home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 34

Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, Острый Отрог Кольцевых Гор,

Монастырь Целителей близ г.Газайца

4 часа, Праздник Полей и Зверей, 9591 года от Озарения


Всеслав достал из кармана и еще раз перечитал скромную пригласительную открытку:

"Многочтимый Бидзанби Да!

Мы получили письмо с острова Цаззалха от учительницы Цзанхаги Аги и ее дочери Оки. Они поведали, как Вы боролись за жизнь девочки и как, благодаря Вашей вере в чудо, последовало выздоровление. Оки осталась среди нас, а демон страшного неисцелимого недуга покинул ее.

Община Монастыря Целителей гордится честью пригласить Вас в день Полей и Зверей на наше скромное празднование. Не откажите общине в удовольствии выразить Вам признательность за участие к судьбе ребенка. Мы горды тем, что живем рядом с Вами.

С преклонением перед Вами -

Старшины монастыря".


Всеслав смущенно хмыкнул. Он приехал утренней электричкой, расспросил у словоохотливого дежурного по станции как пройти к Острому Отрогу и вот теперь, после получасового подъема по серпантинной дороге, достиг цели.

Монастырь Целителей был выстроен на базальтовой скале с плоской вершиной площадью не больше гектара. Отвесные бока скалы переходили в гладкие каменные стены с высокими и узкими окнами. К монастырю вел неширокий арочный мост, перекинутый через пропасть. Первым гостем, судя по всему, Всеслав не был. Кто-то впереди уже прошел по мосту и входил в распахнутые ворота. Высотобоязни у Лунина не было, однако и "альпинистскими позывами" никогда не страдал. Вот и сейчас он с неодобрением рассматривал горбатую спину моста. Последним гостем, кажется, ему тоже не суждено было стать: позади послышались голоса, приглушенные густым кустарником. Всеслав вздохнул и неспешной, но подчеркнуто беззаботной походкой направился к монастырю. Он старательно смотрел только вперед и почувствовал облегчение, когда ступил на квадратную площадку перед воротной башней.

У распахнутых дубовых створок стояли два монаха в длинных темно-вишневых одеяниях с широкими рукавами и откинутыми на спину капюшонами. Всеслав предъявил им пригласительную открытку, они с уважительным поклоном указали на вход.

За воротами оказался небольшой мощеный дворик с фонтаном в центре. ("Откуда столько воды на скале?" - изумился Всеслав.) Рядом с фонтаном - гряды идеально квадратной формы, засаженные лекарственными растениями. По левую руку тянулся ряд одинаковых дверей в спальные помещения, по правую - размещались кухонные и хозяйственные постройки. Впереди возвышался храм.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, Острый Отрог Кольцевых Гор,

Монастырь Целителей близ г.Газайца

4 часа 50 минут, Праздник Полей и Зверей, 9591 года от Озарения


Ландыш вчера выстирал рясу, но она за ночь просохла не до конца, сыроватый капюшон неприятно холодил шею. В общем-то, терпимо, только на сквозняки выходить пока не стоит. Старшина Лук распорядился, чтобы служки Ландыш и Клен, монахи Подорожник и Рогоз сопровождали посетителей монастыря, показывали им все, что те пожелают осмотреть, и давали разъяснения.

-Среди гостей будут два человека, достойных особого уважения. -сказал старшина Лук. -Одна пожилая женщина, не будучи врачом, силой духа излечила более полусотни прикованных к постели больных. А другой мужчина впервые в истории медицины поднял со смертного одра ребенка с раком крови.

Сегодня - особый день. Ровно десять лет назад Буцзасахук Зэ, бывший инженер экспериментального завода сельскохозяйственного машиностроения переступил порог монастыря ордена Целителей и стал служкой Ландышем...

...-Сколько дней пьешь? -спросила Эса, брезгливо сдвигая ногой бутылки.

-Тре...тий... -ответил Зэ, -Или ше... шестой... не помню...

-Все понимаю. Тебе очень тяжело. Но разве этим горю поможешь? Соберись, наконец, Зэ. Родителей не вернуть, так не губи же себя.

-Не губить... Не вернуть... Ни до кого не доходит, Эха, сослу... живи... ца моя до... рогая... Они умерли по моей вине!

-Полная чушь! Ты же сам ходил в товарищеский суд с обвинением на себя. Требовал осудить со всей строгостью за бездушие, отправить на Казхук. Так что там ответили, напомни?

-"Происшествие - вне компетенции суда. Вы не совершали никакого прес... тупления. Смерть ваших родителей - результат трагического несчастного случая. Нет оснований для привлечения к ответ... ственности." Вот что ответил секретарь. И добавил, что искренне соболезнует горю. - безнадежно махнул рукой Зэ. -Дурацкий ром, как вода, трезвеешь от него через час. Там еще есть?

-Нет. -решительно ответила Эса. -Что собираешься делать?

-Попрошу, чтобы ты сходила в магазин за ромом. Деньги там, в шкафе... в шкафу...

-Я о другом: что собираешься делать вообще?

-Ах, во... обще... Знаешь, я ведь договорился, что заберу отца с матерью к себе в город. Чтобы здесь жили. И постоянно откладывал... Они ждали... Ну, вот наметил на прошлые выходные... Машину заказал, чтобы вещи перевезти. А за день до того сошел сволочной оползень! Эса, ведь два дома снесло на окраине - пустой соседский и отцовский... именно эти два! Как же мне жить-то, проклятому, а? Только не повторяй, что... не виноват... Виноват! Но на Остров Правосудия меня, видишь ли, не за что... Хотел было руки на себя наложить, да мало будет, стервецу... Что во... обще собираюсь делать, спраши... ваешь?.. А уже сделал. Вот, читай письмо. "Община ордена Целителей согласна принять вас..." и так далее... Все вещи распродам и - туда...

Десять последующих лет вместе с другими служками он работал уборщиком в больницах, чистильщиком на санитарной станции, рабочим в морге и крематории, утилизатором, несколько раз принимал участие в ликвидации эпидемий малярии и дизентерии среди невольников на Торфяных болотах и в урановых рудниках Кольцевых гор. Обычно под начало Ландышу давали небольшой отряд рабов и, хотя те оставались для него совершенно чужими, он трудился наравне с ними, берясь за самые тяжелые и неприятные задания. За десять лет служке Ландышу несколько раз предлагали принять обет и стать монахом, а потом, быть может, старшиной, но он всякий раз наотрез отказывался. Больницы награждали его грамотами и благодарственными письмами. Ландыш принимал их с вежливыми поклонами, а потом, не читая, передавал старшине Луку, который аккуратно вклеивал грамоты в толстенный пятьдесят шестой том истории монастыря. За работы платили неплохо. Некоторые монахи числились "временными" и проводили в обители заранее оговоренный срок. Часть заработанных ими денег шла монастырю, другая перечислялась на их счета в банке, чтобы покинувший монастырские стены не оказался без средств существования. Ландыш же просил, чтобы все жалованье до последнего гроша поступало в орденскую кассу. Оставлять монастырь он не собирался.

...Посетителей сегодня было много - человек тридцать. Им показали кельи, кухню, библиотеку, а потом пригласили в молитвенный зал храма. Клен зажег лампы с ароматическим маслом, Рогоз рассказывал о строительстве храма и создании мозаик и росписей. Гости благоговейно приблизились к "святой стене" на которой были изображены Покровительница материнства, Укрепительница телесного здоровья и Оберегательница Разума.

Всеслав с удовольствием рассматривал фрески, вдыхал тонкие неповторимые запахи благовоний. Покровительница материнства была изображена в виде женщины среднего возраста, держащей на одной руке ребенка, а другой - посох с белым камнем. У ног ее расположилась легендарная нелетающая птица До. Укрепительница телесного здоровья выглядела величавой матроной в годах. Она, стоя с кувшином на плече, опиралась на посох с зеленым самоцветом, причем рядом с ней свернулся клубком пернатый змей Чигу. Оберегательница Разума согласно традиции была нарисована юной стройной девой. В ее волшебном посохе сверкал алый рубин, а позади вальяжно развалился невиданный кот Хух. Всеслав не сдержал изумленного жеста. На Саракше не было крупных кошачьих хищников, но любой землянин, не задумываясь, предположил бы, что художнику терпеливо позировал живой земной ягуар.

-Воображение - великая штука.

-Простите? -рядом оказался неприметный служка в старой бурой рясе. -Вы что-то сказали?

-Бидзанби Да. -представился Всеслав. -Я о невиданном коте. В живописи разбираюсь слабо, но, по-моему, это восхитительно.

-Да, -согласился Ландыш, -художник постарался. Так вы и есть многочтимый Бидзанби? По поручению наших старшин прошу после прогулки по монастырю за трапезой оказать им честь и отобедать за старшинским столом. Беседа доставит им истинное наслаждение.

Всеслав церемонно склонил голову.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки

8 часов 60 минут, Праздник Полей и Зверей, 9591 года от Озарения


"Любопытная вещь - деньги. Коммунистическая Земля от них отвыкла полтора века назад и сейчас только нумизматы гордо демонстрируют друг другу коллекции марок, крон, рупий и пезо... Интересно, однако, подумалось: не "мы, земляне", а в третьем лице - "Земля"... Хм... А на Саракше вообще и в Империи, в частности, финансы будут довольно долго служить важным регулятором общественно-хозяйственных отношений. По крайней мере, те же полтора века - это уж наверняка.

Причем, наиболее велико значение денежного обращения в Желтом Поясе. И это легко объяснимо. Во-первых, наличие мелкой частной собственности, даже не опирающейся на эксплуатацию. Во-вторых, государственная политика, направленная на неуклонный рост благосостояния "желтых" и воспитание в них культуры потребления. Заработная плата, кредиты и рассрочки, торговля и сфера услуг, сберегательные кассы... Люди работают, а банкноты достоинством в столько-то серебряных и золотых служат (как там у классиков политэкономии?) "мерилом стоимости и средством накопления".

Белый Пояс куда менее "денежен". В огромной сверхказарме каждый служивый обмундирован, накормлен, напоен, помыт и пострижен по четким нормам вещевого и пищевого довольствия. Бесплатный общественный транспорт, газеты, еженедельный фильм в клубе, кровать со шкафом в четырехместной секции и все такое. Денежное довольствие также существует, но его размеры более чем скромны. Матросское жалование можно рассматривать, как своего рода "карманные деньги" на пиво-ром и кино-бордель. Да и офицерское, впрочем, тоже...

А вот наш Черный Пояс, похоже, может преподнести имперским бухгалтерам некоторые сюрпризы уже в ближайший исторический период и выделиться в некую финансовую автономию. К деньгам тут относятся небрежно, с восхитительной рассеянностью. Разумеется, в этом Поясе и в помине нет механической уравниловки по инструкциям сэра Томаса Мора или синьора Томмазо Кампанеллы. Точно так же, как и в двух остальных Поясах, здесь существует сеть бесплатных столовых. Большая часть прочих материальных благ распределяется между "черными" островитянами в зависимости от их социального статуса и в "безналичном" виде. Например, студенту гарантировано даровое место в общежитии, лаборанту дают однокомнатную квартира, личный вычислитель на рабочем месте и две командировки или стажировки в год за счет учреждения. Старший научный сотрудник получает трехкомнатное жилье с подключенным к Паутине мощным вычислителем, четыре командировки или стажировки в год за счет учреждения, право на ежегодный бесплатный заказ через "Книгу-почтой" пятидесяти изданий и другие льготы. Профессору из общественных фондов предоставляют коттедж в пригороде, автомобиль для служебного пользования, вычислитель экстра-класса и еще кое-что. Ну, и так далее...

А дальнейшее улучшение жилищных и бытовых условий при соответствующей доплате из собственного кармана остается приватным делом "черного", зависящим исключительно от его желания. Источники же для того, чтобы пополнить личный или семейный бюджет существуют. И немалые! В Черном Поясе внедрена и усиленно развивается очень сложная и изощренная система материального поощрения граждан, которая учитывает их научные или творческие деяния.

Собственно, почему вы, чтимый Да, сидите в ночном парке напротив своего дома, дышите свежим воздухом, слушаете тихое птичье клохтанье в кустах и размышляете о благах мирских вместо того, чтобы идти спать? Да вот отчего. Сегодня вы пожертвовали монастырю сто золотых. Никто из вас эту сотню не выуживал, вы сами по размышлению сочли, что дела монастырские заслуживают поддержки и содействия. И об этом нимало не сожалеете. Тем не менее, деньги, полученные от обувщиков за проект "Кирзовый Сапог" разошлись довольно быстро, главным образом на благоустройство квартиры. Рассчитывать исключительно на университетскую зарплату не хотелось бы. В экстренном случае, конечно, можно было бы совершить путешествие к схрону и воспользоваться малогабаритным полевым синтезатором "Мидас-8". Он изготовит любое количество совершенно неотличимых от оригинала банкнот. Но заниматься фальшивомонетничеством в обществе, которое так неплохо тебя приняло... Это, знаете ли, дурно попахивает. Должны же быть какие-то моральные ограничения даже для прогрессора. По каковой причине давайте-ка, начиная с завтрашнего дня, серьезно подумаем над поиском приработка.

А засим - баиньки."

Всеслав поднялся со скамьи и внезапно басовито чихнул. Птица поперхнулась и перестала клохтать.


Рабочая. Локальная (СМС) связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции К.Бхартримурти

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата 29 августа 2171 г.

Автор: Черная Пешка

Тема: операция "Штаб".

Содержание: политическое устройство Островной Империи


Уважаемые коллеги!

Мне хотелось бы обратить ваше внимание на то, что с Земли кажется очевидным, но здесь на месте воспринимается совершенно по-другому. На государственное устройство Империи.

Начать следует с того, что делает социум Островной империи воистину уникальным в ряду известных нам обществ Вселенной, находящихся на индустриальной стадии развития. Я имею в виду отношение островитян к власти. После революции в ходе Коренного Переустройства и дифференциации на три Пояса произошла радикальная реформа управления государством.

Первое. Запрет любой формы эксплуатации, невозможность сосредоточения в одних руках значительной частной собственности привели к тому, что власть перестала быть источником обогащения. Чиновник-управленец Островной империи получает заработную плату, не превышающую уровня среднестатистического дохода рядовых граждан. То есть вполне достаточную, но никак не чрезмерную. Правами на потребительские льготы управленцы пользуются ровно в той же мере, что и все остальные. Поправить дело злоупотреблениями нельзя. Если, по мнению окружающих и с точки зрения службы социального контроля, расходы государственного служащего превышают доходы, его деятельность подвергается серьезнейшим проверкам. Если добавить к этому полную прозрачность счетов получаемого чиновником жалованья, становится понятным, почему "взяточничество" и "казнокрадство" сохранились только в словаре устаревших понятий.

Второе. Власть не приводит к автоматическому повышению престижа госслужащего в силу простой принадлежности к ней. Перекрестный контроль над управленцами со стороны населения, все той же службы социального контроля и контрразведки не только лишают чиновника какого-либо превосходства над простым гражданином, но превращают того в подлинном смысле слова в "слугу народа". Какой уж тут престиж! Скорее, управленческие функции -это тяжелый хомут, изрядно натирающий шею.

Откуда же тогда, при такой организации государственного механизма рекрутируется довольно многочисленный управленческий аппарат? Вот именно: "рекрутируется"! Из тех добровольцев-энтузиастов Черного Пояса, для которых удовольствие от работы в управленческой сфере превышает неудобства, связанные с ней. Из тех, кого трудовые коллективы Желтого Пояса буквально выпихивают "наверх", поручая оправдать "высокое доверие избирателей". Из тех честолюбивых матросов Белого Пояса, которые хранят в вещмешках адмиральские петлицы и истово мечтают превзойти славу флотоводца Зохака. То есть, из тех, кто, придя во власть, не использует ее против интересов общества. Причем, не использует не в силу запрета или из-за боязни наказания, а по убеждениям.

Ни один тип поясного устройства нельзя признать в сравнении с другими заведомо эффективным или неэффективным: все зависит от обстоятельств и целей. Ясно, однако, что в Черном Поясе, к примеру, свободное проявление свойств креативного биосоциального типа вполне могло бы иногда доводить до разобщенности и анархии. И, если бы мы из упрямства пожелали сделать этот Пояс "господствующим", его жители вряд ли смогли бы напрямую управлять Империей.

Разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, о котором так назойливо зудели земные философы раннебуржуазной эпохи, в Империи мы не видим. Хотя бы потому, что судебная власть в полном смысле этого термина отсутствует, а законодательная и исполнительная власть, строго говоря, таковыми не являются.

Начнем с условного подобия законодательной власти.

Механизм выдвижения командиров в Белом Поясе по-армейски прямолинеен. Проявляй себя на службе и сдавай квалификационные экзамены, повышайся в званиях и занимай все более ответственные должности. Высшим органом власти Пояса является Адмиралтейство. Из своей среды высшие офицеры Адмиралтейства избирают двести советников в Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей (ВИСПП). Избрание рассматривается как почетная обязанность, кою отклонять не принято. Но для истинного вояки и служаки все же предпочтительнее бороздить океанские просторы и мериться силами с неприятелем, нежели заседать в Совете.

Вече распорядителей возглавляет Желтый Пояс. Туда попадают избранные сроком на три года депутаты от территориальных коммун и трудовых коллективов. Любопытно, что случаи самовыдвижения на выборах - единичны. В качестве компенсации отвлеченным от работы предоставляется депутатское жалование в размере дохода на момент избрания и гарантируется возврат на прежнее место работы по окончании депутатского срока. Из состава Вече в Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей выдвигаются семьсот советников.

Политическую структуру Черного Пояса венчает Собрание координаторов, где сосредоточены представители тамошнего населения. Сто его участников также входят в ВИСПП.

Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей всеобщим голосованием решает важнейшие вопросы управления Империей. На заседаниях ВИСПП председательствуют триумвир-адмирал от Белого Пояса, триумвир-распорядитель - от Желтого и триумвир-координатор - от Черного. Нельзя сказать, что идея соруководства никогда не существовала, и не реализовывалась в реальных политических устройствах. Одновременное правление цезарей и августов в древнем Риме, хотя бы. Причем не обязательно в монархической форме. Земная история знала сотрудничество двух или нескольких выборных правителей. Однако мы должны указать, что соруководство триумвиров в Островной подразумевает высочайшую степень гражданской ответственности, примерно одинаково высокий уровень интеллекта и компетентности у лиц, занимающих эти высшие государственные должности. Каждый триумвир после истечения срока своих полномочий предстает перед особой комиссией ВИСПП. Данная комиссия проводит тщательное расследование, и определяет, не был ли какой-нибудь Пояс дискриминирован или оскорблен, пока экс-триумвир исполнял свои обязанности. Данное расследование не могут отменить никакие обстоятельства, даже смерть триумвира до истечения полномочий (тогда оно проводится посмертно). Это торжественно подтверждается в клятве триумвира: "... И да предстану я перед особой комиссией Верховного Имперского Совета Полномочных Представителей после сложения с себя высокого звания триумвира!" Процесс расследования и выносимый оправдательный приговор необходимы не только как мера, удерживающая политиков от необдуманных действий, но и как способ, демонстрации рядовым гражданам Империи, не обладающим властью, что эта власть сурово контролируется. Другими словами, сам факт обладания верховной властью в Островной Империи рассматривается как повод для разбирательства.

Верховный Имперский Совет после смерти императора большинством голосов пожизненно избирает нового. Формально на выборах любой член Совета имеет право предложить кандидатуру любого совершеннолетнего и дееспособного гражданина Империи, фактически же выдвижение происходит из самой тысячи советников ВИСПП. Еще первичные наблюдения позволили сотрудникам КОМКОНа-2 установить, что термин "дайгу-и", условно переводимый с эм-до на земные языки, как "империя", никак не может отождествляться с понятием "монархия". Равно как "эдайгу-ци", что переводится, как "император", логичнее было бы обозначить, как "верховный согласователь". Фактически государством управляет ВИСПП, триумвират выступает в роли секретарей-организаторов, а император с его правом вето служит своеобразным гарантом, обеспечивающим баланс интересов трех поясов. Император - единственный гражданин государства, в распоряжении (но не в собственности!) которого находятся так называемые представительские дворцы и корабли. Именно там происходят регулярные заседания ВИСПП. Решения Верховного Имперского Совета Полномочных Представителей обязательны для Белого Адмиралтейства, Желтого Веча распорядителей и Черного Собрания координаторов. Тем, в свою очередь подконтрольны коммунальное самоуправление гражданских Поясов и армейско-флотская структура Белых островов.

Все жители Черного Пояса объединены двояким способом: в коммуны и общины по месту жительства и в организации и союзы (производственные, научные, творческие). Правом голоса в коммунах и общинах при выборе органов местного самоуправления, а также Собрания координаторов, обладает каждый совершеннолетний, то есть закончивший школу, получивший аттестат о среднем образовании, паспорт и вид на жительство в Черном Поясе. Коммунально-общинное самоуправление и советы трудовых коллективов на предприятиях и учреждениях имеют право на принятие любых решений, не противоречащих постановлениям Собрания координаторов, указам Имперского Совета Полномочных Представителей и Совета Народных Комисаров, то есть более высокого уровня власти. Следует, справедливости ради заметить, что наш Черный Пояс предполагает некоторое число элементов, не вполне вписывающихся своими творческими целями в какие-либо структурные связи. Совокупность этих элементов довольно эфемерна, иерархии там вообще нет. Ну, например, вольные творцы-одиночки, не пожелавшие войти в творческий союз писателей, скульпторов или садово-парковых оформителей, и существующие исключительно за счет реализации собственных произведений.

Теперь о власти исполнительной. Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей формирует правительство, в которое входят народные комиссары (промышленности, аграрный, транспорта, энергетики, финансов и торговли, науки, образования, культуры, здравоохранения и др.). ВИСПП обладает правом частичного обновления или полного роспуска органов исполнительной власти. Между тем, народные комиссариаты обладают очень широкой самостоятельностью в решении порученных им вопросов. Получив от Совета Полномочных Представителей общие директивы, наркоматы совершенно самостоятельно определяют пути и средства их исполнения.

В правительство входят также директоры имперских служб (разведки и контрразведки, социального контроля, экологического надзора, биосоциального детектирования и др.), осуществляющие функции проверки и надзора. Среди них выделяются две первых. Разведывательное и контрразведывательные ведомства заслуживают отдельного рассмотрения хотя бы оттого, что именно благодаря их работе все первоначальные попытки шпионов с Материка проникнуть в Империю заканчивались и заканчиваются неизменным провалом. Да, кстати, и сотрудникам КОМКОНа приходится при контакте с ними быть сугубо осторожными. Свои более детальные заметки по поводу разведки и контрразведки Империи пришлю позднее, сейчас же - несколько слов о службе социального контроля. При полном отсутствии в государстве полиции, при практически полной замене правовых норм сплавом пропаганды и морали, при замене государственных судов товарищескими судами присяжных возникло такое явление как "зеркало" общества. Имперский социум всматривается в него, обнаруживает недостатки и устраняет их. Инспекторы социального контроля - многофункциональные чиновники, обладающие практически неограниченными правами проверки любых учреждений и организаций, а также контроля за деятельностью любого индивида, включая императора. При этом у них абсолютно отсутствует право вмешательства или наказания за нарушение действующих в обществе норм. В качестве примера: обнаружив подлоги в доходно-расходных отчетах, инспектор передает данные в контрольно-налоговую комиссию наркомата финансов, а, раскрыв факт ущемления чьих-либо прав или отметив конфликтную ситуацию, направляют материалы в товарищеский суд.

Самое оригинальное во всей этой системе - то, что она высокоэффективна при полной географической децентрализованности. Если бы все комиссариаты и службы находились в правительственных зданиях, сосредоточенных в одном месте, это место можно было бы назвать столицей Островной Империи. Но столицы как единого административного центра не существует![195] Вся пикантность ситуации заключается в том, что для каждого органа исполнительной власти в разных местах отведено по отдельному островку площадью в пару квадратных верст (благо в Архипелагах их более чем достаточно). Занимая его полностью, там и располагаются комплекс административных построек, а также городок для администрации и обслуживающего персонала. Так, комиссариаты промышленности, сельского хозяйства, транспорта, энергетики, финансов и торговли находятся близ главных островов Желтого Пояса. Наркоматы науки, образования, культуры, здравоохранения располагаются рядом с Черным Поясом. Естественно, что вне географических особенностей Архипелагов и без блестяще организованной системы коммуникаций это было бы невозможно. Поэтому мы вправе считать Империю уникальным государственным образованием и вряд ли можем рассчитывать на обнаружение где-либо во Вселенной чего-то подобного.[196]

Для выполнения разовых поручений (аналитическая, проектная и экспериментальная работа, прогностика и др.) народные комиссариаты привлекают институты и лаборатории Черного Пояса. Постоянная же управленческая деятельность протекает в тесном сотрудничестве с гильдиями.

Сразу после возвращения из первой командировки на Саракш я собирался написать статью, посвященную среди прочего имперским гильдиям, но так и не сделал этого. Должен честно признаться, что в ту пору придерживался тех же взглядов, что и большинство саракшеведов, а именно: полагал, будто имперские трудовые гильдии внешне очень напоминают земные профессиональные союзы 20 века. Однако теперь настаиваю - их предназначение совсем иное. Они не выступают посредниками между трудящимися и капиталистами, ввиду отсутствия последних. Не борются за социальные гарантии со стороны государства обществу, поскольку это и так считается одной из основных государственных задач. Гильдии (экологическая, информационная, транспортная, энергетическая, связи и пр.), с очень большими основаниями можно отождествить с цеховыми объединениями средневековой Европы. Эти организации объединяют представителей одной или нескольких сходных профессий с целью оптимизировать производство и удерживать его в русле, определяемом государственной политикой...[197]

Конец документа


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Университет, факультет истории и филологии,

Кафедра методики преподавания обществоведческих дисциплин

3 часа 75 минут, 1-го дня 1-ой недели Желтого месяца, 9591 года от Озарения


Всеслав сосредоточенно изучал расписание занятий третьего курса, висящее на доске объявлений.

- Здравствуйте.

Он оглянулся. На него жалобно смотрел сутулый нескладный парень.

-Доброе утро, -ответил Лунин. -Гудок на занятия уже подали.

-Я проспал. -покаялся парень.

-Первокурсник?

Парень торопливо закивал.

-На самое первое занятие? Молодец! -восхитился Всеслав.

Кажется, студент окончательно растерялся.

-Пойдем, потихоньку проведу в аудиторию. -сжалился Всеслав.

Свершив сие достохвальное благотворительное и богоугодное деяние, умилившись сердцем от собственного человеколюбия, Всеслав проследовал на пятый этаж. На кафедре методики преподавания обществоведческих дисциплин никого не было, кроме секретарши и заведующей: первый день учебного года был очень напряженным и суматошным и все сотрудники были заняты. За исключением Всеслава - его занятия начинались только с третьей недели.

-Кто-то пришел? -спросила из своего кабинета Хидзаци Уду, заведующая кафедрой.

-Это чтимый Бидзанби Да. -ответила лаборантка.

-Загляните сюда, пожалуйста.

Всеслав вошел.

-Присаживайтесь. Скажите, Да, вы уже просматривали черновики шестой главы?

Всеслав флегматично кивнул.

-Ваши впечатления?

-Если то, чем мы занимаемся, имеет какой-то смысл и кому-то полезно, тогда всю главу следует отправить в урну. Сплошное пустословие. Очень тонкое и весьма изящное, впрочем. Так что можно и не в урну. Но в любом случае - не в книгу.

-А по существу? -терпеливо спросила Хидзаци Уду.

Всеслав по-кошачьи улыбнулся:

-Чтимая Уду, -сказал он. -Взгляните на четыре таблицы, опубликованные кафедрой еще в позапрошлогоднем сборнике. Вот, прошу: учебники, статистика, анализ. Ваше тогдашнее мнение полностью подтвердилось. И оно в корне противоречит содержанию шестой главы монографии.

Заведующая машинально постукивала карандашом по трубке телефона:

-Разрешите взглянуть?

Всеслав отдал ей распечатки, Уду, кивая, сверяла их с пометками на полях черновика.

-Мгу... Мгм... И я тогда, и вы сейчас - мы оба правы. -сказала она, помедлив.

-Разумеется. -согласился Всеслав.

-В таком виде главу публиковать нельзя. А в каком можно?

-Вот если бы... -начал Всеслав, вынимая авторучку и принимаясь расчерчивать чистый лист. Началось горячее обсуждение.

Через десять минут Уду заявила, что она не такая уж дура, а в том, что Бидзанби Да талантлив, она удостоверилась уже при знакомстве с ним и его трудоустройстве. Всеслав выразил полное согласие такой оценке и пожелал руководству университета торжественных проводов на пенсию, а им двоим - внеконкурсного занятия, как минимум, проректорских кресел. Уду оспорила это предложение: это слишком мелко и не стоит даже метить на уровень ниже народного комиссара по науке. Они сияли, рассматривая исчерканную разными почерками бумагу и взмывали в выси самовосхваления, когда в дверь заглянула секретарша.

-Чтимая Уду, -сказала она, -тут как раз звонят из редакционно-издательского отдела по поводу рукописи.

-Соедините.

-Мне можно идти? -спросил Всеслав.

-Да-да, конечно. Спасибо, чтимый Да!

Уже сидя за своим столом, Лунин услышал из кабинета заведующей все более металлизирующийся голос:

-То есть как "сократить объем"?! Ни в коем случае! Это исключено и даже в виде допущения не желаю беседовать на эту тему!

Секретарша довольно улыбнулась.

-Сейчас наша заведующая им покажет. -доверительно шепнула она Всеславу. -Типографы замахнулись на святое.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Общежитие университета

6 часов, 10-го дня 3-ей недели Желтого месяца, 9591 года от Озарения


При распределении в общежитии студентам предоставлялось право выбора между трехместными помещениями меньшей площади или более просторными четырехместными комнатами. Сдружившаяся два года назад еще во время вступительных экзаменов тройка девушек не колебалась. Они заняли триста восемнадцатую "трехместку".

На двери появилась картонная табличка:

"Если ты пришел с добром - сложи его у порога и можешь быть свободен. Киндзецху Иги, Цзанби Охэ, Гакха Адзи"

Киндзецху Иги - высокая, крепкая и стройная, выделявшаяся короткой спортивной стрижкой черных непослушных волос, - прославилась своей решительностью и нестандартностью рассуждений на семинарских и практических занятиях. Слегка склонная к полноте и импульсивная Цзанби Охэ стяжала известность не только в учебе, но и как актриса факультетского самодеятельного театра "Дилетант". Спокойная и уравновешенная, трудолюбивая и старательная Гакха Адзи заслужила у однокурсников прозвище "ходячей энциклопедии", а получение в пользование ее конспектов для пересдачи несданного зачета было страстной мечтой всякого двоечника.

На первом курсе девушек покорил курс истории древнего мира и они решили писать курсовые работы, а затем и дипломные сочинения именно по этой тематике. Киндзецху Иги избрала предметом своих интересов культуру империи Агранат. Но на втором курсе Цзанби Охэ внезапно открыла, что среди ученых-историков наибольшим интересом пользуются, как это ни странно, не экзотические государства древнего Материка, а страна предков - средневековый Грахацукский деспотат. И Охэ предательски перебежала к новому научному руководителю, чем вызвала бурное осуждение со стороны Иги. Кроме того, Иги выяснила, что и Гакха Адзи тоже оказалась ненадежной союзницей и может улизнуть на кафедру отечественной истории, дабы вплотную заняться изучением династической истории ранних Хагидов. Впрочем, эти разногласия ни в коей мере не повлияли на девичью дружбу.

... За отрытым окном мелкий долгий дождь шелестел по жесткой листве пальм. В 318-й вкушали преимущества выходного дня. Киндзецху Иги вернулась с утренней тренировки по ручному мячу, приняла душ и теперь наверстывала упущенное, доедая пирожки, оставшиеся от завтрака. Цзанби Охэ лежа читала затрепанную книгу, время от времени сладко позевывала. Гакха Адзи смотрела в окно.

-Иги, -не поворачиваясь спросила Адзи, -ты не лопнешь?

-Девочка хочет кушать. -Охэ встрепенулась и перестала читать. Она заложила книгу вырванным из тетради листком, хотела было развить тему, но Иги грозно нахмурилась.

-Молчу-молчу. -поспешно сказала Охэ. -Приятного аппетита, сестренка.

-А я забыла узнать расписание на послезавтра, -сообщила Адзи, -и не знаю, по каким предметам готовиться.

-Что бы вы без меня делали? -хвастливо спросила Охэ. -Вот!

Она вынула из книги закладку и, не вставая, перебросила на стол.

-Историография. -прочитала вслух Адзи, -Философия. Методика преподавания истории и обществоведения. У-у, опять...

-Кстати, -заметила Иги, наливая молоко в стакан, -ты совершенно напрасно прогуливаешь методику. Предмет - сверх ожиданий - небезынтересный.

-Подтверждаю. -согласилась Охэ, зевая в очередной раз. -Эй-эй, оставь мне молока.

-А что тут на обороте? -спросила Гакха Адзи, переворачивая закладку. -Откуда это: "Вузовские премудрости:

Если работа кажется легкой, значит, она трудна, а если работа выглядит трудной - она невыполнима. Студент сам по себе может и ошибиться, но полностью провалить дело может только студент за вычислителем. Студент считается толковым, пока не доказано противное, студентка считается бестолковой, пока не докажет обратное."

-Это как раз изречения Бидзанби Да, который читает лекции по методике. -пояснила Охэ.

-Мужской шовинизм? -с подозрением спросила Адзи.

-Нет, что ты, он достаточно умен и воспитан для этого. Написано же: вузовские премудрости.

-"Ни один преподаватель не помнит того, чего вы добились, зато у каждого есть полный список ваших ошибок. Преподаватели вечно сомневаются, кто из студентов заслуживает поощрения, но всегда знают, с кого взыскать. Если вы хоть раз сделали что-либо хорошо, преподаватель заставит вас это делать постоянно. Если наступает полное непонимание - прочтите, наконец, школьный учебник. Берите в научные руководители того, кто считает, что его работа занимает много времени и обходится дорого."

Адзи задумчиво хмыкнула: -Послушать его лекцию, что ли...


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Лекционный зал № 51 университета

5 часов, 1-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9591 года от Озарения


-Положите, пожалуйста, авторучки.-попросил Всеслав. -Все, что далее - не для конспектирования. Если вероятность того, что вы меня поняли неверно, составляла хотя бы одну миллионную долю процента, значит, вы меня поняли неверно. Так вот, настали сладостные минуты возмездия за вашу непонятливость. Отвечаю на вопросы, поданные в записках.

По аудитории прокатился тихий смешок. Аудитория была готова к окончанию занятия, ставшему уже традиционным.

...-Гм, об этом сказано, об этом - тоже... О, вот... "Покажите, пожалуйста, наглядно, как просчитывается коэффициент легкости чтения учебника". Всего-то навсего? Что ж, сами напросились.... -зловеще протянул Лунин и приступил к построению умопомрачительной формулы.

Гакха Адзи растерянно смотрела на лектора. Тема, казавшаяся до начала занятия бессмысленно-серой и бесцельно-тоскливой, за полчаса превратилась в вереницу увлекательнейших проблем и описания путей их преодоления. А самое главное - появились вопросы, в обязательном порядке требующие ответов. Но ответов приходилось теперь ждать до следующей лекции. И пришла почти детская обида на себя за то, что первые занятия были столь самонадеянно и бездарно пропущены.

Парни за соседним столом торопливо переносили формулу в тетради и уже затеяли ее обсуждение. Они азартно подчеркивали что-то друг у друга, отрицательно трясли головами и громко перешептывались. А Всеслав отошел от темно-зеленой доски, исписанной сверху донизу, он оттирал мел с пальцев, улыбался уголками губ и довольно поглядывал на спорящих.

В динамиках под потолком мелодично курлыкнул сигнал окончания учебного часа.

-Группа "А", не забудьте, что сегодняшнее семинарское занятие перенесли из пятьсот шестого кабинета в четыреста третий. -напомнил Всеслав перед тем, как отключить микрофон и выйти из лекционного зала.

На кафедре усатый доцент Цзук Га, ровесник Всеслава, ставил объемистый кофейник на электроконфорку.

-Бидзанби Да нарочно задерживается. -назидательно заметил он. - Бидзанби Да знает, что, согласно алфавиту, ему сегодня идти за бутербродами, но притворяется, что не знает. Однако Бидзанби Да не обмануть судьбы. Деньги уже лежат на его столе. Бери и топай в столовую. Четыре с сыром, два с повидлом, два с ветчиной, один с маринованными моллюсками, а для себя - с чем захочешь и сколько пожелаешь.

-Тоже с ветчиной. -решил Всеслав, собирая монеты. -Два.

Когда он возвратился с пакетом, кофейные ароматы наполняли кафедру. Бутерброды были мгновенно разобраны, Всеславу досталась большая чашка с улыбающимся персонажем популярного мультфильма - кактусом И.

Цзук Га восторженно рассказывал о том, как его семья провела прошлые выходные на Пятиозерье.

Всеслав слушал вполуха. Он уже знал, что после мировой войны любимые места отдыха островитян на океанских берегах пришли в упадок. Большое Западное Океанское Течение, некогда помогавшее кораблям Хага в их отчаянном пути, надолго стало могучим радиоактивным потоком, разбивавшимся об Архипелаги и омывавшим их почти полностью. На защиту от заражения уходили чудовищные средства. Пляжные комплексы переоборудовали в дезактивационные станции. Целые флотилии службы экологического надзора устанавливали фильтрационные полосы из тысяч буев-регенераторов. Беда не приходит одна: мутировали обитатели океана. Ожог полученный при прикосновении к метрового диаметра медузе приводил к летальному исходу. Полчища голодных морских ящеров буквально заполонили отмели. Морские ежи плодились с угрожающей быстротой. Был случай, когда пришлось просить помощи у Белого Флота, матросы устроили настоящую облаву на рептилий, а тральщики глубинными бомбами разрушали очаги размножения медуз. И только в последние годы экологи признали, что уровень зараженности Западного Течения приблизился к довоенному. Однако настоятельно рекомендовали не торопиться восстанавливать курорты и санатории на побережьях и даже вообще купаться в море. Впрочем, худа без добра не бывает и во всякой бочке дегтя всегда можно отыскать ложку мёда. Граждане империи с приятным изумлением признали, что их речки и, в особенности, озера предоставляют возможности для отдыха не в меньшем, а то и в большем объеме. Две последние шестилетки ознаменовались созданием настоящей индустрии отдыха на пресных водах. Да и привычка отдыхать "дикарями", вошедшая в моду среди жителей Черного Пояса, получила полное удовлетворение.

...-Мои дамы рано утром еще дрыхли без задних ног - и жена, и обе дочки. А я потихоньку выбирался на косу. Озерцо неподвижное, ни ветерочка, ни ряби... Небо потихоньку светлеет... Доплывал до камешка посреди озера, взбирался на него и сидел молча. Вода кругом голубоватая, прозрачная, песок и водоросли видно. Рыбины вялые, сытые еле шевелятся... Ах, как замечательно!..

Лицо Цзук Га буквально излучало счастье, Лунин внимал рассказу с полузакрытыми глазами и ему внезапно до невообразимого захотелось на озеро, в пахнущий джунглями неподвижный теплый утренний воздух.

-А путь к чудесному месту - большой-пребольшой секрет? -спросил он.

Цзук Га рассмеялся.

-Естественно. -сказал он. -Туда можно добраться негласным автобусом с нашего скрытого автовокзала. Потом еще минут десять расслабленным шагом по прекрасной тайной пешеходной тропе с зашифрованными указателями. Я тебе отдельно все растолкую.

Прогудел сигнал начала занятий.

-Замечательно. -вздохнула Хидзаци Уду, поднося кофейную чашку под струю воды над раковиной. -А пока, коллеги, всех, у кого по расписанию семинары и лекции, прошу по местам.

-Слушаемся, о повелительница. -согласился Цзук Га и подмигнул Всеславу. -У тебя сейчас семинар, Да? Как раз самое время представить себя валяющимся на мягком теплом песочке. А здорово я вас всех раздразнил?


Ход 33 | Чёрная пешка | Ход 35