home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Когда «Сокол» нырнул к пятнистым вершинам, ремни безопасности крепко держали Лею в кресле. От вида огромного центрального улья Колонии у неё захватило дух. Йоггойские башни, ярко украшенные разноцветными пятнами, стояли бок о бок по всей планете, а в воздухе сновало столько летательных аппаратов, что поверхности планеты почти не было видно.

– Похоже на старый добрый Корускант, – сказал Хан, обращаясь к Лее и, по связи, к Люку, Маре и всем остальным на борту «Тени». – Те же масштабы, та же суета.

Лея продолжала тянуться к приборам. По мере снижения «Сокола», она смогла лучше разглядеть башни. При всём многообразии они все были в виде конусов с горизонтальными полосками снаружи, почти как на картине «Закат Киллика».

Она хотела отметить это вслух, но решила, что у неё просто разыгралось воображение. Все конусы имели геометрически правильную форму. Видимо, среди разумных насекомых было так же распространено возводить конусы из грязевых колец, как у разумных млекопитающих – строить жилища из прямоугольных камней.

– Сейчас разнесу эту ржавую банку ко всем чертям! – воскликнул Хан.

Лея посмотрела, как Хан вглядывается в тактический экран, и проверила свой. Сигнал ретранслятора XR808g пропал.

– А что, Джуун уже приземлился?

Хан покачал головой.

– Этот ушастый червяк просто отключил свой ретранслятор.

Решив не спрашивать Хана, не забыл ли он включить автоматический поиск сигнала, Лея включила микрофон.

– Мы потеряли связь с ЭксЭром.

Сообщение было встречено встревоженным молчанием. Сейчас только XR808g мог помочь им найти Джейну и остальных.

– Есть идеи? – спросил Хан. – Я хочу найти своих детей, до того, как они превратятся в стайку жучков.

– Не беспокойся за них, – даже по связи голос Люка звучал спокойно и ободряюще. – Они же джедаи.

– А причём здесь цены на спайс на Нал Хатта? – спросил Хан.

– Они не пропадут, Хан, – сказала Мара. – Особенно Джейна.

– Да? – переспросил Хан. – Если они так сильны, то как какой-то зов в Силе сумел притащить их всех сюда?

И вновь в ответ ему было лишь тревожное молчание.

Лея взяла Хана за руку.

– Всё будет хорошо, Хан. Я всё ещё чувствую их. Они – не Примкнувшие.

– Пока ещё, – проворчал Хан. По связи он спросил: – Ну, так какие есть идеи?

– Попробуй включить поиск сигнала, – предложил Люк.

Хан закатил глаза.

Лея улыбнулась.

– Спасибо за совет, – сказала она Люку. – Но мы уже пробовали.

– Не стоит беспокоиться, – сказала Мара. – Мы их не потеряли.

– Не потеряли? – переспросила Лея. До отлёта с Лизила, Хан и Джуун установили субсветовой передатчик в кабине, который передавал сигнал навигационному компьютеру. Перед каждым прыжком передатчик корабля салластанина автоматически шифровал галактические координаты и передавал их на «Сокол» и «Тень». Но сейчас, когда они добрались до места, соответствующего полученным координатам, передатчик мало чем мог им помочь. – Я не понимаю.

– Секундочку, – Мара помолчала, затем сказала: – Готовьтесь уточнить координаты, если Джуун на самом деле умнее, чем кажется.

Хан задрал брови.

– Что-то я не помню, чтобы устанавливал на ЭксЭре маячок.

– Это потому, что ты не такой хитрый, несмотря на все рассказы об обратном, – сказала Мара. – Готовы?

Лея улыбнулась и приготовила навигационный уловитель.

– Готова.

В верхнем углу тактического экрана замигала красная точка.

– Поймала.

Лея включила уловитель, и Хан повёл «Сокол» за красной точкой. Среди участников движения на Йоггое можно было встретить самые невообразимые модели летательных средств: велошары с мускульным управлением отвоёвывали пространство у обветшалых облачных самолётов и современных воздушных спидеров; крупные ракетолёты с лупоглазыми насекомыми сновали во всех направлениях, испуская маслянистый дым; потрёпанные торговые корабли заползали своими дюрастальными корпусами в эту неразбериху, снижаясь к покрытым туманом верхушкам башен.

Угловатый ракетолёт вынырнул из-под грузового аэростата справа по борту и начал подниматься, приближаясь к леиной стороне кабины.

– Вот раздолбай! – выругался Хан и дёрнул «Сокол» вверх. – Смотри, куда прёшь!

– Не злись, – сказала Лея. – У нас полно…

Тридцатиметровый челнок с насекомыми выскочил со стороны Леи из-под кабины и понёсся за ракетолётом.

– Боже мой! – запричитал С-3ПО со штурманского места. – Ещё бы немного…

– Влево! Быстро! – перебила его Лея. – Давай, Хан!

– Влево? – воскликнул Хан. – Да ты с ума сошла!

Лея глянула в иллюминатор и увидела, как гигантский транспортный корабль размером с гору проползает над «Соколом».

– Ой… – Лея ударила по кнопке аварийной тревоги, переведя инерционные компенсаторы на максимум. Включились системы пожаротушения, а по кораблю раздался аварийный сигнал.

– Пристегнитесь.

– Полная остановка! – крикнул Люк по связи. – Полная остановка!

Хан уже схватил рычаги управления, но рвануть не успел – челнок нырнул, а ракетолёт почти вертикально прошмыгнул перед «Соколом», да так близко, что Лея могла бы дотянуться до усов пилота.

Хан быстро убрал руку с рычагов и отключил сигнал тревоги.

– Не стоит волноваться, – его руки дрожали так же, как и у Леи, но она решила не обращать на это внимания. – У меня всё под контролем.

– Да, – согласился С-3ПО. – Нам повезло, что вы ничего не сделали. Это дало возможность другим пилотам среагировать на вашу ошибку.

– На мою ошибку? – удивился Хан. – Я шёл прямым курсом.

– Правильно, но остальные двигались по синусоидам, – заметил С-3ПО. – И разрешите заметить, что любая система нормально работает, только если все её элементы подчиняются одному и тому же правилу.

Перед «Соколом» показался двухместный ракетолёт и нырнул вниз, обдав всех дымом, а затем отклонился в сторону, уступив дорогу летящему прямо на них велошару. Хан выполнил прыжок назад и штопором пронёсся под ним.

– Будешь ещё мне говорить, – сказал он.

– Осторожнее сзади, – предупредила Лея «Тень». – И пусть Арту рассчитает для нас безопасную синусоиду движения.

– Сейчас мы её вам передадим, – пообещала Мара.

Прошла секунда, две, больше… Наконец когда нервы уже не выдерживали опасных ситуаций и бурчания Хана, Лея опять связалась с «Тенью».

– Ну, и где же ваша траектория?

– Работаем, – сказал Люк. – Кажется, у Арту что-то зависло.

– Зависло? – переспросил Хан. – Дроид-астромеханик завис?

– В последнее время он странно себя ведёт, – объяснил Люк. – Перед тем, как отключиться, он всё передавал: «неверно, неверно, неверно …».

– Боже мой! – воскликнул С-3ПО. – Кажется, он пытается рассчитать неразрешимую задачу. Мы обречены!

– Да? – Хан показал на движение в иллюминаторе. – И как тогда они умудряются летать?

После недолгого молчания С-3ПО сказал:

– Не знаю, капитан Соло. У них ведь процессоры не лучше, чем у Арту.

– Им не нужны процессоры, – Лея вспоминала рассказ Люка о кантине, где Саба встретила Чёрного Клыка, и о том, как загадочные Примкнувшие старались увести у Люка любого, с кем бы он ни заговорил. – Лизилы общаются телепатически. Может быть, йоггои тоже умеют телепатировать.

– Наверное, – согласилась Мара. – И коль скоро у нас нет на борту йоггоев-штурманов…

– Мы летим вслепую! – закончил Хан. – Лучше перевести щиты на максимум, Лея. В нас явно будут врезаться разные жуки.

– Может быть, и нет, – вмешалась Саба по связи с «Тени». – Лея, ты тренировала реакцию?

Лея почувствовала укол вины.

– Когда было время.

Саба тактично не стала напоминать ей, что та должна регулярно тренироваться. Это обязанность любого рыцаря-джедая, хотя Лея, если быть честной, считала себя вечной ученицей. Может быть, поэтому она с трудом находила время для тренировок.

– Потренируйззя сейчас, – сказала Саба. – И предззтавь себе, что в тебя стреляют не иглами, а кораблями.

Лея начала дыхательное упражнение, закрыла глаза и открылась Силе. Она тут же почувствовала, как что-то летит на них сверху.

– Вниз и право руля, – скомандовала она.

«Сокол» продолжал лететь прежним курсом.

– Хан…

– Ты с ума сошла? – перебил он. – Если бы ты была с открытыми глазами, я бы ещё…

«Сокол» снизился на пять метров. Лея открыла глаза и увидела подбрюшие огромного транспортного корабля, проплывавшего над ними.

– Теперь ты будешь… слушатьззя… свою жену! – истерично прошипела Саба. – Мара летает с закрытыми глазами.

– А кто – нет? – Хан кивнул Лее. – Как скажешь, дорогая.

Лея опять закрыла глаза и стала диктовать направления движения. Сначала Хан озадаченно ахал и охал, но потом ощущения стали более явственными, и Хан уже с готовностью следовал её указаниям. В течение часа они постоянно поднимались и ныряли вслед за XR808g.

– Кажется, он пошёл на посадку, – наконец сказал Хан.

Лея открыла глаза и увидела, что мигающая точка сместилась к центру экрана, ещё более окрасившись в красный цвет, по мере того как XR808g сбавлял высоту. Она выглянула наружу и увидела впереди лёгкий грузовоз YT, снижающийся над туманным лабиринтом башен. Движение над шпилями было напряжённым, но тут было уже меньше велошаров и быстролётов.

– Прилетели, – сказала Лея по связи. – Почему бы вам не прикрыть нас сверху?

– Хороший план, – ответил Люк.

«Сокол» пошёл на посадку. Лея увидела, что разноцветные пятна на шпилях составлены из разноцветных камешков, вдавленных снаружи. Зрелище удивительно успокаивало. Когда она смотрела на них краем глаза, яркие краски казались ей цветущим лугом и затейливой мозаикой на шпилях с картины «Закат Киллика».

– Может ли такое быть? – произнесла она.

– Может быть что угодно, – сказал Хан. – Поэтому не будем терять бдительности. Пошли Кахмаима и Мивал на пушки и скажи BD, чтобы был готов.

Они спустились вслед за XR808g на сто метров от уровня земли, где велошары и быстролёты сменились реками из бегущих спидеров, велолётов и опасными ракетовозками, управляемых только пилотами-йоггоями. Пешеходы перемещались лишь у основания башен и держались у стен, если это были насекомые, или плотно прижимались к основанию башен, если это были двуногие.

Джуун начал метаться, поворачивая и путая следы. Если бы не мигающая точка на экране, Лея бы потеряла его уже раз десять за полчаса. Наконец они свернули на большой изогнутый бульвар и начали облетать массивный комплекс сросшихся башен, покрытых удивительной мозаикой из всех оттенков красного цвета. XR808g плавно зашёл на внутреннюю площадку и резко опустился на землю, исчезнув в тёмных бочкообразных воротах.

– Скотина! – выругался Хан. – Надо было пристрелить его, пока была возможность.

Лея открылась Силе и сказала:

– По моим ощущениям там не так опасно, как кажется на вид.

– А ты уверена? – Хан искоса взглянул на неё. – Без обид, но даже я помню, сколько тебе нужно делать эти джедайские упражнения.

– А даже если б я не была уверена?

Хан криво усмехнулся. Он толкнул штурвал вперёд и завёл «Сокола» в тёмный проход. Лея включила передние огни, осветив изнутри длинный, извилистый проход, покрытый розово-жёлтой мозаикой. Туннель оказался длиннее, чем ожидала Лея. Всякий раз, как корабль делал очередной поворот, по краям разбегались насекомые.

Через несколько минут они вылетели на небольшую гладкую площадку, окружённую десятком сросшихся башен. Мозаика была яркой и пёстрой. Цвет красочных лент постепенно менялся от янтарно-жёлтого внизу до чистого белого у вершин. В дальнем конце площадки стоял XR808g на посадочных ножках со спущенным трапом.

Хан подвёл «Сокол» на расстояние двадцати метров и посадил корабль орудиями к XR808g.

– Кахмаим, Мивал, готовьте пушки, – приказал он по внутренней связи. – По моей команде…

– Готов открыть огонь, капитан, – доложил дроид BD.

– Не надо, – сказала Лея, отстегнув ремни безопасности.

– Шансы на выживание у стреляющих в ответ снижается на 32%, – запротестовал BD.

– Мы не будем стрелять первыми, – Хан пристегнул ремень с бластером. – Просто не теряйте бдительности и не подавайте виду.

– Что значит «не подавайте виду»? – спросил BD-8.

– Режим устрашения номер 1, – перевёл ему С-3ПО и укоризненно посмотрел на Хана. – Вам следует использовать стандартные команды в разговоре с дроидами серии BD. Их тактические программные сегменты не в состоянии выполнять сложный семантический анализ.

Хан закатил глаза.

– Ладно, как-нибудь почитаю инструкцию по их эксплуатации.

Он вышел с мостика и сбежал по трапу. Джуун в порванной одежде мчался к ним.

– Хан! Принцесса Лея! – радостно приветствовал их он. – А я боялся, что вы отстали!

– А то бы тебе не бояться, – холодно ответил Хан. Он остановился в нескольких шагах от края трапа и положил руку на зачехлённый бластер. – Твой ретранслятор случайно не сдох?

– Конечно, нет! – мотнул головой Джуун. – Просто наш штурман отключил его. После последнего прыжка он нашёл субзвуковой передатчик.

BD-8 подошёл сзади к Лее и поглядел у неё из-за спины, громко щёлкая и жужжа. Джуун остановился в трёх метрах от них и уставился на боевого дроида. Лея попыталась проверить его правдивость, но ощутила лишь тревогу и смущение.

Джуун поднял руки.

– Пожалуйста! Я не виноват!

Краем глаза Лея заметила какое-то движение на башенных стенах, и вскоре к ним ровными рядами вышли насекомые-солдаты. Они походили на лизилов-рабочих, только ростом с вуки, с метровыми жвалами и ярко-красными щитками на спинах. Нижняя часть груди у них была ярко-золотой, а глаза – тёмными, устрашающе-пурпурными. В четырёх руках каждый их них держал электроразрядную винтовку и короткий трезубец. Через некоторое время все поняли, что солдаты стоят на небольших террасах, а не висят в воздухе, так как для человеческого глаза сложно было распознать тончайшую игру света и тени, отделявшие пояса настенной мозаики.

– Всё! Хватит! – рявкнул Хан, хватаясь за кобуру. – Сейчас сам тебя расстреляю.

Края щёк у Джууна посинели.

– За что?

– Как за что? – Хан указал бластером на окружающие стены. – За то, что заманил нас в ловушку!

Джуун широко раскрыл глаза.

– Когда это я успел?

Лея коснулась насекомых в Силе, стараясь найти хоть намёк на враждебность, но ничего не почувствовала.

– Хватит валять дурака, – сказал Хан Джууну. Он навёл бластер салластанину на колени. – Я от этого только зверею.

Лея отстранила руку Хана с бластером.

– Убери эту штуку! – прошептала она. – Мы скорее всё узнаем, если ты спрячешь свою игрушку.

– Тогда что это всё означает? – Хан продолжал сверлить взглядом Джууна.

– Мы это узнаем скорее, если ты уберёшь эту штуку обратно в кобуру.

Хан повиновался, но BD-8 пришлось убеждать.

– Ситуация угрожающая, – настаивал дроид. – Рекомендую удалиться на корабль. Прошу разрешения открыть огонь для прикрытия.

– Не разрешаю! – одновременно сказали Хан и Лея.

– Ладно, – сказал Хан Джууну. – Быть может, я чего-то не понимаю. Где Чёрный Клык?

Джуун сохранял дистанцию.

– Он в лазарете. Когда штурман нашёл ретранслятор, они немного постреляли друг в друга.

У Леи упало сердце.

– А штурман? Он не…

Её вопрос потонул в громоподобном шуме, который начали производить насекомые. Солдаты в трёх нижних рядах подняли щитки, шагнули с террас. Тысячи крыльев задрожали и загудели. Лея слышала, как BD-8 что-то спросил, но не разобрала вопроса и приказала оставаться на месте, хотя сама отстегнула от пояса световой меч и попятилась к трапу «Сокола».

Джуун побежал к ним. Его уши покраснели от испуга. Солдаты покружили в воздухе, а затем спустились на площадку и образовали плотный кордон вокруг «Сокола» и XR808g.

– Ситуация критическая, – доложил BD-8. – Прошу разрешение на принятие боеготовности.

– Р-разрешаю, – пробормотала Лея.

Солдаты издавали оглушающий грудной гул, затем свели ноги вместе и взяли оружие наизготовку. Со стороны XR808g кордон расступился, пропуская небольшую группу насекомых самых разных размеров: от большого пальца Леи до крыла крестокрыла. Большинство из них были лишь вариантами основного вида, встречающегося в Колонии: перистые усы, большие выпуклые глаза, четыре руки и две ноги. Но у некоторых имелись отличительные черты: один был с изящными двухметровыми усами, оканчивающимися мохнатыми жёлтыми шариками, другой – с пятью большими глазами вместо двух больших и трёх малых; некоторые шли на четырёх ногах, вместо двух. Чувствительные щетинки, покрывающие самое большое насекомое, были настолько густые, что напоминали мех.

В центре процессии шёл важный бледнолицый мужчина без ушей и волос, со впадиной вместо носа. Брови у него сливались в одну выпуклую линию, а видимая часть кожи походила на один большой блестящий след от ожога. На нём были пурпурные штаны и алая накидка через золотой хитиновый нагрудник.

– И кто эта жертва моды? – спросил Хан у Джууна.

– Кажется, это Верховный Уну, – почти прошептал Джуун. – Никто его никогда не видел.

– Верховный Уну? – переспросила Лея.

– Можете считать его вождём Колонии. Он не правит, у этих существ другое представление о правлении, но он тут самый главный.

– Что-то вроде пчелиного короля, значит? – спросил Хан.

Лея почувствовала, как Люк коснулся её в Силе, озабоченный её нарастающим беспокойством. Она мысленно успокоила и ободрила его.

Верховный Уну остановился перед XR808g, и двое его сопровождающих поднялись на борт корабля. Лея коснулась его в Силе, стараясь разгадать намерения, и обнаружила там двойное присутствие, как у Примкнувших в улье Лизил. Но его индивидуальность преобладала над общим сознанием и, с удивлением обнаружила Лея, была ей знакома. Лея пустила свои мысли искать в прошлом моменты их встречи.

Сначала она вспомнила Академию джедаев на Явине-4, в то время когда Энакин был ещё слишком маленьким, чтобы там учиться – он так завидовал своим старшим братьям и сёстрам. С воспоминаниями на неё нахлынули эмоции, и Лее пришлось приложить усилия, чтобы горе не захлестнуло при мысли о погибшем сыне.

Разум подсказывал ей, что Верховный как-то связан с её детьми, особенно с Энакином, и она не могла отделаться от надежды, что Верховный и есть Энакин, что её сын всё же выжил после задания на Миркре, а на Хейпсе похоронили другого.

Но это были лишь фантазии. Если бы рядом с XR808g стоял Энакин, Лея бы его узнала. Она бы почувствовала его всей душой.

Потом память перенесла её в другой момент прошлого, на «Затмение», где Силгал и Данни научились подавлять сигналы военных координаторов юужан-вонгов. Джедаи встречались в лаборатории, где сквозь транспаристальной потолок лился свет галактического ядра. Силгал объясняла, что она обнаружила планету, где враг выращивал смертоносных воксинов, которые выслеживали джедаев по всей галактике. “…взрослая исаламири”, – говорила мон-каламари. Вдруг Лея почувствовала чью-то огромную тёмную тень в Силе, которая оттеснила её от Верховного. Лея увидела, как тот смотрит на неё. Его голубые глаза сияли, как пара приближающихся бластерных выстрелов. Лея вздёрнула подбородок и удержала взгляд. У неё помутнело в глазах, и скоро она больше ничего не видела, кроме вперившегося в неё взгляда Уну.

Он мигнул и отвернулся, и Лея почувствовала, что падает.

– Эй! – Хан поймал её за руку. – Что случилось?

– Ничего, – Лея позволила Хану поддерживать её, пока зрение не восстановилось. – Этот король чувствителен к Силе.

– Да? – спросил Хан. – Не припоминаю, чтобы ты на кого-нибудь так реагировала.

– Ничего. Он просто очень чувствителен к Силе, – Лея встала на ноги. – Кажется, он нам знаком.

– Шутишь? – Хан некоторое время разглядывал Верховного, затем покачал головой. – И кто же он?

– Пока не знаю, – сказала Лея.

Пара насекомых, вышедших из XR808g, несли штурмана-йоггоя, приданного Джууну. Его хитиновый панцирь был весь испещрён шрамами и ранами, три конечности безжизненно свисали, а усы были сломаны. Верховный прижался к насекомому своими сгоревшими бровями, поднял трёхпалую руку и начал гладить обрубки его усов.

– Это эвок так постарался? – спросил Хан Джууна.

Салластанин кивнул.

– Чёрный Клык не такой добряк, каким кажется.

Довольный гул раздался из груди раненого штурмана. Верховный выпрямился и посмотрел на «Сокол». Невозможно было прочитать выражение, появившееся на ужасной маске, служащей ему лицом, но по скорости его шагов можно было предположить, что он думал об увиденном.

– Что-то король не слишком доволен, – сказала Лея. – Может быть, вам стоит подождать на борту «Сокола», капитан Джуун?

– Не стоит, – сказал Джуун. – Штурман заверил меня, что никаких…

Верховный поднял два пальца и указал на лазерные пушки «Сокола». С глухим ударом на орудийных башнях порвались все крепежные скобы, и серводвигатели глухо заскрежетали.

– Эй! – запротестовал Хан.

Орудийные башни завращались, разрывая механизмы внутреннего маневрирования, затем повернулись к корме.

– Замечены враждебные действия, – доложил BD-8. – Прошу разрешение на…

Верховный указал на него пальцем – последовал удар статического разряда. В воздухе разнёсся запах сгоревших проводов, и дроид грохнулся на землю. Хан посмотрел через плечо.

– Вот это да! – воскликнул он. – А Люк так умеет?

– Наверное, мне будет действительно лучше обождать на «Соколе», – сказал Джуун.

Салластанин развернулся и взбежал по трапу. К удивлению Леи, Верховный никак не отреагировал. Жутковатая фигура преодолела последние несколько шагов и остановилась перед четой Соло, возвышаясь над Ханом на добрую треть метра. Некоторое время он смотрел вниз, шумно дыша, что свидетельствовало о сильно повреждённых лёгких. Его голубые глаза скользили от одного лица к другому.

В верхней части трапа показались Кахмаим и Мивал с бластерами. Лея хотела приказать ногри, чтобы те не стреляли, но ей не удалось опередить их. Они вскинули бластеры и крикнули Соло:

– Ложитесь!

Верховный махнул рукой, и обоих ногри отбросило обратно в коридор «Сокола». Он поглядел в их направлении, видимо, желая убедиться, что они больше не будут ему мешать, затем опять повернулся к Лее и Хану.

– Капитан Соло, – его голос походил на глубокий загробный скрежет, от которого у Леи перехватило дыхание. – Принцесса Лея. Мы вас не ждали, – он посмотрел наверх, где Люк и Мара всё ещё кружили на «Тени». – А также мастеров Скайуокеров.

– Да, неудобно получилось, – нашёлся Хан. – Мы пытались с вами связаться, но оказалось, что голосеть не работает в Неизведанных Регионах.

– Никакой голосети, – Верховный скривил верхнюю губу, выдавливая улыбку, но ему так и не удалось совладать с обгорелой маской кожи. – Мы этого не допускаем.

Он повернулся и прошёл под «Соколом», неуклюже поворачивая негнущуюся шею, чтобы осмотреть дно корабля. Он прошёл полный круг, остановившись под грузовым лифтом. Затем он поднялся на цыпочки, проверил пломбы на пусковых установках ракет, постучал по посадочным ножкам. Наконец он поднял руку и коснулся обгоревшей поверхности корабля.

– Нам не нравится чёрный цвет, – сказал Верховный. – Белый лучше. Ваш цвет белый.

Лея опять вспомнила Явин-4, красивого мальчика со светлыми волосами, лежащего без сознания на полу от укуса хрустальной змеи Джейсена – красивого мальчика, одетого в алое, золото и пурпур Борнаринской торговой империи.

– Рейнар? – спросила она. – Рейнар Тал?


Глава 8 | Тёмный Улей 1: Король-Примкнувший | Глава 10