home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 10

Саракш

В 62 милях от Столицы,

Разъезд №256

26 июля 2158 года, 7.10 (время земное)


Да, библиотеки здесь не должно быть. Она стоит на Бухарестской, там, где большой двор, окруженный старинными домами из серого камня. А вот сейчас - почему-то тут, рядом со стоянкой глайдеров. Окна в библиотеке не слепые, как в прочих домах. Коричневая дверь, как обычно, открыта. За оконными стеклами - свет.

Всеслав, держа Мишку на руках, поднялся по стертым ступеням и осмотрелся. Да, все как всегда: впереди зал для малышей. Смешные розовые вычислители и такого же цвета столы и кресла, большой стереоэкран, круглый "пятачок" для объемного видео, полки, плотно уставленные "настоящими" бумажными и силикопластиковыми книгами, ковер с потешными зверушками. Там маленький Всеслав брал сказки в ярких обложках и фильмы в леденцово-прозрачных коробочках. Слева - зал серьезного народа, то есть старшеклассников. Полки уже в полный рост и нет яркой пестроты. Столы с вычислителями и проекторами, как у взрослых, только поменьше. Разумеется, каждый вычислитель подключен к БВИ. В среднее окно, когда его открывали, всегда норовила просунуть ветку старая акация ... да, так оно и есть. А вот стоит в углу в синем горшке достопримечательность библиотеки - великан-кактус. Шипастый двухметровый столб всегда обладал своеобразным чувством юмора и умудрялся внезапно притронуться ко всем, кто обращал на него недостаточное внимание. Ой! Как обычно, к-колючка ты мексиканская! Так его, кажется, называла Фарида из пятого "в"...

Всеслав поудобнее устроился с Мишкой на диване. В зале было тихо, но вот незаметно едва различимый шорох пополз со стороны полок. Он перешел в шепот, потом в бормотание. Стали понятны отдельные слова, они начали собираться во фразы.

-...быть может, даже не приснится. Во всяком случае, неизвестно - что именно...

-Думаю, вы не правы, сударь. Разве нет примеров обратного? Ну, вот увидите, будто...

Всеслав с изумлением обнаружил, что голоса ему хорошо знакомы:

Прохор Громов: -Бред. Например, будто медведь отгрыз мне голову, а у меня новая выросла, львиная. Я задрал медведя и достал свою голову, только уж с бородой и всю в слезах. Когда проснулся, я действительно заплакал...

Кузнец Сидоров: -Снились Дусины клеенки цвета беж и коварные шпиёнки в Бангладеш!

Федор Никитич Хворобьев: -Боже! Какой вы счастливый человек! Какой счастливый! Скажите, а вам никогда не снился какой-нибудь генерал-губернатор или... даже министр?

Йозеф Швейк: -Кадету Биглеру приснился сон. Он - майор, на груди у него signum laudis и железный крест. Он едет инспектировать участок вверенной ему бригады. Но не может уяснить себе...

Пан Паулюс(перебивает): -Сон, сударь мой, не только отдых для тела; сон - это вроде очищения и прощения за прошедший день. Сон - особая милость; и первые несколько минут после хорошего сна всякая душа чиста и невинна, как дитя.

Гамлет: -Умереть... Уснуть и видеть сны...

Врач с "Геи": -Однажды мне приснился сон, будто после долгого блуждания по тёмной, пустынной местности я встретил человека; он подошел ко мне и дружески подал руку. Вглядевшись поближе в его улыбавшееся, доброе лицо, я внезапно понял, что это не человек. Под искусно натянутой кожей скрывалось какое-то существо, которое двигало ее изнутри; оно растягивало губы в добрую улыбку и наблюдало за мной через глазные отверстия холодным, тупым и одновременно торжествующим взглядом.

Сель (задумчиво): -...Какой я сегодня сон видела! Будто мою голубку схватил коршун и уносит. Я стала кричать, а голоса нет... Вдруг орел поднялся - и камнем на коршуна! И они задрались так, что летели перья. Но тут я проснулась. Какая досада!.. Я так и не узнала, спас ли орел голубку...

Пан Паулюс: -А вот мне кажется, что сон - это как бы темная и глубокая вода. Она уносит все, о чем мы не знаем и не должны знать. Странный осадок печали, который образуется в нас, вымывается и уплывает в это безбрежное море подсознания. Наши дурные и трусливые поступки, все наши обыденные и постыдные грехи, унижающие нас глупости и неудачи, секунды лжи и нелюбви, все то, в чем провинились мы, и то, в чем другие виноваты перед нами, - все это тихонько утекает куда-то за пределы сознания. Сон безгранично милосерден: он прощает нас и виновных перед нами.

-Ах, до чего же вы всегда много и, самое главное, убедительно говорите. И до чего же правильно поступаете. - негромко сказал Всеслав, глядя на переплеты. - И как безоглядно вам верят наивные мальчики и девочки и как хотят подражать.

Голоса настороженно затихли.

-А потом дети вырастают, и к некоторым приходит Большое Понимание. То самое, после которого жить не хочется. Только вот приходит Понимание, как это произошло со мной, не благодаря вашим словам и поступкам. И даже не вопреки. Скорее, помимо вас. Так что не обольщайтесь, нет у меня никаких злых или благодарных речей для вас - вольных, либо невольных лжецов. - Всеслав качнул головой, Мишка, пыхтя, тоже, - Точнее было бы сказать, что вы мне безразличны теперь. "А что нам его безразличие, его не будет, а мы останемся!" -подумали вы сейчас.

Пан Паулюс собрался возмутиться, но Всеслав жестом попросил его помолчать:

-Нет-нет, если и не высказались вслух, то, во всяком случае, внутренне глубоко убеждены в этом, о, бессмертные жители вечной страны. Я мог бы поспорить и доказать, что, когда не будет меня, не станет и вас, но нет никакого желания спорить. Хотелось бы лишь, чтобы вы поняли - вас уже не стало, когда вы и ваши слова перестали отзываться во мне. Так-то вот... Пойдем, Миша?

Медвежонок снова кивнул с готовностью. Они покинули сухо затихший читальный зал. На ступеньках остановились и невольно зажмурились от весело брызнувшего в глаза света чистого утреннего солнышка...


-Ну видите же, что человек спит, нет, обязательно надо так лампу повернуть, чтобы в глаза сверкнуло. - простонал Крот, потягиваясь и зевая. -Изверги! Мучители! Палачи! Злодеи! Живодеры!

-Дык ведь все рано пора вставать. - фыркнул дневальный солдат, драивший мыльной тряпкой серый пол. - Что-то заспались вы сегодня, господин Крот! Даже "подъема" не слышали. На вас не похоже.

Крот повозился на узкой откидной полке, подминая под щеку жесткую подушку: - Заспишься тут с вами... Который час? У-у, всего-то... А что там снаружи? Почему стоим? Давно?

-Только что остановились. Думаю, ненадолго. -отозвался Циркуль, выключая светильник.

Лязгнула дверь, вошел Череш.

-Как всегда, что-то стряслось с путями. -пояснил подпоручик. -Я, с вашего разрешения, поделился с ремонтниками остатками нашего продовольствия - все равно нам его некуда девать. Они пришли в неописуемый восторг и пообещали "сей момент" навести порядок. Так что, полагаю, скоро двинемся дальше. И вообще: до Столицы осталось часа четыре от силы, так что пора гладить и одеколонить портянки.

Крот отбросил серое одеяло, потянулся и босыми ногами прошлепал к оконцу. Вращением рукояти отодвинул броневую заслонку. За толстым пуленепробиваемым стеклом блестели несколько рядов рельсов и бурел небольшой поселок из полутора десятков деревянных домиков с рубероидными крышами. За покосившимся некрашеным палисадником у домика с табличкой "Служба обхода. Разъезд №256 Южной Магистрали" собралась стайка бледнолицых худеньких мальчишек. Они тыкали пальцами в сторону состава и, судя по оживленной жестикуляции, обсуждали достоинства "государей". Потом сорвались с места, перепорхнули на вершину большой кучи угля и, сменив точку обзора, продолжили обсуждение. Кажется, они были в совершеннейшем восторге от танков. Через одну линию путей, пыхтя, лоснился серебристо-серый обтекаемый паровоз. Некоторое время Крот с интересом рассматривал образец саракшианских транспортных технологий, пожал плечами, хмыкнул и вернул заслонку в прежнее состояние.

-Поваляюсь еще пару минут. -сообщил он, вернулся к полке, улегся на правый бок лицом к серой металлической стене, чуть слышно зудевшей от работы вентиляционной системы.

Строго говоря, валяться бы не следовало. Скопилось великое множество неотложной работы. Ночью "Саракш-2" ретранслировал целый ворох сообщений с Земли, прежде всего относящихся к событиям у Белого Холма. Крот передал Циркулю для ответа ледяное послание Геннадия Комова. Тот требовал подробных разъяснений. На возмущение Циркуля: "Отчего мне?!", Крот иронично ответил: "Укрепляй свой статус свидетеля, а я уж буду обвиняемым." Шпилька, понятно, не улучшила их охлаждающихся взаимоотношений. Раулингсон живо интересовался итогами обследования сооружений Странников, как обычно фонтанировал фантастическими предположениями, с нетерпением ожидал встречи, восторженно описывал ход работ с голованами. Кажется, Абалкину удалось вступить в полный контакт с киноидами, которых классифицировали как разумных существ. Во всяком случае, Ревушка уже свободно общался с голованами как на базовом языке Отчизны, так и на линкосе. И, кажется, псы-сапиенсы признали Ревушку (за его заслуги?) членом стаи... Поступило также сдержанно-раздраженное письмо от Странника-Экселенца, которое Крот прочел прежде всего и сосредоточенно размышлял над ним. Р.Сикорски сообщал, что М.Каммерер готовится, форсируя возможности десантного бота, произвести со станции "Саракш-1" стремительную высадку на Дзасогу - самом восточном из островов Архипелагов. Дистанционное ознакомление с жизнью Островного государства привело наблюдателей и аналитиков КОМКОНа-2 к стойкому убеждению, что столицы как таковой у империи нет. Правительственные организации и политические структуры, очевидно, географически рассредоточены. Тем не менее, по мнению М.Каммерера постоянный заход подводных флагманских судов в порт города на южном побережье Дзасогу, наличие на этом острове более полусотни крупных военно-морских баз со значительными гарнизонами, отправка оттуда радиограмм с грифом Адмиралтейства и другие факты указывают на то, что именно там находится имперский административный и военный центр. Мак Сим намеревался осуществить внедрение теми же методами, какие были им использованы в Отчизне: Sturm und drang.


Комментарий Сяо Жень:

То, что изложу абзацем ниже - не более чем гипотеза, рискованное предположение, плод моей фантазии. И, все-таки, не удержусь.

Доказательств тому нет абсолютно никаких, но отчего-то я глубоко убеждена, что Странник-Экселенц, по свои знаменитые уши завязший в саракшианской "текучке", воспринял такое начало операции "Вирус" одновременно как с раздраженной обреченностью, так и с некоторой злорадной надеждой. А надеялся он на то, что неугомонный Мак схлопочет-таки у островитян очень крупные неприятности на свою буйную головушку, поскольку жесткие имперские реалии исключали возможность легкой прогулки с посвистыванием и обзором окрестностей. Предвижу взрыв негодования у части возможных читателей: "Как?! Вновь муссировать обывательские слухи (словно мало их!) о якобы имеющихся интригах в прогрессорской среде? Обвинять руководителя в том, что он желал провала миссии (а то и гибели?!) подчиненного?" В высшей мере глупо было бы искать в моих предположениях подобные обвинения! Ясно, что у Р.Сикорски в мыслях не было отправлять М.Каммерера в "командировку с билетом в один конец". Однако, кажется мне, Экселенц со всеми основаниями рассчитывал, что мероприятие будет носить "воспитательный" характер: Мак, само собою, останется цел и невредим, но получит на Архипелагах увесистую оплеуху от имперской госбезопасности и образумится, наконец.

Забегая вперед, отмечу: обладай Сикорски даром предвидения, он, вне всяких сомнений, вместо акции "Вирус" организовал бы принудительный вывоз Мака Сима на Землю. Пусть даже с предварительным приведением Мака в бессознательное состояние, связыванием и заковыванием в кандалы. Но он и помыслить не мог, что через два года безуспешных попыток расхлебать деяния Каммерера - в том числе и операцию "Вирус" - самому Экселенцу придется покинуть Саракш, фактически признав провал прогрессорской деятельности землян на этой планете.


Саракш

В 62 милях от Столицы,

Разъезд №256

26 июля 2158 года, 8.15 (время земное)


-Что намурлыкиваешь? -поинтересовался Крот. -Симпатичная мелодия.

Темноволосый солдат - типичный горец по внешности - смутился: -Так, пустяки... Давным-давно выучил, еще до армии. А Вы разве не слышали?

Крот отрицательно качнул головой.

-Странно. У нас дома это все пели, даже по радио часто передавали.

-Возможно, только я никогда особо не увлекался эстрадной музыкой. По-моему, большая часть в ней - жуткий хлам и никак не запоминается.

-Верно. - согласился рядовой. - Но "Привидения" многим нравились.

-А напеть можешь?

-Без голоса и слуха?

-Без. -согласился Крот.

-Ладно, попробую. Эй, Рен, доставай свою губную гармошку.

Гармоника Рена оказалась чуть ли не в локоть длиной, блистала никелем и перламутром. Однако, невзирая на устрашающую внешность, обладала замечательным звучанием. Солдат-горец тоже явно поскромничал: и голос, и слух у него оказались очень даже неплохими. Он откашлялся, кивнул Рену, пропустил вступление и запел:


В саду, где стужей веет от земли,

Два привиденья только что прошли

Глаза мертвы, давно уста увяли,

Расслышать шепот можно их едва ли.

Двум призракам напомнил старый сад,

О том, что было много лет назад.

-"Ты помнишь наши прежние свиданья?"

-"Помилуйте, к чему воспоминанья"

-"Тебе я снюсь, трепещешь ты в ответ,

Когда моё раздастся имя?" -"Нет..."

-"Блаженство наше было столь безмерно

Мы целовались. Помнишь?" -"Да, наверно"

Надежда как лазурь была светла,

Надежда в черном небе умерла

В полях туманных призраки пропали

Их слышал только мрак и то едва ли

Двум призракам напомнил старый сад,

О том, что было много лет назад.

-"Ты помнишь наши прежние свиданья?"

-"Помилуйте, к чему воспоминанья"

-"Тебе я снюсь, трепещешь ты в ответ

Когда моё раздастся имя?" -"Нет..."


Простенькая, незатейливая песня понравилась Кроту. В ней не было ни изысканности большого вокала, ни жеманности и притворства эстрады. И, возможно, именно это очень выгодно отличало и слова, и музыку "Привидений" от подавляющего большинства популярных саракшианских песен.

-Надо поискать запись. -искренне сказал Крот, - с удовольствием буду слушать.

Циркуль недоумевающе поднял бровь.


Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд №254

8-й час, 1 дня месяца Пшеницы, 9578 год от Озарения


-Массаракш, вахмистр, сейчас не удержусь и всажу вам пулю в затылок! Было приказано: "ни капли", а у вас руки трясутся! Осторожнее!! Взрывчатка ведь, а не бульонные кубики!

-В самом деле? И точно - не кубики... Надо же! Только вот что, господин ротмистр, не лезли бы вы, ради всего святого, опытному минеру под руку.

-"Опытному..." Не переусердствуйте, смотрите. Имейте в виду, вахмистр: состав надо не уничтожить, а только остановить, чтобы все осталось в полной целости и сохранности.

-Сотый раз напоминаете, господин ротмистр, не надоело? Как требуется, так и сделаем. Кстати, подайте черный провод с запалами. Вот и все. Можно засыпать траншею щебнем.

-Наконец-то!


Саракш

В 58 милях от Столицы,

Разъезд №255

26 июля 2158 года, 8.15 (время земное)


-Все готово к разгрузке? - поинтересовался Циркуль.

-Упаковано и опечатано. -кивнул Крот, -Кстати, Странник сообщает, что Зеленый вокзал со вчерашнего дня контролирует банда Баску Клыкастого. Их, конечно, выбьют, но нас примут на Желтый.

-Вот и славно. Красивое там здание, а купол какой, о-о! И вокзальная площадь с фонтаном - тоже замечательная. - вздохнул подпоручик. - Даже слегка волнуюсь. Тысячу лет не был в Столице. Знаете, что сделаю в первую очередь, когда получу обещанную неделю отпуска? Только не смейтесь... Схожу в Большой Зоопарк. Незадолго до нашего отъезда удалось поймать по радио интересную передачу о том, как Зоопарк оберегали во время войны, спасали при бунтах. Рассказывали также, что во время переворота зверей охранял ваш... наш Департамент вместе с рабочей дружиной машиностроительного завода. Сообщили, что животные целы, здоровы и даже накормлены по нормам.

Скрежетнули колеса, вагон качнулся на стрелке.

-А вы, господа ученые, наверное, сразу за дела? Или тоже дадут отдохнуть?

-Ох, сомнительно. - пожал плечами Циркуль, -Скорее всего, начальник уже готовит новый хомут. Чего-чего, а работы предчувствую, больше чем достаточно.


Электронная копия письма

Дата: 25 июля 2158 года г. 22.05 час.

Куда: КОМКОН-2, Комитет Галактической безопасности

Кому: Председателю пятого отделения Занги Мутабве

Тема: "Обновление резидентуры".

Содержание: необходимость изменения штата сотрудников КГБ на планете Саракш.


...В продолжение темы о "живой силе" хотелось бы обсудить еще одну перспективу. Экспедиция Крота и Циркуля дала отрицательный ответ на беспокоившие меня вопросы. Но содержание ответа, безусловно, не влияет на оценку формы, в которой он был дан. А форма (бросок к Алебастровому хребту) оказалась безукоризненной! Считаю, что оба наши дебютанта зарекомендовали себя очень хорошо. Их появление здесь весьма порадовало меня.

В связи с этим хотелось бы решить весьма важный вопрос. Упомянутая экспедиция внесла определенность и позволила решить, насколько целесообразно мое дальнейшее пребывание на этой планете. Полагаю, Занги, что мне придется задержаться на Саракше еще на восемь-десять земных месяцев. За это время я вполне успею подготовить себе преемника. К сожалению, никого из одиннадцати сотрудников КГБ, работающих на Саракше, не могу рекомендовать в таком качестве. Они все - опытные разведчики, но ведь в данном случае речь идет не о проведении отдельных операций, а о координации всей оперативной работы в целом[113]. Вот тут я и хотел бы использовать дебютантов.

Циркуль вполне может быть привлечен к дальнейшей работе на Саракше. Причем - после основательной дополнительной подготовки на Земле - даже в роли заместителя резидента.

А вот резидентом на Материке вижу Крота и исключительно его. Обращаю внимание: деятельность в указанном качестве, по моему глубокому убеждению, даже не требует от него дополнительной подготовки. Активная предыдущая деятельность Крота в секции "Саракш" вкупе с упомянутой выше экспедицией представили его в наиблагоприятнейшем свете. Я собираюсь предложить Кроту остаться в Столице Отчизны в качестве своего помощника для своеобразной стажировки и поэтапной передачи ему дел. Хорошо, если бы ты со своей стороны как-нибудь повлиял на него и уговорил согласиться.

Завтра уезжаю из Столицы, и дня два-три буду вне зоны связи. Постарайся за это время ответить по существу.


Сикорски

Конец документа


Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд №254

10-й час, 1 дня месяца Пшеницы, 9578 год от Озарения


-Господин ротмистр, позвольте доложить: рельсы звенят! Надо полагать, тот самый состав, о котором сообщили.

-Хорошо, тоже слышу. Все по местам! Вахмистр, приготовьте вашу "вертушку". Смотрите, не подорвите какой-нибудь товарняк с несчастными коровами. Ну-ка, повторите задание.

-Слушаюсь. Заваливать следует поезд из трех частей: две платформы с танками довоенного образца, между ними бронированный вагон. Паровоза нет. А все-таки, господин ротмистр, как так - "паровоза нет", они что, педали крутят?

-Откуда мне знать, вахмистр... Вот остановим, там все будет ясно. Как собираетесь действовать?

-Безукоризненно, господин ротмистр. Едва вторая ось зависнет над зарядом, поверну ручку.

-Ладно. А, вон, кажется и они... Массаракш! И впрямь - без паровоза! Что за монстры?!


Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд №254

26 июля 2158 года, 11.00 (время земное)


Перестук колес вдруг как-то сразу прекратился. Пол коротко и сильно ударил по пяткам, после чего покосился. Гулкий удар мгновенно перешел в серию скрежещущих толчков и покачиваний. Вагон накренился и замер. Спящие солдаты посыпались с полок, стоявшие падали, хватаясь за что придется.

-К оружию! - взревел Череш. Он одним прыжком оказался у лесенки, ведущей в пулеметную башню, взлетел по ней, со скрипом провернул башню по полному кругу. Через пару секунд он обрушился вниз и заорал еще громче:

-Всем покинуть вагон! Занять оборону согласно штатному расписанию!

-Что там? - спросил Циркуль, - Если нападение, то зачем покидать? Отсидимся внутри, скоро придет помощь.

-Не отсидимся! Нас ведь не под откос пустили, а остановили аккуратно и бережно. Значит, жди хорошо организованной атаки. Да сам взгляни: за водокачкой шевелятся, с той стороны, видно и ударят. А уж если у них слезоточивый газ есть... Выкурят отсюда всех, как миленьких. Так что, господа ученые, уничтожайте-ка все, что требуется, берите, что положено, и направо бегом в лесок. Вот там отобьемся, это точно. Я с солдатами прикрою отход.

-А "государи"? - тревожно спросил Крот. - Давай обстреляем из всех башен.

-Позиция у нас невыгодная. Да что там, вообще никакой позиции. Ведущий танк подбит. Хвостовой - в "мертвой зоне", нападающие оттуда не будут видны. Ну, живее же, сорок раз массаракш!

Крот, поскользнувшись, ринулся к фотоотсеку, ворвался внутрь и выкинул прямо в руки Циркуля белый чемоданчик с переносным госпиталем Десантника и чехол с "суперспасателем":

-Быстро наружу с Черешем!

-А ты?

-И я, а как же. Сейчас включу самоликвидацию, а ч-черт...

Циркуль исчез.

Контрольный центр завалило упавшей аппаратурой. Крот, рыча, расшвырял ее, вытащил пульт и быстро набрал код. На счетчике замигали цифры: 100... 99...98... Оставалось полторы минуты.

Крот выхватил из кобуры "герцог", добежал до распахнутой настежь двери, выпрыгнул наружу. Броневагон, накренившись, стоял не на развороченных взрывом рельсах, а прямо на шпалах и галечной насыпи. Головной танк, сброшенный с платформы выглядел сконфуженно и жалко. Казалось, боевая машина недоумевает: как это ее, такую большую и грозную, вывели из строя.

Солдаты уже залегли под вагоном и вели огонь. Подпоручик тащил пулемет, снятый с башни хвостового танка.

-Гвардейцы! В комбинезонах и касках. -бросил он, поравнявшись с Кротом. - Причем, похоже, одни офицеры - четко работают, сволочи. И пулеметчики у них, и снайперы... В "клещи" взять собираются. У нас уже пяти... э, массаракш... семи человек нет, а сколько их - неизвестно.

-Вытаскивай ребят из-под вагона и отводи, куда решил... В лес, так в лес. А тут сейчас все полыхнет.

-Ясно. - кивнул подпоручик. -Давай беги за Циркулем, вон видишь, белый сундук мелькает. А мы - следом.

Череш удобнее ухватил пулемет, перекинул серую коробку с лентой за спину.

-Отходим! -зычно скомандовал он. -Перебежками, отстреливаясь, к лесу - марш!

Уцелевшие солдаты полезли из-под вагона, пригнувшись, зигзагами побежали от насыпи. В броневагоне раздался хлопок, из-под башни на крыше повалил ядовито-зеленый дым. Дважды хлопнуло в основных башнях танков, они также окутались зелеными клубами. Это разлагался димезонит, превращаясь из грозной взрывчатки в безобидный фтор.

-Добро! - кивнул подпоручик, - Пора и мне...

И тут с полуразрушенной кирпичной водокачки донесся частый ровный стук. Струя трассирующих пуль взбила пыль у канавы, срезала пыльный кустик. Вторая ударила по броне "государя". Третья огненным серпом прошла по отступавшим солдатам. Взмахивая руками, роняя автоматы и винтовки, они тыкались лицами в траву и песок.

Череш побелел.

-Ах вы ж, стервецы! -раздельно выговорил он, упер сошки пулемета на сбитую танковую гусеницу, тщательно прицелился и выпустил по водокачке три коротких очереди. Оттуда прекратили стрелять, черная фигурка вместе с разбитой черепицей выпала из-под козырька крыши.

-Раз! -сплюнул Череш и оглянулся. Циркуль, очевидно, уже был в лесу, а Крот добегал до первых деревьев. И вдруг он запнулся, перешел с бега на неуверенный шаг, совсем остановился, опустился на колени, неловко повалился на бок.

Подпоручик повернулся в сторону атакующих. Немигающими ртутными глазами, страшными на посеревшем лице, уставился на кустарник у подножья водонапорной вышки.

Из-за кустов показались люди в гвардейском обмундировании с погонами и шнурами, в касках с черно-оранжевыми эмблемами. Вначале они двигались умело и осторожно, используя любое укрытие. Но, убедившись, что со стороны поезда огонь не ведется, выпрямились и цепью, с автоматами наперевес, направились к составу. Ветер гнал в их сторону едкий дым от горящих броневагона и танков. Тяжелые, густые зеленые волны и вихри перекатывались по земле и очень затрудняли нападавшим обзор.

-Вот хорошо, вот славно. - жестяным голосом одобрил Череш, - Ну, ближе, еще, еще...

До насыпи оставалось чуть более ста футов, когда цепь остановилась. Высокий худощавый офицер в берете, шедший на правом фланге с хлыстиком в руке, каркающе отдал какую -то команду.

Череш, скрытый мутно-зелеными клубами, поднялся во весь рост, оперся на броневой лист танка и нажал спусковой крючок

-Два! -закричал он, когда высокий офицер задергался и упал плашмя, -Три, четыре, пять...

Коробка с пулеметной лентой за спиной становилась все легче. Черные силуэты впереди метались, падали. Дважды бухнули взрывы ручных гранат.

-...Десять, одиннадцать...

Тупое и тяжелое с хрустом ввернулось в плечо подпоручика. Боли не чувствовалось, было очень противно.

-...Четырнадцать...

Все стало нечетким и красным. Толкнуло в грудь, в живот. Исчезли звуки.

-...Семн...

Череш рухнул вперед, неуклюже навалившись на раскаленный ствол пулемета, из которого продолжала хлестать очередь, казавшаяся нескончаемой. Но вот вместо очередного выстрела прозвучал сухой щелчок. Кончилась лента.


Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 12.00 (время земное)


Циркуль почти полмили нес на спине не подающего признаков жизни Крота, а на поясе болтались переносный госпиталь Десантника и старый армейский рюкзак с "суперспасателем". Руки онемели, губы и небо стали раскаленными и сухими. Дышалось прерывисто и хрипло. Череш был прав: лес оказался надежным убежищем. Много раз плотный колючий кустарник преграждал путь, трижды пришлось перебираться через овраги, дно которых было заболочено. Вряд ли у преследователей имелись собаки, да и тем теперь уже не под силу было бы взять след. Но отдыхать пока не следовало, никак не следовало. Таблетку спорамина в рот и - вперед, вперед, вперед...

Только здесь, в непролазном подлеске за четвертым оврагом, глубоким и темным, когда не стало сил идти дальше, Циркуль решил остановиться. Он плашмя упал на что-то колючее. Тяжелое тело Крота придавило его и не виделось никакой возможности даже пошевелиться.

Циркуль зашипел от злости на себя, сел, отстегнул чемоданчик ПГД, сорвал застежки и отбросил прочь белую крышку с красным крестиком. ПГД мгновенно ожил. Загорелись индикаторы, засветился экран. Взметнулась вверх дюжина разноцветных щупальцев-манипуляторов. Циркуль, бормоча по-итальянски, торопливо застучал пальцами по клавиатуре, вцепился в джойстик и стал им лихорадочно двигать. Фиолетовые манипуляторы тут же прильнули к ранам на груди и спине Крота и начали осторожное обследование. Красный манжет плотно обхватил руку у локтя и присосался к вене. Лимонно-желтый вырост расширился и слабосветящимся раструбом наполз на голову. Голубой шар быстро трансформировался в дыхательную маску и прильнул к лицу раненого.

Переносный госпиталь Десантника не первого землянина спасал от неминуемой гибели на чужой планете. Он заменял отказавшиеся служить легкие, печень и почки, заставлял биться сердце, оберегал головной мозг и делал многое-многое другое. Даже оказавшийся в почти безнадежном состоянии человек, будучи подключенным, к системе ПГД, получал огромные шансы на выживание. Белый контейнер оказывал первую помощь в самом полном объеме, но, естественно, не мог излечить пострадавшего. Через определенное время ресурсы ПГД исчерпывались, и к тому времени раненый уже должен был находиться в оборудованной в соответствии со всеми требованиями больнице. Диагностический экран сообщал, что организм Крота получил серьезные повреждения, с которыми ПГД не в состоянии справиться самостоятельно и что госпиталь будет предотвращать необратимые процессы в тканях в течение сорока одного часа.

Шаги и треск сухих веток заставили Циркуля насторожиться. Он вынул "герцог" из кобуры Крота, взвел курок, положил перед собой три гранаты. Шум приближался. Ветки раздвинулись, невозмутимая лосиная морда выглянула из темной листвы. Матерый, старый рогач флегматично пережевывал, оглядывая поляну. Присутствие людей скорее заинтересовало, чем обеспокоило его. "Надо же, дикий зверь под самой Столицей!" - подумал Циркуль.

-Тьфу на тебя, животное! -с облегчением пробормотал он. Лось не обиделся, спокойно проглотил жвачку и исчез. Циркуль потянулся к линялому рюкзаку, развязал тугой узел, вывалил на траву "суперспасатель". Увесистый матовый цилиндр казался совершенно монолитным, но после того, как ладонь Циркуля охватила красный верх устройства, послышалась звонкая трель, открылась маленькая клавиатура. Циркуль отказался от предложения включить защитное силовое поле: в полутораметровом коконе он и Крот просто не поместились бы. А вот сигнал бедствия службам на базах "Саракш-1" и "Саракш-2" был послан незамедлительно.

"Саракш-2"откликнулся уже через минуту. Циркуль коротко описал ситуацию.

-Ждите! - ответил дежурный.


База "Саракш-2"

26 июля 2158 года, 12.20 (время земное)


-Коллеги, к порядку! Не шумите! - директор базы поднял ладонь. - Нам предстоит найти выход из более чем сложного положения. Поэтому я попросил экстренно собраться всех, кто свободен. Хао Ли-цзянь и Белова находятся на "Саракше-1" и тоже примут участие в обсуждении... Сейчас Патрик выйдет на связь, включит большие экраны... ага, включил...

Итак, начнем. Суть в том, что произошло ЧП. Пострадали двое сотрудников КОМКОНа-2 из тех, что недавно отправились в командировку на планету. Подробности неизвестны, но кажется один в довольно тяжелом состоянии, второму повезло больше. Они подали сигнал бедствия через "суперспасатель" и это просто замечательно, поскольку его мощный и устойчивый пеленг может взять любой корабль. В нашем распоряжении не более тридцати часов, поскольку тяжело раненый подключен к переносному госпиталю Десантника, и вы все прекрасно понимаете, что чем раньше ему окажут медицинскую помощь, тем будет лучше. Однако на самом деле времени у нас гораздо меньше. Дело в том, что сотрудников КОМКОНа-2 преследуют вооруженные аборигены. Ну, а зачем - можно догадаться...

-Кто ранен? - зазвенел динамик под экраном дальней связи, -Как его имя?!

-Патрик, уменьшите же громкость! - взмолился директор. - Не знаю, Света. Да какая, собственно разница? Надо быстро придумать способ сверхсрочной эвакуации пострадавших. Особого многообразия вариантов, строго говоря, я не вижу. Громоздкие "Фламинго" тут совершенно бесполезны. Правда, в нашем распоряжении все еще остается экспериментальный "призрак". Он ушел к Деянире, но мы можем его вызвать, пользуясь нуль-связью. Сколько времени займет маневр?

-Час.

-Другие предложения есть? Нет? Ладно, связист - немедленно за работу. Продолжаем. -директор устало тряхнул головой. -Оператор, подскажите, как скоро "призрак" будет у нас?

-Н-ну, используя данные, заложенные в память... Трасса проложена, на этом можно сэкономить... Если сразу же после получения вызова, тогда - часов через шесть-восемь.

-Но на расчет посадки "призрака" тоже понадобится время. Помните, сколько мы возились в прошлый раз, прежде чем все выполнили? Надо учесть, что такие корабли пока считаются опытными образцами и...

-Можно мне?

-Давайте, Света, слушаем.

-Нужны ли сложные и долгие расчеты, чтобы вывести "призрак" на финишную точку сюда, рядом с "Саракшем-1" и состыковаться со станцией?

-Безусловно, нет. Ведь это же не на поверхность садиться. Орбита есть орбита.

-Ну, так и действуйте. К той поре комконовцы будут здесь.

-Но каким образом?

-Их подберет "Стриж".

-Белова! - загремел директор, -Я даже не намерен указывать, насколько рискованна очередная авантюра, предлагаемая вами! Не собираюсь также уговаривать отказаться от этой затеи. Просто приказываю забыть о ней!

-Я готова по всей строгости отвечать за нарушение приказа. Потом. -тихо ответила девушка. Она не смотрела в объектив, и на экране не были видны ее глаза. -А нарушу его обязательно. Сейчас.

Экран погас.

-Заблокировать стартовый комплекс на "Саракше-1"? - спросил старший кибернетик, не глядя на директора, - Тогда ее бот не сможет покинуть станцию.

-Не надо... - тоскливо ответил директор. -Ведь, по сути, сейчас это единственный выход...


Комментарий Сяо Жень:

Странник ничего не знал о событиях у разъезда №254. Он вообще находился вне Департамента. В это время на нем "висели" сразу три проблемы.

Вчера началась пресловутая операция "Вирус". Пилот Хао Ли-цзянь на боте "Ласточка" выполнил виртуозную операцию. Вначале он посадил аппарат в условленном месте, взял на борт М.Каммерера, затем поднялся, совершил молниеносный бросок с орбиты к острову Дзасогу и в полночь высадил Мака на шоссе в пяти милях от города. При этом пилот использовал режим радиолокационной невидимости. Странные помехи вызвали переполох у радистов-островитян и те с особой тщательностью приступили к поискам в эфире источников помех. Поэтому Каммерер был вынужден обходиться без связи как минимум сутки. Странник ждал.

На западе Метрополии полыхнула кровавая междоусобица. Банды Тестя атаковали территорию, контролируемую отрядами Дяди. Обе стороны пустили в ход боевые машины пехоты, артиллерию и угрожали применить отравляющие вещества. Причины стычки были совершенно неясны. Следовало погасить конфликт, не дожидаясь втягивания в него других бывших Отцов.

Поступила информация о том, что в Хутхо наконец закончились работы над созданием водородной бомбы. Сорвать проект землянам не удалось и теперь предстояло убедиться, действительно ли родилось Н-оружие, либо имеет место тщательно организованный блеф, на которые хутхойцы были непревзойденными мастерами.

Странник вернулся в Столицу лишь через два дня...


Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 23.00 (время земное)


Вокруг царила непроглядная темень, а включать источник света на "суперспасателе" было опасно. Циркуль перебрал в уме все мыслимые проклятия для саракшианской мошкары, идеально ориентировавшейся в полном мраке. Комары, очевидно, чувствовали радиоволны пеленга, непрерывно подаваемого устройством и атаковали по всем правилам хорошо организованной воздушной агрессии.

-Вызывает "Стриж", вызывает "Стриж", прошу отозваться.

-Слышу! - обрадовался Циркуль. - Где вы, "Стриж"?

-Рядом. Пеленг взят, начинаю посадочный маневр. Постараюсь опуститься минут через сорок как можно ближе к вам, вероятно в полукилометре. Как просигналить?

-Трижды мигнуть, скажем, "красный-зеленый-красный" сможете? -спросил Циркуль.

-Будет сделано.

-Спасибо!

-Рано благодарить. Вас двое? И... кто вы?..

-Я - Марко Луччатти, а раненый - Всеслав Лунин. А вы - Света Белова, верно?

Пауза.

-Поняла... Внимание, меняю условия посадки. Сяду через двадцать минут и в ста пятидесяти метрах. Конец связи, ожидайте светового сигнала.


Комментарий Сяо Жень:

Откровенно признаюсь: в старом техническом оснащении наших инопланетных баз разбираюсь весьма слабо. Но, прежде чем восстанавливать данный эпизод, я просила консультации у одного из ведущих специалистов по истории космических аппаратов Ахмада Сафранхани (Тегеранский музей космотехники). По его мнению, разведывательные боты того типа, к которому принадлежали "Стриж" С.Беловой и "Ласточка" Хао Ли-цзяня, никоим образом не были приспособлены для подобного маневра. Собственно, это было почти отвесное падение с резким торможением у самой поверхности. Нужно быть насколько дерзким, настолько же блестящим пилотом, чтобы отважиться на это. Система безопасности бота напрочь исключала такой вход в плотную атмосферу Саракша. Тогда Белова выключила часть предохранительных элементов, а другие вывела из строя "чтобы не мешали".

"Стриж" обрушился вниз.


Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 23.24 (время земное)


Полнейшее безветрие и духота идеально дополняли абсолютную тьму. Циркуль расстегнул ворот комбинезона и комары радостно ринулись за шиворот. Вдруг они перестали зудеть и сгинули. Воздух стал еще гуще, уши слегка заложило. Послышался шелест, перешел в гудение. Листья дрогнули и затрепетали. Гудение завершилось басовитой руладой и мягким ухающим звуком. В черноте - казалось, совсем рядом, вспыхнул рубиновый свет, сменился изумрудным, загорелся вновь. Зашипело.

Ненадолго наступила кисельная тишина. Потом яркий, но не слепящий луч пробежал по кустам и деревьям. "Спасатель" ответил синим свечением. Приближалось мерное похрустывание сушняка под чьими-то,, должно быть, невероятно сильными ногами. Черные, подсвеченные сзади, кусты раздвинулись и трехметровая глянцевая фигура с прожектором во лбу замерла на краю опушки. Разинув рот, Циркуль с изумлением оглядывал великана. Это был никогда не виданный им, но знакомый по иллюстрациям из "Истории техники" андроид DR из экспериментальной серии экспедиционных роботов полувековой давности.

-Ну и древность! - вырвалось у Циркуля.

-Вы ошиблись. -прогудел андроид из-под матовой решетки, прикрывавшей его "лицо". - Меня зовут не "Древность". Я - Друдда, нахожусь в распоряжении пилота "Стрижа" Светланы Беловой. Имею приказ забрать пострадавшего землянина и доставить на борт, а здорового - сопроводить туда же. Это вы?

-Да. Бери раненого. - распорядился Циркуль. - Осторожнее, так, чтобы переносной госпиталь не отключился.

-Выполняю.

Робот опустился рядом с Кротом и с противоестественной для таких огромных ладоней и мускулистых лапищ аккуратностью одновременно поднял человека и ПГД.

-Следуйте за мной. - пригласил андроид и зашагал обратно.

Серебристая сигарообразная туша "Стрижа" лежала в примятом и искрошенном при посадке кустарнике. Из кабины ловко выбиралась Светлана. Она спрыгнула на жухлую траву, побежала навстречу Друдде.

-Сумасшедшая! - ахнул Циркуль. - Да разве можно пилоту покидать свое место!

-Подожди! -велела девушка андроиду. Тот послушно замер. Светлана провела ладонью по горячему лбу Крота. Раненый вдруг напрягся и приглушенным маской незнакомым голосом сказал:

-Мама...

Голубые строки на экране ПГД мигнули, сменились красными: "Внимание! Ввиду скачкообразного ухудшения общего состояния организма включен режим усиленного воздействия. Общих ресурсов поддержки хватит на 6 часов. Чрезвычайный дополнительный ресурс составляет еще 0,5 часа".

-Да скорее же! -взмолилась девушка, -Друдда, в транспортировочном отсеке будешь постоянно держать человека, оберегая от толчков.

-Выполняю.

Бот совершенно не был приспособлен для перевозки пассажиров. Транспортировочный отсек представлял собой цилиндрическое помещение с металлопластовой облицовкой и двумя световыми панелями на торцовых стенах. Друдда сел в совершенно невообразимой позе, уперся ногами, прочно зафиксировал свое положение, бережно уложил Крота, да еще и придерживал Циркуля за пояс.

Створки люка бесшумно затворились. Зашипели герметизаторы.

-Транслирую сообщения пилота. - сказал Друдда и тут же добавил голосом Светланы: - Стартуем!

Циркуль почувствовал сильное головокружение. Он очень хотел закрыть глаза, но ему казалось, что если сделать это, показания на экране ПГД станут изменяться еще быстрее. А там и так алело: "Внимание!! Критическая ситуация! Основной ресурс исчерпан быстрее, чем рассчитывалось! Подключен чрезвычайный дополнительный ресурс!"

Были перегрузки. Потом наступила невесомость. Подъем на орбиту был, наверное, выполнен безукоризненно и быстро, однако Циркулю показалось, что прошла вечность. Но и вечность заканчивается. Вечность в транспортировочном отсеке разведывательного бота "Стриж" оборвалась, когда ПГД издал тревожный гудок и сообщил: "Ресурс исчерпан! Приближается клиническая смерть!! Требуется немедленное оказание комплексной медицинской помощи!!!"

Тело Крота обмякло, кулаки разжались.

-Стыковка! -доложил Друдда, -"Саракш-1". 


Ход 9 | Чёрная пешка | Ход 11