home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 22

Саракш, Островная Империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

5 часов 90 минут, 9-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Девятый день недели согласно имперскому трудовому распорядку был сокращенно-рабочим. Архив готовился к закрытию через десять минут и дежурные кропотливо лепили пластилиновые печати на дверцы шкафов и сейфов.

Над столом дежурного красовался листок ватмана с каллиграфически выполненными рукой Лунина и преподнесенными в дар архивистам высказываниями из "законов Мэрфи":

-"1.Начальник пройдет через архив с обходом именно в тот единственный за весь день момент, когда ты откинулся на стуле и расслабился.

2.Не будь незаменимым, иначе никогда не повысят в звании.

3.Чем меньше должность, тем заметнее твое отсутствие на рабочем месте.

4.Успех продвижения по службе зависит не от тех, кто тобой доволен, а от тех, кого ты не раздражаешь.

5.Специалист - это человек, который не допускает дилетантских ошибок, а выдает профессиональные ляпы".

Даццаху Хо и Бидзанби Да - единственные, кто сидел в читальном зале - сдали папки и подшивки и спустились в гардеробную.

-Разрешения не спрашиваю, -говорил, одеваясь, инспектор, -просто явочным порядком вытаскиваю тебя в амфитеатр. То, что там увидишь, может и не понравиться. Крайне не понравиться. Не понравиться до тошноты в буквальном смысле.

-Тогда надо ли? -осторожно спросил Всеслав. -Такое предисловие...

-Это также часть жизни Белого Пояса. -сказал Даццаху, -Не то, чтобы данная часть мне самому была по душе, но как есть, так есть. Выходим.

Они покинули архив и зашагали по хрустящему снежку к трамвайной остановке. Ждать полупустого вагончика пришлось недолго и он, трудолюбиво стуча колесами, покатил со склона на склон по узким улочкам городка Зи в сторону окраин.

-Все мы - живые люди, -говорил инспектор, держась за никелированную стойку, -и взаимоотношения между нами складываются весьма непросто. Звучит, конечно, банально, но ведь именно так. Редко запутанные узлы развязываются быстро и просто. Часто - мучительно и долго. А иногда вообще не могут быть разрешены обычными способами.

Взять хотя бы Белый Пояс. Здесь действуют нормы Уставов, которые заучены всеми наизусть и неукоснительно соблюдаются. Нарушение уставов считается преступлением.

За мелкие нарушения офицеры налагают на подчиненных по своему усмотрению взыскания различной тяжести. Произвола и разгула офицерской вседозволенности здесь не бывает, наказывают жестко, даже жестоко, но справедливо и грамотно. Во-первых, в офицерских училищах курсанты два года слушают курс психологии воинских отношений, в который включен раздел о наказаниях. Во-вторых, командиру с наказанным матросом вместе идти в бой и он сто раз отмерит норму взыскания, прежде чем ее применить.

За тяжелое преступление в походе определена смертная казнь по решению командира. На берегу за то же самое трибунал приговаривает к пожизненной высылке на Землю Правосудия, то есть известный тебе остров Казхук,.

Все, вроде бы максимально четко и точно. Однако, Уставы, даже самые подробные, не могут предусмотреть всего. А уж внеслужебных ситуаций не рассматривают вообще.

Допустим, военнослужащие равного ранга вступили в конфликт, суть которого не предусмотрена Должностным, Общеслужебным, или Дисциплинарным Уставами. Яхт-лейтенант такой-то в безукоризненно вежливой форме сообщил яхт-лейтенанту такому-то, что считает того трусом и подлецом. Бакматрос А, не употребляя ненормативной лексики и не распуская рук, высказал бакматросу Б свое резко отрицательное мнение о нем. Наказывать гауптвахтой не за что, а ссора налицо и притом разгорается. Что делать? Матросская сходка или офицерский суд чести могут вынести свое решение, но оно будет иметь лишь рекомендательную силу. Конфликтующие стороны получают возможность примириться, но всегда ли они хотят оную возможность использовать? Насильственно растаскивать за шиворот, разгонять того и другого по разным гарнизонам? Загонять конфликт вглубь?

С древних времен на флоте был обычай разрешения противостояний поединками. Он сохранился до наших дней. Многие в Желтом и Черном Поясах считают его безнравственным и бессмысленным анахронизмом. Матросы и офицеры же Белого Пояса в подавляющем большинстве - категорически возражают против отмены дуэлей. Не возьмусь судить, кто и насколько прав... Вот и остановка "Амфитеатр". Приехали, выходим.

Перед ними было припорошенное снегом массивное здание не просто старой постройки, но весьма древнее по виду и архитектурному типу. Очевидно, основная часть помещений была вырублена в скале, а снаружи лет шестьсот назад пристроили нечто вроде вестибюля в "стиле дворцового безвкусняка", типичном для династий Хагидов эпохи феодальной раздробленности. Наличествовали все признаки "стиля": массивные витые и складчатые колонны, арочные входы, толстые стены, узкие стрельчатые бойницы-окна.

-Кажется, намечается многолюдство. -заметил Всеслав, оглядываясь.

Даццаху Хо флегматично кивнул: -Вне всякого сомнения.

Никакого амфитеатра внутри не было. Скорее всего, они оказались в бывшем древнем храме Бога Глубин. Сверх ожидания здесь было тепло и тихо, гул голосов поглощался неровными стенами помещения. Матросы, солдаты, офицеры в разнообразной форме, со всяческими наградами спускались широким коридором куда-то вниз. Среди них замечались женщины в форме и штатской одежде. Инспектор и Всеслав последовали общему примеру, направившись за всеми.

Коридор вел в обширный зал с куполообразным потолком. У края зала блестела под яркими лучами прожекторов водная гладь овального бассейна, охваченная подковообразными каменными ступенями. Входившие рассаживались на ступенях, не соблюдая субординации, стараясь оказаться поближе к водоёму.

-В газетах было объявление о сегодняшнем поединке. -продолжал инспектор. -Имена дуэлянтов не указаны... Простите, тут не занято? Мгм, значит, сядем здесь, Да. Лучше положи перчатки под себя, скамьи все-таки каменные.

Прожекторы медленно усилили свечение. Гомон стих. На возвышение у бассейна взошли четыре офицера: два "рыцаря", "змей" и береговой охранник.

-Братья! -начал "рыцарь", заглядывая в длинный бумажный свиток, - Причина, по которой мы собрались, общеизвестна. Между двумя нашими товарищами по оружию произошла ссора. Попытки матросской сходки примирить их оказались безуспешными. Обе стороны настаивали на единоборстве. Это их право. И вызвавший на дуэль, и вызванный требовали дуэли в масках без оглашения имен и причин разногласий. Что ж, и это, как всем известно, допускается. Быть так!

Мы избраны волею жребия судьями предстоящего поединка. Нами рассмотрены требования сторон, проверена их обоснованность. Мы заверяем, что распря не может быть разрешена в соответствии со статьями Уставов и подлежит решению согласно кодексу воинской чести. Час назад врачи удостоверили, что состояние здоровья обоих тяжущихся вполне удовлетворительное, один не будет иметь перевеса, вызванного слабостью другого. Полчаса назад произошел осмотр оружия. Удостоверяем, что наборы вооружения совершенно равноценны. Жеребьевкой истцу определены зеленые доспехи, ответчику - синие. Гонг!

Вязкий и долгий медный удар заколыхался под куполом. Из-под арок с противоположных сторон бассейна выплыли два маленьких плотика. На одном стоял воин в островерхом шлеме с блестящей маской, в голубом панцире и с того же цвета круглым щитом и коротким мечом. На другом находился его близнец, но с зеленым вооружением. Они отсалютовали судьям и собравшимся, после чего замерли, словно статуи.

-Просим, -монотонно читал судья, -забыть о распре и помириться. Желающий да бросит меч в воду и тем выразит желание завершить дело добрым согласием. Если оружие не канет в бассейн Бога Глубин, вам предстоит биться до падения противника в воду, что будет означать его поражение.

Молчание.

-Вторично предлагаем пойти на мировую. Буде же откажетесь, тогда сражаться до первой крови из первой раны.

Тишина.

-И в третий раз говорим: примиритесь! В противном случае - бой насмерть.

-Ого! -пробормотал Даццаху, -Серьезное дело!

По залу прокатился сдержанный шум. Воины стояли безмолвно и неподвижно. Судьи переглянулись.

-Что ж, -продолжал "рыцарь", -смертному поединку - быть! Боги свидетели в том, что для замирения было сделано все. Братья, займите свои места.

Четверка судей разошлась по низким каменным креслам, установленным рядом с бассейном.

-Гонг!

Оба воина едва заметными движениями ног заставили плотики медленно сближаться. Зеленый боец сделал выпад, покачнулся, отпрянул, стремясь сохранить равновесие. Синий ответил хлестким ударом по щиту противника. Мечи встречались все чаще, удары звучали громче. По рядам зрителей волнами пробегал одобрительный гул.

-Не похоже, чтобы для собравшихся это было развлечением. -заметил Всеслав.

-Тихо!- прошипел инспектор, -Цыц! Не приведи судьба, еще услышит кто. Какое развлечение, помилосердствуй! Ритуал, притом для человека в форме - один из священнейших.

Дуэлянт в зеленых доспехах наступал. Несколько точных попаданий уже сбили набок шлем его противника, меч угодил в левое плечо и теперь боец в синем гораздо хуже заслонялся щитом. Воспользовавшись этим, зеленый воин вонзил меч в бок врага. Хлынула кровь, которая в ярком свете прожекторов на синем фоне казалась смоляной.

Зал ответил бурными аплодисментами и восклицаниями.

-Могу понять, что это кому-то необходимо. -тихо сказал Всеслав инспектору, -Но смаковать не смогу.

-Как и я. -согласился Даццаху и малопонятно добавил, -Чёрные...

Зеленый боец теснил опустившегося на колено синего. Тот, прикрывая голову щитом, вяло отбивал атаки, и завершение дуэли казалось вполне предсказуемым. Однако, улучив момент, воин в синих доспехах с силой толкнул ногой плот соперника. Тот пошатнулся и, балансируя на качающейся мокрой поверхности, широко раскинул руки. Синий с хриплым воплем ринулся на него, вогнал лезвие в незащищенный живот зеленого и повалился в побагровевшую воду. Зелёный осел на накренившийся плот, медленно, цепляясь непослушными пальцами за скользкий. окровавленный алюминий сполз вниз. Он дергался, очевидно, пытаясь сбросить шлем и сорвать с левой руки щит, но ничего не получалось. Его голова погрузилась, забулькали пузыри выдыхаемого воздуха.

-Почему не спасают? -не выдержал Всеслав.

-Не положено. Ежели сам выберется на откос, тогда подберут и отправят в госпиталь. Но, похоже, не выплывет, нет...

Судьи что-то обсудили между собой. Старший жестом призвал к тишине и объявил:

-Поединок завершился гибелью обоих тяжущихся. Тела будут подняты, осмотрены и преданы погребению по установленному порядку. Родственники, если таковые имеются, будут оповещены, завещательные документы павших - оглашены. Мы скорбим, но отмечаем, что кодекс воинской чести соблюден. Есть ли у присутствующих замечания или протесты по процедуре дуэли? Нет? Благодарим собравшихся и сообщаем, что можно удалиться...

-Пока выходим, воздержись от комментариев вслух. -попросил инспектор.

-А кто собирается комментировать? -возразил Лунин, пожимая плечами.


Саракш, Островная Империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Общежитие №2 для младших офицеров

7 часов, 9-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения



В кают-компании общежития было тихо. Инспектор, озадаченно поглаживал идеально выбритый затылок. Кажется, он нарвался на достойного соперника по игре в "армады" - его акулью эскадру окружил, прижал к берегу и остервенело потрошил средних лет тучный фрегат-лейтенант с нашивками военного юриста.

Всеслав, поудобнее устроившись в кресле, перелистывал еженедельную газету "Белый натиск". Отчеты о победоносных операциях групп флотов "А", "Б" и "Ц" его мало интересовали, страничка "Шуточки в строю!" вызвала содрогание. Он искал и нашел другое.

Даццаху Хо отчаянным усилием прорвал блокаду и обрушил остатки эскадры на флагман военюра. Тот задумался, инспектор поспешно предложил ничью и фрегат-лейтенант нехотя согласился.

-Пойду, заварю кофе. -сказал он поднимаясь, -Вам тоже?

-С удовольствием! -сказал Всеслав. Инспектор довольно кивнул. Юрист, покачивая никелированным кофейником, спустился на первый этаж, Даццаху сложил фигурки в коробку и спросил:

-Чем занят коллега?

-Просматриваю расписание телевизионных передач на неделю. -ответил Всеслав.

-И что там?

-По форме, разумеется, все понятно. Одна колонка - время, другая - название фильма или программы. Но вот содержание... Взять, к примеру передачи пятого дня недели. Зачитываю:

"3.00 -Информационная программа "Утро" (ЦТ)

3.50 -Строевой Вестник (ТБП)

3.60 -Телеуроки для поступающих в военные училища и курсантов-заочников. Математика. (ТБП)

3.90 -Телеуроки для поступающих в военные училища и курсантов-заочников. Биополитика. (ТБП)

4.20 -Беседы с будущими адмиралами (ТБП)

4.30 -Спасатели. (ТБП)

4.40 -Развлекательная программа "Батискаф"

4.45 -Новости Белого Пояса (ТБП)

4.65 -Объявления и сообщения (ТБП)

5.00 -Информационная программа "Полдень"(ЦТ)

5.50 -Беседы настоящих мужчин (ТБП)

5.60 -Художественный фильм "Корсары залива Цох" (ТБП)

6.60 -Новости Белого Пояса (ТБП)

6.65 -Художественный фильм "Мечи против магии. Волхвы и витязи - 2"(ТБП)

7.15 -Восхождение по "Ступеням блага". Слово истины жаждущим и ищущим. (ТБП)

7.20 -Художественный фильм "Увлекательные приключения фрегат-лейтенанта Задукуцу Бо в джунглях Дунда" 146-я серия (ТБП)

7.75 -Объявления и сообщения (ТБП)

7.85 -Полезные советы старослужащего (ТБП)

8.00 -Единоборства острова Гаодхэ (ТБП)

8.10 -Документальный фильм "Адмирал Бадзанигу За. Жизнь и подвиги" (ТБП)

8.30 -Юмористическая передача. "Матросский хохот" (ТБП)

9.00-Художественный фильм "Развратные красотки из Хутхо" (ТБП)

9.50 - Информационная программа "Полночь"(ЦТ)"


-И? -терпеливо спросил Даццаху.

-И все. Шестой день - приблизительно то же самое. Седьмой день - похоже. Восьмой - подобным же образом. Но ведь все это... как бы помягче... несколько однообразно, нет?

-Все достаточно просто. -привычно начал Даццаху Хо, -Помнишь, я как-то говорил, что гражданская связь и большая часть армейской полностью основаны на кабельных сетях? Эфирная связь допускается только в тех случаях, когда проводная ни при каких обстоятельствах и затратах физически невозможна. Так вот, радио и телевидение - не исключение.

Всю территорию архипелагов за исключением острова Казхук вот уже лет двадцать охватывает КИТ (Кабельная Имперская Телерадиосистема), к которой любой желающий может подключить свой приемник. Вот, смотри...

В кают-компании, как и в каждой комнате общежития, стоял комбинированный радиотелепроигрыватель. Инспектор ухватил его за загривок из лакированной древесины и повернул боком:

-Ну, вверху заурядная "крутилка" для проигрывания музыкальных дисков, полагаю, тебе это не любопытно. Вот тут - три кнопки выбора радиоканалов для прослушивания, а это четыре клавиши переключения каналов телевизионных.

Начнем с радио. Обрати внимание, Да, на цвет первой кнопки. Ошибиться невозможно: передачи для Черного Пояса. А можно ли их принимать здесь, в Белом? Проведем опыт, жмем черную кнопочку. Извольте - действует, сообщает о каком-то академике. Ладно, выключаем. Теперь вдавим желтую. Слушай в свое удовольствие, как фермер хвалит комбайны Зугцанского завода. Уверяю, что и в Желтом Поясе можно совершенно свободно прослушивать Черное и Белое Радио, а жителям Черных островов доступны в полном объеме трансляции Желтых и Белых радиостудий, достаточно коснуться кнопки соответствующего цвета. Ну, и трижды в день по всем радиоканалам передают в одно и то же время совершенно одинаковые информационные программы Центральной радиостудии.

Теперь о телевидении. Назначение черной, желтой и белой клавиш для тебя должно быть очевидным. А вот серенькая, это на любителя ... Ну-ка, щелкнем. О нет, ради Мирового света! Тьфу! В честь выходного дня, что ли?! Быстренько гасим, мы с тобой еще маленькие и до такого не доросли. В общем, коротко: серая клавиша - подключение к частным платным телевизионным канальчикам. Ежедневно утром, в полдень и около полуночи на всех трех телеканалах (обрати внимание на программу в газете) Центральное Телевидение (ЦТ) транслирует свои большие и подробные программы новостей. Остальное время полностью принадлежит поясным телестудиям, в данном случае - Телевидению Белого Пояса (ТБП).

По поводу содержания телепередач могу тебя уверить в том, что оно тщательно продумано и спланировано психологами, мастерами-оформителями и прочими профессионалами высшего класса. Вот тебе программа на будни показалась скучной и однообразной. Но посмотри внимательнее. Время и характер трансляций определяются тем а)кто зритель и б)когда оному зрителю сподручно зреть. Вот, скажем, на 3 часа 60 минут ТБП поставила телеуроки для поступающих в военные училища и курсантов-заочников. Прекрасно. Именно эта категория в данное время садится перед экранами радиотелепроигрывателей. Остальные находятся на службе. В Желтом и Черном Поясах передачи, естественно, иные, но также скорее полезные, нежели развлекательные. В 5.00 идет информационная программа "Полдень". Как раз в это время начинается обеденный перерыв, а в каждой рабочей, студенческой или матросской столовой установлены большеэкранные телеприемники. После обеда в разное время заканчивается рабочий и служебный день, желающие могут и поразвлечься. При этом, согласись, "морскому рыцарю" в Белом Поясе и ткачихе в Желтом хочется посмотреть разные фильмы и лицезреть разных кумиров. Нет, пожалуйста, бравому яхт-лейтенанту отнюдь не возбраняется поплакать над злоключениями Принцессы Фиалки из двести восемнадцатой серии - щелкни лишь желтой клавишей. Кто запретит домохозяйке взрыкивать от восторга наслаждаясь "Увлекательными приключениями фрегат-лейтенанта Задукуцу Бо в джунглях Дунда", достаточно клацнуть белым переключателем. Но - риторический вопрос - надо ли им это? ТБП, ТЖП и ТЧП ориентированы на запросы зрительских аудиторий именно и соответственно БП, ЖП и ЧП. Каждому свое, Да, каждому свое.

Конечно, сотрудники радио и телевидения и производители программ и проектов сосредоточены в Имперском Комиссариате Средств Массовой информации. Когда сотрудники Центрального Радио и Телевидения создает передачу, касающуюся Империи в целом, необходимые сведения из всех трех Поясов они получают не персонально с выездом на место, а через коллег, облеченных соответствующими полномочиями. В Белом Поясе - это военные корреспонденты, в Желтом - ведущие всевозможных развлекательных зрелищ и разного рода игр и конкурсов. В Черном - авторы научно-популярных радиожурналов, искусствоведческих телеальманахов и пр. Согласно общему правилу, физическая свобода передвижения журналиста ограничена его Поясом. Но, чтобы это не сводило на нет свободу слова, журналист обладает правом свободно общаться с корреспондентами из других мест, пользуясь средствами связи: телефоном, обыкновенной почтой и почтой электронной. Поэтому все передачи, как ты, да, должно быть уже обратил внимание, не носят единоличного, авторского характера и даже подписаны не одним, а несколькими авторами. Понятно, что при таком подходе появление ложной или, скажем, злонамеренной информации просто исключено. А если группа журналистов по оплошности или небрежности опубликовала ошибочную информацию, то взыскания будут наложены только на этот конкретный коллектив. Каналы же и программы, в которых они работают, ответственности не понесут.

-Понятно. Логично. Стройно. -задумчиво сказал Всеслав. -Но дорого и трудно!

-И да, и нет. -инспектор как обычно восседал на подлокотнике кресла, комически напоминая матерого петуха, самодержца крупного курятника, -Действительно, неимоверно тяжело было запустить Имперскую Телерадиосистему, зато будучи созданным, КИТ заработал сам, подобно великолепно отлаженному механизму, на управление которым и подержание которого в порядке требуется не так уж много средств и сил.

В ближайшие годы, вероятно, произойдет слияние БВИ с телевизионными сетями. Тогда вычислители будут, помимо всего прочего, выступать еще и в роли радиотелепроигрывателей.

-Ага, ясно... А где реклама?

-Если ты понимаешь под этим словом то, что принято на Материке, то у нас нет назойливого впихивания рекламы в передачу. Дай-ка газету... Вот, читай: "4.65 -Объявления и сообщения (ТБП)". Всё, более, чем достаточно. Требуется - смотри, не нужно - пропусти. Еще вопросы?

-Среди фильмов есть комедии. Приключенческие тоже вижу. Сказочные сюжеты - в наличии. А вот, к примеру, детективы...

-Что? -не понял Даццаху.

-Фильмы о преступлениях и их раскрытии.

-Раскрытии кем? -инспектор не притворялся и не разыгрывал Всеслава. Он и впрямь был озадачен.

-Преступник кого-то убил. Полицейский разыскивает убийцу. Тот скрывается. Погони, засады, перестрелки...

А! -догадался Даццаху Хо, -Естественно, как я мог забыть, континенталы же подобное обожают. У нас тоже потребляли до "коренного переустройства". Сейчас только историки культуры помнят, что такое детективы.

-Запретили?

-Твоя воля, Глубинный! Что за чушь?! Как можно запретить целый жанр? Само вымерло. Но, думаю, тут тебе лучше нашего соседа послушать. По аромату чую его приближение. Кажется, кофе он умеет заваривать.


Саракш, Островная Империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Общежитие №2 для младших офицеров

8 часов 30 минут, 9-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Всеслав, закинув руки за голову, сидел в кресле перед окном. Свет в комнате был выключен. Плавно падающие крупные снежинки, подсвеченные уличным фонарем, на фоне темно-перламутрового неба смотрелись очень эффектно.

Сегодняшний вечер также следовало признать удачным. Военный юрист порадовал не только действительно чудесным кофе, но и чрезвычайно содержательной беседой. Очевидно, у служаки было не так уж много внимательных и благодарных слушателей. Даццаху Хо с наслаждением выпил кофе и тут же начал клевать носом. Извинившись, он удалился, а фрегат-лейтенант долго и обстоятельно отвечал на вопросы Лунина.

-"Плохо без связи!" -в который раз посетовал Всеслав.

Вплоть до этого момента, правовая сторона социума Островной империи оставалась для него загадкой. Первоначально он просто никак не мог увидеть никаких намеков на нее. Всеслав нигде и ни разу, даже роясь в имперском Большом Вместилище Информации не натолкнулся на термины "суд", "присяжные", "законодательство" и иже с ними. Система государства - притом, планетарного гегемона - без правового элемента? Да что же такое, в самом деле?!

Чуть позже невидимка приобрела облик полупрозрачного фантома - зыбкого и бесформенного.

Надо сказать, что у многих специалистов КОМКОНа-2 к началу операции "Штаб" было впечатление (теперь Всеслав был уверен: обманчивое) чудовищной неразвитости и примитивности имперского права по сравнению как с другими саракшианскими государствами, так и земными аналогами ХХ века. Более того, комконовцы легко склонились к ошибочному выводу о том, что правовая структура общества островитян деградировала и выродилась[149].

Как стало ясно из импровизированной лекции военюра, до Великой революции, Гражданской войны и "коренного переустройства" на Архипелагах существовали разнообразные и разноуровневые суды и трибуналы, полицейский сыск, тюрьмы и каторга, прокуратура и адвокатура, многотомные своды законов и пр. и т.п. Опираясь на услышанное, Лунин предположил, что дореволюционное право островитян имело черты сходства с романо-германской правовой семьей Земли ХХ в.

После бурных социальных потрясений юридические элементы государства стремительно (за одно поколение) и совершенно безболезненно отмерли, исчезли.

Как объяснил фрегат-лейтенант, в настоящее время в Островной империи вообще не существует права как такового. Есть несколько важнейших документов информационного и инструктивного характера, принятых Советом имперских распорядителей, адмиралов и координаторов и подписанных императором. К ним относятся:

1."Устои Справедливости и Разума". Что-то среднее между конституцией и сводом обязательных морально-этических норм и наставлений.

2."Лестница званий" с комментариями. Нечто вроде шведской и русской "Табели о рангах", принятых в этих земных государствах в 18-19 вв. Должностная иерархия с кратким описанием полномочий и обязанностей должностного лица. Дает вполне исчерпывающее представление об а)организации государственной власти; б)процедуре занятия должности и освобождения от нее.

3.Большой Свод Частных Кодексов и Уставов ("Воинский устав", "Устои Ордена морских рыцарей", "Кодекс чести офицера", "Катехизис предпринимателя и руководителя", "Моральный кодекс трудящихся", "Правила жизни адепта науки", университетские и школьные уставы, внутризаводские распорядки и т.п.)

Но это не законы в полном смысле этого термина, втолковывал Всеславу военный юрист. "Признаками закона, -поучительно вздымал он толстый указательный перст, -являются:

-Во-первых, учреждение их полномочными законодательными органами. В империи нет таких органов и отсутствует надобность в них. Поправки в "Лестницу званий" со времени ее создания еще не вносили (незачем), а буде понадобится, Верховный Имперский Совет Полномочных Представителей сделает это оперативно и в рабочем порядке. Большой Свод Частных Кодексов и Уставов изменяется постоянно, переиздается раз в полугодие, а помещенные в нем документы считаются исполняемыми с момента поступления из типографий в магазины и библиотеки.

-Во-вторых, чёткая и недвусмысленная формулировка правонарушения: "НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ ЭТОГО, иначе будешь наказан так". Но в империи нет самого понятия правонарушения. Есть отмечаемое обществом нежелание личности жить по моральным нормам данного общества, пренебрежение личности достоинством других личностей и интересами общества в целом. А это в большинстве случаев вообще не выражается в чеканной формулировке.

- В-третьих, чёткая и недвусмысленная формулировка наказания: "Нельзя делать этого, иначе будешь НАКАЗАН ТАК". Однако, наказания за единственно предполагаемое нарушение - за нежелание жить по нормам морали общества - не могут быть дифференцированными. Кара единственная - отторжение от общества, которого ты не хочешь признавать, нравственным нормам которого не желаешь следовать. И это логично, это справедливо, каждому - свое".

Всеслав усмехнулся. Вот и начинает приходить понимание. Островитяне сделали все возможное, чтобы упразднить разницу между моралью и правом, и как можно точнее и прочнее закрепить в общественном сознании поступки, признанные безусловно аморальными. Если образ жизни какого-то человека отличается от общепринятых, то он подвергается сдержанному, но единодушному осуждению со стороны окружающих. Впрочем, до определенного предела общество проявляет терпимость к инакоживущим, при условии, что те не приносят вреда обществу.

Отсюда и вытекает отсутствие судов, полиции и прочих дорогостоящих, и, по сути, бесполезных атрибутов демократий всякого рода. Этим же, кстати, объясняется полное отсутствие детективного жанра в литературе и кинематографе: отношение к преступнику в обществе Империи сродни брезгливому ужасу, испытываемому к прокаженному. Ни о какой героизации и романтизации преступления и речи быть не может. Равным образом напрочь исчезает возможность почерпнуть из жизни лихой детективный сюжет и "раскрутить" его в литературном и кинематографическом ширпотребе.

Но вот инакоживущий осознанно преодолел предел терпимости общества. А это уже считается преступлением.

Если островитянин преднамеренно убивает островитянина, основной реакцией общества является тщательное и всестороннее обследование психики убийцы. Если первая медицинская комиссия выносит вердикт об умственном расстройстве, вторая и третья - подтверждают его, то при неизлечимости убийцы он будет безболезненно умерщвлен. При возможности исцеления убийцу будут лечить, чтобы по выздоровлении сослать на "Землю Правосудия". В том случае, когда убийца совершенно здоров, вопрос о его дальнейшей судьбе вообще не стоит. Ссылка на Казхук. Навечно и без права возврата. Это вполне укладывается в концепцию Всеобщей Справедливости. Ты убил, реализуя свою внутреннюю потребность в убийстве. Но разве Империя не предоставляла тебе право убивать любыми способами, став морским пехотинцем, надсмотрщиком в лагере, карателем на том же острове Казхук? Отчего ты не использовал свои задатки с пользой для Империи? Ах, тебе нравится вершить насилие не над чужими, а над себе подобными! Что ж, Империя предоставит тебе и такую вероятность. Тебя сошлют на остров, где все будут такими же, как ты.. Живи, как нравится, убивай. Если успеешь, конечно...

Если островитянин похищает имущество островитянина, психиатры столь же тщательно исследуют состояние нарушителя. Душевнобольного будут бережно врачевать. Неизлечимый проведет жизнь в клинике до конца своих дней, исцеленного ожидает высылка на Казхук. Вора же, находящегося в здравом уме ждет на постоянное жительство "Земля Правосудия". Почему ты украл? Нужда и голод? Чушь, Империя каждому обеспечивает возможность прокормить себя и семью и жить на вполне сносном уровне. Причем уровень материального благосостояния растет с каждым годом. Эксплуатация отсутствует, никто не присваивает твой труд. Разве у тебя не было возможности приобрести ту же вещь, которую ты похитил у соседа? Пусть, благодаря своим талантам, сосед заработал средства на приобретение этой вещи за месяц, а тебе предстоит трудиться и копить год - но ведь оная вещь все-таки доступна для тебя. Значит, кража для тебя лишь средство продемонстрировать свое неприятие морали нашего общества. Пожалуйста, не приемлешь наше общество, существуй в обществе себе подобных на "Земле Правосудия". Насколько хватит...

Воры - среди воров, убийцы - в окружении убийц. Подобное к подобному. Каждому - свое. Торжество Справедливости и Разума.

Всеслав поежился. Если бы ему предложили выбрать материал для скульптуры Девы Справедливости, он предпочел бы замороженную дистиллированную воду. Ледяная статуя символизировала бы кристальную чистоту и обжигающий холод.

Узнав о том, что его собеседник в качестве помощника инспектора второго ранга службы социального контроля совершил поездку по о.Казхук, военюр оживился. Он принялся вдохновенно описывать имперскую систему наказаний за правонарушения.

Как выяснилось, подвергнутых наказанию правонарушителей, согласно совершенно открытым и достойным всяческого доверия официальным данным - около полупроцента. Это качественный показатель. "Исходя из общей численности населения империи в 257 000 000 человек, -мысленно прикинул Всеслав, -мы приходим к количественному показателю, приблизительно в 1,3 млн. чел. Именно такова численность ссыльных на "Земле правосудия", что создает плотность населения 1,7 чел. на 1 кв.км."

На Казхук, продолжал военный юрист, высаживают осужденных на изгнание согласно трем категориям приговоров:

-Мягкий приговор подразумевает высылку на остров с тем количеством предметов первой необходимости, которое преступник может унести на себе: одежды, пищи, ручных орудий труда... Естественно, существуют и жесткие ограничения. Категорически запрещается ввоз на остров любой электро- и радиотехники и сложной оптики, огнестрельного оружия, спиртных напитков, географических карт.[150]

-Средний приговор дает право осужденному на стандартный комплект одежды и обуви и на любое количество пищи, которое преступник может съесть перед высадкой.

-Строгий приговор предусматривает высадку преступника на остров без вещей, совершенно обнаженным, а в случае особой опасности осужденного - скованным.

Остров постоянно патрулируется большим количеством судов Белого Флота. Почти все эти корабли принадлежат десантным подразделениям. На мелких островках неподалеку от Казхука и на соседнем крупном острове, принадлежащем к Белому Поясу, находятся пять крупных военно-морских баз, которые заняты исключительно организацией этого патрулирования. Возможность бегства морем с Казхука исключена полностью. Если ссыльные и построят втайне судно, способное преодолеть под парусами 1500-2000 миль до ближайшего острова Желтого Пояса или 20-25 тыс. миль (!) до Материка, то оно неизбежно будет обнаружено и потоплено без предупреждения уже у побережья "Земли правосудия". Более того, такая же судьба ожидает любой плот или лодку, удалившиеся более чем на полмили. Рыболовов у самого берега не трогают, но ловля морской рыбы считается ссыльными довольно рискованным занятием. С тех же баз осуществляются рейды проверки и, при необходимости, карательные акции.

На острове нет законов, обычаев, правил, традиций, отсутствует всякий контроль за соблюдением нравственных и социальных норм. Всякий! Парадоксально, но таким образом основной девиз Империи - "Справедливость и Разум" торжествует и здесь. Аутсайдерам, активно отрицавшим образ жизни Империи и в той или иной степени угрожавшим прочности морально-этических устоев Империи, предоставлена возможность жить вне морали и этики, не устраивающих их. Точнее сказать, дан шанс выжить... Ситуативное поведение ссыльных на "Земле правосудия" целиком и полностью определяется грубым насилием и хитростью по принципу "кто - кого".

Ситуация на острове не может измениться. На "Земле правосудия" исключено возникновение наследуемых из поколения в поколение традиций и обычаев, а, следовательно, и складывание сколь-нибудь системно организованного общества. Постоянно поступающее пополнение ссыльных взрослого возраста лишь поддерживает нигилистические потенции, препятствующие этому. Здесь нет поколений. Женщин на острове меньше, чем мужчин, но, конечно не по этой причине не возникает ничего подобного семьям. Сожительство носит сугубо биологический характер или опирается на какие-то практические выгоды для сожительствующих. Дети при таком сожительстве не рождаются, поскольку это представляется крайне нежелательным женщинам, материнский инстинкт которых, как правило, серьезно деформирован криминальными отклонениями в психике. Но даже если случайно ребенок появляется на свет, от него стремятся избавиться, поскольку он служит всего лишь источником огромных потенциальных угроз. Во-первых, за сокрытие ребенка "океанские змеи" обязаны при карательной акции уничтожить и родителей, и всех, кто причастен к сокрытию. Во-вторых, ребенок делает уязвимым в борьбе за выживание всех, кто берет на себя ответственность за него. Поэтому, в крайне редких случаях рождения детей, младенцев либо тут же уничтожают, либо продают на ярмарках приезжим социальным инспекторам. Так что Казхук можно с полным основанием назвать также "островом взрослых". Когда же на остров попадает осужденный подросток, лишь в исключительных случаях ему удается уцелеть.

Но бесструктурность, конечно же, не может быть абсолютной. Ссыльные, поскольку они неизбежно и вынужденно вступают в контакты, налаживают сосуществование, вынужденно занимают некие ячейки, ниши, которые довольно трудно назвать социальными. Приобретение какого-то статуса неизбежно предполагает исполнение соответствующих функций, ведение надлежащего образа жизни.

Всех обитателей острова можно разделить на две категории: "одиночки" и "стайные".

Среди "одиночек" выделяются "дикари-хищники" и "дикари-травоядные". И те, и другие появляются, когда высаженным на берег ссыльным удается выжить в экваториальных джунглях изолированно от прочих. Они дичают, теряют человеческий облик, нередко утрачивают навыки членораздельной речи. "Дикарями-травоядными" движет страх, ими становятся те, кто опасается, что не отвоюет подобающего статуса в столкновении с себе подобными. Они скрываются, в вечном ужасе часто меняют места обитания и, по существу, безопасны. Иное дело - "дикари-хищники". Это те, кто после высадки совершенно сознательно избрал одиночество, будучи уверенным в своей силе. Они буйны, агрессивны и встреча с ними в джунглях не сулит ничего хорошего ни животному, ни человеку. Среди них каннибализм - отнюдь не исключение. Ссыльные островитяне относятся к "зверям" как к... зверям. И "хищники" и "травоядные" с утилитарной точки зрения обитателя Казхука бесполезны - они не порабощаемы. Одни трусливы, другие неукротимы. Поэтому ссыльный иного вида, встретив "дикаря" чаще всего убивает его. На всякий случай.

К "одиночкам" относятся и "разбойники". Это сильные личности, которые сумели избежать потери умений и навыков. "Разбойники" создают свои гнезда-укрывища, из которых совершают хорошо продуманные грабительские налеты на "торговцев", на фермы и шахты, причем нередко с дьявольской изобретательностью и с немалым успехом. Случается, что "разбойники" для нападения объединяются в банды до дюжины бойцов, но никогда эти банды не существуют дольше нескольких дней.

"Охотники" - наиболее колоритные фигуры среди "одиночек". Они действительно охотятся для собственного пропитания, ради добычи шкур на продажу и обмен. Ищут полезные ископаемые, чтобы продать координаты месторождений добытчикам, не брезгуют ничем, что можно сбыть. Но самая желанная из охот - на новоприбывших. Ссыльного-новичка сразу неподалеку от места его высадки можно скрутить и продать в рабство фермерам или на шахту. Всегда в хорошей цене женщины, особенно молодые.

"Торговцы" - также одиночки. Это, пожалуй, самое прибыльное и сытное занятие на "Земле правосудия". Равно как и самое опасное и хлопотное. Коробейнику, офене, чумаку с Казхука грозит множество бед, причем отказ строптивого покупателя заплатить в их перечень вообще не входит, это мелкая неприятность. А вот разграбление тайных складов-схронов, нападение "разбойников", столкновение с конкурентами грозит потерей не только товара, но и жизни.

В число "одиночек" следует включить "шаманов". Это бродячие лекари, знатоки погоды, мировые судьи и своеобразные почтальоны. Шаманов ценят и чтят, кормят и одевают. "Разбойники" их не трогают. Однако, заработать статус "шамана” невероятно трудно, его достигает один из тысячи.

"Стайные" островитяне живут совместно. Безусловно, коллективами эти сообщества не назовешь, здесь также каждый сам за себя и против всех. Но условия жизни и работы вынуждают кооперироваться. Так возникают фермы и промыслы.

Во главе фермы стоит ее хозяин. Фермерское хозяйство можно сравнить с ненаследственной феодальной монархией. Хозяин и рад бы завести наследника, но в случае обнаружения ребенка на усадьбе каратели пустят дымом всю ферму. Поэтому преемником приходится выбирать наиболее беспощадного и расчетливого из помощников. Фермера поддерживают охранники-костоломы, кормящиеся с хозяйского стола. Наемные батраки трудятся на него за вознаграждение различного размера и формы. Но слово "нанять" звучит тут весьма двусмысленно. Некоторые работают вообще за пропитание, скудную одежку и относительно безопасное место ночлега. Вокруг центральной фермы лепятся мелкие хозяйствишки полукрепостных арендаторов. Фермеровы костоломы защищают тех от "разбойников", при неприятностях фермер придет на помощь. А арендаторы обязаны исправно отдавать половину, (а то и больше) всего, что создали своим трудом. Есть на ферме и рабы, чаще всего проданные туда "охотниками". С рабами вообще разговор короткий, за неповиновение предусмотрено единственное наказание -связанного бросают на ночь в термитник.

Фермерские усадьбы - очаги земледелия, скотоводства и ремесла. На фермах не только производят практически все продукты, которыми питаются ссыльные. Здесь рубят и распиливают строительный лес, ловят и заготавливают речную рыбу, разводят пчел. Выращивают фрукты и пряности, заготавливают ценную древесину, за которые у приезжих экспедиторов из всех трех Поясов выменивают ткани, орудия труда, посуду и другие вещи.

Усадьбу окружают рвы и частоколы, охраняют часовые с луками и арбалетами, выглядит она внушительно.

Промыслами на Казхуке называют поселки добытчиков и переработчиков полезных ископаемых. Они также укреплены и, как правило, даже сильнее, чем фермерские усадьбы. Промыслами управляют так называемые "сходы авторитетов", то есть своего рода советы специалистов - наиболее умелых кузнецов, перегонщиков нефти, углекопов. Там имеет место некая квазидемократия. Промысловики образуют своего рода артели, поскольку при работе, например, в шахтах не обойтись без взаимопомощи и трудовой кооперации. Ссыльные на промыслах создают также соблазнительные для каждого разбойника "общухи" - запасы разнообразных товаров для обмена. Иногда между промысловиками даже возникает нечто, напоминающее дружбу. По этой причине психологическое напряжение на промыслах несколько ниже, чем на фермах. Но поскольку ничто в мире не дается даром, относительный душевный комфорт компенсируется изнурительностью каторжного физического труда. На промыслах тоже есть рабы, но они принадлежат не кому-либо персонально, а находятся в общей собственности всей артели.

На Казхуке нередки ярмарки. Туда (под обязательной охраной морской пехоты!) приезжают экспедиторы различных торговых организаций Желтого и Черного Поясов империи. Они привозят ткани, орудия труда, лекарства, мыло, посуду... Все это обменивают на лекарственные растения и пряности, изделия "художественных промыслов" ссыльных, намытое в горных реках золото, ценную древесину, шкурки зверей и иные экзотические товары.


Саракш, Островная Империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Общежитие №2 для младших офицеров

8 часов 45 минут, 9-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Послышался стук в дверь.

-Войдите. -отозвался Всеслав.

-Какое там "войдите"! - с порога возмутился инспектор, -Ничего не вижу!

Всеслав нащупал выключатель настольной лампы и включил ее:

-Что в темноте сидишь?

-Вот, любуюсь снегопадом.

-Действительно, стоит того. -согласился Даццаху. -Я тебя побеспокоил, чтобы сообщить: сразу после выходных идем в госпиталь.

-По поводу? -изумился Всеслав. -Кто заболел?

-Причем тут болезни? Плановые профилактические процедуры.


Ход 21 | Чёрная пешка | Ход 23