал.

– Почему чиссы так поступают? – сказал Корран. – Они скрытны, с недоверием относятся к представителям чужих рас, но они никогда не стремились к экспансии. Если они стремятся вытеснить килликов, у них должна быть на то причина.

– Они боятззя, что Колония будет захватывать их территорию, – сказал Тизар. – Так говорят Примкнувшие.

– Вряд ли, – возразила Мара. – Если бы чиссы так беспокоились об охране границ, они бы подождали, пока ульи не проникнут на их территорию, а потом уже атаковали.

– Правильно, – согласился Люк. – Чиссы почему-то напуганы килликами, поэтому они не хотят терпеть их присутствия в этом секторе системы Доминации.

– Вы должны спросить об этом самих чиссов, – сказала Тахири.

– «Мы должны», – протянул Кент. – Но разве не первая обязанность джедая понять обе стороны конфликта?

В ответ на его взгляд Тахири подняла голову.

– Мы были заняты.

– Спаззали невинных, – уточнил Тизар.

– И смотрите, что вы натворили, – сказал Кент. – Теперь обе стороны ближе к войне, чем когда-либо.

– Может быть, – согласилась Текли, – Но ульи Корибу не должны платить за наши ошибки.

– И они не должны подстрекать джедаев к действиям, не одобренным мастерами, – Корран отвернулся от троицы и обратился к остальным мастерам. – Нашей первой заботой должна стать незыблемость Галактического Альянса.

– Нет, – сказал Кип Дуррон. К удивлению всех, он принял сторону Тахири. – Джедаи – не наёмники, тем более, Галактического Альянса. Наша первая забота, наша единственная забота – это наша совесть. Мы должны следовать велениям совести, к чему бы это ни привело.

Окта Рамис, которая до этого молчала, согласилась с Кипом. Затем Кент согласился с Корраном, но Кип стал настаивать, и обсуждение переросло в откровенный спор. Тахири, Текли и Тизар молчали и с удовольствием наблюдали за пререканиями своих «адвокатов». Люк глянул на Джейсена, который продолжал изображать световые вихри на голопроекции своего мозга, и пожалел, что не может уйти отсюда. Больше всего ему хотелось найти какого-нибудь специалиста по компьютерам, который бы открыл доступ к тому злополучному сектору в памяти Р2-Д2, но личные дела могут подождать. Спор между мастерами становился всё жарче.

Люк протиснулся в самый центр группы.

– Хватит! – все сразу затихли, и он продолжил. – Сейчас не время для споров. Мы пришли сюда, чтобы посмотреть на результаты испытаний Силгал и выслушать отчёт рыцарей-джедаев.

Повисло неловкое молчание. Мастера задумались над тем, что произошло, затем Кип вспыхнул и опустил голову.

– Я увлёкся своими эмоциями. Прошу прощения.

– Это необязательно, – сказал Корран, похлопав его по плечу. – Мы все немного взвинчены.

– Мастер Скайуокер прав, – добавил Кайл. – Нам нужно было только выслушать отчёт джедаев.

– Вы ещё не слышали моего мнения, – слова Джейсена прозвучали, как будто он стоял всего в метре от них.

Когда Люк обернулся, он увидел лишь изображение мозга племянника, которое висело над голографическим планшетом. Джейсен же сидел в релаксационном кресле, пристально глядя на них сквозь смотровое окошко сканирующего колпака.

– Ладно, Джейсен, – сказал Люк. – С удовольствием тебя выслушаем.

На голограмме пронёсся вихрь радужных цветов, а линия альфа-волн под ней превратилась в низкий, грохочущий голос, почти непохожий на Джейсена.

– Киллики – опасные друзья, но не враги, – сказал мозг. – Истинная опасность заключается не в том, что делают джедаи, а в том, что им не удаётся ничего исправить.

Реакция последовала в точности такая, как Джейсен и преполагал. Все погрузились в задумчивое молчание. Мастера стали искать глубинный смысл в его словах.

Люк подошёл к панели управления.

– Очень смешно, – сказал он, выключив панель. – Я же сказал тебе: перестань играть с мозговым датчиком Силгал.


Глава 20 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 22