home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Телефон: ХХХХХХ

Телефон был мой. Домашний.

– А где Сонька? – тупо спросила я, разглядывая бумажку.

– Вам виднее, я ее что, пасу? – усмехнулся Януш. – Мои сегодня приносят объявление – мол, какая-то охреневшая проститутка, сама на себя работает. Стали ее пробивать, а она в таком крутом доме живет, охрана, видеокамеры, мышь не проскочит. Да потом еще и выясняется, что это твой телефон. Я и решил с тобой переговорить.

– Значит, Соньке вы ничего не сделали? – тихо спросила я.

– Нет, конечно. Она вам кто?

– Сестра, – с отсутствующим видом призналась я. – Двоюродная.

– Присматривай за ней получше, – посоветовал Януш. – А еще лучше – отлупи хорошенечко.

– Пойду я, – в полной прострации я поднялась и пошла к выходу. – Пойду…

– Пока, – донеслось мне в спину.

Я остановилась, обернулась и попросила:

– Не говори никому, ладно?

– Будь спокойна, – сочувствующе сказал он.

На негнущихся ногах я дошла до машины, села и поехала обратно, ничего не видя перед собой. Господь хранил меня, не зря я сделала вызов на защиту. Во всяком случае, я никого не сбила и ни в кого ни врезалась.

Сонька была уже дома. Напевая, она драила кухню.

– Собирайся, – велела я ей.

Она, ни слова ни сказав, встала, сняла фартук, сполоснула руки и обулась.

– А куда едем? – спросила она, глядя на меня бесхитростными глазами.

– Увидишь, – сквозь зубы ответила я.

Она ни слова не проронила, пока мы ехали. Слегка удивленно покосилась на вывеску здания, куда я ее привезла, но не запротестовала.

«Еще бы, наверняка сюда частенько заглядывает», – злобно думала я, таща ее за руку по лестнице городского вендиспансера. Завидев на двери табличку «Венеролог», я беспардонно вломилась в кабинет, и на вопросительные взгляды пожилой женщины четко сказала:

– Эту – на вензаболевания проверить.

И положила перед ней сотку баксов.

Женщина покосилась на бумажку, на Соньку, и кивнула той:

– Раздевайся, милочка, да на кресло.

– Тетя Магдалина! – вскрикнула Сонька.

– Результатов сколько ждать? – не обращая внимания на нее, отрывисто спросила я.

– Ну, что-то сразу, что-то через пару дней, – спокойно ответила она.

– Раньше никак?

– Никак, – усмехнулась женщина.

Я молча повернулась и вышла, игнорируя Сонькины слезы. Около двери кабинета я села на жесткий стул и попыталась справиться с яростью, кипевшей во мне. Сонька, Сонька, вот что я в жизни терпеть не могу – так это вот такой беспардонный разврат. То, что ей нужны деньги – можно отмести сразу. Денег я Соньке даю предостаточно, одежду и обувь я ей в первые же дни купила. Так что, похоже, маленькой сучке элементарно требуется потрахаться.

Damn! Кого я пригрела!!! Вот тебе и ангелочек с невинным взглядом месячного котенка! Выкину, сегодня же безжалостно выкину ее из дома! Пусть идет куда хочет – но мне такого под своей крышей не надо!

Минут через пятнадцать дверь приоткрылась.

– Девушка, зайдите, – попросила докторша.

Я строевым шагом зашла, готовясь к самому худшему. Если Спид – то еще ерунда, им в быту не заразиться. Но если она нам сифилис оставит на прощанье – вот где позор. Надо мной будет ржать весь город. Меня перестанут пускать в приличные дома. И что скажет Дэн?

Сонька, сглатывая слезы, одевалась. Я мельком бросила на нее взгляд, после чего сурово спросила:

– Когда анализы будут готовы?

Женщина взглянула на меня из-под очков, после чего попросила:

– Вы присядьте.

Я села и вопросительно на нее уставилась.

– Девушку я осмотрела, и дело в том, что половых контактов она не имела.

Я задумалась, вспомнила текст объявления и, с трудом произнося слова и коря себя за ханжество, спросила:

– Вы в этом уверены?

Врачиха посмотрела на меня как солдат на вошь, очень так неодобрительно на меня посмотрела, и сухо ответила:

– Девственна ваша подопечная. Очень редкое, надо сказать, явление, в ее-то возрасте.

– Вы уверены? – весьма неуверенно повторила я.

– Абсолютно! – отрезала та.

По дороге обратно Сонька со мной не разговаривала. Молча отворачивалась, глядела в окошко и ревела.

– Может, в пиццерию заглянем? – пыталась я ее улестить.

Сонька хранила молчание.

– Сонь, хочешь в магазин заглянем, чего хочешь тебе куплю? – тоскливо вопрошала я.

Ответа не было.

Смутно я чувствовала, что я здорово накосячила.

Дома надрывался телефон. Я сняла трубку, и услышала открытым текстом:

– Але, а че, скока минетик будет стоить?

– Нискока, – передразнила я говорящего, – если сам его себе сделать ухитришься.

И едва я нажала на кнопку отбоя, как тут же телефон вновь запиликал.

– Алло! – раздраженно рявкнула я.

– Маняша! – ледяным голосом сказала мать. – Как ты со мной разговариваешь!

– Мам, извини, у меня тут запарки, – виновато произнесла я.

– Маняша, ты должна немедленно ко мне приехать, – не терпящим возражения голосом велела мать.

– Сейчас не могу! – твердо произнесла я. – У меня с Сонькой проблемы кой-какие.

– Значит, не приедешь? – почти спокойно произнесла мать.

– Мам, ну я правда не могу.

– Ну что же, раз тебе чужие люди дороже матери…, – как-то задумчиво сказала она и отключилась.

Вот черт! Спокойной жизни мне теперь маменька долго не даст. Неповиновения она не терпит. Я вздохнула, отключила звук на телефоне и пошла к Соньке в комнату. Та, разумеется, глотая слезы паковала чемоданы.

– Сядь, – велела я ей.

Она упрямо делала вид что слепоглухонемая.

Я порылась в сумке, достала объявление и подала ей.

– Это как ты объяснишь?

Сонька машинально взяла бумажку, прочитала, вскинула на меня огромные невинные глазищи и зарыдала в голос.

– Ты чего? – недоуменно спросила я.

– Это что, про меня, да? – сквозь рыдания спросила она.

– Ну так, получается, – вздохнула я, села около нее и принялась гладить по головке. – Да не реви ты, дурочка. Подставил кто или у тебя проблемы? Говори, решать будем.

Сонька самозабвенно порыдала еще минут десять на моей груди, после чего кое-как выдавила:

– Это Колька Чемакин, он обещал…

– Что обещал гадкий Колька? – терпеливо выспрашивала я.

– Что устроит мне, – рыдала она.

– Чего именно устроит? – напирала я.

Сонька утерла лицо моим топиком и наконец сбивчиво пояснила:

– Колька – он с пятого курса, и пристает ко мне. Приставал, приставал, а потом сказал, что раз не хочу по хорошему – будет по-плохому, и он мне устроит…

– Ясно, – вздохнула я. – Обещался отомстить за невнимание.

Сонька сквозь слезы закивала.

Не, каков мерзавец!

– Сонька! – решительно сказала я. – Не реви! Телефон или адрес его знаешь?

– Телефон, – подняла она на меня несчастные глазищи, – он мне его на тетради по социологии написал. Тетя Магдалина, ну вы же все можете….

– Сонька, – перебила я ее. – Во-первых – я тебе не тетя. Я тебе сестра двоюродная! Во-вторых – хватай свою тетрадку и пошли ко мне в спальню!

– Поможете? – жалобно спросила она.

– Ясен пончик! – кивнула я. – Сейчас мы с тобой ему такую пакость устроим!

Сонька утерла слезы и радостно заулыбалась.

И работа закипела.

В спальне, около компьютера, я на миг замерла, обдумывая свою страшную мстю, после чего открыла ворд и принялась рисовать объявление.

«Недорого продам, – вдохновенно писала я, – Мешок анаши. Индийская, отлично просушена, свежий урожай. Посредникам просьба не беспокоить. Телефон…»

– Сонька! – подняла я глаза. – Какой там, говоришь, телефон-то у этого козлика?

– 418617, – с готовностью ответила она.

Я, пакостно улыбаясь, отстучала цифры, впечатала их в «бороду» на краю объявления, на минутку задумалась и добавила: «Спросить Колю». Вот так-то, милый!

– Сонька, хватай ножницы! – велела я, выводя свое творчество на печать.

Принтер ожил, начал весело плеваться бумагой. Я оставила Соньку разрезать листы пополам, а сама пошла звонить тете Капе, материной подружке. Они живут рядом, на одной площадке, и та наверняка должна знать, чего с ней приключилось.

Тетя Капа взяла трубку после третьего звонка.

– Здравствуйте, это Маша, – представилась я.

– Ой, как хорошо, что ты позвонила, – сходу затараторила та.

– А что случилось? – нахмурилась я.

– Слушай, с матерью твоей что-то странное творится, – зашептала тетя Капа в трубку.

– А поконкретнее?

– Ой, страсти сегодня были! – вдохновенно принялась вещать та. – В общем, прибегает мать твоя ко мне сегодня, и лица на ней нет. Говорит, прихожу из булочной, а на кухонном столе стоит парень на четвереньках, увидел ее и ка-ак зарычит на нее!

– Чего-чего он сделал? – донельзя пораженная, переспросила я.

– Зарычал!

– Что за парень? – только и смогла я сказать.

– Мать его не знает!

Я помолчала, после чего в крайнем изумлении спросила:

– Вы шутите, да?

– Да какие тут шуточки, – вздохнула тетя Капа. – Сама ничего понять не могу. Я тут же подхватилась, побежали мы с ней обратно – никого нет. Видимо, сбежал.

– Видимо, – оторопело кивнула я. – Ничего не пропало?

– Нет, все на месте. Мать переживает, ты к ней зайди, успокой, – посоветовала тетя Капа.

– Обязательно, – пробормотала я.

Maa God, что на мою мать нашло?!! Какого такого парня она увидела у себя на столе?!!

Впоследствии я долго ругала себя. Ну почему, почему я все не бросила и не побежала разбираться в этой неправдоподобной истории?

И ничего бы и не было. Ни свадеб, ни болезней, ни смертей….

Я же, глупая и беспечная, положила трубку и обернулась к Соньке.

– Давай бегом, – поторапливала я ее. – Надо все провернуть до прихода Дэна.

– Ой, – снова съежилась она. – Он ведь ругаться на меня будет.

– Да не, – успокоила я. – Не будет.

На самом деле, я была уверена, что он тут же поедет бить морду гадкому Чемакину. Сори, но я хотела быть единственной девушкой, за честь которой он вступается. Вот такая я эгоистка. А за Соньку я уж сама как-нибудь заступлюсь.

– Тетя Магдалина, – не отставала моя подопечная.

– Магдалина, – поправила я ее, – или Маша, и на «ты», ради Бога.

– Магдалина, – кивнула она. – А что ему будет?

– Завтра узнаешь, – загадочно улыбнулась я и встала. – Все, родная, по коням!

Перед выходом я демонстративно одела перчатки.

– Жарко ведь! – покосилась на меня Сонька.

– Не учи! – откликнулась я.

И мы поехали на свое черное дело. Сначала проехались по городу, просмотрели все остановки и сорвали десяток чемакинских объявлений. Потом принялись клеить свои, стараясь это делать в радиусе десяти метров от городских ГОМов. Если менты это пропустят, то я конченая дура.

Менты не пропустили.

На следующий день Сонька принесла вести. Ночью к Чемакиным вломился ОМОН и бедного Коленьку куда-то увезли. Говорят, шьют статью за распространение наркотиков. Ай-яй-яй…

То-то наш шутник изумился сегодняшней ночью…

Пусть еще спасибо говорит, у меня вообще была у меня шикарная мысля тиснуть объявление в местной газетке, в разделе «Мужчина ищет мужчину». Не рой другому могилу, как говорится.

В тот же день я купила Соньке сотовый. Если еще кто-то захочет ее так подставить, так пусть хоть левый номер указывают, нечего меня позорить. Да и вообще, как без сотового в наше время?

Сонька за подарок долго благодарила, я аж устала, после чего снова завела разговор о гадком Чемакине.

– Магдалин, – тревожилась Сонька, – а его не посадят?

– Неплохо бы, – вздохнула я. – Но, к сожалению, не получится.

– А что будет? – не отставала она.

– Да промурыжат семьдесят два часа, установят, что анаши у него отродясь не бывало, и отпустят.

– Может, ему апельсинчиков отнести в камеру? – жалобно спросила Сонька.

Я воззрилась на нее в немом изумлении.

– А что? – смутилась она. – Жалко же…

– Дура ты, прости Господи, – вздохнула я. – Если пойдешь, то я тебя знать не знаю. Ясно?

– Но ведь из-за меня пострадал, – прошептала она.

Я порылась в сумке, достала Колькино объявление о секс-услугах, положила перед ней и сурово велела:

– Читай, из-за чего он пострадал!

Сонька перечитала объявление, шмыгнула носом и буркнула:

– Гад.

– Вот – вот! – кивнула я. – А то еще на почве жалости спутаешься с ним.

– Не, не спутаюсь, – помотала Сонька головой и чему-то нежно про себя улыбнулась.

Мне такие взгляды были ну очень знакомы. Каждый день по утрам их в зеркале вижу, когда расчесываюсь.

– Влюбилась никак? – робко спросила я.

«Maa God, только бы не Дэн!» – стучало в висках.

Сонька молчала, опустив голову и продолжая улыбаться.

– Рассказывай, может, чего и посоветую, – присела я около нее. – А то парни – они такие….

– Даниил не такой, – подняла она на меня счастливые глаза.

Мне явственно полегчало. Хоть Васиссуалий, лишь бы не мой драгоценный Дэн.

– А он какой, если не такой? – осторожно спросила я.

– Он ко мне не пристает, – смутилась Сонька. – Он за мной ухаживает. Не то что Колька Чемакин.

– И давно?

– С первого сентября. Я после универа села в парке на скамейку книжку почитать, там и познакомились.

– А чего в гости не ведешь?

– А можно? – удивилась она.

– Нужно! – твердо ответила я. Соньке я теперь и мама и папа, если чего с ней случится, то с меня два раза спустят шкуру. Сначала маменька, потом тетя Рая.

– Тогда я завтра его приглашу, – заулыбалась она.

– Вот и славненько, посмотрю хоть, что он за человек.

– Он хороший, – мечтательно улыбнулась она. – Он лучше всех, Магдалина. А Кольке Чемакину до него как до луны.

Мда… Противопоставление Чемакину смотрелось убедительным.

Смотрела я на Сонькино личико и от души за нее радовалась. Видно было – девчонка не на шутку влюблена. А значит, мой Дэн ей до лампочки, и это самое важное. Отныне я буду спать спокойно, не боясь посягательств на любимого прямо в собственном доме.

Тут пришел с работы пресловутый любимый и беседу мы прекратили.

Лишь за ужином я оповестила Дениса:

– На завтра ничего не планируй! Завтра Сонька бойфренда на смотрины приведет!

– Мадемуазель влюблена? – поднял Дэн бровь.

Сонька, улыбаясь, уткнулась в тарелку.

– Замуж-то еще не звал? – подначила я ее.

– Звал, – кивнула она.

Мы с Дэном ошеломленно переглянулись.

– Кхм… уже?!! – наконец спросил Дэн.

– Уже! – Сонька с неким вызовом посмотрела на нас сияющими глазами.

– А ты чего? – спросила я.

– А я не знаю, – загрустила она. – Он вскользь об этом сказал, может и вовсе пошутил, а я радуюсь.

– Ерунда какая-то, – нахмурился Дэн. – Вы сколько друг друга знаете?

– Не наезжай, – вступилась я за Соньку. – Сам-то мне предложение сделал уже на второй встрече!

– У нас между первой и второй встречей было полгода на обдумывание! – твердо ответил он. – Я как раз за это время все и осознал.

– Да? – ехидно улыбнулась я. – А кто меня уверял, что на следующий день после первого свидания искал меня, чтобы сделать предложение, а?

– Так мне и первой встречи хватило, чтобы понять что я тебя люблю, – терпеливо объяснил он.

– Может, Даниил меня тогда тоже любит? – робко предположила Сонька.

– Может, – с сомнением сказала я. – А еще может быть, что он вешает тебе лапшу. Молоденьким девочкам все лапшу вешают.

– Даниил не такой! – жалобно сказала Сонька.

– О чем спорим, дамы? – усмехнулся Дэн. – Зови своего Ромео завтра в гости, вот и посмотрим на него.

– Точно! – поддержала я. – Звони прямо сейчас!

– А я его телефона не знаю, – смутилась она.

– О-о… – протянул Дэн, внимательно глядя на нее.

– Ну и что! – кинулась я на защиту Сонькиного бойфренда. – Ты вон меня уже гм… ну в общем, ты тоже не сразу мой телефон узнал, несмотря ни на что!

– Сразу же! – отрезал он.

– Ага, у людей спросил! – покивала я. – А я тебе его не давала!

– А ты, Сонь, чего же не спросишь? – повернулся к девчонке Дэн.

– Не у кого, – пожала она плечами. – Может, у него нет дома телефона!

– А сотовый? – вырвалось у меня.

Сонька посмотрела на меня укоризненным взглядом, в котором явственно читалось, что я зажралась и тихо ответила:

– Так ведь не у всех они есть…

– И как он семью собирается создавать, если у него даже на сотовый денег нет? – сурово вопросил Дэн.

Сонька на миг поникла, но только на миг. После чего она неожиданно вскинула голову и не менее сурово ответила…

– Не в деньгах счастье!

– … а в их количестве, – меланхолично согласилась я.

Сонька жалобно на меня посмотрела и тихо спросила:

– Магдалин, а вот если бы у Дениса денег не было, ты бы что, на него и не посмотрела?

Я задумчиво почесала за ухом, косясь на любимого.

– Ну, и что молчим? – печально вопросил Дэн. – Актуальный вопрос девочка задала!

– Крыть нечем, – смущенно призналась я. – С одной стороны – Соньку неохота отдавать парню, который ничего в жизни не добился. С другой – в случае с тобой это не имело бы ни малейшего значения.

– София, отвернись! – велел любимый, радостно ухмыляясь.

– Уже, – дипломатично ответила она.

Она посидела спиной к нам минут пять, после чего снова подала голос:

– Магдалин, а уши тоже закрыть? Очень уж вы целуетесь громко.

– Увлеклись немного, – виновато ответила я.

– Мда, – согласился Дэн, снова устраиваясь на своей табуретке. – София, можешь обратно поворачиваться.

– Спасибо, – тихо ответила та.

– Больше ребенка смущать не смей, – буркнула я, выразительно глядя на любимого.

– Клянусь! – горячо заверил он, глядя на меня честными глазами.

Почему-то я ему не особо поверила.


*** СОНЯ *** | Научи его плохому, или как растлить совершеннолетнего | * * *