home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 33

Электрописьмо

Гриф: "Обычно"

Куда: О.Бацуза, Черный Пояс город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

Кому:Бидзанби Да

Откуда о.Бацуза, Черный Пояс, город Бацузи,

Канцелярия управления по сдаче квалификационных экзаменов

Проспект Победы, дом 55, каб. 111

От кого: Хайзухэ Гэ,

Управляющего отделом учета


Чтимый Бидзанби Да!

Настоящим уведомляем, что на основании результатов сданных вами квалификационных экзаменов Вам определена седьмая степень компетентности и присвоено звание младшего научного сотрудника, что соответствует чину барк-лейтенанта флота или поручика сухопутных войск.

Рады принести Вам искренние поздравления и сообщить, что удостоверение соответствующего образца выслано заказным письмом.


8-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Конец документа


Рабочая. Локальная (СМС) связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции И.Ривкинду

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата 7 августа 2171 г.

Автор: Черная Пешка

Тема: операция "Штаб".

Содержание: закладка схрона


Здравствуйте, Ицхак!

Поскольку, как я понял, отныне Вы являетесь непосредственным попечителем операции "Штаб", прошу в ближайшее время создать мой личный схрон на о. Бацуза. Перечень оснащения - прилагаю.

Личная просьба: передайте, пожалуйста Дж.П.Ли, чтобы он сообщил свой новый индекс, потому что уже второе письмо ему вернулось с пометкой: "Индекс получателя отключен".


В.Лунин

Конец документа


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

6 часов 10 минут, 11-го дня 1-ой недели Бирюзового месяца, 9591 года от Озарения


Гарнитур привезли в разобранном и упакованном состоянии. Сборщики справились с работой за час, теперь в гостиной стояла, распространяя запах лака, новая мебель. Всеслав раскатывал по полу мягкий коричневый ковер, загонял складки под диван, край которого держал в приподнятом состоянии Даццаху Хо.

-Все. -сказал Всеслав, -Опускай.

-Слушаюсь. -пропыхтел Хо. Он осторожно поставил диван и огляделся. -Отлично. Замечательно. Чудесно. Не мешало бы еще торшер вот сюда. А картину - туда.

-Присмотрю. -пообещал Всеслав. -Пейзаж.

-С водопадом. -согласился Хо. -Ну вот, достойно гнездо горное орла гордого. Думай насчет новоселья.

-Уже подумал. Приглашаю тебя с женой.

-Спасибо. Кто еще ожидается?

-Никто. Знакомых здесь у меня пока нет.

-Это дело наживное. -утешил Даццаху, умываясь в ванной и надевая пеструю рубашку.

-Э, куда-куда? -забеспокоился Всеслав. -А посидеть за чаем?

-Извини, Да. -ответил Даццаху. -Видишь ли, завтра с раннего утра уезжаю в командировку, надо приготовиться. Ладно, всего тебе хорошего, не забывай, заезжай к нам почаще. Где живем - знаешь, полчаса скоростным трамваем - ерунда. Бывай!

Хо пожал Всеславу руку и скрылся за дверью. Лунин прошел на балкон, спугнув с перил задремавшую там птицу, помахал ему рукой.

-Продолжим. -сказал он, повернувшись и глядя в комнату. Расстегнул воротник, извлек кожаный футлярчик, висевший на шее, достал из него средство мобильной связи. Включил, выбрал режим "Контроль. Поиск следящих приспособлений". Направил датчики прибора на стены, потолок и пол. Как и предвидел Всеслав, никакого намека на присутствие подслушивающих устройств и камер наблюдения не было. Спецслужбам Империи личная жизнь эмигранта Бидзанби Да была по-прежнему глубоко безразлична.

-"Абыдна, чес-слово, паслушай, да, вныманыя савсэм никто нэ абрасчаит..." -пробормотал Всеслав, припомнив анекдот двухвековой давности. -Что ж, в таком случае пойду жарить яичницу. Кажется, ветчину мы еще не всю прикончили.


Саракш, Островная империя

Желтый Пояс, о.Бацуза, Большое Горное Кольцо, близ заповедника "Енотовый рай"

2 часа 75 минут, 4-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


-А вы зачем прибыли? -спросил Всеслав. -Я полагал, что теперь буду видеться только с врачом.

Ицхак Ривкинд развел руками.

-Тристан обследует вас по расписанию на той неделе - ответил он. -А что касается меня... Конечно, мог бы связаться по видеофону. Только какой смысл лететь на Саракш, чтобы оставаться на полярной базе и побеседовать с вами оттуда? Уж лучше с глазу на глаз, нет?

-Побеседовать? На предмет?

В глайдере запищало.

-Вы твердо решили закладывать схрон именно здесь? -спросил Ривкинд. -Выгружать эмбриомеханизм?

Всеслав кивнул. Ривкинд помахал пультом дистанционного управления, словно волшебник магической палочкой. Глайдер зашипел и открыл нижний люк. Оттуда выехала маленькая платформа на блестящих широких гусеницах. На платформе красовалось белое яйцо метрового диаметра.

-Быть может под этой скалой?

-Да, пожалуй. -согласился Ривкинд.

Платформа бережно сгрузила яйцо у основания серой гранитной стены и торопливо улепетнула назад в "Лич". Ривкинд перебрал кнопки на пульте. Яйцо покрылось сплетением багровых выпуклых жил, задрожало и начало острым концом погружаться в землю.

-Отойдите. -посоветовал Ицхак. -И так припекает, а сейчас оттуда вообще жаром потянет, словно из вулкана.

-Тогда, пока суд да дело, переброшу данные со своего СМС в память бортового вычислителя. - решил Лунин. Он скользнул в кресло пилота в кабине глайдера, не снимая висящего на шее средства мобильной связи, соединил его тоненьким кабелем с гнездом на панели, пощелкал клавишами.

-Не сбейте настройки курса возвращения. - сказал Ривкинд. -Не то улечу на Южный полюс вместо Северного.

-Не улетите. -невнимательно ответил Всеслав. -Это быстро. Вот и все.

Он выбрался наружу, старательно обошел раскаленное яйцо и по-турецки уселся под скальным навесом. Эмбриомеханизм ушел вглубь, почва в том месте неприятно шевелилась и подрагивала. Сейчас на глубине трех метров в горной породе шло сооружение небольшого бункера, отыскать который средствами, имеющимися в распоряжении саракшианцев, было никак невозможно. В таком бункере прогрессор в экстренной ситуации мог отсидеться пару суток в условиях полной автономии и подождать спасательной экспедиции. Случайное проникновение чужаков внутрь полностью исключалось.

-Вы просили почтовый индекс Джеральда Ли. Извольте. -сказал Ривкинд. -Ли будет восстанавливать здоровье на Пандоре.

-Спасибо.

-Передаю настоятельное пожелание: наши психологи выразили желание получить следующие отчеты Черной Пешки по стереотипам "аналитик" и "романтик".

-Заняться людям нечем? -вяло осведомился Всеслав. -Хорошо, доставлю им удовольствие, сочиню.

Он сидел на валуне, поджав ноги, обхватив колени руками, и смотрел на подрагивавшую землю.

-Скоро схрон вырастет, остынет и будет готов к применению. -сказал Ицхак. Они помолчали.

-Я прочел все присланные вами материалы. Вам здесь нравится? -неожиданно спросил Ривкинд. Всеслав пожал плечами и покосился на его горбоносый профиль.

-Уточните вопрос. -попросил он.

-Уточняю. Вам кажется симпатичным социальное устройство Островной империи. Вы его одобряете?

-Представьте себе, что хлынул ливень. -начал Всеслав. -Вам понравится? Одобрите? Проливной дождь - это хорошо или плохо? Над вами, рисующим акварелью на природе, - хуже некуда. Над вашим огородом, неделю мающимся без поливки, - отлично. Вам нравятся морские купания? Думаю, летом на тропическом пляже - да. Зимой среди айсбергов - сомневаюсь.

-Понимаю, к чему клоните. -согласно кивнул Ривкинд. -В политике и социологии критерии морали неприменимы. Не "хорошо-плохо", а "целесообразно-нецелесообразно", так?

-В общих чертах. Так вот, я считаю Империю социальным механизмом, полностью сообразным поставленной перед ним цели.

-А у вас, Всеслав, не создалось впечатление бесчеловечности этого механизма? Нет-нет, не стану в очередной раз рассусоливать о том, в какой степени малосимпатичен пресловутый Белый Пояс. В зубах навязло, честно говоря. Но давайте взглянем на благопристойный Желтый, насколько он человечен...

-Давайте. -терпеливо согласился Лунин.

-Там проживает большинство верноподданных граждан Империи, так называемые обычные, рядовые люди. На словах их признают основой имперского социума, славят их труд и образ жизни. Любое уничижительное высказывание в адрес этого образа жизни может ох как дорого обойтись невоздержанному на язык. Но реально-то что мы видим? Аккумуляторы изначально полагаются существами, у которых так мало желаний, что им нельзя предложить ничего мало-мальски сложного. Они обзаведутся квартирами, женятся или выйдут замуж, наплодят детей и мирно-сытно проживут жизнь. И то, что вы называли Первичной Идеей, Предназначением, сверхценным мировоззрением - какое им до этого дело? Вам не кажется, что социальный строй империи считает "желтых" по природе своей тягловыми животными? Упитанными старательными тупыми лошадками. Дали им заработать полное корыто отрубей, не меньше и не хуже, чем у соседа, позволили набить утробу и обеспечили раз в день незамысловатым телезрелищем. И изначально подразумевается, что возвышенное им незачем.

-А вдруг всё действительно так? -тихо и очень грустно поинтересовался Всеслав. Ицхак поперхнулся.

-Вы серьезно? -с ужасом спросил он. -Вы, знающий, что человек - не рабочий скот! Вы, учившийся в земной школе и впоследствии учивший детей? Внушите ребенку в колыбели, что наиглавнейшее в жизни - это трудолюбие, доброта и знание, что, помимо маленькой колыбели, есть еще безграничная Вселенная, которую нам надо освоить. И перед вами будет настоящий человек.

-Ключевые слова тут - "внушите в колыбели". -так же невесело сказал Всеслав, -Вам от них не страшно, Ицхак? Ведь это именно признание полной несостоятельности всех ваших... наших австралийских программ и прочих выкрутасов земной педагогики. "Раз уж паства не может действовать иначе как под внушением, давайте внушим ей с колыбели разумное, доброе, вечное". Что ж, тоже принцип, отчего нет... Земля его придерживается, но это ведь, согласитесь, не дает права возмущаться тем, что островитяне привержены иному подходу. Они никому ничего не внушают и не пытаются вырастить яблоню из семечка тополя. Просто тополя у них растут в одном месте, яблони - в другом. Тополя растут так, как им положено природой, яблони - иначе.

Вы, Ицхак взяли в качестве примера десятки миллионов "желтых" островитян? Пусть так. Но кто они? Предельно интегрированные личности, не генерирующие собственных желаний и стимулов. Мировоззрение их практически полностью подчинено усредненному коллективному сознанию всей "желтой" части социума и в значительной мере именно этим коллективным сознанием и сформировано. Подобный биосоциальный тип возможен на основе если не предельной, то уж как минимум весьма сильно развитой ориентации личности на управление извне. Для аккумулятора единственным источником стимула действий добровольно служит социум в его конкретном выражении: ближайшее окружение, "начальство", "учители и наставники". И "желтая" личность формируется тем неизбежнее, чем более плотным является социум и чем меньше возможности у человека из такого социума элементарно удалиться. Так что же, вы не согласны с тем, что островитяне, в отличие от землян, решили не воевать против законов мироздания, не "внушать в колыбели"? Хм...

-Ну, знаете ли... - с сомнением протянул Ицхак Ривкинд.

Земля над местом работы эмбриомеханизма прекратила шевелиться. На поверхность вылез здоровенный бурый гранитный обломок со стесанным верхним краем.

-Готово. -сказал Ривкинд. -Испытайте, брат прогрессор.

-Не обожгусь?

-Нет.

Всеслав приблизился к камню и опасливо потрогал его пальцем. Камень был теплым и совершенно обыкновенным. Тогда он приложил к торцовому краю правую ладонь. Почти сразу же откуда-то снизу послышался глухой хлопок, неподъемный с виду камень плавно отодвинулся вверх и вправо, открывая освещенный небольшими лампами квадратный ход в подземелье.

-Сейчас переместим туда вещи, которые вы просили доставить. -сказал Ривкинд, опять манипулируя пультом. Все та же юркая платформа выкатила из глайдера, и подвезла к люку несколько титановых контейнеров. Рядом с ней семенил многофункциональный кибер. Он цеплял контейнеры за ручки, исчезал с ними в квадратном отверстии, выпрыгивал и вновь хватал груз. Так повторилось пять раз.

-Вот и все. Сезам закройся. -подытожил Ривкинд. -Пользуйтесь на здоровье.

-Благодарствую сердечно.

-Пора лететь.

-Гладкого моря и быстрого пути! -пожелал Всеслав.

Ривкинд усмехнулся и уже сидя в кабине спросил: -Пешка, а ведь вы так не ответили: вам здесь нравится?

Лунин молча помахал рукой.


Саракш, Островная империя

Желтый Пояс, о.Бацуза, Большое Горное Кольцо, близ заповедника "Енотовый рай"

4 часа 80 минут, 4-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Один из двадцати двух заповедников острова Бацузы под названием "Енотовый рай" находился у подножья Большого Горного Кольца, на внешней стороне, верст на сто двадцать южнее Цугазая. Заповедник был комплексным: ландшафтно-природо-историческим. К его двум тысячам квадратных верст вела проложенная по джунглям идеально прямая "бетонка". На въезде в "Енотовый рай" по обе стороны шоссе красовались большие щиты, призывавшие праздно любопытствующих без лишней необходимости не тревожить обитателей заповедника. Впрочем, убедительные призывы были совершенно излишними: праздно любопытствующих здесь не было. Шоссе огибало с севера берег Овального озера и распадалось на узкие дорожки между жилыми и лабораторными корпусами научного центра. Там работали восемьдесят семь егерей и смотрителей, зоологов и ботаников, почвоведов и гидрологов, геофизиков и сейсмологов. А также один археолог - девушка двадцати четырех лет от роду, которой оказывали снисходительное покровительство тридцатилетние "старики".

Всеслав, чертыхаясь, выбрался из густого кустарника и оказался у входа на крохотный пятачок для стоянки служебного автотранспорта. Пятачок был старательно охвачен двойной оградой из металлической сетки, как, впрочем, вся остальная территория научного центра.

Долговязый и чернобородый молодой человек в полном облачении егеря сидел, подперев руками голову на старой автомобильной покрышке и сквозь сетку смотрел на приближающегося Всеслава. Глаза его были исполнены покорности судьбе.

-Гацу ба-дацу, кактусы тут, однако... -жалобно произнес Лунин. -Добрый день. Я Бидзанби Да, живу в Цугазае, работаю в университете на факультете истории и филологии, кафедра методики преподавания обществоведческих дисциплин.

По всем вероятиям егерю-бородачу было не привыкать встречать полчища школоведов и дидактов, ближе к полудню выбредающих из джунглей. Он флегматично и обстоятельно оглядел Лунина и ответил:

-Здравствуйте. Заходите, только тщательно закрывайте за собой воротца. Нет-нет, на обе щеколды, пожалуйста. Не то все растащат.

Чернобородый невозмутимо поднялся, шаркая подошвами высоких шнурованных ботинок, двинулся к двери лабораторного корпуса.

-Подождите! - воскликнул Всеслав. - А к кому можно обратиться? Я, видите ли, слегка заблудился.

Бородач, не оборачиваясь, ответил:

-Обращайтесь ко мне. А еще лучше идите следом.

Всеслав заторопился за ним.

-Скажите, -осторожно спросил он, -кто тут... ммм... все растаскивает.

-Еноты. -безнадежно сказал егерь. -Они народ патологически хозяйственный, волокут в норы все, что плохо лежит. Не удивлюсь, если завтра угонят машину или утащат всю библиотеку вместе с каталогом. Кстати, сетка - против них. Помогает, но не всегда. Третьего дня застал на складе матерого мордастого самца. Он распечатал картонный ящик с макаронами и аккуратно доставал оттуда пачку за пачкой. Для дома и семьи, так сказать.

В корпусе, кажется, не было принято закрывать двери. Из-за одной слышалось:

-Постой, не бросай трубку, дослушай. Не швыряй, говорю, телефон разобьешь! Ну, нет сегодня свободных датчиков, нет. По буквам: н - е - т. Ни одного. Завезут в конце недели из института - сразу получишь. О, какой ты мудрый! А то никто бы не догадался съездить в Цугазай! Только вот в институте датчиков пока тоже нет, дружок. Со старых участков снимать не позволю, не надейся. Ну и что же, что давно стоят. Не разрешаю. Все. Точка. Ах, жаловаться? Да хоть самому академику. Успехов тебе в этом тухлом деле.

Со стороны противоположной двери доносился монотонный треск печатающей приставки вычислителя.

А вот в лаборатории № 4 дверь вообще было невозможно закрыть по причине ее отсутствия. Там не меньше десятка человек окружили стол, навалились на него животами и о чем-то бурно спорили. Говорили все одновременно, умудряясь слышать друг друга.

-Изменений не выявлено. То есть вообще. По-моему этого и следовало ожидать

-А черви? Черви-то!

-Други мои, а нет ли тут ошибок?

-Ошибок! Дали бы мне вычислитель вдвое мощнее - не было бы сомнений.

-И получили бы доказательства мутаций. А то "не выявлено, не выявлено". Выявим!

-Ребятишки, а вот тут, кажется, неточность. Не два уровня на графике, а три.

-Ну?! Кто чертил?

-Я. Так ведь вручную же. Ботаники уперли широкую приставку к вычислителю и печатают свою большеформатную статистику. В цвете, между прочим.

-А ты отдал? Позор!

-Сам бы попробовал... Они же сильные, упитанные и их больше.

-Пусть уж... Давайте перепроверим вручную в грубой прикидке, потом нападем на ботаников, отберем приставку и примемся за работу по-настоящему.

Егерь и Всеслав вошли в небольшую комнату с окном во всю стену, сплошь уставленную разнообразными приборами. Над клавиатурой вычислителя вопросительным знаком завис полный парень в голубом халате.

-Цу, - позвал бородач и замолчал.

Цу повернулся к вошедшим круглым улыбающимся лицом, пару-другую секунд рассматривал их, церемонно склонил голову, потом вновь уткнулся в экран, по которому ползли через клетки координатной разметки яркие синие кружочки.

-Переселяются. -сказал он. -За болота. Вместе с детенышами. Наверное, думают, что там мы их не достанем.

Егерь шумно вздохнул. Цу отодвинул клавиатуру, повернулся на стуле и поинтересовался:

-С кем имею честь?

Всеслав терпеливо отрекомендовался еще раз.

-Он заблудился. -добавил бородатый егерь. -В Гнилом логу.

-А как вас вообще туда занесло? -с неподдельным интересом спросил Цу. -Все искатели неприятностей предпочитают заблуждаться в Межовражье. Это традиция.

-Не ищу неприятностей - раз и не люблю традиций - два. -решительно сказал Всеслав.

-Это хорошо. - одобрил Цу. -Мои подопечные - тоже не любят традиций и мыслят нешаблонно. Вот взяли и подались подальше. Все помеченные. Три стаи.

-Три стаи кого?

-То есть как это - "кого"? -оскорбился Цу, -Бурых крысокротов. Конечно, все же работают с енотами. Всем интересны эти полосатые прохвосты в роскошных шубах. И никто, кроме младшего научного сотрудника Цу, не занимается немодными, заброшенными, бедными крысокротами. А они, между прочим, ничуть не уступают енотам, только гораздо скромнее. Они...

-Кто-то поедет сегодня на семнадцатую версту? -прервал его бородач. -Пусть подбросят заблудшего до автобусной станции.

-Угу, - сказал Цу. - Безусловно, поедут и, без сомнения, подбросят. А заодно отправят телеграфом наши с тобой заявки. Так официальнее. А то мои покорнейшие просьбы электронной почтой воспринимаются как абстрактные вздохи о несовершенстве жизни... и реакция на них, соответственно, нулевая. Между прочим, придется отправляться уже через десять минут.

Он пристально посмотрел на егеря.

-Послушай, может быть, ты и смотаешься, а? Так надежнее. Возьми тексты телеграмм.

-Ну-у... -заныл бородач.

-Вот и великолепно! -подытожил Цу, обаятельно улыбаясь. -Только, чтобы было быстрее, возьми не легковушку, а второй вездеход, пока его не зацапали сейсмологи. А то они уже бегали с канистрами.

-Поехали. -понуро сказал егерь, обращаясь к Лунину. -Еще одно доказательство того, что гуманизм наказуем. Вот, помог вам и подвернулся под руку этому людоеду.

-Между прочим, -сказал Цу, -за твои интересы людоед борется даже больше, чем за собственные, не заметил?

-Уже выезжаю.

Вездеход выглядел аскетически. Он представлял собою каркас из прочных металлических труб на четырех широких колесах. Еще имели место жесткое сидение на двух человек, мощный двигатель и полдюжины больших фар, уставившихся в разные стороны.

Бородач сказал со вздохом:

-Размещайтесь справа. Кстати, не боитесь тряски? Очень хорошо, что не боитесь, потому что выезжать будем не через главные ворота, а во-он там. Чтобы с сейсмологами, упаси Глубинный, не встретиться. Он завел мотор и хихикнул:

-А то они только что спирт в бак заливали-заливали...

Вездеход рванул с места, устремился к затянутым железной сеткой створкам. Они едва успели распахнуться перед даже не вздумавшей притормозить машиной.

-Все жаждут работать! -пожаловался егерь, закладывая лихой вираж, -Сейсмологи? Жаждут. Энтомолог? Тоже. И если бы всем был нужен только вездеход! И если бы в институтах Цугазая не стояла целая очередь желающих поработать в "Енотовом раю"...

Машина вынеслась на бетонную полосу и помчалась по зеленому коридору. Внезапно егерь резко вдавил тормозную педаль и Всеслав едва успел схватиться за трубу бокового обвода.

-М-мерзавец! -смачно сплюнул бородач. -Нарушитель правил дорожного движения. Эх, газового ружья под рукой нет, заряд сероводорода бы ему в толстую морду. Сугубо из воспитательных целей. Чтоб провонял, чтоб чихал полдня и чтоб от своей енотихи схлопотал за возвращение в родную нору в непотребном виде.

Посреди дороги сидел спиной к вездеходу и флегматично чесался крупный зверь. Он обернулся, скучающе оглядел машину, зевнул и неторопливо удалился в придорожные кусты.

-Обнаглели.-эмоционально констатировал егерь. -Давно говорю - в заповеднике нужен зоопсихолог.

Вездеход вновь устремился по идеально прямой бетонке.

-На пересечении с грунтовой дорогой вас высажу, -извиняющимся тоном пояснил бородатый, -потому как там остановка и вам дальше - прямо. А мне к почте - направо. Автобус подъедет через пятнадцать минут. Устраивает?

-Еще бы! Огромное спасибо! -поблагодарил Всеслав.

-Не за что. Заблуждайтесь еще, будем всегда рады помочь.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

6 часов 20 минут, 4-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Бело-зеленый лупоглазый автобус вкатил на окраину Цугазая. Всеслав блаженно полудремал, изредка поглядывая в окно.

Имперский общественный транспорт был явлением уникальным и аналогов на Саракше не имел. До революции и гражданской войны такового вообще не существовало. Поэтому его пришлось не восстанавливать, а создавать. Первый шестилетний план был посвящен ликвидации разрухи и выведению хозяйства на дореволюционный уровень. При выполнении второго шестилетнего плана островитянам тоже было не до автобусов: строили школы и институты, больницы и электростанции и торопливо вооружались. Только в документах третьей шестилетки появилась скромная графа: "формирование и оснащение организаций, занимающихся пассажирскими перевозками".

Имперское правительство совершенно сознательно ограничило выпуск легковых автомобилей. В частные руки они не продавались и распределялись по государственным организациям и таксопаркам. Рядовой гражданин мог приобрести в личную собственность только подержанную машину, списанную этими учреждениями. Впрочем, особого желания островитян стать владельцами железных коней Всеслав не заметил. Обычно к этому стремились лишь страстные обожатели техники. Все прочие дружно предпочитали пользоваться блестяще организованными услугами служб пассажирских перевозок.

Островитяне начали с автобусных линий и очень скоро добились внушительных успехов. Сейчас имперские заводы выпускали три стандартных варианта машин: городские миниавтобусы, двухэтажные автобусы повышенной вместимости и междугородние улучшенной комфортности. Первоначально на них устанавливали карбюраторные и дизельные двигатели. Однако, впоследствии после вздорожания нефти (на Архипелагах ее было не так уж много, а себестоимость добываемого в море "черного золота" сочли высокой) и после принятия экологических программ начался массовый перевод транспорта на газовое и спиртовое топливо. Теперь только около 40% автомобилей заправлялись бензином.

Трамваи и троллейбусы были совершенно не похожи на те, что стоят в земных музеях. Никаких проводов над улицами натянуто не было. Электротранспорт работал от мощных аккумуляторов, которые в основном подпитывались ночью, и дополнительно - на остановках, когда вагон прижимался установленными на крыше контактами к контактам заряжающих устройств.

Автобусный и трамвайно-троллейбусный парки городов империи поддерживались в идеальном состоянии. Машин было много, линии движения продуманы очень тщательно, график поражал плотностью и четкостью. Всеслава всегда поражало то, что автобусы подкатывали к остановке в строгом соответствии с расписанием: погрешность составляла не более минуты. При этом даже в часы пик - никаких толкотни и давки. Лунин невольно сравнивал все это с плотно набитыми железными коробками, замучено ползущими по хонтийским улицам, смердящими голубым дымом отвратительных моторов, застревающими в пробках бок о бок с грязными мусоровозами и полицейскими "бобиками" с воющей сиреной. Да и метро в столице бывшей Отчизны до его затопления было не лучше.

При неуклонном росте заработной платы островитян стоимость билетов в общественном транспорте оставалась постоянной. В салонах стояли автоматические кассы из прозрачного пластика, пассажир опускал монетку, отрывал билет и ехал до нужной остановки. При этом Лунину никогда не доводилось видеть безбилетников. В сознании островитян незыблемо сидело убеждение, что проезд "зайцем" - позорнейший из позоров. Фу, до какого же состояния человечек опустился, что экономит на такой мелочи!

Большинство транспортных средст находилось в государственной и коммунальной собственности. Но не все: любой совершеннолетний гражданин Империи имел право после медицинского освидетельствования и сдачи экзаменов на право вождения приобрести автобус и получить у местной коммуны подряд на работу водителем. При этом он брал на себя обязательство строжайшего соблюдения графика движения, всех правил перевозки пассажиров, а весь сбор, за вычетом налогов, становился его доходом. Всеслав прочитал где-то, что такие подрядчики составляли почти десятую долю всех водителей.

-Приехали. - кто-то осторожно прикоснулся к руке Всеслава. -Смотрю, вроде бы спите.

-Да вот укачало чуточку. -смущенно улыбнулся он. -Благодарю.


Электронное письмо

Дата: 3 часа, 6-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения

Куда: Черный/Бацуза/4-Цугазай/выч.8075-В

Кому:Бидзанби Да

Откуда: Желтый/Цаззалха/43-Дезго-Гайхози/выч.8805-Е

От кого: Цзанхаги Оки


Добрый день, старший!

Мы очень по тебе скучаем: и я, и мама. Вспоминаем каждый день. А мама всегда при этом становится такой грустной...

Как твои дела? Что нового?

Письмо с фотографиями получили и порадовались тому, как ты удобно устроился.

Надеюсь, теперь будем переписываться чаще, потому что дома появился наш личный вычислитель, подключенный к "Паутине" - мама купила в рассрочку, как обещала.

Чувствую себя хорошо. Отращиваю волосы, скоро будут такими же, как до болезни. Врачи, медсестры и нянечки продолжают удивляться тому, что я поправилась. Надоедают постоянными осмотрами и анализами. А один врач из академии сказал, что из тех проб крови, которые у меня брали, они будут делать лекарство, чтобы лечить рак крови у других детей. И назовут это лекарство как-нибудь в мою честь. Хотя, конечно, надо бы - в твою, старший.

Ужасно надоела отваренная говяжья печень. Говорят, что полезнее для меня сейчас ничего нет. Мама кормит меня ею с разными гарнирами, но уже никаких сил нет жевать эту галошу. И гранатовый сок три раза в день уже внутрь не заливается. Охо-хо...

Гуляю подолгу и почти не устаю. Но в школу следующие полгода ходить все же не буду. Главный доктор настоял на домашнем обучении и директор гимназии тут же согласился. Ну, не знаю... Без класса, парт и доски - уроки не настоящие!

Цезай растет не по дням, а по часам. Даже по минутам. Очень любит вареных кальмаров, но от другой еды тоже никогда не отказывается. Мама ужасается его аппетиту. А в тапочки, чтобы не трепал, даже приходится на ночь класть мешочки с сушеной горчицей. Его все любят, окрестные собаковладельцы уже договариваются с мамой о том, чтобы, когда он вырастет, стал отцом щенков у их собак. Но думаю, что к семейной жизни наш пес не приспособлен. Он любит побегать, обожает загонять котов на деревья и выкапывать жуков из газонов, только мы ему этого, разумеется, не позволяем.

Не передумал ли ты, старший, и по-прежнему ли ждешь меня и маму на зимних каникулах? Кстати, к тебе хотели заехать дедушка с бабушкой, чтобы поблагодарить за заботу обо мне, но опасаются, что ты посчитаешь это бестактностью. Можно им это сделать?


Жду ответа

Оки


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

3 часа, 10-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


На Бацузе спалось лучше некуда. Опасения насчет москитов оказались совершенно необоснованными, Всеслав постоянно держал окна распахнутыми настежь. Свежий ночной воздух замечательно пах йодом, солью и еще чем-то морским. Под утро в окна врывался ветерок с гор и приносил запахи зелени.

Утро этого выходного дня началось совершенно обычно.

Всеслав достал помазок, взбил пену, подержал бритву под струей горячей воды. Все бы хорошо, но вот в изготовлении лезвий островитянам явно не мешало бы совершенствовать технологии. Тупятся быстро. И бриться приходится в два прогона. А потом не обойтись без увлажняющего крема: кожа быстро сохнет. Он смотрел в зеркало, точными движениями убирал белые хлопья со щек.

Все произошло внезапно.

Сравнить это было не с чем. Больше всего это, пожалуй, походило на страшный, вместе с тем совершенно беззвучный и безболезненный удар в затылок от кото ...


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

3 часа 49 минут, 10-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


...рого подкосились ноги, во рту появился металлический привкус и пришло головокружение.

Бидзанби Да пришел в себя и оказалось, что он сидит на краю ванной. Кожу лица омерзительно стягивает засохшая мыльная пена. В руке бессмысленно зажата безопасная бритва.

-"Что-то произошло. Произошло? Сейчас? Сейчас, это когда? Только что было три часа утра. Стрелка на трех пятидесяти. Почти полчаса... Не помню. Чего не помню?

Что со мной? Может быть амнезия? Бред! Как в сериалах Желтого Пояса, гацу ба-дацу... Я, Бидзанби Да, эмигрант с Материка, ныне гражданин Островной Империи, находясь в здравом уме... Место жительства: Новостройки, Голубиная... Место работы: университет, историко-филологический факультет... Личный вычислитель №8075-В... Паспорт, сберегательная книжка и прочие документы лежат в левом ящике шкафа. Собирался после завтрака на продуктовый рынок - можно пешком, а можно на трамвае. Потом хотел зайти в магазин электротоваров. Это за парком.

Помню? Вроде бы все в порядке... А что кроме этого? Кто я еще?

Всеслав... Глебович... Лунин... нет, не могу, дьявольщина, раскалывается голова!"


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31

9 часов, 10-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Всеслав сидел на освещенном уличными фонарями балконе с большой чашкой свежезаваренного крепкого чая. К ночи он пришел в себя и теперь пытался разобраться в произошедшем.

Впервые ему стало страшно. До сегодняшнего утра в нем бесконфликтно уживались прогрессор-землянин В.Г.Лунин и саракшианец Бидзанби Да. Сбоев в работе установленного психологами "альфа-переключателя" личностей не наблюдалось. Психоблокировка оставалась на надлежащем уровне. На кондиционирование - никаких нареканий. А вот сегодня... Он сидел на холодном краю ванны, держал в руке извлеченное из кожаного футляра СМС и, преодолевая мучительную головную боль, вспоминал, как нужно активизировать режим связи. Средство мобильной связи мгновенно распознало ладонь хозяина, услужливо раскрыло панель. Но из памяти Лунина стерлись цифровые коды, исчезли навыки обращения с прибором. С трудом всплыло из глубины: "Тристан... Саракш-2... Вызов глайдера..." И густела мерцающая малиновая пелена перед глазами. Однако - стоило лишь отвлечься от всего, что было связано с личностью Всеслава Лунина - боль мгновенно и бесследно исчезала.

Бидзанби Да почти весь день пролежал на диване, глядя в потолок, покрываясь потом от приступов, сопровождавших каждую попытку возвращения в привычный образ землянина. Безусловно, квартиру покидать в таком состоянии не следовало и все походы по магазинам пришлось отменить. В полдень он сварил и съел овсяную кашу. Не потому, что был голоден, а оттого, что пришло время обеда. Несколько минут проверял, выключены ли газ и вода. Медленно прошел к дивану, бросил на него подушку и плед. Попытка погрузить себя в часовой сон в "будильниковом" режиме отозвалась адской ломотой в висках.

Но он все-таки провалился в забытье.


И было больно...

Город исчезал. От него осталась только маленькая комната с желтыми стенами и без окон, старым оранжевым пластмассовым абажуром над тусклой лампочкой и полуоткрытой дверью. Мальчишка лежал на крашеном деревянном полу, уткнувшись в него лицом. Немели неудобно подвернутые под тело руки, опереться на них и встать было решительно невозможно. Он застонал, сжал зубы, рывком поднялся на четвереньки, потом, шатаясь, выпрямился. Переставляя непослушные ноги, двинулся к двери, толкнул ее плечом, больше всего боясь выронить Мишку. Снаружи кроме темноты не было ничего. А перед самым порогом лежал в луже крови убитый рыжий пес.

Тогда мальчишка закричал в темноту:

-Ма-ама!!

Большего не потребовалось.

-Я здесь, сынок.


Всеслав очнулся, когда уже стемнело. Осторожно постарался восстановить в памяти инструкцию по обращению с СМС. Представить лица Экселенца, Тристана, Слона, Джеральда Ли. Припомнить путь по улицам Окленда к зданию КОМКОНа-2. Получалось, но с огромным трудом, словно резал тупым ножом комья мокрой ваты. Хорошо хотя бы то, что исчезла кошмарная боль. Похоже, удастся придти в себя, однако придется сообщить обо всем Лоффенфельду. И уповать, что тот не отправит незамедлительно на Землю.

На кухне Всеслав высыпал четверть пачки заварки в чайник, залил крутым кипятком. Вышел с чашкой на балкон. Сел на табурет, с наслаждением прижался лбом к прохладной стене.

-Что делать-то будем, чтимый Бидзанби? -прошептал он. -Такого ты даже предположить не мог, а? Совсем плохо.

Рядом застрекотала цикада.


Саракш, Островная империя

Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай

Цугазайские Новостройки

6 часов, 11-го дня 2-ой недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Как почти все небольшие населенные пункты Бацузы, Цугазай был выстроен совсем недавно и по нетрадиционным архитектурным подходам. В джунглях проложили, руководствуясь принципом наименьшего ущерба природе мощеные каменными плитами дороги, создали тщательно скрытую канализационную сеть, протянули по подземным тоннелям кабели электроснабжения и связи. И только потом начали строить здания, тщательно вписывая их в здешний ландшафт. Жилые дома и магазины, учебные корпуса и студенческие общежития буквально тонули в зелени. Мелкая живность не только не покинула лес, но еще и умножилась, искусно играя на страстном желании местной ребятни "угостить печеньем во-он того хомячка".

Асфальтных пешеходных дорожек не было и в помине, их с успехом заменяли засыпанные песком тропинки. Часто попадались деревянные и бамбуковые скамьи под островерхими крышами, успешно защищавшими отдыхающих от тропических дождей.

Лунин возвращался с рынка и решил немного прогуляться по пути домой. Он прошел вдоль длинного пруда, с удобством разместился на одной из скамей, запрокинув голову на бамбуковую спинку и некоторое время сидя в полудреме. Вдруг кто-то потеребил его за палец. Всеслав повернул голову и встретил требовательный взгляд уцука - местного бурундука.

-Дань собираешь, вымогатель? -осведомился Всеслав. Зверек пискнул.

-А вот я тебя сейчас на жадность проверю ... -коварно пообещал Всеслав. Он порылся в сумке и достал румяное ароматное яблоко. Уцук не возражал. Но яблоко было выбрано самое крупное - чуть ли не в половину веса самого грызуна. Зверек вцепился в плод и поволок его к дереву. Всеслав с любопытством следил за развитием событий. Уцук медленно полез вверх по стволу дерева, на верхушке которого, вероятно, было его гнездо. Тяжелое яблоко оттягивало его голову то влево, то вправо, загораживало обзор и пару раз зверек натыкался на ветки. Препятствия он встречал недовольным ворчанием сквозь зубы, держащие яблоко мертвой хваткой. Добравшись до первой развилки, уцук, тщательно уложил в нее добычу и некоторое время отдыхал, тяжело дыша.

-Пот со лба сотри лапой. -посоветовал, улыбаясь, Всеслав. Грызун проигнорировал предложение и продолжил подъем. Совершенно измотанный он добрался до вершины. Гнездо было - лапой подать.

И тут яблоко упало.

Окрестности огласились разнузданным сквернословием на уцукском языке. Всеслав беззвучно смеялся, глядя вверх. Животное исчерпало запас ругательств не раньше, чем через три минуты, перестало пищать, изнеможенно спустилось и принялось с выражением исполняемого долга объедать яблоко прямо на земле.

На противоположный конец длинной скамьи плюхнулась тройка молодых людей студенческого вида в коротких синих штанах, в синих безрукавках с белыми надписями "Археология -9591" на спине и в сандалиях на босу ногу. "Практиканты. - понял Всеслав, -Выбрались в город с полевого лагеря".

-Едем через час! - объявил один из них, со всхлипом всасывая сразу треть стаканчика мороженого. -Интересно, пока мы были в городе, наши уже совершили эпохальное открытие, или нас ждут?

-Ясно, ждут. -убежденно ответил второй. -Что вообще они сделают, пока мы не привезем консервы? Сначала нормальные люди открывают с тушенкой банки, потом - с находками стоянки.

-Поэт. -укоризненно заметил третий. -Творец. Рифмы-то какие, а! Вот кабы еще считать умел вдобавок ко всем талантам... Мы почти пятерку сдачи могли выгадать на ящике молока, купив в другом магазине.

-Подлинно, могли, о, мудрейший! - воскликнул первый и проглотил остатки мороженого.

-Ребята, -сказал второй, -а шеф и впрямь надеется найти скелеты обезьянолюдей?

-Отчего нет? У шефа чутье. Помнишь, его аспиранты прозевали данные разведки, а он сразу все усёк: "Это не простая битая галька, а орудия труда! Роем!"

-Пора, парни, пойдемте на пристань, скоро катер прибудет.

-Грянем "Вверх по речке, вверх по Цуке"?

-Не приведите боги! -испугался третий студент, -На катере пой или в джунглях, от нормальных людей подальше.

Всеслав проводил задорных практикантов одобрительным взглядом. Недолго им работать. Через две недели закончатся каникулы. После Праздника Полей и Зверей начнется первый осенний месяц - Желтый. А вместе с тем откроется учебный год. Ремонтные бригады заканчивают свои работы в школах и вузах. На кафедре методики преподавания обществоведческих дисциплин тоже было произведено плановое переустройство с заменой мебели. Хлопотливый завхоз факультета истории и филологии дважды осведомлялся у Всеслава о его росте, чтобы подобрать вращающееся кресло и стол.

Уцук, объевший яблоко, вновь полез с огрызком наверх. На этот раз предприятие завершилось успехом.

-"Его пример - другим наука". -нравоучительно заметил Всеслав. Уцук, не оглядываясь, ворчливо огрызнулся.


Рабочая. Локальная (СМС) связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции К.Бхартримурти

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата 19 августа 2171 г.

Автор: Черная Пешка

Тема: операция "Штаб".

Содержание: взлом сетей


Здравствуйте, Кшанти!

Благодарю за переходное устройство для подсоединения СМС к здешним вычислителям. Пробы, как кажется, прошли весьма успешно. Тем не менее, решительно не соглашусь с предложенной вами идеей тайного проникновения в память правительственных или флотско-армейских вычислителей, содержащих информацию стратегического характера. Этого делать ни в коем случае нельзя! Аргументирую.

Не потому, что это невозможно. Как раз наоборот, взлом сети не составит особого труда.

Не потому, что опасно и грозит провалом взломщику - уйти на Землю с информацией также можно без особых усилий.

Пагубность подобной операции вижу в совершенно другом.

Если вы обратили внимание, разделенное на Пояса общество островитян очень прозрачно. Понятия государственной тайны и закрытости информации в империи весьма и весьма условны.

Представьте себе две ситуации.

Первая: необходимые вам сведения спрятаны в бронированный ларец. Замки с секретами. Минное поле вокруг. Патрули с собаками и пулеметами. Все только и ждут, когда вы туда полезете.

Вторая: нужная информация находится за символической фанерной дверцей, запертой на проволочный крючок. На дверце записка: "Вам сюда не нужно. Тут находится то, что вам бесполезно и неинтересно". И каждый знает, что, прочтя, вы не коснетесь крючка.

Так вот, режим секретности в Империи - как раз второй случай. Сведения определенного рода здесь не то, чтобы наглухо закрыты и изолированы, запаролены и зашифрованы... Нет, скорее, сложены в таких отсеках и сусеках служебных вычислителей, в которые нормальному обывателю и соваться-то не придет в голову. Знаете старинный анекдот: -"В прериях скачет неуловимый Джо". -"Почему неуловимый - поймать не могут?" -"Нет, никто не ловит, никому он не нужен."

В самом деле: кому и зачем нужно лезть в память чужого вычислителя? Что может заинтересовать обывателя Желтого Пояса в материалах Адмиралтейства? А если все же оный обыватель случайно забредет в память адмиралтейского вычислителя, блуждая по Паутине? Увидит вежливое предупреждение: "Извините, здесь хранится служебная информация, доступа к которой у вас нет" и просто оставит негостеприимную страничку. А чем привлекательна для офицера Белого Флота информация вычислителя лингвистической лаборатории из Черного Пояса? В общем, мотив удовлетворения нездорового любопытства отпадает совершенно.

Теперь о резоне выгоды. Быть может кому-то придет на ум, взломав банковский счет перекачать на собственную сберегательную книжку пару-другую миллионов? Абсолютная бессмыслица! Отсутствие в империи крупной частной собственности вызовет незамедлительный вопрос окружающих: "Откуда доходы, братец?"

Мотив удовлетворения от причинения неприятностей другим? Влез в чужой вычислитель, вычистил память, стер, что мог, и злобно хихикаешь, потирая шкодливые ручонки... Нет, ничтожно мала вероятность и такой мотивации. Островитяне единодушны в своем отношении к вандализму. За нарочно сломанное отпрыском деревце родители отдуваются так долго и обильно, что более серьезные прегрешения вообще трудно представить. Да и потом невообразим настолько интеллектуальный вандал, чтобы преодолеть защитные шлюзы "Паутины" и не оставить своего обратного адреса, по которому его легко разыщут. А там - одна перспектива: на Казхук в чем мать родила.

Шпионаж? Но я уже, кажется, достаточно подробно объяснил по каким причинам Империя практически неуязвима для разведок Континента.

А теперь представим себе, что "струпы"[194] обнаружили следы мощного несанкционированного проникновения, допустим, в правительственные вычислители. Что они предположат, как будет реагировать контрразведка, остается только гадать, не ограничивая себя в полете фантазии.

Нет, делать этого нельзя ни под каким видом.


Черная пешка

Конец документа


Ход 32 | Чёрная пешка | Ход 34