home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Саба свернулась клубком на полке в медицинском отсеке «Сокола» и уставилась остекленевшим взглядом вперёд. Раны больше досаждали ей, чем мучили болью. Бугристые губы свернулись в застывшую улыбку, раздвоенный кончик языка висел между клыками, а когти на руках были полностью выпущены. Перебинтованный хвост был тесно прижат к задним конечностям. Если она и дышала, то Лея этого не замечала – ноздри были стянуты, а грудь не двигалась.

– Как будто она умирает, – прошептала Алима у Леи из-за плеча. – Она действительно умирает?

– Не знаю, – Лея проверила показания датчиков на экранах и увидела, что кардиограф подрагивает. На диаграмме аппарата дыхания различались едва заметные подъёмы и спады. – Наверное, это просто лечебный транс.

– А кажется, будто она при смерти, – сказала Алима.

Саба высунула язык, щёлкнула им в воздухе и опять уложила меж зубов. Лея и Алима вздрогнули от неожиданности. Барабелиха не двигала глазами.

– Она в лечебном трансе, – заключила Лея.

– Она выживет?

Лея посмотрела на шёлковые бинты, которыми была перевязана голова Сабы.

– От такой раны другой уже давно был умер, – сказала она. – Но Саба – барабелиха. Кто знает…

Алима не ответила.

Через некоторое время Лея потушила свет и велела мед-компьютеру сообщить ей, если состояние Сабы изменится.

Лея задёрнула занавеску и сказала:

– Как насчёт хорошей кружки горячего шоколада? У нас ещё остались запасы Люка на борту.

– Вот это да! Горячий шоколад! – воскликнула Алима. После того как юужан-вонги переделали семь из восьми планет, способных выращивать редкие стручки, необходимые для его производства, горячий шоколад стал настоящей хаттской роскошью. – А как же твоя вахта в кабине?

– Не беспокойся, – Лея взяла тви’лекку за руку и повела за собой. «Сокол» едва успел покинуть орбиту Корибу и готовился к прыжку в гиперпространство, но Лее нужно было выяснить, что же на самом деле происходит на Джвлио, и чем скорее, тем лучше. – Меня заменяет Джуун. Кажется, они нашли с Ханом общий язык.

– По Хану этого не скажешь, – Алима свернула лекку.

– Хан сам ещё этого не понял, – понимающе улыбнулась Лея. Они вошли в главный отсек. – В общем, время ещё есть. Присядем.

Лея достала из хранилища несколько белых зёрен размером с большой палец и положила их в кухонный мультипроцессор. Она установила режим «Сухой порошок», повернулась, положила руки на бёдра и начала изучать Алиму с тем слегка заинтересованным и слегка озабоченным выражением, которое она изображала на лице для успокоения своих собеседников ещё в те времена, когда была младшим сенатором Старой Республики.

Лея должна была знать, что с Алимой Рар этот трюк не сработает. Изящная, красивая и любящая ярко одеваться тви’лекка привыкла к тому, что на неё все смотрят. Она просто посмотрела в ответ, и Лея почувствовала себя так, как будто была одета только в нижнее бельё.

Мультипроцессор просигналил, и Лея грациозно отвернулась. Она добавила подсластителя, немного воды и установила режим «взболтать и нагреть».

– Как-то ты сложно готовишь горячий шоколад, – заметила Алима. – Обычно он сам начинает капать из сопла.

– Так лучше, – сказала Лея, поворачиваясь к тви’лекке. – Поверь.

– Конечно, – согласилась Алима. – Почему бы нет?

Лея уже начала недоумевать, кто тут кого собирался расспросить. Она подождала, пока нужно будет добавлять молоко, а затем поставила мультипроцессор на медленный подогрев и присоединилась к Алиме за столом.

– Ладно, – сказала Лея почти материнским тоном и подсела поближе. – Ну, так что ты хочешь мне сказать?

– Ты о чём? – спросила Алима, не отодвигаясь.

– Почему ты согласилась лететь? – уточнила свой вопрос Лея. – Всем же известно, что Джуун мог спокойно провести «Сокол» через Йоггой.

Наконец тень сомнения промелькнула у Алимы на лице. Лее не терпелось коснуться её в Силе, чтобы узнать, что она чувствует, но она подозревала, что тви’лекка может раскусить её и отразить это своеобразное вторжение.

– Шоколад ещё не готов? – Алима посмотрела на мультипроцессор.

– Он просигнализирует звуком, – Лея не отрывала взгляда от тви’лекки. – Алима, я же видела, как отреагировали Джейна и Зекк.

– Это совсем не значит, что…

– У вас троих один начинает говорить, а заканчивает всегда другой, – сказала Лея.

– Это всё боевое слияние, – поспешно ответила Алима. – Мы чуть не слились воедино в ходе операции по уничтожению воксинов.

– Правда? – Лея была слишком опытна, чтобы не заметить попытки тви’лекки сменить тему разговора, но решила на время подыграть ей. – А с чего это вы организовали боевое слияние с килликами?

– Мы ничего не организовывали, – Алима явно смутилась. – А почему ты так решила? Они ведь нечувствительны к Силе.

– Знаю, – Лея по-матерински улыбнулась. – Но у вас с ними мысленная связь, особенно у тебя. Я всё видела, когда вы танцевали.

Алима с надеждой посмотрела на мультипроцессор, но потом поняла, что его звонок лишь оттянет неизбежное.

– Может быть, и так, – сказала она. – Ты не замечаешь этого. Сначала ты думаешь, что ты тут уже давно живёшь, а потом… потом тебе кажется, что у тебя расширилось сознание.

Лея стала вспоминать, есть ли у Галактического Альянса депрограмматоры, способные восстановить сознание восьми джедаев.

– Это трудно описать словами, – Алима, видимо, почувствовала мысли Леи в Силе. Она стала защищаться. – Ты начинаешь видеть то, что невидно глазами. Ты видишь, что происходит вне улья, хотя находишься внутри него. Или знаешь о том, что происходит внутри него, даже когда ты далеко. При этом ты чувствуешь… ты чувствуешь всё.

– Слышала, то же самое бывает, когда принимаешь глиттерстим, – сухо прокомментировала Лея.

– Даже лучше, – сказала Алима. – Тебя при этом не тошнит, как с глиттерстимом. Это совсем безвредно.

Лея начала понимать, почему Хан так нервничал, когда тви’лекка влюбилась в Энакина. Хотя мультипроцессор ещё не прозвонил, она вернулась на камбуз и взяла из шкафа две пустые кружки, затем положила в каждую немного острой хины и экстракта бобов орхидеи.

– Что это такое? – спросила Алима, подойдя к Лее.

– Специи, – ответила Лея.

У Алимы загорелись глаза.

– Это не то, что ты думаешь, – сказала Лея. – Просто для вкуса.

Мультипроцессор зазвонил. Лея наполнила обе кружки, посыпала сверху пастой мальвы (из настоящего корня мальвы) и протянула одну из них Алиме.

– Тут ты не права. Не так уж это всё и безвредно.

Алима глянула в свою кружку и смутилась.

– Это всё Колония, – сказала Лея. – Или ты забыла о нападении на «Тень»? А как на нас упала башня на Йоггое?

– Колония тут ни при чём. Может быть, тааты не смогли вылечить Сабу, но они спасли ей жизнь.

– Врачи-тааты как раз должны были спасти ей жизнь, потому что кто-то попытался убить её.

– Это были не киллики. Саба сама сказала, что на неё напал… – Алима подняла бровь, а потом закончила: – …человек. Ты же слышала.

– Она думает, это был Велк, – подсказала Лея забытое имя. – А ещё Саба сказала, что он защищал улей килликов. Улей с двумя тёмно-синими килликами.

Лея помолчала, а потом спросила:

– Кто были эти киллики?

– Тут что-то не вяжется, – помотала головой Алима. – Синих килликов не существует… во всяком случае, я ещё ни разу таких не видела.

Может быть, если бы Алима не отвела глаза, ей бы удалось кого-нибудь убедить. Лея отхлебнула из кружки, насладившись шелковистой сладостью, и подумала, что тви’лекка явно что-то скрывает.

– Cмотрю, ты всё понимаешь, – наконец сказала Лея, – но мне почему-то ничего не рассказываешь.

Алима тоже отхлебнула, спрятавшись от Леи за кружку.

– Мы все расстроены тем, что произошло с мастером Себатайн. Почему ты думаешь, что мы что-то скрываем?

– Наверное, потому что вы пытаетесь выгородить килликов, – Лея вернулась к столу и села, наблюдая за тви’леккой. – А вот чего я не могу понять, так это почему ты захотела полететь с нами. Ты боишься, что мы раскроем то, что они от нас так тщательно скрывают?

– Очень недурно, – Алима подняла чашку, подразумевая, что говорит о горячем шоколаде. – Так он действительно вкуснее.

Лея пропустила её комплимент мимо ушей.

– Или ты боишься, что с нами произойдёт то же, что и с мастером Себатайн?

Алима опять подняла кружку, но глотнула слишком быстро, чтобы насладиться вкусом напитка.

– Так вот в чём дело, – сказала Лея. Её не могло не беспокоить, что собственная дочь не волновалась о её безопасности. Но ведь Джейна была уверена, что Хан и Лея сами могут позаботиться о себе… или так она решила для себя. – Ты пытаешься спасти нас.

– Совсем нет, – Алима подошла к столу. – Вас не нужно защищать. Во всяком случае, от килликов.

– Чиссы чего-то боятся, – напомнила Лея.

– Да, – Алима села за стол рядом с Леей. – Они боятся, что до Галактического Альянса дойдут сведения о том, что они творят на Корибу.

– Они боятся килликов, – сказала Лея. – А ты скрываешь от меня причину их страха. Все вы скрываете её от нас.

– Тут нечего скрывать, – сказала Алима. – Страх чиссов перед чужими хорошо известен. А если речь заходит о насекомых, их страх становится просто слепым. Если у живого существа шесть ног, они думают, что это даёт им основание прихлопнуть его.

– Неплохо сказано. Но не уклоняйся от темы.

Послышалось предупреждение о переходе в гиперпространство, и шелковистый напиток в кружках слегка вздрогнул, когда «Сокол» совершил прыжок. Лея решила, что пора немного нажать на собеседницу.

– Алима, кто были те насекомые, которых защищал Велк?

Алима решилась посмотреть Лее в глаза.

– Ты знаешь столько же, сколько и все остальные.

– Действительно, – кивнула Лея. – У меня есть предположение. Эти насекомые, о которых говорила Саба, убийцы в составе Колонии, как Саба и предполагала.

– Зачем Колонии нужны убийцы? – Алима покачала головой.

– Потому что Уну хочет, чтобы у него были свои джедаи, – сказала Лея. – А мы ему в этом мешаем.

– Нет, – настаивала тви’лекка. – Колония не будет никого убивать.

– Ещё как будет, – сказала Лея. – Именно поэтому Рейнар и не возражал против нашего отлёта после обнаружения Йоггоя. Он думал, что мы умрём раньше, чем успеем рассказать кому-то о его местонахождении.

– Он отпустил вас потому, что верил в ваше умение хранить тайны. Уну не имеет ничего общего с нападениями на вас и на «Тень». Это был…

Алима опять подняла брови, как будто вспоминала имя того, кто напал на Сабу.

– Велк, – подсказала Лея. – Странно, что ты не помнишь имя того, кто вас предал.

– Это ничего не значит, – отмахнулась Алима. – Ты просто пытаешься внушить мне эту чушь, что Колония пыталась вас убить, вот и всё.

Это объяснение ещё больше обострило подозрение Леи.

– Извини. Может быть, ты вспомнишь того, кто был у Велка мастером? Как его звали?

– Её, а не его, – сказала Алима. – Неплохо придумано, однако.

– Так ты помнишь, как её звали?

Алима немного подумала.

– А какая теперь разница? – наконец сказала она. – Они уже оба мертвы.

– Так значит, это не Велк напал на Сабу? – спросила Лея.

– Не он, – уверенно помотала головой Алима. – Он погиб при крушении «Флаера» вместе со своим… со своим мастером.

Теперь уже Лея подняла брови. Истина (по крайней мере, память о ней) менялась прямо у неё на глазах.

– Так кто это был?

– Наверное, чисский шпион, – предположила Алима.

– Со световым мечом?

– Он мог его украсть. Или найти.

– Может быть, – осторожно сказала Лея. – Но разве не проще предположить, что Велк выжил при крушении?

Алима покачала головой.

– После крушения на Йоггое нашли только Рейнара, – убеждённо сказала она.

– Но это не значит, что выжил только Рейнар, – настаивала Лея. – Разве Джейсен тебе ничего не сказал? Он же там был. Он видел, как Рейнар тащил из корабля обоих: Велка и Ломи.

– Да, Джейсен это говорил, – согласилась Алима. – Но это невозможно. Когда «Флаер» разбился, Джейсен был на Баану-Рассе с нами. Или в плену у Вержер на Корусканте.

– Верно, – сказала Лея. – И всё же он видел, что произошло при крушении. Не знаю как, но он всё видел.

– Да, так он сказал, – Алима встала и собралась уходить, но потом вернулась к столу. – Но это ничего не объясняет.

Лею озадачила её странная реакция.

– Когда я была на месте крушения, он разговаривал со мной и одновременно был на Джвлио, – сказала Лея. – Поэтому я ему верю.

– Конечно, ты ему веришь, – сказала Алима, направляясь к двери. – Он же твой сын.

– И я видела, что он умеет делать, – сказала Лея. – Почему вы так упорно считаете, что Джейсен неправ?

– А почему мы так упорно должны ему верить?

– Я просто пытаюсь понять, кто на нас всё время нападает, – Лея говорила мягким голосом без угроз… и всё не понимала, с кем она разговаривает. Может быть, Лея неправильно истолковала взгляд Алимы, когда та приняла хину за глиттерстим. – И я уверена, что за всем стоит Велк. Наверное, Ломи…

– Какая разница, что там померещилось Джейсену, – сказала Алима. – Они оба погибли.

– Ты это точно знаешь?

Алима кивнула.

– Откуда? – спросила Лея.

– Мы… – Алима побледнела, у неё громко защёлкало в горле. – Колония знает.

– Колония знает, – повторила Лея с подчёркнутым скептицизмом. – Алима, от чего ты пытаешься нас защитить?

– Ни от чего! – тви’лекка ударила кулаками по столу. – Вам нечего бояться, если вы будете делать то, что мы вам скажем!

– Кто это «мы», Алима?

Алима широко раскрыла глаза, а затем как будто окаменела у стола. Губы у неё шевелились, но она ничего не говорила. У входа незаметно появились ногри. Лея махнула им, чтобы они подождали, и в тишине допила шоколад.

Наконец она поставила на стол пустую кружку и посмотрела на Алиму.

– Ну, я рада, что ты осознаёшь свою неправоту.

– Конечно, – сказала Алима. – Мы… я… прошу прощения.

Она развернулась и так быстро вышла из отсека, что ногри едва успели перед ней расступиться. Лея решила, что догонять не стоит. На пути к Оссусу будет ещё достаточно времени, чтобы выпытать у неё остатки правды. Пока Лея и так достаточно узнала. Она закрыла глаза и отыскала в Силе Люка в надежде, что сейчас лучше почувствует его состояние. Лея надеялась предупредить его о скрытой угрозе с Корибу, которую они могли увезти на «Тени».


Глава 19 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 21