home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 17

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

07 часов 50 минут, 9-го дня 2-ей недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Дредноут посреди фьорда медленно и беззвучно разворачивал башни, выцеливал на берегу чудовищными жерлами пушек оцепеневший от ужаса вражеский форт. Орудия с ревом выметнули огонь и дым. Поверх изображения на большом настенном экране поползли титры. Историческая кинодрама "Броненосец Боцойги" закончилась, в зале включили свет. Восемьдесят второй мужской, семьдесят девятый и сорок шестой женские отряды "выпускников" вышли из клуба и построились.

Старшие повели их в барак, благодушно разрешив идти не в ногу...

В конце прошлой недели в клубе состоялось итоговое собеседование. На нём объявили, что карантинный срок пройден, детекторное обследование завершено, проверка службами госбезопасности закончена, языковая подготовка в основном проведена. Корвет-капитан Хацуко Зо вручил бывшим "Ха" паспорты подданных Островной империи. Большая часть получила толстые книжечки в ярко-желтых обложках с трехцветным черно-золото-серебряным имперским флагом. Меньшая - в том числе Гурон - точно такие же, но с белыми корочками. И всего лишь четверым - среди них оказался Всеслав - вручили черные паспорта. За исключением цвета обложек документы ничем не отличались. Фотографии в фас и профиль, новое имя - на первой странице, отпечатки пальцев - на второй, оклеенной полиэтиленом. Потом имела место таблица личных данных: группа крови, особые приметы. Листки с разделами "Образование", "Категория согласно "Лестнице Званий", "Семейное положение" и "Регистрация по месту жительства", были целомудренно чисты. Впрочем, документы тут же изъяли, сообщив, что окончательно выдадут только в день отправки.

Десятый и одиннадцатый дни прошлой недели впервые объявили выходными. Вечером десятого дня отвели в солдатский душ и сообщили, что можно мыться горячей водой в течение целых двадцати минут[130]. После того как восемьдесят второй отряд вышел в раздевалку, обнаружилось, что исчезли их одежда с метками и обувь. Люди испуганно съежились, ожидая неприятностей. Но отворилась дверь и два солдата, снисходительно ухмыляясь, вкатили в предбанник тележку с картонными коробками. Старшим приказали подобрать для каждого "выпускника" одежду по размеру. В комплект для обладателей черных и желтых паспортов входили: вполне приличные ботинки, носки, нижнее белье, белая рубашка, широкие темно-серые брюки и что-то вроде кителя с глухим воротником. "Белопаспортникам" достались мундиры солдат береговой охраны без знаков различия, островерхие матерчатые шлемы и сапоги.

Пюре из сушеного картофеля с жареной рыбой и овсяный "кофе" на завтрак вызвали у многих счастливые слезы на глазах...

Сейчас отряд шагал по вечернему лагерю мимо освещенной прожекторами виселицы. Под ней на табуретах стояли со связанными руками и с петлями на шеях трое провинившихся "дзэ-зеленых". Их поставили здесь с утра и отпустили столько жизни, сколько удастся выстоять. Ноги четвертого смертника уже подкосились, так что теперь он висел над поваленным табуретом. Казнимые безучастно смотрели поверх голов "выпускников". Те, в свою очередь, не обращали внимания на "зеленых".

На вечерней поверке (куда можно бежать с островка, окруженного океаном?!) Хацуко Зо после переклички сообщил, что в час ночи состоится посадка части отряда на прибывший пассажирский дизель-электроход. Среди уезжающих были только владельцы желтых паспортов. Их тут же увели получать сухой паек на дорогу.

В углу Гурон невесть где добытым обрывком шинельного сукна наводил блеск на сапоги. Всеслав присел рядом, глядя в сторону.

-Давай прощаться. - прошептал Гурон. -После подъема поговорить уже не удастся. Меня переводят в казармы береговой охраны. Пока на Цузуе и без чина, но, полагаю, скоро... кхм... выслужусь и переведусь. А как ты?

-Еще не знаю. Молчат. Что ж, удачи тебе и скорой связи.

-Тебе тоже. Прощай. Увидимся.

Но они больше не встречались.


Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

05 часов, 10-го дня 2-ей недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


- Бывший номер Ха-82\17, а теперь гражданин Бидзанби Да, если не ошибаюсь?

-Так точно... -Всеслав замялся, не зная, как обращаться к поджарому бритоголовому мужчине средних лет, с широкими плечами и большими крепкими кистями рук. Лицо было уверенным и чуть насмешливым, слегка смуглым, серо-голубые глаза - с прищуром. В углу рта пускала струйки ароматного дыма деревянная с серебром трубка. Он восседал прямо на столе рядом с письменным прибором, положив ногу на ногу, облапив колено сплетенными мосластыми пальцами. На нем отлично смотрелся штатский костюм точно такого же покроя, что и на Всеславе, но из куда более дорогой и качественной ткани. Да и зеркально начищенные ботинки тоже выглядели не дешевыми.

Собеседник Лунина едва заметно вскинул бровь, потом, очевидно поняв заминку, кивнул:

-Да, разумеется... Можете называть меня в зависимости от расположения, настроения или просто по ситуации. Как пожелаете. Официально - брат инспектор. Полуофициально - чтимый Даццаху Хо. Доверительно - просто Хо. Не возражаете, Да, если я сразу буду обращаться к вам по имени?

-Никак нет... брат инспектор. -осторожно сказал Всеслав. -Осознаю свое положение.

-Ну-ка, ну-ка! -заинтересовался Даццаху Хо. - Каково же оно?

-Подчиняюсь вам.

Даццаху удивился.

-Глубинный Боже, да с какой же стати?!

-Предполагаю.

-Нет уж, давайте сразу внесем ясность -решительно предложил Даццаху. - Какое-то мифическое подчинение существует исключительно в вашем воображении. На стартовые права гражданина Бидзанби Да никто не посягает. Вот пакет с документами. Берите паспорт. Деньги также прилагаются, сумма небольшая, но на первое время вполне хватит. Это - проездные документы. Запамятовал, когда приходит следующий корабль, но можете беспрепятственно сесть на него и отправляться. Кстати, обратите внимание: это талон на место в общежитии в любом городе на любом острове Черного Пояса. Уверен, что везде, куда бы вы ни приехали, проблем с трудоустройством не будет.

Инспектор Даццаху соскочил со стола и пересел на подоконник. Явно, неудобные насесты он предпочитал стульям.

- Однако! -он внушительно воздел зажатую в жилистой руке трубку, -Если заинтересуетесь, вы могли бы начать жизнь и деятельность в Империи, сотрудничая с нашей службой социального контроля. Мне - инспектору второго ранга, требуется помощник. Работа - разъездная, быть может, хлопотная, но есть перспективы роста. Или вы - существо оседлое, склонное к хлопотливому витью гнезда? Возможно, тяжелое на подъем? А, быть может, есть какие-то другие мотивы для отказа от предложения? Подчеркиваю - предложения! Ни о каком давлении на вашу волю и речи идти не может. Нужно время для размышлений?

Лунин быстро оценивал обстановку. Кажется, следовало соглашаться.

-Разрешите задать три вопроса?

-Сколько угодно. -кивнул инспектор.

-Много ли времени придется проводить в поездках? Справлюсь ли я с поручениями, характера которых пока совершенно не представляю? Смогу ли я в дальнейшем сменить род занятий?

-На все вопросы ответ будет утвердительным. Первое: уже сейчас в плане стоит посещение острова Казхук, вслед за тем намечен вояж на базу номер-не-помню-какой в Белом Поясе, впоследствии еще, еще и еще... Второе: вы производите впечатление очень эрудированного и способного человека. Полагаю, на вас можно успешно перевалить часть моих функций и вы их успешно выполните. Третье: при желании переменить место и характер работы никаких препятствий не возникнет, прошу лишь сообщить заранее, чтобы я успел подыскать замену.

-Согласен.

-Прекрасно. -рукопожатие инспектора было железным. Кажется, чиновник не забывал о тренировочном зале. -Тогда прошу ознакомиться с текстом трудового договора и расписаться здесь, здесь и здесь... Нет-нет, ниже. Великолепно. Теперь о заданиях для моего помощника на сегодня. Знаете, где находится отдел снабжения? Получите там свой аванс и, если не ошибаюсь, продовольственный паек. Потом можете заглянуть в местный военторг и приобрести то, что сочтете необходимым. Выбор тут, разумеется, не ахти какой, но главное в ассортименте имеется. Ровно в 6.00 жду вас здесь же, и мы отправляемся на причал.


Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

06 часов, 10-го дня 2-ей недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


Выбеленные кирпичи на красном фоне складывались в руны. Из рун выстраивались слова "Справедливость и Разум". У ворот в караулке скучали береговики. Инспектор протянул десятнику свои документы, потом то же проделал Всеслав. Начальник караула внимательно исследовал их и дежурно отсалютовал:

- Гладкого моря и быстрого пути!

-Спасибо, -ответил Даццаху Хо, -счастливо оставаться!

Заныл электромотор, оттягивая полосатую створку выходных ворот и Лунин вслед за инспектором покинул лагерь "Возрождение". Он непроизвольно оглянулся, когда створка, зудя, закрылась.

Даццаху Хо споро вышагивал по влажному после дождя асфальту в направлении к приземистым постройкам причала. Там было пришвартовано с полдюжины патрульных катеров, один, с поднятым черно-желто-белым вымпелом, пыхтел дизелем и выбрасывал вонючие выхлопы.

-Нам сюда.- сказал Даццаху. -Катер доставит нас к стоящему на рейде легкому крейсеру, а уже на нем предстоит добраться до острова Казхук.

Они взошли на палубу. Инспектор наотрез отказался спуститься вниз: "Задохнемся!". Он присел на бухту каната и принялся сосредоточенно набивать трубку. Всеслав поставил на чисто выдраенные доски чемоданчик, приобретенный в магазине, и встал у борта, крепко держась за поручни.

Катер отошел от причала и взял курс на неясный силуэт военного судна, едва различимый в розоватом мареве.

-Легкий противоракетный крейсер "Спрут". -тоном экскурсовода известил Даццаху. -Экипаж - не то сто десять, не то сто двадцать человек. Предназначен для перехвата вражеских баллистических ракет, нацеленных на острова. По причине абсолютного отсутствия ракетных атак со стороны Материка, в боевых действиях по прямому назначению никогда не использовался. Надеюсь, и не будет использоваться Только не вздумайте намекнуть экипажу, что они - "невоенные военные". Большей обиды для них придумать немыслимо.


Саракш, море Зой

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

09 часов, 10-го дня 2-ей недели Оранжевого месяца, 9590 года от Озарения


-По кораблю объявили отбой. - сказал инспектор, -Но мы-то в команду не входим, следовательно свет в каюте пока гасить не будем. Или вы устали? Хотите спать?

-Не очень. Лагерь, знаете ли, отучил ложиться и безмятежно засыпать.

-Так привыкайте заново. - посоветовал Даццаху Хо. Он растянулся на белоснежной простыне, укрылся клетчатым одеялом, включил лампу, встроенную в стену у изголовья, достал книгу в потрепанной обложке, но читать не стал.

-У вас просто не может не быть вопросов. - объявил он. -Отчего не спрашиваете?

-Опасаюсь. -просто ответил Всеслав. -Вдруг вы контрразведчик.

Даццаху выпучил глаза, поперхнулся, поспешно сел в постели..

-Ну нет! -сказал он, откашлявшись, - Это вы шпион, брат мой любезный Да. Диверсант, подосланный с тем, чтобы всех островитян переморить подобными догадками. Один, как видите, уже подавился... Кгрррхм!.. Позвольте еще раз представиться: Даццаху Хо - инспектор второго ранга службы социального контроля. Ну, в какой-то степени, конечно, и мне приходиться совать нос в чужие дела, однако же я и шпионские игрища, это право, чересчур. Кгрррхм! Тем более, что мы, островитяне, относимся к контрразведчикам, достаточно снисходительно и с долей юмора. Многие вообще считают, что их служба не нужна, поскольку у нас попросту не может быть чужих соглядатаев. Непонятно? Давайте рассуждать логически.

Каким образом континенталы могут забросить к нам своего агента? Ни у одного материкового государства нет ни единого сколько-нибудь крупного судна, способного отойти от берега хотя бы на сотню миль. А если таковое и появится, только психи, отягощенные суицидальными отклонениями, решатся выйти на нем в море, где господствуют наши субмарины. Через пару-другую часов оно будет торпедировано. Я уж не говорю об абсолютной невозможности для чужого корабля проделать незамеченным десятки тысяч миль до Архипелагов и высадить разведчика. Вот и выходит, что своего резидента континенталы внедрить не могут, и, как следствие, через него завербовать кого-то из островитян - также.

Но пофантазируем и допустим, что разумники с материка решили подсадить "жука-древоточца" иным способом. Ведь Островная империя - не изолирована окончательно и бесповоротно. Кгрррхм!

На Архипелаги ежедневно ввозят несколько тысяч человек. Все они пленены нашими доблестными "океанскими змеями" и после... гм... перевоспитания в лагерях получают работу в шахтах и рудниках, на хлопковых плантациях и карьерах, трудятся в качестве плотников и ассенизаторов, грузчиков и уборщиц, каменщиков и судомоек. В рядах "дзэ-зеленых" так легко замаскироваться "древоточцу", не правда ли? Тем более, что, как вы, наверняка, заметили, никто их в лагере на предмет шпионажа не проверял. Но эта затея с внедрением была бы верхом идиотизма. Ну, проникнет этаким образом шпион на территорию Империи. Ну, угодит в шахту или на карьер, в барак трепальщиц льна или свиноводов. Дальше-то что?! Какую информацию он там соберёт?

Рассмотрим другой вариант. На острова ежедневно попадает несколько десятков человек, которые, подобно вам, Да, попали в сферу внимания наших наблюдателей на Материке и получили приглашение переселиться в Империю. Практически все "ха-сиреневые" пройдя через карантинный лагерь, становятся нашими полноправными гражданами и уже одно это автоматически перевербовывает любого шпиона-континентала. Он, не мудрствуя лукаво, предпочтет не вспоминать более о том, что он разведчик. Конечно, при таком раскладе внедренный с Материка резидент может получить довольно широкий доступ к информации. Но! Но! Но! Ответьте, ради всех богов, каким образом он передаст добытые сведения на родину, даже если очень захочет?! Доступ к приемо-передающей технике, как вы убедитесь - исключается полностью. Угон корабля и возвращение? Проще уж переплыть на спинке двенадцать тысяч миль до континента в сопровождении акул и ящеров или прорыть туннель под морским дном.

Даццаху еще раз фыркнул.

-Насмешили, право. -сказал он. -А смешить меня с моим живым воображением нельзя. Я сразу наглядно представил себе, как ко всем выпускникам вашего отряда прикрепляют по сотруднику контрразведки, усердно изображающему социального инспектора второго ранга. Через полгода вам самому придется краснеть при воспоминании о сегодняшнем конфузе. Да полноте, я уж никому, так и быть, не расскажу...

Выпейте молока и ложитесь. Я тоже, пожалуй, усну. Что-то мне расхотелось читать... Надо же: каждого иммигранта обеспечить персональным контрразведчиком! Спокойной ночи, Да. И приятных вам - кгрррхм! - снов.


Саракш, Многорыбье

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

09 часов, 11-го дня 2-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения


-Единственное место на корабле, где разрешено курить - бак. Дисциплина, конечно, есть дисциплина, нарушать немыслимо. - уныло говорил инспектор, -Но пока дотащусь туда под дождем по мокрой качающейся палубе, пропадает охота даже коробку с табаком доставать. А мысль, о возвращении по той же палубе вгоняет в такое уныние, что... Хорошо быть некурящим, верно, Да?

-Естественно, легкие лучше не коптить. -пожал плечами Лунин.

-Перестать дымить, что ли? Или все же не надо? - высказывал сомнения Даццаху Хо, разглядывая трубку. -Красивая, не правда ли? Подарок друга. У вас остались на Материке родные и близкие, друзья?

-Когда в лагере составляли мое личное дело, я добросовестно все рассказал. Но раз вы спросили: близких нет. Родные - не знаю, возможно. Друг - где-то невообразимо далеко и географически, и в памяти. Знаете, все, что было до лагеря, вспоминается с огромным трудом, и самое главное, не хочется вспоминать. Даже лица всплывают в памяти как-то расплывчато и бесформенно. Как видите, "возрождение" успешно состоялось.

Даццаху задумчиво кивнул:

-Кстати, о личном деле. Вы ведь понимаете, Да, что я заглянул в него перед тем, как предложить работу. Так вот, там есть запись о том, что на вас вначале случайно наткнулся десант и лишь потом подоспела субмарина "морских рыцарей". Как понимаю, вы стали очевидцем ликвидации хонтийцев морпехами. В лагере также случалось наблюдать немало групповых казней и одиночных расправ над заключенными. Довелось побывать на стрельбище? Нет? Ах, да, оно же не при лагере. Тогда расскажу. Часть "дзэ-зеленых", которые не могут работать (их немного, но есть) отправляют на полигон. Кормят там неплохо, физических нагрузок почти нет. Ежедневно на них надевают бронежилеты, каски и выдают оружие. Вместо пуль в магазинах автоматов и пулеметов - капсулы с краской. Все размещаются в окопах и засадах на стрельбище, а морские пехотинцы атакуют их позиции. Естественно, что у десантников боеприпасы не бутафорские. После атаки трупы "защитников" убирают из окопов, атаковавших выстраивают, а командиры внимательно осматривают их комбинезоны. Если у кого-то обнаружат кляксы краски, это квалифицируется как "ранение" или "гибель". На "раненых" и "павших" накладывается взыскание. Чаще всего - это наряды на грязные работы, лишение увольнительных и прочее. Убившие же в бою нескольких "защитников" получают благодарности и поощрения.

Зачем об этом? Ваше мнение мне не безразлично. Вот вам не приходило в голову, что подобные зверство, жестокость, изуверство, варварство превосходят все, что довелось видеть прежде у себя на родине или в Хонти? Душа не от жалости не разрывалась? Сердце не ожесточалось против дикарей-островитян? Ненависть не вскипала? Желание отомстить не родилось?

-Нет. - мгновенно и твердо ответил Всеслав. -Нет!

-Вы отвечаете так, чтобы продемонстрировать лояльность, или по искреннему убеждению?

-Я не лгу.

-Верю. Но тогда что же вы чувствовали? Ведь среди континеталов, погибающих во время набегов наших десантников, есть дети. Девочка могла вырасти и стать талантливой учительницей. Мальчик мог, повзрослев, превратиться в умелого врача. Они бы полюбили друг друга и создали семью, где царят мир и любовь, воспитали своих детей, заботились о престарелых родителях. Что скажете, Да?

Лунин повернулся на правый бок. Сегодня крейсер ощутимо колыхало и подушка тщилась сползти на пол. Он кулаком втолкнул ее под щеку и пристально посмотрел на инспектора. Тот сидел на своем одеяле, привычно охватив колено сцепленными пальцами. Глаза его были странно грустными.

-Какие, собственно, эмоции полагалось испытывать? - со сдержанным раздражением ответил Всеслав. -Понятно, не наслаждение! Сама по себе любая массовая расправа над живыми существами, а над людьми паче всего, ужасна и невообразимо отвратительна. Бойня - не место для ликования. Но разъедать себе душу, с маниакальным постоянством восстанавливая в памяти картины казней и пыток, - увольте. А коли желаете обвинить в черствости... Попытаюсь объяснить. Вы листали порнографические журналы?

-Не любитель.

-Я тоже. Но в Хонти однажды взял авторучку и просчитал, сколько женщин красуется всего в пяти номерах всего одного издания. Получилось - около трехсот. Подчеркиваю, суммировал не фотографии, а позировавших дам и девиц. Умножаем на число журналов. Приплюсовываем тех, кто страстно желал бы попасть на глянцевые странички, да не получилось по разным причинам. Уже получаются тысячи. Сколько публичных девок в благословенной Хонти и на обломках бывшей Державы Отцов - не ведаю. Но также по самым скромным прикидкам никак не один десяток тысяч. Много! А сколько стерв, выгоняющих из домов старика отца и дряхлую мать, мошенниц, наводчиц грабителей. Теперь переходим к нашему полу. В прошлом году в тихом хонтийском городке Ур-Иль был схвачен людоед, убивший нескольких жителей и... Его не терзал голод, от которого он лишился разума, им двигали азарт и любопытство. В том же Ур-Ильском уезде пьяница заживо сжег жену и двух грудных дочерей-близнецов. Старший брат, обиженный тем, что не он, а младший получил в наследство от отца избушку-развалюху, распял младшего на отцовской могиле. Уж не говорю о банальных случаях немотивированных зверских убийств, о похищении малолетних и надругательстве над ними.

Так (риторический вопрос) откуда же взялись эти развратные стервы, проститутки, каннибалы, наркоманы, головорезы и прочие им подобные? Выросли в лесу, словно грибы? Море выбросило на берег? Упали с Мирового Света? Нет, родились совершенно так же как и заслуживающие уважения, достойные люди. Пускали пузыри в колыбели, хныкали в мокрых пеленках и смеялись погремушкам, смешно ковыляли, учась ходить.

Так почему же следовало априори предполагать, что от пули десантника, посланной в ребенка, с неизбежностью погибнет грядущий самоотверженный врач, а не садист и маньяк, непременно умрет будущая любящая супруга, а не корыстолюбивая холодная гадина?

Или вы требуете от меня абстрактной, безадресной, так сказать, жалости к мнимым "общечеловеческим ценностям", каковой является жизнь любого индивида? Не умею! Этого вот человека мне безумно жалко, той-то персоне сдержанно сочувствую, вон к тому индивиду - равнодушен, а страдания особи имярек мне представляются даже слишком недостаточной платой за его деяния.

Возвращаюсь к тому, с чего начал. Не вижу ничего хорошего в землетрясениях, уничтожающих всех подряд, в извержениях вулканов, губящих всех без разбора, в сносящих все оползнях, а равно - в массовых казнях. Жутко это. Бездушно. Отвратительно. Однако, гораздо страшнее все повернулось бы, будь у меня реальная возможность вытащить из развалин, спасти от текущей лавы или заслонить от пули. Потому что я - не Человек, Который Был Мировым Светом, не обладаю даром божественного всеведения и не ведаю, которому из страдающих первому подать руку, кого выручать во вторую очередь, а кого следовало бы и ногой отпихнуть...

Охо-хо... Даже подумать противно, насколько сумбурно я пытался сейчас изложить свое мнение. Но надеюсь на вашу снисходительность, инспектор, ведь говорил не на родном языке...

-Нет-нет, на эм-до вы, Да, говорите чище и правильнее многих коренных островитян. Меня поразило совсем другое. Возможность прочтения вами некоторых философских трактатов, выходивших в Империи в последние двадцать лет, конечно же полностью исключена. -задумчиво констатировал Даццаху Хо, -Поэтому остается только диву даваться, насколько близка ваша проникновенная речь тому, что содержится в этих книгах. Любопытно, весьма любопытно...


Саракш, Цу

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

09 часов, 1-го дня 3-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения


-Предлагаю оставить на ночь иллюминатор открытым. -сказал Даццаху Хо. -Мы уже в субтропиках и становится жарковато. Вижу, вы только что из душа, а уже маетесь.

-Совершенно верно. -согласился Всеслав. -А вахтенные выволочку не устроят? Вдруг не разрешено.

-Я узнавал - можно.

-Тогда, разумеется, нужно распахнуть настежь.

-Кажется, наши беседы перед сном становятся традицией. - объявил инспектор Даццаху. -Вы не против?

-Ни в коем случае.

-Тогда скажите, Да, как вам удалось в такие короткие сроки в совершенстве овладеть эм-до?

-В короткие? - обиделся Лунин, -Это с шестилетнего-то возраста - "короткий срок"?

-С шести лет? -заморгал инспектор. - Но как?!

-Когда мама научила меня грамоте, я перечитал все, что было в доме. Книги, довоенные имперские журналы, даже сводки военных лет и пропагандистские брошюрки Неизвестных Отцов. Однажды на чердаке старого и заброшенного бабушкиного дома наткнулся на странные тома. На их пожелтевших страницах было что-то написано хвостатыми рунами. Буквы были вроде бы знакомы, а вот слова из них складывались несуразные. Мама объяснила, что дед купил некогда энциклопедию, изданную на каких-то там Архипелагах. Я перетащил книги домой. Потом, уже учась в школе, часто перелистывал страницы, рассматривал рисунки. При помощи потрепанного словаря, обнаруженного на том же чердаке, начал переводить. С разговорной речью было хуже: как понимаете, практиковаться было негде, пока не попал в армию. Там можно было читать военный разговорник. Разумеется, на примерах вроде "Руки вверх!", "Где произошла высадка?" и "Сколько солдат в вашем отряде?" словарного запаса существенно не пополнишь, зато основные правила произношения понять можно. После увольнения из армии, уже работая учителем, разыскал столетней давности самоучитель по эм-до. Вообще-то, за возбраненную литературу при Отцах можно было запросто угодить на каторгу, но запретный плод, знаете ли, сладок. Вот так и освоил. А в "Возрождении" произошел своеобразный скачок - не только закрепился словарный запас и возникла беглость речи, но и мысли перешли на эм-до. А почему завели об этом разговор, инспектор? У меня слишком явный акцент?

-Абсолютно никакого. -ответил Даццаху Хо, -И теперь мое любопытство удовлетворено, понятно, отчего так. Но не обольщайтесь, Да, вам придется поработать над своей речью, прежде чем она перестанет выдавать в вас приезжего.

-А в чем дело?

-Безукоризненно изъясняетесь. Книжно и искусственно чисто.

"Мгм, -подумал Всеслав, -еще одна забота. И ведь могли бы догадаться там, на Земле". Лингвистическая подготовка прогрессоров опиралась на перехватах радио- и телепепередач островитян, а дикторов на Архипелагах подбирали явно с классическим произношением и без какого-либо местного акцента, да и тексты тщательно очищались корректорами от жаргонизмов и всякого рода просторечий. Мгм...

-Только не подумайте, что лезу в ваши личные дела... Но все-таки интересно, что приобрел в магазине военторга человек, получивший гражданство Черного Пояса Островной империи? Что для вас оказалось самым необходимым? Если не секрет, само собой...

-Какой там секрет. -ответил Лунин, -Могу даже показать: чемоданчик, мыльница, зубная щетка и паста, недорогие часы, блокнот и три общих тетради, тюбик синтетического клея, пара авторучек и капсулы с чернилами, пяток карандашей. Остальное выдали в лагере: одежду, полотенце, носовые платки, бритвенный набор, расческу (хотя пока еще расчесывать особенно нечего) и прочую мелочь.

-И все-таки упорно норовите понять меня неправильно, Да. Никто не собирается контролировать ваших запросов. Всего лишь любопытно, по какой вещи вы соскучились больше всего. Ну, с часами все понятно, это вещь, утилитарно необходимая. А карандаши с блокнотом? Вы рисуете?

-Громко сказано. Царапаю.

-Можно взглянуть на процесс? Или качка мешает?

-Нисколько, - Лунин достал остро отточенный карандаш и блокнот. -Кстати, большое спасибо за напоминание: сегодня один из матросов попросил сделать наброски по этой фотографии. Полагаю, собирается украсить себя татуировкой.

Даццаху Хо взял вырезку из глянцевого журнала и вздохнул:

-Так я и думал - Цадахай Ада, известная киноактриса с "Рассвет-фильма". Само собой!

Зашуршал грифель. Лицо Всеслава стало сосредоточенным, он быстро набрасывал контуры, штриховал, правил и через десяток минут протянул блокнот инспектору.

-"Царапаю"! Ложная скромность. -заметил Даццаху. -Вполне профессиональный рисунок на мой взгляд. И тонко учтены вкусы заказчика - наличествуют обширные бедра, заметная грудь, ниспадающие волосы. Вот еще одна возможная отправная точка вашей карьеры - открывайте мастерскую наколок, а со временем расширяйте ее в косметический салон.

-Раз уж речь зашла о татуировках, не могли бы вы растолковать, чем меня украсили в день получения паспорта?

-А разве не поясняли? -удивился Даццаху.

-Практически нет.

-Безобразие! -непритворно возмутился инспектор, -Вот вам пожалуйста, пример того, чем занимаюсь - выявляю именно такие случаи пренебрежения служебными обязанностями. Рассказать, что означает изображение под вашей правой подмышкой, - долг службы личных документов и удостоверений. Придется мне сделать это за них, а на недобросовестных паспортистов будет наложено взыскание.

Возможно, особой красоты в такой метке нет, но ее почти незаметно, а польза - несомненна. Поднимите правую руку. Немного оттяните вниз майку. Смотрите. Черная полоска наверху означает гражданство Черного Пояса Островной империи. Ряд цифр ниже обозначает группу крови и возможные противопоказания при оказании первой медицинской помощи. Если, да хранят вас боги, окажетесь в тяжелом бессознательном состоянии, врачи не будут терять драгоценного времени на обследование.

-Да, это полезно. -серьезно заметил Всеслав, - Был я в такой ситуации...

-Вот видите. Второй ряд цифр означает дату вашего рождения. Третий - личный гражданский индекс, совпадающий с номером паспорта и личного дела. Как видите, у нас в Империи просто исключены, например, случаи исчезновения без вести.

-Насколько понимаю, метка общеобязательна, а вот на фотографии ничего не вижу.- озадаченно сказал Лунин. -Прелестная подмышка.

-Грим. -лаконично пояснил Даццаху Хо. -Женщина есть женщина, а Ада, вдобавок, актриса.


Саракш, Цу

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

09 часов, 2-го дня 3-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения


-Как понравился сегодняшний ужин? -вопросил, позевывая, инспектор. Он только что вернулся с бака после выкуривания традиционной вечерней трубки и неспешно готовился ко сну.

-Вы же видели, -чуть смущенно ответил Всеслав, -Я просил добавки.

-Тушеный осьминог в пряном соусе: видите, что значит хороший исходный материал и правильный рецепт. Даже посредственный корабельный кок и заурядный макаронный гарнир не смогли испортить блюда.

-Вкусно.

-Наша кухня имеет ряд особенностей. То, чем вас кормили в "Возрождении", естественно, не имеет никакого отношения к кулинарии. Но, надеюсь, свою задачу лагерное меню выполнило и перестроило (может быть несколько насильственно) желудки иммигрантов на особенности островного питания. А особенности есть. Вот вам импровизированная лекция о еде.

Даццаху Хо сел на одеяле, по-турецки подвернув крепкие жилистые ноги и назидательно подняв указательный палец к плафону на потолке каюты:

-Исторически так сложилось, что на Архипелагах был на счету каждый клочок плодородной земли. Везде, где только можно, разбивали поля, устраивали огороды, размещали фруктовые сады. Но растительной пищи хронически не доставало. Та же проблема существовала в древности и в средние века с пастбищами и животноводством. В конце средневековья возник кризис, связанный с нехваткой сельскохозяйственных угодий. Леса сводить было невозможно - это величайшая наша драгоценность, не только источник древесины для кораблестроения и домов, но и места лучшего в мире отдыха. Хотя рыбаки и сборщики водорослей трудились, не покладая рук, продовольственная недостаточность была постоянным бичом островитян.

Последний крупномасштабный голод поразил нас шестьдесят пять лет назад во время Великой революции и Гражданской войны, когда Островная Федерация болезненно и мучительно преобразовывалась в Империю. Вероятно, на Материке об этих событиях толком неизвестно? Ах, вообще ничего не знаете?! Где бы раздобыть для вас школьные учебники?.. Ну, так вот, в революционное время и в период междоусобиц торговля с континентом прервалась, скудные запасы провианта были потреблены враждующими сторонами, повсюду происходили массовые голодные смерти (умерло до десяти миллионов) и, как это ни прискорбно, имел место каннибализм.

Но боевые действия закончились, послевоенную разруху ликвидировали, молодая Империя приблизительно за два десятилетия до начала мировой воны принялась за Коренное Переустройство. Ввели шестилетние планы развития народного хозяйства. Уже в первую шестилетку начали осуществлять "зеленый проект". Построили заводы по производству минеральных удобрений и сельхозтехники, открыли аграрные институты. Но и это было признано недостаточным, после чего сформировали большие рыболовецкие и промысловые флотилии для полного насыщения продовольственного рынка.

В общем, к началу мировой войны мы добились того, что угроза повторения голода была ликвидирована. Поэтому, когда почти все наши надводные корабли, включая торговые, погибли от вероломных ударов агрессоров (напомню, что Империя провозгласила нейтралитет и ни на кого не нападала), это почти не сказалось на уровне потребления пищевых продуктов. Карточную систему, в отличие от вашей, Да, бывшей родины, у нас не вводили даже в разгар войны.

В послевоенный же период наконец-то наши крестьяне стали производить столько зерна, мяса, молока, овощей и фруктов, что не только удовлетворили потребности населения, но и позволили медленно, но верно основывать стратегические запасы продовольствия. В то же время новые технологии переработки морепродуктов создали постоянный и устойчивый их избыток. Сейчас цена на деликатесы и всякого рода изысканные лакомства, разумеется, в несколько раз превышает их и без того немалую себестоимость. Дороговата, допустим, индюшатина. Зато хлеб, свинина, говядина, молоко, яйца и прочие продукты полностью доступны любому гражданину Империи по низким ценам и в полном объеме его биологических потребностей. Тогда как все, что изготавливается из рыбы и прочей океанской живности, а также из водорослей (вы убедитесь, что это весьма вкусные и питательные блюда) вообще предоставляется в рабочих, студенческих и школьных столовых совершенно бесплатно. Согласитесь, это немалое социальное завоевание, особенно если учесть, что параллельно с проблемой количественного роста мы решаем и задачу повышения качества нашей пищи. Только наивные люди думают, что для Империи, не подвергавшейся ядерным ударам не актуальна борьба с радиоактивным загрязнением. А мы не просто боремся, мы побеждаем. За все время пребывания на территории Империи, включая привезшую вас подводную лодку, вы, Да, крошки зараженной не съели, капли ядовитой не выпили.

-Фантастика! -пораженно сказал Всеслав, вспоминая глаза голодных детей, шныряющих по развалинам Столицы бывшего государства Неизвестных Отцов.

-Реальность! -строго поправил инспектор. Он расплел ноги, улегся, накрылся одеялом и объявил: -На сегодня все. Отбой! Тот, кто храпит, засыпает первым.


Саракш, Цу

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

09 часов, 3-го дня 3-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения


-Если ты стал похож на фотографию в паспорте, значит, пора в отпуск. - вздохнул Даццаху. Он повесил полотенце, прижал его зажимом и провел ладонью по свежевыбритым щекам.

Всеслав подавил желание ухмыльнуться:

-Напрашиваетесь на комплимент, чтимый Даццаху Хо?

-Да за каким демоном мне комплименты, что я - дама? Но, надо признать, зеркала становятся с каждым днем все хамоватее.

-Точно. -признал Лунин.

-Хотите, перед сном научу вас играть в "армады"? Знакомо?

-Никогда не слышал.

-Смотрите же. - Инспектор извлек из чемодана плоскую коробку, открыл ее, высыпал на столик разноцветные пластиковые фигурки, потом развернул картонную шестиугольную игральную доску, расчерченную на треугольники. - Лучше играть втроем: за "осьминогов", "ящеров" или "акул". Но можно и вдвоем, в этом случае фигурки третьего игрока не ходят, они неподвижно стоят на полях, захватываются и причисляются к флоту захватившего. Вы кем будете?

-"Осьминогом". - выбрал Всеслав.

-Что ж, а я - "акулой". Так расставим наши флоты вот в таком порядке, запомнили? Эскадру "ящеров" разместим по доске хаотично, вот так... Теперь кинем жребий и... И вышло, что начинают "акулы". Лучше всего первыми бросать в бой галеры и брандеры. Их много, утопят парочку - не беда. Берегите фрегаты. Выигрывает тот, кто пустит ко дну флагмана противника или запрет фигурки неприятеля в портах. Вот вам коробка, на крышке нарисовано как двигаются разные фигуры. Понятно?

-В общих чертах.

-Тогда - начали! Хожу.

-Отвечаю.

-Топлю. -тут же укоризненно сказал Даццаху, -Что зеваете? Переходите.

-Не буду. Сам виноват, самому и отдуваться.

-Ну, как угодно. - с сомнением пожал плечами инспектор, -Вообще-то, новичку полагается фора.

-Не надо... Инспектор, ни в коем случае не хочу даже близко подходить к военным или государственным тайнам, но вот "Спрут"...

-Продолжайте, Да.

-Вы сказали, что противоракетное судно "Спрут" не принимало участия в боевых действиях и выразили уверенность, что ему никогда впредь не доведется отражать ракетные атаки. Горячо желаю "Спруту" того же самого. А можно ли узнать, отчего Империи так повезло и в мировую войну, и в послевоенных конфликтах? Ведь все эпизоды с применением ядерного оружия относятся только к Континенту.

-Но это же очевидно, Да. Какие тут могут быть тайны! Когда воюющие стороны создавали баллистические ракеты, возникла проблема не с двигателями, топливом или с установкой боеголовок, отнюдь нет. Главной трудностью стало их наведение. Швырнуть реактивный снаряд на двести миль несложно, а вот куда он угодит... Инженеры разрабатывали все более сложные системы стабилизаторов полета ракет, перед запуском в бортовые вычислители закладывали данные, снятые с топографических карт. И все равно, точность удара оставалась невысокой, притом уменьшалась пропорционально удаленности цели. На Материке во время мировой войны конструкторы вышли из затруднения двумя путями. Во-первых, принялись уточнять карты. Во-вторых, научили летящую ракету ориентироваться на свои и вражеские радиостанции, служившие своеобразными маяками и вехами. Результат вам известен лучше моего. Колоссальные области на экваторе Континента до сих пор остаются радиоактивными пустынями.

А вот с Архипелагами этот номер не прошел. Континенталы располагали безнадежно устаревшими век назад картами наших островов. Уточнить картографические данные можно было, лишь направив специально оборудованные суда к нашим берегам. Как вы сами понимаете, отважный флот Островной империи подобного не допустил и ни при каких обстоятельствах не допустит. Не поможет агрессору и попытка летящей с Материка ракеты уловить волны наших радио- и телецентров. Дело в том, что на Архипелагах повсеместно и очень широко распространена кабельная связь, а эфирной мы пользуемся редко и мало, причем при каждом случае выхода в эфир ставится завеса из помех. Так что баллистическая ракета, пущенная континенталами в нашу сторону, полетит вслепую и обречена плюхнуться в воду. Все это на Материке отлично понимают, посему пока никаких попыток угодить в нас не было. Ну, а если будут, то "Спрут" ведь не один на боевом дежурстве. Эй, эй, погодите!

-Что случилось

-Вы, Да, нарочно отвлекали меня разговорами? Что с моим фрегатом?

-Затоплен. И две "акульих" галеры на предыдущих ходах - тоже.

-Ничего себе! Тогда хожу сюда и бью вашего флагмана. Уффф, а то уж я опасался, что опозорюсь, проиграв новичку. Завтра будете брать реванш?

-А как же!


Мишка вздохнул, поудобнее устроился на руках и приготовился вздремнуть, сообщив напоследок:

-Вроде бы все в порядке. Выходим?

Они оказались у выхода из университета. Но теперь тут была совершенно другая дверь: квадратная, металлическая с вращающейся задвижкой. И, кажется, совершенно герметичная.

-Крути. - предложил медвежонок.

Всеслав с сомнением поглядел на плюшевого друга, но принялся вращать колесико. Потом оттянул полированную железную пластину влево. С легким механическим чавканьем она открыла проход в камеру, где стенами, потолком и полом служили голубые световые панели, расписанные непонятными электросхемами.

Всеслав осторожно вошел внутрь, дверь за его спиной тут же затворилась, камера вздрогнула и тронулась с места. Куда она двигалась, было совершенно неясно, но скорость была, видимо, приличной, и на поворотах не уменьшалась. Чтобы не свалиться с ног по инерции, Всеслав сел на пол. Однако, едва он это сделал, как камера остановилась. Теперь дверь открылась самостоятельно. Всеслав осторожно выглянул. Снаружи виднелись серые бетонные стены желоба, по которому и прибыло это странное транспортное средство. На дне желоба блестели рельсы. Снова послышалось гудение механизма.

-Быстрее! -воскликнул Мишка.

Всеслав торопливо засунул медвежонка под рубашку, выпрыгнул наружу и с ужасом увидел, как камера покатила прямо на него. Он вцепился в какой-то выступ на ее боку, подтянулся, взобрался на крышу, перепрыгнул на край желоба и оглянулся. Камера, набирая скорость, неслась в тупик. Раздался жуткий лязг и грохот, под ногами дрогнуло, от груды искореженного металлолома поднялся дым, запахло горелой изоляцией.

-Молодец, Слава. -одобрили из-за пазухи. -Только мне плохо видно в щель.

Мишка был немедленно извлечен наружу. Теперь они были в большом парке и от бетонного канала следовало идти по ухоженным лужайкам, сквозь заботливо обрезанные кусты и аккуратного вида рощицы. Всеслав чувствовал, что следует спешить. Почему - он не мог бы ответить. Просто знал, что надо бежать от чего-то. Он понесся, перепрыгивая через оставшиеся после поливки лужи, декоративных гномиков и клумбы. И вдруг остановился. Прислонившись к стволу клена, сидел рыжий пес. В собачьих глазах стекленела бесконечная боль, причинил которую он, Всеслав. Если бы взгляд пса укорял, обвинял, было бы легче. Но животному было больно. Безнадежно больно. И ничего оно от Всеслава не ждало.

-Что мне сделать? -вырвалось у Всеслава.

-Поздно. -впервые у Мишки появилась такая сухая, жесткая интонация. -Это твоя мука навсегда. Заслужил. За слабость платят, ты знаешь. Не задерживайся.

Всеслав побежал дальше. Он плакал.

Парк остался позади, вновь замелькали совершенно безлюдные улочки Города. По левую сторону дверей на каждом третьем доме были прикреплены какие-то таблички. Что было написано на них, Всеслав не мог прочесть на бегу, да и высыхавшие слезы мешали. Вне сомнений, надписи не сулили ничего доброго, так что приходилось ускоряться. Он повернул на улицу, которая выводила (Всеслав был уверен) к Речке. Так оно и вышло. Под ногами зашуршал серый пляжный песок, здесь многочисленные люди били по мячам, лежали и загорали, шли к воде, ели мороженое. Дети усердно воздвигали у самой воды причудливые дворцы и крепости.

-На тот берег. -подсказал медвежонок. Всеслав сам знал, что так и надо сделать. Не раздеваясь, он бросился в Речку, которая оказалась теплой и неглубокой, перешел ее вброд, держа смущенно хихикавшего Мишку над головой. Когда он выбрался на невероятно илистый противоположный берег, почему-то был в одних плавках.

-И не такое случается. -иронически утешил плюшевый спутник. Всеслав вздохнул и трусцой направился по чмокающему илу к ивовым зарослям.


Саракш, Многорыбье

Борт легкого крейсера "Спрут", Островная империя

03 часа, 4-го дня 3-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения


Коротко протрещал будильник. Лунин мгновенно проснулся. Даццаху Хо стоял в трусах и майке у иллюминатора и внимательно всматривался в завернутый горизонт.

-Добрались. -сказал он. -Остров Казхук.


Большая Всемирная Энциклопедия

Приложение "Плантография"

Раздел "Саракш"

Глава "Архипелаги"

Статья "Казхук"


Казхук остров в Южном Архипелаге, крайний из Больших Хребтовых островов. Площадь 734 тыс. кв. км., с мелкими прибрежными островами - 746,5 тыс. кв. км, протяжённость с севера на юг около 683 имперских миль. Омывается морями: Ленивой Гладью, Морем Водорослей и Многорыбьем, проливом Бузуй.

Климат экваториальный. Температура воздуха на равнинах в течение всего года 25-27С; годовая сумма осадков 2000-3500 мм (в горах до 5000 мм), выпадающих равномерно в течение года. На западном побережье наблюдается сухой сезон (1-3 мес.).

Хороших гаваней мало. Берега преимущественно слабо расчленённые, низменные и местами заболоченные. У восточных берегов море мелкое, вдоль западного побережья местами барьер коралловых рифов. Речная сеть густая, реки полноводны в течение всего года. Реки Цуцга, Цимбух, Зойгади судоходны на нескольких сотен километров от устьев; на равнине отмечаются частые изменения русел, заболачивание берегов, в устьях - отмели и бары.

На юге - участок древней платформы, в центре - области мезозойской и альпийской складчатости. Центральная часть Казхука - глыбовые горы (высотой 2-3 тыс. м), снижающиеся к западным окраинам. Горы сложены главным образом гранитами, гнейсами, кристаллическими сланцами. Высшая точка острова - вулкан Байбабай (4101 м). Горы в восточной части острова окружены полосой холмистых равнин, переходящих в плоские заболоченные низменности. На севере преобладают сглаженные вершины и покатые склоны. Преобладают сильно выщелоченные оподзоленные латеритные почвы на мощной коре выветривания.

Из полезных ископаемых на Казхуке имеются нефть и уголь, а также руды железа, марганца, хрома, молибдена, меди и др. металлов. Промышленным образом не разрабатываются.

Более 3/4 территории Казхука покрыто лесами; вдоль морских берегов - мангровая растительность. На равнинах и в предгорьях - высокоствольные многоярусные влажные тропические леса из пальм, тростников, цибудабов, многоствольных цуцигов. До высоты 4 900 футов в горы уходят наиболее пышные горные леса из железных пальм, мускусных дубов, жирнолистых дахазаков, байгазов. Деревья часто перевиты лианами, покрыты грибками, лишайниками и обильными мхами. Выше - вечнозелёные дубы, лавры, саракшианские рододендроны, хвойные (казхукский бабак). На вершинах гор - кустарники и разнотравные луга. На юго-западе господствуют кустарники и заросли кактусов, массивы дикого сахарного тростника и бамбука. На Казхуке чрезвычайно богатая и разнообразная фауна: крупные травоядные и хищные ящеры, эндемичные млекопитающие (крысокроты, сумчатые, яйцекладущие, псовые хищники, копытные и др.), шерстокрылы, рукокрылые (травоядные "летучие волки", насекомоядные "летучие крысы"), медведи, панцирные носороги, зудайкаки и др. Около 600 видов птиц, среди них нелетающие птицы-трупоеды, разнообразные попугаи и пр. Исключительно богата фауна насекомых и др. членистоногих.


Ход 16 | Чёрная пешка | Ход 18