home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 35

Саракш, Островная империя

Желтый Пояс, о.Бацуза, Большое Горное Кольцо, джунгли

3 часа 05 минут, 10-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Тогда мальчишка закричал в темноту:

-Ма-ама!!

Большего не потребовалось.

-Я здесь, сынок.

Все изменилось.

Потому что не могло не измениться.

Пропала темнота. За дверью оказался дом. Там ждут. Оттуда слышится знакомое шипение маминых блинов на старинной чугунной сковородке, потому что на кухне мама не признает новшеств. И пахнет топленым маслом. На столе под настольной лампой с белым абажуром лежит раскрытая любимая книга. Старые оловянные солдатики по-прежнему хранят строгий строй за стеклом шкафа.

А рыжий пес, на самом деле, жив, хотя все еще за что-то сердится, отвернулся, но это пройдет. Главное, открыта дверь, вина прощена и забыта и мальчишка ему за это бесконечно благодарен.

Слезы покатились сами собой. Он не хотел входить плачущим и стал торопливо размазывать их кулаком по щеке.

-Ну, где же ты, сынок?

-Чего замер-то? -ворчливо осведомился Мишка. -Иди уж... Да не забудь меня посадить на место, между подушками. А то набегался с тобой, устал. Иди!


Лунин открыл глаза.

-С пробуждением... По большому счету вашего покорного слугу полагалось бы дисквалифицировать по совокупности совершенных нарушений. -сокрушенно сказал Курт Лоффенфельд (Тристан), снимая шипастый шлем с головы Всеслава и выключая портативный психоанализатор. -В полевых условиях таких обследований, конечно, не проводят. Но извинением мне - многолетний опыт. Именно он подсказал, что вас, батенька, надо осмотреть придирчивей, чем обычно.

Всеслав с хрустом потянулся на мягком переднем сиденье глайдера.

-Внезапных приступов сильной головной боли не было? -быстро и требовательно спросил Тристан.

-Был как-то. -неохотно признался Лунин. -Но не столько сильной, сколько неприятной.

-Частичной амнезии? Локального замещения фрагментов соседствующих личностей?

-Свят-свят! Пока незаметно, Глубинный бог миловал.

-А не слетать ли нам на "Саракш-2"? Там можно обследоваться на стационаре...

-Нет ни времени, ни желания. -отказался Всеслав, помедлил и добавил, -Я в порядке.

-Не уверен. -внушительно объявил Тристан, -Все-таки, согласитесь, противники вашей командировки на Саракш были не так уж неправы.

-Бдительность и перестраховка - их хлеб. -признал Всеслав. -Но, думаю, поводов для беспокойства пока нет. Какие-то незначительные отклонения, наверное, естественны. Все-таки, увы, не подросток.

-По возрасту - согласен. А по наплевательскому отношению к здоровью - хуже сопливого мальчишки, честное слово. Глаз да глаз за вами нужен. -проворчал Тристан. -Тем более, что может аукнуться ваша самодеятельность при кондиционировании. Не забыли?

Лунин досадливо поморщился.

-Расстегните рукав. -велел Лоффенфельд. Он приложил к предплечью Всеслава и сдавил пальцами желтую капсулу. Жидкость всосалась в руку.

-Больно. -пожаловался Лунин.

-А кто не захотел лететь на "Саракш-2"? -парировал Тристан. -Там - совсем другое дело.

Всеслав выпрыгнул из кабины, старательно спрятал в карман кристаллы памяти для СМС: -До свидания.

-Счастливо! Встречаемся через месяц -напомнил Тристан. -Да, кстати, когда Ривкинд устанавливал для вас схрон, не то вы допустили изрядную оплошность, не то он: случайно из бортового вычислителя стерт маршрут полета. То есть мы потеряли точные координаты этого места. Если не затруднит, дайте пеленг.

-Всенепременно. -пообещал Лунин.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, Пятиозерье

Длинное Озеро

4 часа 05 минут, 11-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Во все века своей истории островитяне одной из основ мировоззрения считали единение с природой. И это не было пустыми словами.

Вероятно, спутники Хага Удачливого, ждавшие неминуемой гибели в морской бездне, испытали такое восхищенное благоговение при виде на завернутом вверх горизонте берегов благословенной Новой Родины, что генетически передали это чувство потомкам. Средневековые островитяне необычайно трепетно относились к каждому клочку земли. Горняки засыпали выработанные шахты пустой породой и высаживали над ними шиповник. Крестьяне без нужды не распахивали и пяди лишней земли. Такой профессии как "лесоруб" вообще не существовало, скорее, были "лесоводы", основным правилом которых была посадка двух деревьев взамен одного срубленного. Деревня считалась ленивой и дикой, если не превращала близлежащие пустоши в вишневые сады. Даже отлично вымощенную дорогу не называли дорогой, когда по обе стороны от нее не росли в два ряда ореховые деревья.

По аналогии с земной историей с началом капиталистической эпохи следовало бы ожидать изменения отношения островитян к окружающему их миру. Бог есть деньги, прибыль превыше всего и все такое прочее... Но отношение островитян к природе осталось достойным всяческого уважения. Среди требований, выдвигаемых профсоюзами, на одном из первых мест было создание на фабриках и заводах очистных сооружений и цехов полной переработки отходов производства. Несть числа фирмам, разорившимся на штрафах даже за незначительный ущерб, нанесенный среде. Отдельно следует упомянуть мучения железнодорожных компаний, для которых первая аксиома геометрии о прямой линии, как кратчайшем расстоянии между двумя точками, становилась изощренным издевательством. И правительство, и общественность единодушно требовали прокладки путей сообщения в обход всех сколько-нибудь значимых природных объектов.

После революции, гражданской войны и "коренного переустройства" был образован народный комиссариат ресурсов и природопользования. В последние годы мировой войны сформировали службу экологического надзора и объявили чрезвычайное положение в связи с экологическим бедствием. Огромные средства островитяне бросили на ликвидацию последствий ядерной катастрофы и добились в этом куда больших успехов, чем все материковые державы, вместе взятые. Профессии, объединенные в экологическую гильдию считались не менее престижными, нежели специальности учителя, инженера и офицера.

Всеслава умиляло почти рефлекторное отвращение островитян к мусору. Взять хотя бы Цугазай. Фактически городок выстроили прямо в джунглях. Здания утопали в зелени, пешеходные дорожки и проезды проложили с минимальным ущемлением растительности. И повсюду чуть ли не через каждые десять шагов стояли урны. С урнами вообще была связана интересная история. Первоначально это были обычные железные цилиндры, скромно стоявшие под кустами. Цугазайцы пользовались ими охотно и дисциплинированно, но с потрясением заметили, что неведомые вандалы по ночам разбрасывают содержимое урн. Злоумышленниками оказались уцуки, обследовавшие контейнеры на предмет оберток от мороженого. Вдобавок, налопавшиеся бумаги грызуны, жадность которых вошла в поговорку, зарабатывали активное расстройство желудка. После этого среди школьников объявили конкурс на оригинальную конструкцию урны, недоступной для зверьков. Теперь урны были выполнены в форме толстых жаб, смущенно прикрывавших лапой рот. После нажатия ногой педали жаба отводила лапу и давала возможность бросить ей в пасть скомканный конфетный фантик или использованный автобусный билет.

Зеленая металлическая жаба сидела, прижимая лапу ко рту, у толстого ствола пальмы. Всеслав вспомнил инструкции Цзук Га. Согласно им, вон за тем поворотом дорожка должна была привести к пляжу. И тут же увидел аккуратный указатель со стрелкой, подтвердившей догадку. А когда навстречу выехал на велосипеде островитянин лет десяти в мокрых плавках и со связанными ластами через плечо, последние сомнения исчезли.

Строго говоря, Длинное Озеро следовало бы назвать Извилистым. Джунгли внезапно расступались, а в окаймлении невысоких коричневых скал открывалась лениво морщащаяся мелкими волнами серебристая гладь. Между скалами простирались широкие полосы желтого песка, местами зеленели трава и кустарник, кое-где от одного корня парами и тройками торчали вездесущие зонтичные пальмы

Здесь, на "диком" пляже не было маленьких деревянных домиков и кабинок для переодевания. На относительно ровно площадке справа пестрел аккуратный прямоугольник из дюжины разноцветных палаток. Их обитатели только-только просыпались, там на спиртовках шипела яичница и слышались детские голоса. Пара-другая приезжих ранних пташек вроде Лунина устраивалась на песке рядом с водой.

Всеслав последовал их примеру. Он присмотрел местечко поудобнее, расстелил одеяло, положил на него сумку, разделся, постоял немного, привыкая к утренней прохладе. Потом решительно вошел в зеленовато-голубую прозрачную воду.

-Брр! -невольно сказал он, поёжился, но не остановился. Когда вода достигла груди, поплыл длинными саженками к крохотному островку - кольцу песка вокруг островерхого камня. Всеслав чувствовал непонятную детскую радость оттого, что островок становился все ближе, оттого, что вода послушно пропускала его все дальше. Остановившись и медленно принимая вертикальное положение, он ощутил босыми ногами ровное дно. Тень рыбины внизу заполошно метнулась прочь.

Всеслав побегал вокруг камня, сделал десяток приседаний и, согревшись, поплыл назад. Ему вдруг пришло в голову, что он не помнит, когда и где в последний раз плескался в воде с таким удовольствием. Более того, не помнит, когда вообще так беззаботно плавал.

-Дожился! -сказал он с укоризной, нырнул и плыл под водой, пока хватало воздуха.

На берегу Всеслав растерся махровым полотенцем, улегся на одеяло и закрыл глаза. А когда открыл... Кгхм! Шагах в четырех расположились две девушки лет двадцати. Нет, он прекрасно знал, что слово со значением "одежда для купания" отсутствует в эм-до. И знал причину. Дело в том, что островитяне несколько веков придерживались мнения, что любой воспитанный индивид должен предвидеть, какое впечатление произведет своим видом на окружающих. Поэтому детей ограничивали не стесняющими движений трусишками, пожилые люди отдыхали у воды в закрытых пуританских купальниках, мужчины и женщины среднего возраста надевали пляжные наряды, маскирующие недостатки и не скрывающие достоинств тела. А вот молодежь... Обе подруги, беспечно щебетавшие о чем-то своем, были...кгхм... не одеты... Совсем...

За спиной кто-то плюхнулся на песок и засопел. Всеслав оглянулся. На него уважительно смотрел давешний юный велосипедист все с теми же черными резиновыми ластами.

-Здрасьте. - сказал он.

-И тебе того же, мой молодой друг. - серьезно отвечал Всеслав.

-А где вы научились так плавать? А можно мне так выучиться?

"Гацу ба-дацу! Семьдесят семь раз массаракш! Как там говаривал инструктор полигона "Кобра" Генрих Гольдшмидт: "Прогрессоры обожают "сыпаться" на мелочах"? Верно, ч-черт! Какая же нелегкая заставила меня отмахивать стилем, которым островитянам совершенно не пользуются?"

-Видишь ли, -смущенно признался Всеслав, -это как-то само придумалось. Если хочешь, конечно, поплещемся вместе, посмотри, не жалко.

Мальчишка с готовностью вскочил.

-Э, нет, дружище! А кто спросит разрешения у родителей лезть в воду?

-Щас! -мальчишка понесся к крайней палатке, вопя на ходу: -Па! Ма! Я - купаться, ладно?

-Ласты оставь там! -смеясь, крикнул вслед Всеслав.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

9 часов, 11-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Поездка на Пятиозерье оказалась замечательным отдыхом. Полотенце и одеяло сохли на балконе. Средство мобильной связи было извлечено из застегнутого поясного кармашка плавок и вновь помещено в кожаный футляр от медицинского приборчика. Бидзанби Да в самом благодушном и расслабленном состоянии с наслаждением ужинал на кухне и иронично размышлял на тему о том, что спецслужбам Островной империи именно сейчас следовало бы брать за жабры земного прогрессора В.Лунина (он же - матерый шпионище с Материка).

Но за жабры его брать решительно не собирались. Во всяком случае - незамедлительно. Единственным, кто им заинтересовался сегодняшним вечером, была факультетская диспетчерша: она позвонила и попросила заменить заболевшего преподавателя, дабы не перекраивать все расписание. Бидзанби Да, разумеется, согласился.

Что же до спецслужб... Информация по этому поводу была отправлена на Землю буквально вчера, пусть читают вкупе с донесениями, полученными от Абалкина-Гурона.


Рабочая. Локальная (СМС) связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции К.Бхартримурти

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата 11 октября 2171 г.

Автор: Черная Пешка

Тема: операция "Штаб".

Содержание: структура разведслужб Островной Империи


Уважаемые коллеги!

Настоятельно прошу не перепихивать данное сообщение психологам на предмет рассмотрения, как там на Саракше живется и прогрессорствуется Чёрной Пешке. Эта информация имеет сугубо утилитарное значение и предназначена помочь тем, кто готовится сейчас в качестве резидентов для внедрения в Островную Империю.

Хочу обратить ваше внимание на то, что первые тотальные провалы как землян, так и агентов-аборигенов, при попытках внедрения в имперский социум были во многом обусловлены непониманием тех фильтров, которые Империя ставила перед внедряющимися. Имею в виду подотчетную Коллегии народных комиссаров имперскую службу разведки и контрразведки.

Указанная служба подразделяется на управления для, естественно, Белого, Желтого и Черного Поясов, а те, в свою очередь состоят из трех отделов: первого общего, второго разведывательного и третьего контрразведывательного. Есть смысл охарактеризовать их по порядку.

Имперское управление разведки и контрразведки Белого Пояса - глаза и уши флота и армии. А заодно и органы обоняния и осязания. Первый отдел осуществляет материально-техническое и информационное обеспечение, а также подготовку и переподготовку кадров. Натурально, он не может тягаться с КОМКОНовскими полигонами (хотя бы с той же "Коброй" в Монголии) ни в техническом, ни в технологическом смыслах. Но шпионские ведомства всех прочих государств Саракша не имеют и десятой доли того, что есть в распоряжении одного этого отдела. Второй отдел загружен работой необычайно. Он организует заброску на Материк многочисленных отрядов блестяще подготовленных коммандос. Те совершают рейды - порою поразительно глубокие - с целью сбора тактической информации и совершения диверсий. Этот же отдел переправляет в континентальные страны постоянно действующих и тщательно законспирированных агентов, которые собирают и переправляют на Архипелаги сведения стратегического характера, занимаются вербовкой аборигенов. К слову, один из таких резидентов перебросил в Империю и меня с Гуроном. Кроме того, агенты второго разведывательного отдела осуществляют наводку флотов империи на военные объекты континенталов. Полагаю, что аналогичные земные организации двадцатого века (гестапо, Ми-6, ЦРУ, Моссад[198] и... что еще там?) изошли бы желчной завистью, наблюдая за работой Белой контрразведки. В ней сосредоточены специалисты начисто лишенные каких-либо сантиментов, для которых ценность человеческой жизни измеряется цифрами, меньшими нуля. Они в лагерях-карантинах процеживают сквозь мельчайшее решето ввозимых на архипелаги "зеленых" и "сиреневых". Именно там осуществляется стопроцентное выявление незадачливых шпионов с Материка, дальнейшая судьба которых вызывает содрогание даже у ко всему привыкших наблюдателей с Земли. Контрразведчики осуществляют постоянный надзор за буйной матросней. На каждой субмарине выходит в море в качестве помощника капитана офицер третьего отдела. Нет, белый воин находясь в здравом уме в плен не сдастся ни при каких обстоятельствах, но контрразведчик исключит возможность его попадания в плен к континенталам даже в беспамятстве. Второй отдел бдительно охраняет арсеналы Белого Пояса от несанкционированного доступа к оружию и к средствам связи, тщательно следит за соблюдением режима секретности в обращении с документацией. В общем, крутые там ребята и трудятся до седьмого пота на усталых кулаках.

Имперская служба контрразведки Желтого Пояса - это тайный гражданский надзор, действующий в теснейшей связи со службой социального контроля. Понятно, что разведывательной деятельностью тут никто не занимается, отчего первый и второй отделы тут отсутствуют. Да и функции третьего достаточно скучны и монотонны, все обходится без пальбы и зверских ударов по ключицам. Требуется вести постоянный надзор за рабами, например. Ежедневная слежка, постоянное прослушивание бараков, предупреждение случаев саботажа, казнь совершивших серьезные проступки и тому подобное... Возможность восстания невольников совершенно исключена, однако, даже для этой фантастической ситуации также предусмотрены действия желтых контрразведчиков: мобилизация сил для подавления. Контрразведчики ведут тщательный учет случаев асоциального поведения как взрослых граждан, так и несовершеннолетних, доставляют вызванных в суд, если те не являются сами, осуществляют высылку приговоренных на Казхук.. Совместно с инспекторами социального контроля они проверяют делопроизводство предприятий в поисках нарушений финансовой дисциплины или случаев присвоения общественной собственности. В достаточно редких случаях третий отдел действует совместно с экологической службой. В Желтом Поясе всячески поощряется сотрудничество рядовых граждан с контрразведкой и донесение теми о возможном нарушении действующих порядков.

Имперская служба разведки и контрразведки Черного Пояса - это глобальный анализ и стратегическое планирование. Первому общему отделу подчинены многочисленные лаборатории и мастерские, производящие самые совершенные по местным мерам технику и оборудование для разведчиков всех трех Поясов. Второй разведывательный отдел разрабатывает методы поиска и отбора на Материке потенциальных "сиреневых" эмигрантов и совершенствует способы их переправки. Он же руководит школами подготовки будущих разведчиков. Сотрудники третьего отдела контрразведки наблюдает (нет, какова деликатность формулировки!) за деятельностью всех высших должностных лиц империи, включая императора, и сообщают в Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей о возможных случаях превышения полномочий[199]. Третий же отдел совместно с экологами осуществляет строжайший надзор за учеными-экспериментаторами. Он с похвальным рвением не позволяет тем дойти в своих попытках познания мира до пределов, когда это станет опасным[200]. Никакой цензуры в Империи не существует (на чем попытаюсь остановиться подробнее в дальнейшем), но эксперты третьего отдела не снимают руку с пульса средств массовой информации: телевидения, радио, прессы. Кроме того, они бдительно следят за использованием средств связи и информационной сети. Не удивлюсь, если и Паутина "просвечивается" ими. Наконец, самое - с моей точки зрения - любопытное. В контрразведке Черного Пояса есть подразделение, обозначенное руной "уку", и специализирующееся на "чертовщине". Их клиентами становятся мутанты, ясновидящие, контактеры с привидениями, очевидцы происшествий, не укладывающихся в представления трезвомыслящего и образованного человека. Это заслуживает внимания хотя бы потому, что при достаточно развернутой в пределах Империи активности землян, прогрессорам предстоит попасть в поле зрения именно этого подразделения. Излишне аргументировать, отчего...

Таким образом, в лице Имперской службы разведки и контрразведки мы имеем дело не только с самой мощной, но и с самой гибкой организацией подобного рода из тех, которые нам до сих пор известны среди гуманоидных индустриальных цивилизаций Вселенной.[201]


P.S. Как там Джерри Ли? По-прежнему не могу с ним связаться. Передавайте привет при случае.

Черная Пешка

Конец документа


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Университет, факультет истории и филологии,

Кафедра методики преподавания обществоведческих дисциплин

4 часа 85 минут, 1-го дня 2-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Сегодня Всеслав пребывал на кафедре в одиночестве. Занятия сотрудников проходили в других корпусах, секретарь уехала оформлять заявки на получение наглядных пособий и канцелярских принадлежностей, а заведующая кафедрой уже час как пропадала на затянувшемся совещании у проректора.

Всеслав задумчиво позвякивал ложечкой, размешивая цветочный чай и глядя на записку, пришедшую к нему среди прочих в конце только что прочитанной лекции: "Чтимый преподаватель, прошу, не зачитывая вопроса вслух, ответить одним словом: "да" или "нет". Можно ли на большой перемене зайти на кафедру и обговорить с Вами возможность научного руководства моими курсовыми и (в перспективе) дипломной работами? Гакха Адзи, третья группа".

Пять минут назад он ответил на это лаконичным согласием, но теперь колебался. Дело в том, что в коридоре рядом с дверью кафедры находилась доска объявлений. На ней в начале года секретарем был вывешен список сотрудников факультета. В прошлые выходные неизвестные остроумцы исправили в заголовке "Приказы декана" букву "и" на "о". А фамилию Бидзанби Да кто-то обрисовал изящным орнаментом из красных сердечек и "поцелуйчиков". Ниже прицепили распечатанные высказывания из его лекций: "Тем, кто любит печеночный паштет и почитает науку, не стоит видеть, с чего все это начинается... Миссия историка в том, чтобы отыскать три монографии, которые никто не читал, прочесть, написать четвертую, которую никто не будет читать..."[202] И тоже украсили озорной рамочкой.

-Ого! -восхитился Цзук Га, зашедший с утра за пачкой проверенных тетрадей. -Растет популярность? Наши имена и фотографии лобзают? Наши афоризмы оседают в народе? Мы целыми стаями, косяками, отарами очаровываем поклонниц-студенток, а? Поздравляю, обмираю от восторга, с удовольствием наблюдаю со стороны! Теперь жди нашествия очарованных особей и выслушивай бурчание секретарши - это ей придется постоянно обновлять листки на доске. А потом тебя растерзают на клочки и каждому клочку, оправленному в золото, будут поклоняться.

Га подмигнул и удалился, шевеля улыбками усы и кренясь под тяжестью набитого тетрадями портфеля.

Вот теперь Всеслав и размышлял о мотивах, побудивших неизвестную Гакха Адзи обратиться к нему. Не хотелось бы, чтобы коллега оказался прав. Он старательно припоминал лица студентов третьего курса, но никак не мог вспомнить автора записки. Прогульщица? Очарованная особь? Посмотрим...

Мореная лакированная дверь распахнулась, вошла как всегда, очень изящная и со вкусом одетая Хидзаци Уду. Её лицо излучало морозное, тщательно загнанное внутрь неудовольствие.

-Потерять сто минут на совещании, на котором так и не был решен по существу ни один вопрос! -объявила она Всеславу, задержавшись на пороге. -Умопомрачительно! Университет неудержимо деградирует!

Пожала плечами, прошла к себе, и Всеслав услышал жалобный писк телефона, ухваченного за шиворот рукой раздраженной начальницы.

-Диспетчерская? Старшего диспетчера прошу, пожалуйста. Угадали, именно Хидзаци. Я только что с совещания. -услышал Всеслав. -Там мне стало известно - причем отчего-то не от вас, а из совершенно посторонних источников! - что математики и биологи конспиративно оформили заявки на дополнительные лекционные часы. А потом каким-то шпионским образом получили их. Случай вопиющий, хотя, к несчастью, далеко не новый и не неожиданный для нас. Так что же - теперь у честных людей, не успевших пиратскими приемами захватить аудитории, возникнут затруднения с проведением занятий. Что значит "не возникнут"? Мне виднее. Само собой. Ни в коем случае. А вот это возможно. Видите ли, мне ничего не известно о существовании научных студенческих секций и кружков у математиков. Но мне известно, что преподаватели нашей кафедры ведут шесть специализированных лекционных циклов да еще и "диспут-клуб" вдобавок. А где вы прикажете им размещаться? Что? Нет, конечно, учитывая приближающийся сезон зимних ливней можно даже под открытым небом, но только с непременным присутствием вас, чтимые диспетчеры. Что значит "иронизирую"? Это не ирония, а вопль возмущения. Вероятно, вопросы с учебными площадями следует решать мне самой, но я женщина, а не морской пехотинец. Я не умею при поддержке артиллерии преодолевать сопротивление ожесточенно сопротивляющегося противника. Так что будьте добры, при распределении лекционных аудиториумов и, в особенности оборудованных техническими средствами обучения, учитывайте наши интересы. Заранее благодарна. Всего доброго.

Хидзаци Уду вновь предстала перед Всеславом.

-Как прикажете работать? -патетически вопросила она. -Где условия?

Тот сочувственно хмыкнул.

Заведующая повернулась к отворяющейся двери.

-А, подружки. -сказала она. -Входите. Ко мне?

-Да, я пришла за вопросами к зачету, -пояснила та третьекурсница, что повыше, -А она - к чтимому Бидзанби.

-Присаживайтесь. -пригласил вторую студентку Всеслав. -Слушаю.

-Мое имя - Гакха Адзи. -представилась девушка. -Это я задала письменный вопрос на лекции. Не знаю, с чего начать... Видите ли, меня раньше никогда не привлекали вопросы преподавания обществоведческих дисциплин в школе. Думаю, потому, что у нас на факультете главное внимание уделяют выработке у студентов навыков исследовательской, а не преподавательской работы. Возможно, это правильно, все-таки университет - не педагогический институт. В прошлом году у нас проходили вводные практические занятия по дидактике истории - скука неимоверная. Я решила, что ваши лекции будут точно такими же. Извините...

-Искренность - отменное качество. -вздохнул Всеслав. -В смысле - не мешало бы его иногда отменять. Стало быть, именно поэтому вы объявились на занятиях только теперь?

-Но я же не предполагала, что курс методики преподавания будет таким... интересным... И вот теперь хотела бы закрепиться за кафедрой и просить, чтобы вы стали моим научным руководителем.

-Что ж, считайте, что принципиальное согласие мной дано, давайте обсуждать детали.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Университет, факультет истории и филологии,

Первый корпус, киноклуб "Луч"

8 часов, 1-го дня 2-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Обставляя квартиру, Всеслав приобрел телерадиопроигрыватель, однако за все это время включал его считанные разы. Впрочем, так поступало большинство "чернопоясных" граждан Империи. На полках магазинов стояли аппараты самых разных моделей, но спрос на них был здесь весьма умеренным. Тогда как в Желтом Поясе телерадиопроигрыватели часто становились чуть ли не членами семьи, а приобретение последней модели было вопросом прнстижа. Зато в Черном Поясе было гораздо больше библиотек, чем в Желтом. Само собою, ни о какой дискриминации и речи быть не могло - просто предложение информации приспосабливалось к особенностям ее спроса. Всеслав заметил также существенные различия между кинотеатрами этих поясов. В "желтых" городах строили большие центры досуга и отдыха. Кинозалам вместимостью в сотни человек сопутствовали кафе и бары, игротеки и танцкомнаты, в вестибюлях торговали всякой развлекательной всячиной. А в Цугазае - типичном "черном" городке - действовали небольшие и уютные частные просмотровые клубы, как правило, с 15-30 постоянными посетителями. Обычно их хозяева составляли программу показа фильмов загодя, сообразуясь с пожеланиями зрителей. Как правило, по окончании картины желающими устраивалось ее обсуждение за чашкой чая. Такие же клубы возникали и на общественных или кооперативных началах. Например, университетский киноклуб "Луч".

Всеслав занял место в предпоследнем ряду. Студенты смотрели фильм, не отрываясь, кажется, он нравился всем. На экране зеленели сумрачными и зловещими оттенками развалины крепости, захваченные предавшимися злу чародеями. Рычали драконы, щелкали костями скелеты, выли упыри. Сверкали клинки защитников правого дела, самозабвенно жертвующих собою ради этого самого дела. Послушно редели шеренги нечисти. Дело близилось к закономерной, хотя и доставшейся дорогой ценой, победе хороших над плохими. И вот главный положительный герой, невзрачный и плюгавый в начале фильма и раскрывающийся во всю ширь в соответствии с замыслами сценариста, завладел талисманом, дающим силу главному отрицательному персонажу. После чего, произнеся на фоне величественного гимна соответствующий монолог, сиганул вместе с магическим атрибутом в жерло вулкана, обеспечив тем самым успех вышеупомянутому правому делу. Скорбь победителей о павших. Ликование о лучезарном грядущем. Титры.

А ведь прелюбопытнейшая ситуация сложилась в литературе и кинематографе Империи, отметил Всеслав. Все духовные ценности производились, разумеется, креаторами Черного Пояса и растекались оттуда по градам и весям. Писатели и поэты создавали романы, повести и поэмы, печатавшиеся в типографиях "желтых" городов. Режиссеры снимали кинофильмы, тиражируемые на кинофабриках Желтого Пояса. Государство поощряло творческую деятельность и поддерживало разнообразие жанров и стилей. Цензурного "зажима" вроде бы не существовало. Но...

Взять хотя бы произведения "о том, чего нет". На Земле уже во второй половине 19 века возникла фантастика - вначале научно-техническая, потом социальная. Позже зародилось сказочное фэнтези. Они сосуществовали, кажется, на равных, деля приверженцев и противников, переживая взлеты и кризисы. Островитяне же стали усердными потребителями фэнтези, в то время как единичные научно-фантастические произведения были крайне слабыми (до творчества того же Жюля Верна им было - как от Саракша до Земли!), а социальная фантастика вообще отсутствовала как таковая! И Всеслав понял причину. Общественно-государственное устройство Империи подсознательно и инстинктивно воспринималось островитянами с пеленок как абсолютное совершенство. Любые размышления по поводу его дальнейших трансформаций ощущались не только неуместными и бессмысленными, но и неприятными, казались чем-то вроде психического отклонения.

Представим сэра Герберта Уэллса, перенесенного волею судеб в наши дни куда-нибудь в Цугазай. Вот сэр садится за стол, свинчивает колпачок авторучки, пишет на белоснежном листе "Машина Времени" и думает над идеей будущего романа: "А не отправить ли моего персонажа верхом на приспособлении, свободно шастающем туда-сюда по оси времени, в отдаленное будущее Островной империи?"

Сейчас статистика биосоциального детектирования показывает, что и в Желтом, и в Черном Поясах (Белый с его практически нулевой рождаемостью оставим в покое) дети к достижению совершеннолетия распределяются в положенных пропорциях: 10% - креаторы, 70% - аккумуляторы и 20% - деструкторы. Они заканчивают гимназии, разъезжаются с аттестатами и направлениями по определенным им местам проживания. Создают семьи, заключая браки с представителями того же биосоциального типа. Но вдруг где-то там, на глубинном генетическом уровне произойдет необъяснимая мутация? Вдруг через пару веков в Черном Поясе начнут появляться исключительно дети-креаторы? А в "желтых" семьях будут рождаться только дети-аккумуляторы? Вот вам и практическая евгеника, вот вам и разные породы людей - чем не уэллсовские элои с морлоками... А что тогда, кстати, будет со славными Белым Флотом и Белой Армией? Кошмарненькое вырисовывается грядущее, настолько жутковатое, что лучше в сфере социальной фантастики не мудрствовать. И не мудрствуют.

Аборигенный сэр Г.Уэллс аккуратно рвет лист с заглавием ненаписанного романа в мелкие клочки, бросает их в урну, а на новом листке каллиграфически выводит: "Ожерелье Темной Власти". Не-ет, собратья по перу, среди кровожадных демонов, коварных чародеев и огнедышащих драконов гораздо уютнее.

Ну, и зачем при таком раскладе цензура?

На экране растворились титры, шторы на окнах поползли вверх.

-Великолепная картина. -сказал студент - сосед Лунина..

-Крепко сделана. -согласился Всеслав.

-Замечательная тема, правда? А актерская игра! Один Обреченный Витязь чего стоит! А комбинированные съемки! Нет, молодцы все-таки киношники.

-Молодцы.

-А Злой Лес! До чего ошеломляюще сработано - толстые стволы, трава с огромными красными грибами, чьи-то кроваво блестящие глаза в сухом кустарнике... И звуки... Все-таки кино - есть кино. Вот мы в нашем любительском театре "Дилетант" ставили пьесу по сказанию о Зихэе Блистательном, не поверите - просто сердце кровью обливалось. Ну, какие у нас могут быть сценические возможности, какие эффекты? Да никаких! Эх, вот если бы кино собственными силами снять! "Университетская студия "Дилетант" представляет!"

Он внимательно посмотрел на Всеслава.

-Чтимый преподаватель, -осторожно спросил он, -вы, по-моему, к фильму равнодушны...

-Отлично снято. -решительно заявил Всеслав. -Только хочется задать вопрос не по картине... Вы сказали, что режиссируете в "Дилетанте"?

-Ну, это слишком громко сказано. Скажем так: один из дюжины сорежиссеров.

-Прекрасно. Мне показалось из ваших слов, что в театре главная проблема в невозможности применить технические средства... Но если поставить такую пьесу, сюжет которой настолько захватит зрителя, что не потребуются ни специальных средств, ни сложная театральная техника? Пьесу, для которой даже декорации не нужны, достаточно костюмов для актеров и пары-другой прожекторов.

Студент пожал плечами. Он был озадачен.

-Триста лет назад, -вкрадчиво начал Всеслав, -в одном из городов на одном из островов юноша и девушка страстно полюбили друг друга. Однако их знатные семьи были разделены непримиримой враждой, даже более того - кровной местью.

-И? -жадно спросил студент. Всеслав улыбнулся:


-Две равно уважаемых семьи

В том месте, где встречают нас событья,

Ведут междоусобные бои

И не хотят унять кровопролитья.

Друг друга любят дети главарей,

Но им судьба подстраивает козни,

И гибель их у гробовых дверей

Кладет конец непримиримой розни.

Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,

Мир их родителей на их могиле

На два часа составят существо

Разыгрываемой пред вами были.

Помилостивей к слабостям пера -

Их сгладить постарается игра...


Студент нетерпеливо заерзал на стуле:

-Чтимый преподаватель, сейчас клуб начнет здесь обсуждать фильма. Вы останетесь?

-Пожалуй, нет.

-Замечательно! Тогда не найдете ли времени, поговорить со мной там, в холле? Что вы сейчас прочли?!


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Университет, факультет истории и филологии,

Кафедра методики преподавания обществоведческих дисциплин

5 часов 50 минут, 9-го дня 3-ей недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


Всеслав копировал пожелтевшие страницы старых книг. Некоторые тексты были еще старыми, иероглифическими, и он откладывал их в сторону. "Перепоручу студентам". -злорадно решил Всеслав, -"Пусть повозятся, а у меня нет времени абракадабру разбирать". Он аккуратно раскрывал книгу и осторожно накладывал разворот на стекло снимателя изображения. Нажатие кнопки - и сниматель начинал утробно урчать. Через полминуты отснятое изображение страниц отправлялось в память вычислителя, Лунин перелистывал книгу и повторял ту же операцию.

-Все бы хорошо, но где же у нас "Системность и прогностика"? -строго спросил себя Всеслав.

-Снизу. -ответила Гакха Адзи. -В этой пачке.

Оказывается, она сидела позади.

-О, Глубинный! -вздохнул Всеслав, -Адзи, как вы умудрились бесшумно войти и подкрасться? Я совершенно ничего не слышал.

-Извините, так получилось. -сказала Адзи и тихо засмеялась. -Просто сниматель ворчит и все заглушает.

-М? -усомнился Лунин. - Хотя - пожалуй...

Адзи протянула ему книгу.

-Спасибо.

Он бегло просмотрел оглавление, открыл томик ближе к середине, протер мягкой тряпочкой стекло прибора, и, уложив на него "Системность и прогностику", вдавил кнопку.

-Однообразное занятие. -сказала Адзи. — И вы, как всегда, без помощников. Не скучно?

-Нет... -ответил Всеслав, подумал и добавил, - наверное...

Адзи поудобнее расположилась в кресле-ракушке для посетителей. Определенно, она была исключительной девушкой, сочетавшей ум и привлекательность. Правда, злые языки старшекурсников болтали, будто самой Адзи жилось бы легче, кабы ума было поменьше. Отмечали также ее непревзойденный талант отшивать воздыхателей настолько же решительно, насколько деликатно. Имелось у Адзи и еще одно качество. Она умела задавать вопросы так, что не ответить на них было решительно невозможно. Это Всеслав уже успел понять.

-Вообще-то хорошо, что вы один на кафедре, чтимый преподаватель. -задумчиво сказала Адзи. -Разрешите вас спросить кое о чем?

Лунин с глубоким подозрением повернулся на вращающемся кресле. Началось.

-Отчего нет? -с не меньшей задумчивостью ответил он. -Только... вы уверены, что смогу ответить?

-Но попробовать-то можно. По слухам, вы жили на Материке?

Всеслав про себя изумился. Немногочисленным иммигрантам в Империи не было принято напоминать об их континентальном прошлом. Это не запрещалось, но считалось бестактным. И на Адзи это было совершенно не похоже.

-У вас там осталась жена? Дети?

Всеслав, демонстративно держа паузу, посмотрел девушке в глаза. Было заметно, что она напряглась, чтобы не мигать, но не выдержала - моргнула.

-То есть вы спрашиваете о семье? О людях, которые мне нужны и дороги, которым я нужен и дорог?

-Д-да...

-А как я попал бы сюда, если бы такие люди были, а я чувствовал ответственность за них? Хотя не скрою, в брак вступал. Давно и... эээ... невероятно далеко отсюда. На другом конце мира. Но это было... эээ... не особенно удачно...

В дверь постучали, заглянул всклокоченный третьекурсник - посыльный из студенческого театра "Дилетант":

-Добрый вечер. Можно ли взять рукопись? Вы обещали...

-Можно. Левый шкаф, третья полка, красная папка. -ответил Всеслав, студент просиял, рассыпался в благодарностях и унес, читая на ходу, лунинский перевод на эм-до "Ромео и Джульетты".

-И вам было плохо? Поэтому вы забыли, что на свете есть женщины?

Бидзанби Да, младший научный сотрудник кафедры методики преподавания обществоведческих дисциплин, превратился в немую статую Изумления.

-Ну, знаете ли, Адзи... -наконец сказал он. -Ну, ничего себе... Повторяю: вы убеждены, что услышите ответ?

-Нет... И потом я, скорее всего, была слишком резкой, -вздохнула Адзи. -Ну, не забыли... Может правильнее - не замечаете. Мне так показалось...

-Скорее всего, вы не правы. -серьезно ответил Всеслав. -Не забыл. Но не вспоминаю. Это разные вещи.

Адзи поднялась и расстегнула свой портфельчик. Вытащила из тетради с конспектами открытку.

-Вот, - быстро сказала она, -приглашение. Дядя устраивает вечер на лагуне. Гостей ожидается немного, но все крайне интересные люди.

-Постойте, постойте, я-то какое отношение имею к вашему родственнику?

-Прямое: интересный человек - раз, приглашенный его племянницей - два. И потом, я рассказывала о вас дяде, и он повел себя совершенно на него не похоже. Обычно он мало чему удивляется, а тут был поражен, стал о вас расспрашивать и, в конце концов, заявил, что будет крайне рад познакомиться.

-Несколько настораживает пункт "отдых и развлечения". -сказал Всеслав, -Не сумею.

-Замечательно! - ответила Адзи. -Как раз то, что нужно. Но не буду больше отвлекать от дел, до свидания.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

8 часов 65 минут, 2-го дня 1-ой недели Красного месяца, 9591 года от Озарения


На Бацузе начались теплые зимние субэкваториальные дожди. Птицы и уцуки перестали по вечерам орать и ссориться на деревьях, монотонные журчание и плеск за окном навевали сонливость и апатию.

Всеслав вымыл посуду, навел на кухне порядок и, позевывая, прошел в гостиную, уютно освещенную торшером в углу. Он поставил на телерадиопроигрыватель диск с записью "Элегий океана", повалился на диван и поднял с пола книгу. Вчера всех преподавателей приглашали на торжественное заседание, посвященное тридцатилетию Цугазайского университета. Каждый получил в подарок отлично оформленное издание справочника, посвященному прошлому и настоящему альма матер.

Всеслав рассеянно перебрасывал страницы. Заслуги, награды, планы на грядущее... Студентов - столько то, преподавателей - столько то ... Аудитории... Первый ректор, второй, третий... Теперешний - четвертый. Фотографии: чтимый ректор на трибуне, чтимый ректор в кабинете. Все стены ректорского кабинета - сплошные книжные полки, уставленные толстыми томами. Массивный стол с чернильным прибором и кипами бумаг. Глобус на обширном столе. Вычислитель, сразу видно, что мощный.

Всеслав еще раз зевнул, захлопнул книгу и поднялся, чтобы подкрутить капавший на кухне кран. Но, прикоснувшись к никелированному вентилю, внезапно замер. Постоял несколько секунд, машинально заворачивая до отказа круглую ручку, и пробормотал: -Бред какой-то...

Бросился назад в гостиную, схватил книгу, принялся лихорадочно листать.

-Гацу ба-дацу... сказал он себе оторопело, -Ах, ты кретин! Недоумок! Олигофрен! Бидзанби Да задрипанный!

Вот она, фотография ректорского кабинета. Глобус на столе. Глобус! Глобус Саракша!!!


Рабочая. Локальная (СМС) связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции К.Бхартримурти

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата 5 ноября 2171 г.

Автор: Черная Пешка

Тема: операция "Штаб".

Содержание: к проблеме соотношения космографии и геополитики


Уважаемые коллеги!

Довожу до вашего сведения материалы, которые мне кажутся весьма важными для общего понимания социально-политической структуры империи. С первого взгляда может показаться, что данное сообщение имеет узкую направленность и касается только проблем саракшианского видения Вселенной. Это не так.

Как мне удалось выяснить за последние две недели, даже специализировавшиеся по Саракшу КОМКОНовцы находятся в плену устаревших представлений. Они считают, что у саракшианцев в ближайшем обозримом будущем не произойдет перемен в космографии. По мнению ведущих специалистов КОМКОНа-2 и рядовой обыватель, и ученый Саракша единодушны в заблуждении, будто они живут на внутренней поверхности огромной сферической полости в беспредельной тверди, заполняющей прочую часть Вселенной. При этом сила тяжести направлена от центра этой полости (Сферы Мира) перпендикулярно к ее вогнутой поверхности. В центре полости неподвижно висит Мировой Свет, происхождение которого не может быть выяснено. Нет, конечно, известно. Что еще в древности возникла некая "отвлеченная математическая абстракция", представлявшая вселенную иначе - как шар. Учение это зародилось еще в древнюю эпоху, вначале религия, а потом психиатрия объявляли ее отклонением от здравого смысла. Около ста лет математики и физики придали этой теории стройный вид упорядоченной и законченной модели, но модель эта так и осталась сугубо абстрактной, найдя себе лишь частное утилитарное употребление в военном деле - при расчете траекторий полета баллистических ракет и сверхдальнобойных снарядов.

В основе подобного заблуждения лежит все то же укоренившееся в психологии землян снисходительно убеждение, будто аборигены просто неспособны открыть шарообразность собственной планеты.

Повторяю - это не так.

Ученые-естественники Имперской Академии Наук уже около пятидесяти лет рассматривают свой мир только как шар и не иначе. Доказательством тому служат отличного качества карты и глобусы(!), предоставляемые без всяких ограничений морякам и исследователям. Но ученый мир с похвальной всевозможно осторожностью не торопился взахлеб оповещать об этом общественность, дабы избежать ненужных потрясений - не только культурных, но и социальных. А потрясения могли бы быть, и притом весьма существенные.

Учение о шарообразности Саракша, находящегося в пустоте и вращающегося вокруг мирового Света очень деликатно внедрялось и внедряется в сознание населения. В Белом Поясе особых осложнений, как и предвиделось, не возникло. Бравые вояки и покорители океанских глубин восприняли новую информацию даже с одобрением: как очередное ухищрение картографов, позволяющее улучшить навигацию. А какова там форма Саракша (да хоть зайцевидная!) и что там делается за пределами его атмосферы им было, мягко говоря, неинтересно. Школьные учебники в Желтом Поясе в ближайшие годы также будут рассматривать Саракш только как шар (об этом я уже упоминал). Подготовительная работа к этому к настоящему времени завершена. И в данном случае все должно пройти довольно гладко. Вырастет новое поколение с новыми космографическими представлениями, а устаревшие взгляды будут плавно и с почетом переданы в архив истории наук. Иное дело - Черный Пояс, где сосредоточена вся научная мысль. Вслед за принятием новой модели строения Вселенной неизбежно должны придти мысли: а) о множественности миров б) о множественности досягаемых миров и в) о множественности обитаемых миров[203].

А это будет означать, что наиглавнейшая идея, лежащая в основе имперской государственности, будет если не поставлена под сомнение, то потребует мощной корректировки. Идея эта гласит, что в одном единственном из миров одно-единственное государство достигло верха возможного совершенства. Государству этому противостоит несовершенный - неразумный и несправедливый - внешний мир Материка. Именно от этого мира Империя и отгораживается Белым Поясом, "сбрасывая" туда деструктивный биосоциальный компонент общества. Теперь же внешний мир расширяется до необозримых космических пределов и противостоять столь чудовищному оппоненту Империя сможет, только втянув в себя Материк, расширившись до глобальных масштабов, преобразовав весь Саракш по своему подобию и ориентируя общепланетарный Белый Пояс на героическую борьбу с Космосом. Здраво рассуждая, на подобное чудовищное напряжение сил с совершенно не гарантированным успешным результатом Империя не сможет пойти еще лет двести.

Значит?..

Колоссальный толчок переменам в космографических представлениях дали развитие радиоэлектроники и ракетостроения. К сожалению, мне не удалось установить, насколько близки островитяне к идее радиотелескопа, направленного в небо. А вот материалам по развитию ракетной техники доступ открыт.

Работы по созданию баллистических и крылатых ракет начались в Островной империи в годы императорства Казахи Дэ (2121-2128 гг. по земному летосчислению). Тогда возник проект большой ракеты, оснащенной боевым зарядом, работающей на жидком топливе. Предположительная дальность ее полета составляла несколько сот километров. В 2122 г. в лабораториях государственного концерна "Щит Отчизны" проводили первые эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. На о. Дзейхаку организовали экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет. Одним из первых двигателей был "Кзук-2", со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой. В 2124 г. была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году двигатель "Кзук-4А" развил тягу уже в 296 кгс. На основе двигателя была создана ракета под названием "Барышня-1". Полигон на о. Дзейхаку был уже мал для реальных пусков, и в декабре 2124 г. была произведена его реконструкция. Две "Барышни-1" поднялись с обновленного полигона уже через месяц. Полет на высоту 2,2 км. длился всего 16 секунд. По тем временам это был ошеломляющий результат. Умело используя произведенное на имперское руководство впечатление, инженерам удалось уговорить выделить средства на строительство большого Имперского Ракетного центра в незаселенной восточной части о. Дзейхаку.

Первые четыре пуска "Барышни-2" оказались неудачными. Это привело в уныние как ракетчиков, так и офицеров. Показатель успешных пусков составлял лишь 1\3. Ракеты взрывались на всех участках траектории: на старте, при подъеме и при подлете к цели. Спустя полгода специально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет "Барышня-2А", точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов произвел ошеломляющее впечатление на комиссию, которая безоговорочно поверила в возможности нового "чуда-оружия". Тут же был издан приказ о развертывании массового производства ракеты и ее на заводах концерна "Щит Отчизны". Был снят цветной фильм о ракете с комментариями Хэйхе Гу. Император Казахи Дэ был буквально заворожен увиденным.

Когда на Саракше разразилась мировая война (2126-2133 гг.), в первые же недели надводный флот Империи был уничтожен воюющими сторонами. Удивительно ли, что в империи стала сверхпопулярной идея создания "оружия возмездия", которым можно было бы сквитаться с вероломными "материковыми крысами" и ракетчики получили дополнительные средства. Кроме того, успешно сработала разведка островитян: доставила в распоряжение имперских инженеров с Материка как чертежи ракетного вооружения, так и обломки ракет с поля боя.

Первое учебно-боевое подразделение ракет "Барышня-2А" было сформировано. Разработали структурную организацию и штатное расписание спецчастей в составе четырех дивизионов, один из которых был подвижным и три стационарных. Подвижный дивизион должен был запускать 27, а стационарный - 54 ракеты в сутки. Защищенная стартовая позиция явилась крупным инженерным сооружением с бетонным куполом, в котором оборудовали зоны сборки, обслуживания, казарму, кухню и медпункт. Внутри позиции пролегала железнодорожная ветка, выходящая к забетонированной стартовой площадке. На самой площадке устанавливали пусковой стол, а все необходимое для старта было размещено на автомобилях и бронетранспортерах.

Первые разрозненные сведения о "Барышне-2А" начали поступать в разведки воюющих континентальных стран только летом 2129 г., когда из-за ошибки оператора ракета островитян изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над позициями улумберской армии.

Но вскоре континенталы и думать забыли о заокеанских "ракетомоделистах". Война перешла в стадию ядерных ударов. Били не по целям, а по площадям, вслепую испепеляя в ядерном пламени миллионы людей и заражая планету.

В 2130 начала боевые действия группа флотов "Б" Островной империи. Хор офицерских голосов, требующих ракетной поддержки, стал громче. Появилась крылатая ракета "Барышня-3", которая впервые преодолела звуковой барьер. Дальнейшие работы "Барышне-3" не проводили, но именно он стал основой для новой ракеты. Только теперь проработки большой составной ракеты "Подруга" носили двойной характер: чисто военный и научный - полет в центр Вселенной, в направлении к Мировому Свету!

В 2131-2132 гг. сама собой затухла мировая война. Континент лежал в радиоактивных руинах. Разведка островитян вывезла (обменяв на продовольствие и медикаменты у обезумевших от голода ученых Материка) отдельные узлы и агрегаты их ракетной техники, а также чертежи и рабочие документы. Эвакуировали на Архипелаги многих специалистов.

2148-2150 гг. ознаменовались не только созданием Единой Имперской Телерадиосети в Островной империи, но еще и завершением работ по обеспечению ракетного оружия системой точного наведения на цель. В период императорства Дайгахаи Ка (2149-2164 гг.) в Островной империи был создан проект под названием "Подруга-5Б". Достоверных данных о том, что испытания "Подруги-5Б" проводились с человеком на борту, нет, однако, ходили слухи, что был организован набор добровольцев для пилотирования ракетной техники. Официально они набиралась для полётов на крылатых ракетах, имеющих электронное оборудование на борту и ядерную боеголовку. На уровне слухов также ходит рассказ о том, как один из добровольцев записал в дневнике: "Видел аварию ракеты. Это ужасно! Это ад!" Далее говорится, что сам он вскоре попал в этот ад. Ему нужно было пилотировать экспериментальную ракету в океан. По окончании полета он должен был катапультироваться в море, где его подобрала бы подводная лодка. И вот, якобы, герой-испытатель, заняв место в крохотной капсуле ракеты "Подруга-5Б", успешно стартовал. Однако через 10 секунд полёта по радио раздался его вопль: "Она сгорит! Глубинный бог, умираю!.." Больше от него не услышали ни слова. Видимо, у него сдали нервы и он раскусил ампулу с цианистым калием - это было предусмотрено на случай возгорания корабля, чтобы пилот не испытывал долгих мучений. Тогда ведь никто ещё не знал, что будет испытывать первый пилот ракеты, какие перегрузки придётся переносить. Катастрофа с предыдущей ракетой, которую видел испытатель, могла привести его к мысли, что и он вот-вот взорвётся (возможно была просто плохая термоизоляция) А ракета тем временем, якобы, продолжала полёт. Она вышла в ближний космос и развила необходимую для пересечения океана скорость. Однако в беспилотном режиме "Подруга-5Б" отклонилась от нужного курса и затонула в водах Мирового океана, не взорвавшись.

Поскольку при полёте по такой траектории (максимальная высота полёта более 80 км.) ракета "Подруга-2" должна была выйти в космическое пространство, то формально человек, совершивший такой полёт, мог бы претендовать на звание первого саракшианского космонавта. Именно за подобный полёт без выхода на орбиту получил свое звание первый космонавт Земли. Но никаких подтверждений достоверности этой байки нет. Вероятно, это фольклор.

В 2177 г. разросшийся Имперский Ракетный центр разделился на Имперский Баллистический Ракетный центр, работавший в соответствии с запросами военных Белого пояса, и Имперский Ракетный центр научных исследований, ориентирующийся на ученых Черного Пояса. Полагаю от последнего вполне можно ожидать заметных успехов в деле проникновения в космос.


Конец документа


Ход 34 | Чёрная пешка | Ход 36