home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 21

Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

6 часов 70 минут, 4-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


-Прежде здесь стоял средней зажиточности рыбацкий городок Зи, — говорил инспектор, -однако после вхождения острова Хабик в Белый Пояс рядом построили Хайцайскую морскую базу и городок автоматически стал военным.

Они поднимались по железным ступеням на палубу рейдера, который совершил положенный маневр в обширной бухте и теперь стоял у причала.

-Настраивайтесь на долгую процедуру. Цпродолжал Даццаху, подходя к трапу, -Называется она "поясной регистрацией прибывающих и убывающих", для меня и вас это обязательно, поскольку мы граждане Черного Пояса, а въезжаем в пределы Белого.

Всеслав постарался многозначительно кивнуть с самым понимающим видом, чем, кажется, доставил немалое удовольствие инспектору второго ранга службы социального контроля. По трапу они спустились на широкий причал, где вооруженные патрульные тут же придирчиво проверили документы. На симпатичном каменном двухэтажном здании под карнизом черепичной крыши блестели выпуклые массивные руны: "Морской вокзал".

-Туда? Cпросил Всеслав.

-Не спешите, -посоветовал инспектор, -давайте пропустим младую поросль.

Мимо них, галдя и шумя, в сопровождении нескольких офицеров шла толпа юношей с сумками и рюкзаками.

-Кто это?

-Очередная группа недавних выпускников гимназий. Даццаху раскурил трубку, -Из тех, что весной закончили школу и получили направление в Белый Пояс. Все успешно прошедшие конкурс и поступившие в командные училища, уже месяц как учатся на первом курсе. А это - не прошедшие конкурса, либо не пожелавшие быть командирами. Они провели лето на подготовительных сборах и теперь будут распределены по службам и подразделениям на должности рядовых солдат и матросов. Ну что ж, идем следом за ними.

Всеслав повторил глубокомысленный кивок.

Вслед за молодежью они оказались внутри просторного зала. Парней тут же отвели куда-то влево, а к ним подошел вахтматрос с голубой нарукавной повязкой. Он с суховатой вежливостью приложил кулак к сердцу:

-Приветствую, братья! Откуда прибыли? Чему обязаны вашим визитом?

-Служба социального контроля. Командировка из Черного Пояса. Ответил Даццаху Хо, -Не подскажете, брат дежурный, куда нам обратиться для регистрации.

-Разумеется, вот в ту дверь, пожалуйста.

За дверью оказалось что-то вроде комнаты ожидания. Приезжих там попросили предъявить паспорты, заполнить несколько анкет, сфотографироваться и оставить на специальных бланках отпечатки ладоней. На все это ушло не менее получаса. Отмывая над раковиной жидким мылом под горячей водой синие руки, Всеслав вопросительно поглядывал на инспектора, но для того все это, очевидно было несколько утомительным, но обычным делом.

Даццаху пригласили на собеседование. Затем настала очередь Лунина, и он терпеливо повторил все, что перед этим вписывал в графы анкет. Был произведен досмотр его личных вещей, причем, при виде свитера общества деятельных бабусь, глаза досматривающих восторженно округлились.

Наконец, через тщательно охраняемый матросами дворик (Всеслав насчитал семь локаций охраны!) инспектор с помощником покинули территорию морвокзала. С пасмурного неба сеялся мелкий снежок.

-Уфф! — Даццаху Хо выдохнул легкий пар, -наконец-то утрясли все формальности! Рельсы вижу, а где трамвай?

Словно повинуясь заклинанию, из-за угла выкатились два сцепленных желто-красных вагончика.


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Общежитие №2 для младших офицеров

9 часов, 4-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Комендантом общежития была монументальная дама с петлицами прапорщика на кителе цвета хаки. Она вписала Даццаху и Лунина в толстую книгу и выдала каждому по ключу с брелком в виде деревянного шарика с выжженным номером.

-Двадцать седьмой. Cказал инспектор.

-Двадцать девятый. Эхом откликнулся Всеслав.

Комната №29 оказалась небольшой, но теплой, тихой, светлой и стерильно чистой. Из мебели в ней имелись письменный стол, полочка для книг, кровать, стул и кресло. В нише стоял комбинированный радиотелепроигрыватель. Шкафы были исключительно стенными. К украшениям с большой натяжкой можно было отнести зеркало и большую таблицу со схемами и тактико-техническими данными двух субмарин. Правда, еще над широкой кроватью страстно взирала с картины рыжая красотка.

Жилье понравилось Лунину. Раскладывание вещей из чемодана по полкам и шкафам достигло кульминации, когда послышался стук.

-Угу!- разрешил Всеслав.

В двери возник громогласно зевающий Даццаху Хо:

-Омаомаумм! Уже устроились, вижу.

-В процессе. А вы?

-Сунул чемодан под кровать, завтра разберу. -ответил инспектор, рассматривая рыжеволосую. Телепроигрыватель не включали?

-Нет. Передают что-то интересное?

-Вряд ли. Просто хотел прослушать прогноз погоды по острову на завтра. Весь в тягостных раздумьях: надевать свитер под куртку, или нет?

-Еще бы, серьезнейшая проблема. — Согласился Всеслав, -А для меня, деятельной старушки, так вообще животрепещущая. Что же нам предстоит с утра?

-Будет весело! -фальшиво пообещал Даццаху, - Начнём рыться в отчетах, объяснительных записках. Ну, ладно, пойду к себе, надо выспаться перед балом.


Речка оказалась теплой и неглубокой, Всеслав пересек ее вброд. Мишку он держал над головой. Что-то случилось с одеждой: она исчезла, за исключением плавок.

-И не такое случается. Цподытожил медвежонок. Всеслав быстро двинулся к ивовым зарослям. Под ступнями чмокал ил.

За рекой тянулись ровные рядки маленьких домиков, совсем как в Зайчиках, поселке для отдыхающих на Оби. Здесь можно было прибавить скорости, не боясь порезать ноги, поскольку дорожки были вымощены прекрасным кирпичом и доведены чуть ли не до стерильного состояния. Всеслав попытался было перейти на бег, но тут же пожалел об этом: кирпич по воздействию на босые ноги не уступал наждаку. Требовалось срочно найти обувь.

Он осторожно открыл ближайшую калитку из зеленого крашеного штакетника и прокрался к веранде домика. Там на деревянных ступеньках находилось целое семейство тапочек всех цветов, форм и размеров. Он, краснея от стыда, выбрал самые поношенные и уже собирался надеть, как вдруг в домике послышались старушечьи голоса.

-Он думает, что никто не видит. Сказала Первая Старуха.

-Он ворует, полагая, что никто не видит. Поправила Вторая Старуха.

Кажется, они беседовали между собой, но начало чрезвычайно не понравилось маленькому Всеславу. Да и Мишка испуганно прижался к нему, обхватив шею лапками.

-Он позволяет себе творить много гадкого. - сказала Первая Старуха. По слабости ли характера, что более вероятно, либо по злому нраву, что менее допустимо. И при этом совершенно безрассудно забывает о глазах рыжей собаки.

-А зря! Зловеще молвила Вторая Старуха.

-Зря. -согласилась Первая. Вот и сейчас. Разве он покупал тапочки? Разве он их здесь клал? Разве можно оправдать нуждой в обуви, то, что он собирается их украсть?

-Ну, в этом-то случае рыжая собака не появится. Не согласилась Вторая Старуха. Может быть нам самим что-что сделать? Нельзя же потакать, попустительствовать, поважать и поощрять!

-Нельзя, но что конкретно нам делать.

-Предлагаю направить его в Мамин Дом!

Предложенное Второй Старухой было непонятным, но в самом тоне содержалось нечто настолько ужасное, что Всеслав торопливо оставил тапочки и попятился прочь.

-Жалко, не могу... Пробормотал он, - И все равно: будьте прокляты, ведьмы.

Он уходил по оранжевой дорожке, шипя от боли и знал, что с каждой упущенной минутой преследование приближается. Но вот кирпич кончился, дорожка превратилась в обычную вытоптанную тропку, тут можно было бежать. Что Всеслав и сделал.

Высокий длиннорукий мужичина с темной мордой идиота и в лохматой папахе выскочил из-за высокой поленницы. Он попытался преградить дорогу, но Всеслав теперь чувствовал себя совершенно иначе. Слабость прошла. Он высоко подпрыгнул и, крепко удерживая медвежонка руками, ногами ударил в обросшую черными волосами рожу. Кретин визгливо-гортанно заругался на незнакомом языке и осел. А Всеслав еще раз подпрыгнул и плавно взмыл над березами. Теперь догнать его было непросто.

Внизу поплыли, уходя назад, кроны деревьев и крыши домиков. А вверху чернело все то же матово-гуашевое непроницаемое небо, выходящее слева из отвесной потрескавшейся темно-желтой Стены и опадавшее справа в бездонную пропасть.


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Архив

5 часов, 5-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


-Все богатство, вообразите только - наше! — Кисло сказал инспектор, хлопая ладонью по десятку толстенных папок скоросшивателей. — Точнее говоря, ваше, Да. Здесь сведения за первое полугодие, которые проходят по ведомству социального контроля. А вот - листочек с инструкцией, как сии сведения обрабатывать. Сидите, трудитесь. Если хотите, можете использовать вычислитель, видите, в зале их пять и все свободны. Помните, что ни одна бумажка не должна покидать здешних стен. Надеюсь, все понятно? Ну, а я потащусь с проверками по штабам и канцеляриям. Обедать можете тут же на первом этаже архива. Вечером заеду за вами и отужинаем в офицерском собрании. Пока!

Всеслав щелкнул кнопкой и пододвинул к себе клавиатуру. Вычислитель пискнул, зашуршал вентилятором, упрятанном в чреве кремового корпуса и высветил на экране приветствие: "Хочу в увольнение, командир!".

- Щас! — Зловеще пообещал Всеслав, открывая первую папку. Ёмористы, увольнение им...


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Архив

7 часов 60 минут, 5-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Задание было выполнено. Всеслав перенес все данные из памяти вычислителя на переносной накопитель, уложил накопитель в футляр, упрятал футляр, тетради и ручку в пластиковый кейс. Сдал папки дежурному по архиву. Вернулся на свое место, сел, устало закрыл глаза и откинулся на высокую спинку стула. С минуты на минуту должен был появиться Даццаху Хо.

Его настроение было двойственным. С одной стороны, день оказался очень удачным, изучение отчетов и рапортов позволило прояснить очень многое. И в то же самое время крепло чувство подавленности и собственной слабости. Становилось очевидным, насколько много комконовцы знали об Островной империи и насколько мало они ее понимали.

Например, уже пятнадцать лет назад установили, что полосы флага обозначают Черный, Желтый и Белый Пояса империи. Удалось выяснить, какие острова входят в каждый Пояс, и на какие области они делятся. Но смысл учреждения этих административных единиц ускользал.

В том, что имперский социум разделен на три Пояса, рассуждали КОМКОНовцы, мало что удивительного.

"-я устал повторять то, что говорил уже много раз, -доказывал Всеслав коллегам. - Главный признак фашизма - претворение в жизнь идеи об антагонистической борьбе одной группы людей с другой группой, борьбе в которой нет и быть не может компромиссов, которая закончится только сокрушением противника. При этом предполагается, что один из борющихся противников обладает само собою разумеющимся качественным превосходством. Критерий же обоснования этого превосходства может быть достаточно произвольным: расовым, национальным, культурным, идеологическим, социальным. Всяким. На Земле двадцатого века были различные попытки осуществить фашистские идеи: германский нацизм на национально-расовой основе, сионизм на культурно-религиозной. В Арканарском королевстве на планете Авроре серые штурмовики орла нашего дона Рэбы вообще попытались построить фашизм на базе феодально-сословной дифференциации. Так какой же тип фашистской идеи вы, уважаемые оппоненты, заметили в Островной империи?"

Тогда никто из КОМКОНовцев не давал вразумительного ответа. Теперь Всеслав понял, отчего: трудно искать черную кошку в комнате без окон если кошки там нет.

Итак, Пояса обособлены по принципу, который островитянам кажется не просто существенным, но основополагающим. Каждый пояс географически разбросан. Но, несмотря на свою географическую разбросанность, Пояса всюду разделены морем, и нигде не граничат по суше. Ни один остров не поделен на две или более частей, принадлежащих к разным Поясам. При этом совокупные площади, отведенные различным округам, очень разнятся.

Подавляющая часть суши Архипелагов входит в Желтый Пояс, совсем мало земли включено в Черный. А четыре крупных острова (среди них - Хабик) и около полусотни мелких, площадью приблизительно в 8% от общей территории Империи, составляют Белый Пояс. Ну, с последним-то как раз кое-что более или менее ясно. Само геостратегическое положение определяет его статус. Острова Белого Пояса, прикрывают Архипелаги по краям и, как кажется, полностью отданы в распоряжение флота и армии. Экипажи кораблей, в отличие от гражданского населения, проводят на суше меньшую часть всего времени. Территория моряков - это не столько суша, сколько сами корабли и субмарины. Но на этом определенность пока заканчивается.

Можно было с большой долей вероятности предположить также, что отдельные острова, принадлежащие к разным округам, жестко изолированы друг от друга. Достаточно вспомнить, как удивлялся в свое время Ферзь-Каммерер бдительнейшей охране морского вокзала и как дотошно идентифицировали при приезде в городок Зи личности Даццаху Хо и Бидзанби Да. Иными словами, каждый Пояс - это не сосредоточенная группа островов, каковую легко отчеркнуть замкнутой карандашной линией, а регионы, объединенные… "Чем, массаракш, объединенные?!" свирепо спросил себя Всеслав.

А если все-таки предположить вслед за Каммерером, что Пояса различаются по уровню власти и связанных с нею привилегий и полномочий? "Низший" пояс подвластен "среднему", а тот, в свою очередь, подчинен "высшему". Иначе говоря, социум островитян организован не по избитому подобию "пирамиды власти", а по принципу этажерки, отдельные полки которой заполнены крупными общественными слоями. "Бредятина какая!" не открывая глаз, Всеслав покачал головой. Где это видано? По всем планетам Вселенной такая "этажность" присуща либо аморфным микрогруппам людей, не имеющим четко осознаваемой ими внешней цели (подростковой компании, к примеру), либо стаям животных. На "полках" подобной "этажерки" у зверей располагаются или отдельные особи (у псовых хищников), или несколько особей равного статуса (2-3 самца-ровесника у некоторых обезьян). Такая система отлично выстраивает по рангу по критерию силы и агрессивности особей одного и того же биологического вида, возраста и пола. Но Империя ведь не стая озверевших кровожадных павианов, каковой ее с подачи белого Ферзя видел КОМКОН-2! И не чумеющая от безделья шайка прыщавых подростков. Это более чем двухсотвосьмидесятимиллионная масса личностей, достигших достаточно высокого уровня общественного сознания, а также социального и технологического развития! Хорошо, а если на каждой полке воображаемой "этажерки" предположить автономное общество, организованное по принципу малой пирамидки? Чушь от такого "уточнения" не станет правдоподобнее: эти три пирамидки, покоящиеся на остриях ниже лежащих просто неподражаемы. "Бредятина! мысленно повторил Всеслав. Клинический случай."

От полной безысходности можно, наконец, допустить, что устройство Островной Империи является фантомом, иллюзией, не более чем идеологической декорацией. Что в действительности всем правит "этот мерзавец из Адмиралтейства", как выражались Экселенц и Каммерер. Или же у власти стоит анонимная финансово-военная хунта, как в бывшей Стране Неизвестных Отцов, но здесь она благодушно позволяет обывателям играть в поясную квазиавтономию. Все бы хорошо, но тогда вопрос о смысле государства становится просто нелепым - какой уж тут смысл?!

Чтобы устранить все несообразности, пришлось бы прибегнуть к неправдоподобной гипотезе. Например, предположить наличие каких-то "зомбирующих" технологий, которые поддерживают общество в таком странном виде. Вроде башен гипноизлучения в бывшей Отчизне. Или же вообще предположить, что на Архипелагах Саракша живут не обычные люди, а совершенно особый биологический вид, выработавший уникальные социальные инстинкты и психологию. Чего только не придет на ум от отчаяния!

"Ребята, не забывайте завета Оккама: entia non sunt multiрlicanda рraeter necessitatem - не множьте сущностей без крайней необходимости". — вспомнил Лунин слова и неподражаемую интонацию Учительницы. А потом само собою припомнилось, какое уныние он испытал, когда во втором классе на уроке информатики Учительница продемонстрировала действующую увеличенную модель вычислителя в разрезе. Маленький Всеслав отлично видел, из чего состоит это устройство, но не мог сообразить, как и почему оно работает. От обиды на собственную бестолковость засопел, надулся, чуть не расплакался. Узнав об этом, мама усадила его дома за вычислитель, отыскала в БВИ книгу "Занимательная информатика", тут же распечатала ее и вручила Всеславу: "Теперь все поймешь".

Сейчас помощи ниоткуда не предвиделось.

Всеслав услышал шаги за спиной.

-Проголодались? - поинтересовался инспектор.

-Нет, -не поднимая век, ответил Всеслав, -но слегка устал.

-Каковы успехи?

-Обработал.

-Сколько?

-Всё.

Всеслав не видел выражения лица Даццаху Хо, однако с удовольствием ощутил изумление инспектора. Он медленно открыл глаза и спросил, потягиваясь:

-Кто-то, кажется, угрожал ужином в офицерском собрании, нет?


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Офицерское собрание "морских рыцарей"

8 часов, 5-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Собрание находилось в полутора кварталах от архива. Неспешно прогулявшись по тихим улицам городка, Даццаху Хо и его помощник оказались на месте. Было уже темно, старомодные фонари желтели сквозь падавший густыми хлопьями снег. Зи построили около полутора веков назад и его облик был типичен для севера Архипелагов: коричневые каменные стены, высокие черепичные крыши с мансардами, большие окна с непременными ставнями лакированного дуба, идеально ровные и чистые гранитные мостовые и тротуары, ухоженные газончики и обезвоженные на зиму фонтаны, масса кованых узорчатых решеток, ворот и оград.

-Вот мы и на месте. - сказал инспектор, войдя под высокую арку и сбивая перчаткой снег с пальто и шапки. Лунин откинул капюшон длинной куртки и последовал его примеру.

-Может быть мне стоило надеть бабусин свитер? - в раздумье спросил Всеслав, -Раз уж нет кортика… А вообще-то нас сюда пустят?

-Отчего нет? - удивился инспектор.

-Ну, все-таки клуб офицерской элиты.

-Пока докуриваю трубку, -терпеливо сказал Даццаху, -в который раз охотно выступлю в роли лектора. Можете не конспектировать, но запомнить будет полезно.

После революции стиль общения у нас стал очень демократичным. Подчеркиваю: не вульгарным, не панибратским, а именно демократичным. "Проще" - не значит "грубее", "примитивнее". Исчезла сословная чопорность, но мы сохранили чувство собственного достоинства. Отказались от многих формальных церемоний, зато сохранили и даже умножили уважительное отношение к ближнему.

Вот, к примеру, одно из многочисленных офицерских собраний "морских рыцарей". Может ли сюда проникнуть штатский, усомнились вы, Да? Смотрите, вот дверь. Видите ли стражу, охрану, блюстителей, воспретителей и непускателей? И я не вижу. Их нет. Никакой дискриминации! Никаких табличек "Только для…" Просто гражданский человек, даже оказавшись в Белом Поясе, не посетит этот клуб, поскольку с отдыхающими тут людьми у него не окажется общих интересов и увлечений. Зачем же идти туда, где тебе будет скучно? Могут ли здесь провести вечер, скажем, рядовой матрос или курсант? Если получили законную увольнительную - пожалуйста. Никто не посмотрит на гостя без командирских петлиц свысока, с пренебрежением. Но их и палкой не загнать, поверьте, в ту среду, где они почувствуют себя стесненно. Наконец, здесь вы навряд ли увидите даже командиров-десантников из "океанских змеев", которые, как правило, проводят досуг по своему вкусу во-он в том баре - видите цветные огоньки мигают. Им там лучше. А "морским рыцарям" - здесь. Каждому - свое, Да, вы постоянно будете слышать у нас эти слова, каждому - свое. И "каждому" предлагается "свое". По справедливости и по разуму.

Инспектор выколотил над мраморной урной пепел из трубки.

-Так будем ли мы ощущать себя в своей тарелке? -риторически вопросил он. --Полагаю, будем. я уже отобедал тут и получил приглашение бывать чаще. Думаю, вы тоже понравитесь. Ну и, кроме того, мы даже по сугубо формальному признаку имеем полное право бывать здесь. Вот, возьмите, Да.

Он протянул Лунину вскрытый темный пакет.

-Что тут?

-Удостоверение и прочие документы, присланные сегодня почтой. Извините, пришлось распечатать, проверить содержимое и расписаться в получении. Вам определена пятая степень компетентности и присвоено звание лаборанта, что соответствует чину яхт-лейтенанта флота или прапорщика сухопутных войск. Примите мои поздравления по этому поводу и приглашение войти!

-Спасибо! -поблагодарил Всеслав и машинально отметил, что сказал это искренне. Ему в самом деле было приятно. -Вы знаете, чтимый Даццаху…

-А почему бы, Да, вам не обращаться ко мне просто по имени, и на "ты"?

-Хорошо… Хо, вы… ты знаешь у меня на той, прошлой родине есть обычай в праздничных случаях поднимать бокал хорошего вина.

-На твоей теперешней родине - тем более. -рассмеялся Даццаху Хо. -Угощай!

За дверью открылась стильная серо-белая прихожая, ровно и мягко освещенная электрическими канделябрами. Под ноги скользнул мягкий зеленый с коричневым ковер. Гроздья темно-синих и серых шинелей с различными петлицами на воротниках и шевронами на рукавах ровно висели в гардеробе, находившемся по правую руку. Слева белели двери комнат "Дамы" и "Кавалеры", а впереди серела широкая гранитная лестница с зелено-коричневой же дорожкой. На стенах размещалась целая картинная галерея: смотрели из золоченых рам замершие в героической величавости типы, все в орденах, все в аксельбантах. Бритолобых среди них не было.

Никто не принимал и не подавал одежду, инспектор и его помощник, сняв пальто и куртку, сами повесили их на свободные места.

-С твоего разрешения, загляну сюда. -Всеслав кивнул на дверь "Кавалеры".

-Ну, а я поднимусь. Ты тоже не задерживайся. Столовая - прямо и направо. С кают-компанией не перепутаешь, с банкетным залом тоже -там сегодня идет какое-то шумное чествование.

Всеслав постоял у зеркала над раковиной, приглядываясь. Галстуков на Саракше не жаловали, а в Империи не признавали совершенно. Парадным стилем для "безмундирного" мужчины считался светлый китель без пуговицы на воротнике (так, чтобы выглядывал безукоризненно накрахмаленный воротничок) и темные брюки (никаких стрелок!). Приобретением густо-синих брюк и дымчато-голубого кителя Лунина руководил лично инспектор: "Вас, Да, нельзя выпускать в магазин одного, опять какой-нибудь беспримерный свитерок схватите!" Так что все, вроде бы соответствовало. "В человеке все должно быть прекрасно". Всеслав тщетно пытался припомнить, кому из мелкокалиберных древлян принадлежало изречение, безнадежно махнул отражению рукой и покинул туалет.

Разумеется, он сразу понял, где находятся столовая, биллиардная и курительная, но решил побывать в кают-компании. Она была сейчас пустой, торжественной и строгой. Стены в серебре и малахите, повсюду черно-желто-белые полотнища, гравированные мечи в сплетении водорослей, пронзенные молниями волны. Вдоль стен с нишами в виде стрельчатых арок красовались строгие кресла с высокими спинками, а в нишах отблескивали черные базальтовые бюсты. Хрустальные гроздья огромной люстры тлели в одну десятую силы. Впечатляло. Особенно, когда в этом храме офицерской чести не было ни души.

Зато в банкетном зале и в самом деле имело место некое многолюдное торжественное действо. Проходя мимо, Всеслав замедлил шаг и прислушался.

-…от всей души поздравить боевого брата, корвет-капитана Цазахи Бу, командира славного "Единорога"! Ему сегодня вручен золотой кортик, он стал "князем моря". Дорогой наш Бу, славный наш Кашалот! Слов нет, как все мы рады за тебя! И я хочу сейчас…

В уютной столовой, лишенной каких-либо признаков помпезной официальности, тихо играла музыкальная машина. Почти все столики были заняты, Даццаху сидел за угловым вместе с молодой парой - оба в штатском - и делал призывные знаки рукой.

Лунин, лавируя между столами и косясь на офицерские петлицы, прошествовал в угол.

-Знакомься, Да, -оживленно говорил инспектор, - Представляешь, оказывается, супруги Зедзана - наши соседи! Живут в том же общежитии, также на втором этаже, почти напротив нас.

-Комната №24. -подтвердил Зедзана Зо. Как выяснилось молодой математик-прикладник и его жена Узи были командированы Большим Университетом Бацузы для установки нового программного обеспечения на бортовые устройства, управлявшие системой погружения-всплытия субмарин. Но что-то у них не получалось, командировка затягивалась.

Неслышно возник официант. Всеслав повертел в руках меню, беспомощно посмотрел на инспектора.

-Выручай. -попросил он, -О вине не забудь.

Даццаху Хо что-то подчеркнул в меню карандашиком, официант исчез, но тут же появился с обширным подносом, уставленным тарелками и соусничками.


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

8 часов 65 минут, 5-го дня 1-ей недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


-Замечательный вечер! - с чувством сказал Даццаху. -Чудесное вино, отличный десерт, интереснейшая беседа.

Зо и Узи согласились с ним. Всеслав кивнул. Ужин завершился неспешной прогулкой по покрытым пушистым белым снегом улицам городка. Сейчас они, получив ключи у дежурного, поднялись на второй этаж. Инспектор пожелал всем доброй ночи и, намурлыкивая привязчивую мелодию, что звучала в собрании во время ужина, проследовал к себе. Зо открыл дверь, пропустил жену и вежливо улыбнулся Лунину:

-Еще раз благодарю за компанию! Все было замечательно.

-Рад знакомству. -ответил Всеслав, -Надеюсь, оно продолжится. Кстати, а вы не пробовали решить проблему с плавающей запятой через массивы?

Зо, держась за латунную ручку, застыл в странной позе. Потом сказал внутрь комнаты: -Дорогая, ты ложись спать, а я еще немного поговорю с чтимым Бидзанби, хорошо?

Он задумчиво повернулся к Лунину, который моргал с самым невинным видом.

-Вы о чем, Да? -спросил программист. -Можно подробнее?

-С удовольствием.


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Общежитие №2 для младших офицеров

2 часа 90 минут, 6-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Заспанная Зедзана Узи с полотенцем и мыльницей и Даццаху Хо с бритвенным прибором встретились у полуоткрытой двери комнаты №29, откуда доносилось монотонное бормотание. Не говоря ни слова и лишь потрясенно переглянувшись, они вошли на цыпочках. Стол был завален исписанными листами. Помощник инспектора с чашкой кофе в левой руке, совершая правой дирижерские жесты, что-то излагал молодому математику. Тот ерошил и без того взлохмаченную шевелюру и торопливо покрывал страницы блокнота только ему понятной абракадаброй.

-Хороши. -вполголоса прокомментировала Узи, -Надо полагать, спелись. Вошли в унисон. Столковались.

-А?- невнимательно спросил Зо, поднимая голову, -Ты еще не спишь, милая?

-Я уже проснулась, милый. Утро.

-Да-да, сейчас… Спокойной ночи… -ответил тот, вновь утыкаясь в блокнот.

-Приятных снов. -вздохнула его жена и отправилась умываться.

-Здесь слово "клапан" вычисляет индекс массива "клапаны". Например, при выполнении выражения "6 клапан СЕ" будет включен гидравлический клапан номер шесть. -говорил Всеслав, -Приведенное выше решение приемлемо только в тех случаях, когда в программе требуются один или два таких массива. Если же массивов должно быть больше, использование определяющего слова упростит программирование.

Инспектор некоторое время с интересом созерцал это зрелище, потом тоже тихо покинул комнату. Всеслав замолчал, поглядел ему вслед, и спросил программиста:

-Быть может, на сегодня хватит?


Комментарий Сяо Жень:

То, что произошло в общежитии №2 для младших флотских командиров городка Зи, конечно же, имело свои последствия для Саракша. Причем, немалые. Всеслав Лунин ознакомил Зедзана Зо с концепцией языка программирования ФОРТ[148], того самого, автором которого являлся математик Лео Броуди, переехавший в 1991 г. из Соединенных Социалистических Штатов Америки в Союз Советских Коммунистических Республик. ФОРТ в конце 20 - начале 21 веков произвел настоящую революцию в нашей земной информатике. Аналогичное воздействие эти сведения впоследствии оказали и на прикладную математику Островной империи: через три-четыре года там произошел переворот в области вычислительной техники.

Но хоть сколь-нибудь здравомыслящего читателя этой книги потрясёт совершенно другое!

В КОМКОНе-2 сообщение Черной Пешки о научном макровоздействии, произведенном на саракшианский социум осталось практически незамеченным. Секция "Саракш" пятого отделения доживала свой последний год. Бывшие "зубры" уже не работали в ней, а "мальки" не обладали и десятой долей их энтузиазма, опыта и работоспособности. Джеральд Ли отозвался о прогрессорской акции друга с бурным восторгом. Но, похоже никто, кроме него, отчетов Пешки вообще не читал и они (вместе с аналитическими отзывами Дж.Ли) сразу же попадали напрямую в архив (иными словами - в корзину для мусора). Во всяком случае, Сикорски интересовался только отчетами о самочувствии Льва Абалкина, "подкидыша № 07". Что же касается М.Каммерера, его "наместника" по отделению индустриальных цивилизаций то создается впечатление, что он с головой ушел в подготовку прогрессоров-боевиков на полигонах "Кобра", "Анаконда" и "Жарарака". А о работе одиннадцати резидентов на Саракше, из которых двое успешно внедрились в Островную империю, он, похоже, и думать забыл. Тех опекал с Земли Джеральд Ли, а также курировал периодически летавший на Саракш Курт Лоффенфельд (Тристан).

Зато усердно копавшие благодатные недра КОМКОНа-2 сорвиголовы из Red Peace, лихой компании, курируемой Исааком Бромбергом, разрыли информацию о выше описанном казусе. "Эге-ге, па-азвольте! какая такая Черная Пешка? -патетически возопили они, -Уж не тот ли это Всеслав Глебович Лунин, что применил димезонитный заряд на Саракше в июле пятьдесят восьмого, а потом исчез невесть куда (надо полагать, чтобы избежать заслуженного остракизма)? Ах, тот самый! И теперь он снова на многострадальной планете? Допускает там сознательную утечку знаний, которые могут стимулировать бурный рост военных технологий в Островной империи и, как следствие, вызвать кровавую агрессию имперских орд против беззащитных аборигенов Материка. Вперед, поборники гласности и борцы с засильем тайных служб! Ату его, друзья! Взять, единомышленники!"… Ну, и так далее, и тому подобное, и в том же роде.

Нет, каково?!


Электрописьмо

Гриф: "Срочно!"

Куда: О.Бацуза, Черный Пояс

Имперский университет г. Бацузи

Математический факультет

Кому: декану, магистру

Цайхаку Бо

От кого: Зедзаны Узи, лаборанта

отделения прикладной математики


Чтимый декан!

По возвращении я предоставлю подробный доклад об итогах отладки программ для устройств погружения и всплытия крупнотоннажных субмарин. Проблема оказалась несколько сложнее, чем мы ожидали, однако все неполадки были успешно устранены.

Но мне хотелось бы в срочном порядке сообщить Вам о несколько неожиданном побочном результате командировки, который представляется мне, как ни парадоксально, важнее основного.

На восьмой день я и мой муж Зо случайно познакомились с лаборантом Бидзанби Да, помощником инспектора социальной службы, также направленного на о.Хабик с какой-то миссией. Отрекомендовав себя как полного дилетанта в области информатики, Бидзанби Да, тем не менее, ознакомил нас с концепцией языка программирования, названного им ФОРТ. (Такое непривычное для нашего уха название объясняется тем, что брат Бидзанби - иммигрант, кажется, из Хонти, но боюсь ошибиться).

Компактный и эффективный, машинно-независимый язык программирования ФОРТ буквально "нафарширован" идеями. В основе гибкости ФОРТа лежит четкость, эффективная реализация простых алгоритмов, простота пользовательского интерфейса и представление предсказуемых результатов. Бидзанби Да убедительно и просто продемонстрировал мне достоинства ФОРТ-системы, отталкиваясь от которых, я затем уже достаточно легко справилась со всем остальным. Поскольку в основе этого языка лежат слова, он может быть легко переложен, к примеру, на эм-до, так что наши программисты смогут работать на родном языке. Конечно, недостатком подобной трансляции является уменьшение мобильности, но, считаю, этим можно пренебречь.

Естественно, потребуются серьезные усилия команды квалифицированных программистов для воплощения концепции в машинные коды, но, как Вы, чтимый декан, убедитесь, игра будет стоить свеч. Уже сейчас "навскидку" могу предположить, что ФОРТ может быть применен:

-в промышленности. Например, для управления морскими нефтедобывающими платформами, промышленного прогнозирования, создания экспертных систем.

-для сбора и анализа данных. К примеру, для распознавания образов и составления карт, измерения глубин, дистанционного управления батискафами и разведывательными глубоководными станциями.

-в оборонных технологиях. В частности, при наведении на цель торпед повышенной точности удара, баллистических ракет с разделяющимися и самонаводящимися боеголовками, постановке радиопомех и др.

-в медицине. В частности для хранения результатов обследований и предварительной диагностики.

-в искусстве: для монтажа телевизионных и радиопередач, для создания графики и мультипликации.

Наконец, самое главное.

Во-первых, ФОРТ может рассматриваться как основа операционных систем повышенной надежности для персональных вычислителей.

Во-вторых, язык ФОРТ в перспективе можно будет использовать для создания мобильных "разумных" устройств, управляемых голосом (Бидзанби Да назвал их хонтийским словом "киберы").

На мое предложение участвовать в дальнейшей разработке языка брат Бидзанби категорически отказался, еще раз повторив, что он полный профан в вычислительной технике и всего лишь пересказал мне теорию своего знакомого, трагически погибшего в столице бывшего Государства Неизвестных Отцов. Осмелюсь заметить — пересказал потрясающе грамотно и подробно...


Конец фрагмента


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

4 часа, 6-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Всеслав понял, что к архиву не стоило идти этой дорогой. Дюжины полторы морпехов в серых бушлатах почти наглухо закупорили узкую улочку. Скорее всего, они держали путь в казармы после очередного законно заслуженного суточного увольнения. Откуда возвращались "змеи", тоже было ясно: двумя домами дальше красовалась яркая вывеска круглосуточной пивной "Радостный краб". Отдохнувшие вояки хлопали в ладоши, а на металлической крышке канализационного люка отбивал чечетку тощий бакматрос.

Всеслав повернулся и попытался незаметно ускользнуть. Массаракш, поздно! Сзади послышалось сопение, Всеслав ускорил шаг, но его цепко схватили за плечо, развернули.

-Ты куда это? -дыша пивным перегаром и рыбой, осведомился угреватый и бледный матросик. -Не хочешь здороваться с героями Белого Флота? А?

-Здравствуйте. -вежливо сказал Всеслав. -я боялся помешать.

-Видали? -изумился глыбообразный товарищ угреносца, -Он еще и хамит! А ну, пойдем!

Лунина втолкнули в круг подвыпивших десантников.

-Бросьте, придурки. - рассудительно сказал трапматрос с розовым шрамом на подбородке. -Залили зенки и ничего не видите, что ли? Неприятностей ищете? Ёто же штатский. Да, поди, еще ко всему из Черного Пояса, верно?

-Так точно. -подтвердил Всеслав, слегка кланяясь. -Оттуда.

-Ну, сразу же видно… Демоны с тобой, шагай, куда надо…

-Н-не… -закапризничал угреватый, -Вот он у меня попляшет.

-Да перестань, Прыщ! За ночь едва кружку вылакал, а куражишься на полбочонка. -урезонивал рассудительный, -Иди-иди себе, гражданский!

-А давайте, вправду спляшу. -неожиданно предложил Всеслав.

-Рехнулся, никак? -поразился рассудительный.

-Гы! -обрадовался Прыщ. -Сам вызвался!

Морпехи, привлеченные нежданной забавой, одобрительно загалдели. Всеслав достал коробочку с кнопками и рассыпал пригоршню остриями вверх.

-Ты чего делаешь? -взвился кто-то из "змеев", -Братцы, насмехается!

Всеслав наступил на кнопки, слегка потоптался.

-А, вон чего! -догадался глыбовидный, -У него ж ботинки без подковок, ха!

-Губная гармошка есть? -деловито спросил Лунин.

-Только не заслюнявь!

Всеслав сбросил куртку, сунул ее вместе с сумкой ближайшему бритолобому десантнику, ступил на крышку люка, прижал к губам пропахшую табачным дымом гармошку. И за двести пятьдесят световых лет от Земли под перламутровым небом Архипелагов послышалась та же незатейливая мелодия, которая двумястами пятьюдесятью годами ранее звучала на просторах охваченной гражданской войной страны на планете Земля. Морпехи перестали шуметь, сдвинулись. Всеслав выстучал ритм "прокнопленными" каблуками по мерзлому чугуну крышки, вернул гармошку хозяину:

-Уловил мелодию? Давай погромче!

Тот кивнул и "дал". Всеслав прошелся вприсядку, запел:


Эх, яблочко с бочками вялыми!

Повстречалися мы с континенталами.


Еще несколько "змеев" вытащили гармошки, остальные забили в ладоши и заухали.


-Эх, яблочко, большое спелое!

Субмарины в бой идут наши белые.


Глыба выскочил в круг и юлой обернулся вокруг Лунина.


-Эх, яблочко, мое хрустящее!


Тут потеха началась настоящая.


Эх, яблочко, да с сердцевиною!

Пошли "змеи" на врага в бой лавиною.


Из пивной, привлеченные шумом высыпали другие десантники.


-Эх, яблочко, да полосатое!

Кроем пулей мы врага, бьем гранатою.


Всеслав ловко отскочил, принял куртку и сумку от восторженно гогочущего матроса.

-Эй, братва, а сколь у нас еще времени до конца увольнительной? -спросил Глыба.

-Да часа полтора. -откликнулся кто-то

-Ну, так айда назад, в "Краб". Успеем вернуться на базу к сроку, если на экспресс-автобусе поедем!

Ободряюще хлопая Лунина по спине, морпехи, потащили его под вывеску, на которой развеселое красное членистоногое сжимало в клешне кружку с пенной шапкой.

В баре было людно. Лунина усадили за столик, поставили перед ним двухлитровую керамическую емкость, сунули авторучку и тетрадный лист: -"Пей и пиши!"

Сочиняя на ходу новые куплеты, Всеслав обогащал духовную культуру бойцов Белого Флота произведением, которому, вне всякого сомнения, суждена была долгая и славная жизнь. Хор губных гармошек уже усердно репетировал "яблочко".

Подняв голову и отхлебывая крепкое пиво, Всеслав обомлел. На соседнем столе возлежала животом вниз голая девица. Половина ее зада была покрыта вязью рун. Над второй половиной усердно трудился мастер-татуировщик, поминутно сверяясь с текстом "Дзагого". Раскрытая книга лежала на спине девицы и та время от времени со всем бережением, дабы не стряхнуть священное писание и не помешать татуировщику, подносила ко рту стакан.

-Не отвлекайся, строчи! - нетерпеливо пихнули в бок Лунина.


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Архив

4 часа 60 минут, 6-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Молчание затягивалось. Всеслав мысленно поклялся не нарушать его, пока инспектор не заговорит сам. Очевидно, Даццаху Хо принял такое же решение. Они смотрели друг на друга и инспектор, в конце концов, не выдержал.

-То, что я сидел тут, в читальном зале, и гадал, куда мог запропасть мой помощник, - мелочь. Недоуменное ожидание меркнет и обращается в ничто перед зрелищем триумфального появления упомянутого помощника. Толпа хмельных "океанских змеев", вопя непонятную песню, на плечах приносит его из бара, где перед тем накачала пивом, и торжественно вручает мне.

-Ну уж, не на плечах… -смущенно возразил Всеслав, потупившись, водя пальцем по краю стола и подавляя гулкую отрыжку. -я сам пришел.

Даццаху шумно вздохнул:

-Послушай, я ведь вовсе не намерен выговаривать тебе за опоздание и занудно вещать, что, мол, много работы, и все в том же духе. Отлично понимаю: десантники тебя поймали и силой затянули в бар. Случается. Дело для "змеев" обычное. Кстати, мой недосмотр - не следовало тебя отпускать одного. Но вот от чего братва пришла в такой неистовый восторг?! Чем они очарованы? Опять же неясно - тебя попытались напоить, а выглядишь бодрым, словно бархатный гриб после дождя. А если вспомнить, что перед этим ты провел бессонную ночь, втолковывая брату Зедзана Зо из области прикладной математики нечто, совершенно не воспринимаемое нормальным человеком… Право, с тобой мне один путь - в психушку.

Инспектор еще раз испустил насосный вздох.

-Что безмолвствуешь? -спросил он. -Пиво-то хоть хорошее было?

-Нет! -чистосердечно сказал Всеслав. -Зато много.

-И как настроение после?

-Рабочее. -заверил Всеслав и грустно добавил, -Начальник-это человек, который приходит на службу поздно, когда ты приходишь рано, и появляется чуть свет, когда ты опаздываешь.

-Философ! - с отвращением сказал Даццаху Хо. -Поехали! Тащи папки с подшивками за последние полгода.


Комментарий Сяо Жень (совсем короткий):

Можете ли вы, дорогой читатель вообразить в этой ситуации Максима Отто Каммерера?


Саракш, Островная империя

Белый Пояс, о.Хабик, город Зи

Архив

6 часов 10 минут, 6-го дня 1-ой недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Всеслав перелистывал бумаги, делал выписки в соответствии с инструкциями. Отрабатывал жалование имперского служащего. И размышлял.

"Итак, продолжим наши мысленные экзерциции на тему Белого Пояса" -подумал Всеслав.

Вроде бы твердо установлено, что в основе деления империи на Пояса никоим образом не лежит социальное неравенство. О! Кажется, удалось нащупать еще одно решение проблемы. Как ни странно, отгадку подсказывает имперский флаг. Полосы на нем расположены не горизонтально, а вертикально. Не один над другим, а рядом. И соответствующие им три Пояса не могут быть высшим, средним и низшим. Невозможны в наблюдаемом имперском социуме массовые неравноправие и подчиненность ни по каким признакам: классовым, сословным, имущественным, этническим или религиозным. Иначе не будет и Поясов Империи. А они налицо! Отсюда следует, что следует решительно отбросить идею о политическом господстве одного Пояса над другими.

Хорошо. Можно двигаться в наших рассуждениях дальше. А что, если граждане Империи разделены и расселены по отдельным Поясам по профессиональному признаку? Чем не гипотеза?

В Черном Поясе расположены научно-исследовательские и культурные центры, там работают инженеры, ученые, художники и вообще лица интеллектуальных профессий. Цель "черных" заключается в том, чтобы в условиях жесткой конкуренции со странами Континента обеспечивать научно-технический прогресс и удовлетворять культурные запросы всего общества. В Желтом Поясе расположены предприятия промышленности и сельского хозяйства. Жители этого Пояса - рабочие, фермеры, служащие, торговцы и иже с ними. Их задача заключается в том, чтобы кормить, одевать, обувать и обеспечивать необходимыми товарами все слои всех прочих Поясов Империи. Таким образом, вырисовывается общество, в котором граждане каждого Пояса занимаются своим делом и не вмешиваются в чужую сферу деятельности.

Сразу всплывает вопрос: как государство удерживает население в таком положении? Что ж, препятствование свободному доступу и проникновению в другой Пояс мы уже видели, когда въезжали в славный городок Зи. Мы, друг мой Бидзанби Да, знаем, что нельзя проникнуть на территорию военной части в белом Поясе, если мы не проживаем в ней, или не несем в ней службы. Мы можем также предположить, что нельзя в Желтом Поясе проникнуть на территорию фабрики, если мы на нем не работаем, - тем более, если это секретное или частное предприятие. Предположим, нам решительно откажут в доступе и в научный институт Черного Пояса, если мы не являемся его сотрудниками, и в Союз скульпторов, если мы никогда не были его официальными членами. Вся разница между Материком и Островной Империей состоит в том, что на Континенте нас не пустят на место работы чужого нам человека, и в его дом, а в империи - нас не допустят на место работы чужого человека, которое одновременно является его местом проживания и домом. Последнее, впрочем, не следует понимать буквально. Гражданин Империи отнюдь не обделен частной жизнью. Он вовсе не обязан жить ни на самом рабочем месте, ни в каких-то прилегающих к нему казармах. Жилые апартаменты в Империи не имеют ничего общего с учреждениями. Жилище семьи, частный дом и место работы могут даже находиться на разных островах, - важно лишь, чтобы эти острова принадлежали к одному и тому же Поясу.

Нет, что-то не устраивает в такой модели. Пока вроде бы все логично, но… Чувствуется где-то затаенная ошибка, которая сводит на нет всю конструкцию. А не поискать ли эту ошибку, начав с Белого Пояса.

"Что мы о нем знаем?" - спросил себя Всеслав.

Здесь проживают все, кто планирует военные походы, участвует в военно-морских операциях; те, кто заведует военно-морскими базами, складами, и резервами, кто занимается содержанием и ремонтом военной техники занимается военной разведкой, кто обучает новичков. Но если бы только они… Можно объяснить проживание в Белом Поясе обитательниц публичных домов. Зато никак не понятен статус водителей трамваев, строителей, и тех же уборщиков в офицерских клубах. А сантехники, каковым в свое время так искусно прикидывался Белый Ферзь? А какие-нибудь ассенизаторы? Ну и вот еще: в просматриваемых документах значатся служба свободного глубоководного поиска, отделение геологических разведок, комиссариат чрезвычайных ситуаций - как быть с невоенными? Почему они здесь? Что их объединяет с братьями яхт-лейтенантами и бакматросами? Ладно, оставим пока ассенизаторов в покое, займемся военнослужащими.

В Белом Поясе нет и быть не может никакой демократии. Здесь мы, чтимый Бидзнаби Да, наблюдаем типичную систему жесткой власти, покоящуюся на беспрекословном подчинении нижестоящих вышестоящим. Стиль управления Поясом является авторитарным, основывается на приказах и директивах командиров, и на дисциплине подчиненных. Принятие решений, и стратегических, и частных, основано на принципах единоначалия.

Вооруженные силы Империи состоят из незначительной сухопутной Белой Армии и большого Белого Флота.

Армия представлена ракетными войсками стратегического назначения, частями противоракетной обороны, полками береговой охраны, а также отдельными химическими, бактериологическими и прочими вспомогательными подразделениями. Бронетанковых войск нет вообще (немногочисленные легкие плавающие танки десанта не в счет).

Основная ударная и военно-транспортная сила Пояса - надводные корабли (их мало) и субмарины (основное число), часть из которых выкрашена в белый цвет. Субмарины и их экипажи объединены в эскадры, эскадры во флотилии, те - во флоты.

Сегодняшнее происшествие с морпехами оказалось достойным осмысления. Нет, Белое воинство ему никоим образом не нравилось. Нигде - ни на хонтийском побережье, ни на Казхуке, ни здесь. Но чем дальше, тем менее они вписывались в арифметически вычислимый, предсказуемо-простой образ примитивных убийц. Каким они до сих пор видится КОМКОНу глазами легендарного Белого Ферзя? Пираты, флибустьеры, корсары, морские разбойники… Только в отличие от пиратов средневековья они вооружены самым современным оружием и плавают не на средневековых каравеллах и галеонах, а на атомных субмаринах. Пираты совершают регулярные набеги на прибрежные районы Материка и беспощадно грабят континенталов. Ведь своих природных ресурсов в Островной Империи не должно хватать и для того, чтобы поддерживать высокий уровень жизни, необходимо завозить с Материка многие виды сырья. Поскольку пиратство в имперской экономике, якобы, играет очень важную роль, островитяне просто не могут представить себе жизнь без постоянного притока на острова ресурсов, награбленных пиратами на Материке. (Всеслав раздраженно фыркнул: -"Их бы сюда, чтобы посмотрели своими глазами на мнимую имперскую нищету!") Кроме того, корсары обеспечивают защиту страны от любой внешней угрозы - пока в мировом океане безраздельно господствует Белый Флот, континенталы даже мечтать не могут об агрессии против островитян, они только обороняются по мере возможностей.

Покидая КОМКОН-2 одиннадцать лет назад, Всеслав пытался втолковать коллегам: "Нельзя вычерчивать циркулем и линейкой опричников Ивана Грозного, головорезов Карла Девятого Французского, и эсесовцев Гиммлера. Даже ордынцев Тамерлана и подручных государя Валашского Влада Цепеша, легендарного Дракулы, - и тех нельзя. Что уж говорить об островитянах! Разве вы этого не понимаете? Разве для вас это "слишком тонко"? По крайней мере, люди прошлого чувствовали нелепость абсолютизаций и такого себе не позволяли. А вот мы, теперешние, перестали чувствовать."

Сейчас Лунину было бы что добавить тогдашним собеседникам. "Ведь имперские моряки, которых вы так неосмотрительно причисляли к "подонкам", -мог бы сказать он, - различаются между собой".

Они делятся на два своеобразных ордена - "океанских змеев" и "морских рыцарей"

"Змей" - никем и ничем не ограниченный беспощадный убийца и садист? Ну, уж нет, Белый пояс примечателен чем угодно, только не вседозволенностью. Да - агрессивные дьяволы, убийцы, однако дома им мало что разрешено. Неподчинение офицеру? Х-хо! Воровство у собрата по оружию? Х-ха! Дисциплину среди "океанских змеев" поддерживают самыми жестокими методами. Командир бритоголовых может запросто набить чучело или сварить суп из любого морпеха в своей команде - система на его стороне. Тюрем в Белом Поясе, как мы почти уверенно можем предположить, просто нет. В отношении преступивших Устав десантников существует только два типа наказаний в зависимости от тяжести проступка. За незначительные нарушения на суше полагается гауптвахта со всякого рода унижающими достоинство "змея" штучками, а в море - телесные наказания. За серьезные же преступления предусмотрена смертная казнь. Не для того "змеи" в строй поставлены, чтобы друг на друга бросались - вся их агрессивность направлена наружу, на злобных врагов Империи. Вот на земле Материка можно все, там морская пехота - вне морали. Никакое издевательство над чужаком не считается чрезмерным, любое изощренное зверство рассматривается как нечто естественное, само собою разумеющееся, убийства и насилия становится нормой поведения. Так что неудивительно, что "змеи" скучают на берегу и считают домом не казарму, а субмарину.

Стереотип поведения "морских рыцарей" отвечает "культу героя". И матрос, и офицер из "рыцарей" исповедуют принципы не просто войны не на жизнь, а на смерть, но войны священной, во имя благородной идеи и при соблюдении правил и обычаев. Поднять руку на женщин и детей они считают для себя недостойным (хотя не осуждают за это "змеев"), мужчин-врагов убивают только в открытом бою, и никогда не глумятся над пленным. "Рыцарь" ценит вражескую доблесть и способен, уничтожив героически сопротивлявшегося недруга, отдать ему последние воинские почести. "Рыцари", находящиеся на одном уровне иерархии, имеют право выяснять между собой отношения при помощи дуэли. Если дуэль была проведена в соответствии с установленными правилами, то убийцу не наказывают, даже наоборот - он приобретает дополнительный авторитет в глазах окружающих. Как правило "рыцари" предпочитают службу в надводном флоте или на стратегических субмаринах-ракетоносцах. Помимо официальной лестницы чинов и званий у "рыцарей" есть неформальная иерархия. Популярным командирам матросы присваивают уважительные и, одновременно, слегка ироничные прозвища, на сходках их провозглашают "почетными матросами" и в знак уважения "повышают" в унтер-офицерских званиях. В офицерской же среде ордена "морских рыцарей" существуют собственная иерархия. Серебряный кортик вручают "рыцарю моря" по решению Совета рыцарей, кортик с позолоченной рукоятью и ножнами достается принятому в ряды "князей моря", а украшенное сапфирами оружие носят единицы - "владыки океана".

Верховная власть в Белом Поясе сосредоточена в Адмиралтействе, которое состоит из… "Из адмиралов". -вздохнул Всеслав.


Ход 20 | Чёрная пешка | Ход 22