home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ход 7

Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона № 30-0529

2-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения


Дык сволочи они все, вот что. Говорят, от Неизвестных Отцов ничего уж не осталось, а они как были цепными собаками, так и есть. Добро бы за похлебку служили, так нет же - вот уж сколько недель им продовольствие не подвозят. У крестьян хлеб отбирают, а службу свою цепную не бросают. Все в караулы ходят. И стрелять стали даже как-то метче, с голодухи, что ли, гады. Солдатушки - бравы ребятушки, массаракш... Впрочем, и наши в долгу не остаются. Вон, позавчера, Чирей из простого охотничьего ружья заряд резаных ржавых гвоздей влепил ихнему капралу прямо в каску....

Ух ты, опять идут. Так, стало быть, утрешний патруль... Курят. А сигареты у них хорошие, видать с прежних запасов. И бубнят тихо. Сейчас завернут за кусты, тут и надо б ускориться... Ну, айда со святыми угодниками!

Муреш на четвереньках, чтоб не заметили за высоким сухим бурьяном, бросился через проселок, проворно перекатился в канаву (хорошо хоть - сухо), ужом юркнул в бетонную трубу и, лихорадочно двигая локтями, пополз. Где-то над ним сейчас встретились патрульные и их сменщики и даже не подозревают, как он их провел. Труба закончилась, теперь наверх, к колючей проволоке. Вот и заветная дыра, для вида замаскированная сухим кустиком. Веточки отодвинуть и все - в Зоне.

Солдаты - они ж дисциплинированные. Им приказано в Зону не ходить, и других не пускать, так они не пускают, но и сами - ни ногой. Они, к примеру, к ржавой "колючке" ближе чем на десять шагов не подходят. И даже не стреляют, когда кого в Зоне увидят, чтоб автоматные пули туда не полетели. А, коли подумать, какая разница, полетят - не полетят... Зона, она что - живая? Почему ее ввели, Зону-то? Еще во время войны, говорят, сбили над уездом чью-то ракету, не то вражью, не то - нашу. Ракета, ясное дело, лопнула, боеголовки сбросила в лощину между Каменистыми холмами. А они, боеголовки эти, чего-то не повзрывались. Расплющились от удара и теперь там заразное все. Ну, радиоактивное, в смысле. Понаехали доктора в халатах, огородили все, плакатов черно-оранжевых навешали, запрещено мол... Хорошие были плакаты, на жести, вся деревня воровала, курятники крыть. Потом солдатня колючкой лощину обмотала, вышек с пулеметами натыкали.

Муреш прополз до окраины леса, там с облегчением поднялся, отряхиваясь и сопя. В лесу сыро, дождь аккурат два дня назад прошел, холодно. Он осторожно отвел еловую ветку, покрутил головой, прислушиваясь. Где-то праворучь, не шибко близко, но и недалёко, что-то было. Там поскрипывало и вроде бы с тихим стуком ритмично падало в траву грузное и жесткое. Муреш беззвучно, по-волчьи приник к сырой траве подождал минутку-другую, нащупал в кармане алюминиевую армейскую флягу, вынул ее, глотнул. Хррр! Массаракш, ну и самогон у Зявки, слеза божья, а не выпивка и ведь никому секрет не раскрывает, зараза, чтоб ее...

Заполошно сквозь сон забормотали птицы, ночной мрак уже начал слегка сереть, и потянуло прохладной прелью и сыростью. Муреш, светя тусклым фонариком, осмотрел опушку. Незаметно, чтобы здесь кто был. Примята высокая густая трава, но мало ли кто мог примять. Хотелось курить, так ведь на махорку ни гроша не было вторую неделю. Вот наберу сегодня грибов, подумал он, засолю и выменяю у городских папирос в первую очередь. "Радиоактивные", "не радиоактивные", кто их там, массаракш, нынче проверяет. Сожрут, как миленькие...

Он достал картонку, расправил ее и превратил в коробку, высокую, в человеческий рост, но узкую, такую, чтоб прошла сквозь трубу на обратном пути. Светало. Муреш дошел до бурелома, пробрался к ручью. Начинались самые что ни на есть заветные и секретные грибные места - лощина. Из-за голенища он вытащил нож и принялся за работу.

Когда картонка была уже на четверть полна, он и услышал то самое хриплое подвывание, о каком рассказывал давеча Псих-Пер: юуумью-юуумью-юуумью. Ну, Психа все оборжали, кто слушал... А вот теперь и сам сподобился... Оборони, Мировой Свет, от беды! Похоже Пер вой изображал, ой, похоже. Да что ж это такое, в самом деле, зверь-мутант какой, а? Дык нет, не родятся звери с такими голосами, даже четырежды мутанты... С гору он будет, что ли?

Муреш рухнул плашмя, как стоял, не забыв, впрочем, уберечь коробку при падении, разгреб папоротник трясущимися руками. В перекошенное лицо из чащи пахнуло неожиданно теплым и незнакомо сиплым ветром. Вот оно! Только что ж это за "оно" такое? Над ровной и большой, что твоя площадка для хороводов, круглой поляной, правей корявых сосен, зажглось в синюшном густом тумане искристое пятнышко. И заструилось от него книзу и в стороны словно бы жидкое сиреневое свечение, прозрачное само из себя, стволы и травку через него увидеть можно... Так оно все струится и струится, не переставая, и вот уже заполнило здоровенное пространство вроде копны формой, футов в тридцать пять высотой, а то и больше. А как заполнило, так давай застывать, леденеть, гаснуть. И вот стоит уж на поляне непонятно что, но явно твердое. И безмолвие. Звенящее. Полное. До боли в ушах. Птичка не чирикнет, мышка не прошуршит. Над поляной - рассветное переливчато-серое небушко, вкруг поляны - знакомые матерые папоротники, осины вперемешку с соснами. Все бы как всегда, да только посередь поляны - эта лиловая ... лиловое... то ли живое, то ли машина какая...

Муреш оцепенел от страха и не мог оторвать взгляда от происходившего. Он услышал слабые щелчки, в лиловой копне разинулось освещенное изнутри хайло. Там тренькнуло, всхлипнуло и поперли оттуда люди. В смысле, сначала они людьми не были. По две руки и две ноги с одной головой, это да, имелось у каждого. Но руки с ногами - толстенные, на спине - горб, а вместо головы - черно-зеркальный шар. Туловища вообще светились огненно-багровыми сполохами. Неужто из преисподней!?

И вся эта компания, не обращая ни на что внимания, вышла вон и начала превращаться в обычных людей в привычной одежке, с чемоданчиками в руках и армейскими рюкзаками за спиной. Все огненное облачение просто в дым растаяло, с ума спятить! Сколько их появилось, Муреш подсчитать не успел, да он о том и не думал, просто глядел широко распахнутыми. Так и проводил ошарашенным взглядом группу, подавшуюся прочь. Хвала Мировому Свету, что хоть в противоположную сторону направились, не то по его спине прогулялись бы, а он даже и сдвинуться б не смог.

Потом лиловая махина начала таять, исчезла. И опять - ничего. Муреш, озираясь и приседая, выбрался на поляну. Там все было будничным, повседневным. Сон кошмарный! Он сорвал пук росистой травы и вытер лицо. Не-а, не сон. Его пробрала волна крупного озноба - не то от сырого утреннего холода, не то от пережитого. Еще светлее стало. Птахи зашевелились, кузнечик заверещал.

Муреш схватил в охапку коробку с грибами и понесся прочь. По дороге он твердо решил в деревне ни о чем не рассказывать. Пусть уж дальше над сумасшедшим Пером смеются, а не над ним.


Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона № 30-0529

10 июня 2158 года, 15.33 (время земное)


Всеслав вышел наружу вслед за ... за кем? Все одинаковы в багровых, словно вулканическая лава, адаптационных капсулах... "Фламинго" стоял на лесной опушке, каковая в свою очередь находилась в центре очень большой впадины правильно круглой формы и с аккуратными пологими склонами.

Рдеющий ботинок ступил на низкую, мокрую от росы лесную траву. Капсула с легким шипением растворилась, исчезли последние рубиновые искорки, и Лунин осторожно вдохнул воздух Саракша. Воздух показался самым обычным: прохладным и легким, пахло сыростью и прелью, листвой и хвоей, сырой землей. Что-то неземное, совсем чужое тоже чувствовалось, только непонятно было - что именно. Трава достигала щиколотки; вокруг опушки темнели разной высоты деревья, кустарник и, кажется, необычайно ядреный папоротник. Густая и почти непроглядная темень сменялась непривычным рассветом без восхода. Становилось равномерно светло, как в пасмурный день на Земле. Точно так же не было теней и контрастов. Все казалось блеклым, полупрозрачным, двухмерным. Окрестности зримо вздымались к размытому, затянутому дымкой горизонту. Струйки тумана, вяло уползали вверх по склону. Некоторое время это неприятно раздражало взгляд, но очень быстро переставало замечаться.

Комов оглядел группу.

-Хочу напомнить, - с обычными снисходительными интонациями заговорил он, - что мы находимся в так называемой закрытой зоне севернее Голубой Змеи. Зона выделена нашим резидентом Странником специально для высадок. Район объявлен радиоактивно зараженным, его посещение считается смертельно опасным и строжайше запрещено. Разумеется, никакого заражения нет, но аборигенов это отпугивает. Кроме того, территорию по периметру охраняют войска, не пропускающие любопытствующих. Так что высадки землян здесь не должны беспокоить никого, кроме представителей местной фауны.

Легенда нашего появления уже отработана. Мы идем через западные ворота зоны. Тамошний гарнизон уведомлен Странником, что на днях из зоны выйдет экспедиция Департамента научных исследований, проникшая туда через восточный вход и пересекшая район по диаметру. Военнослужащим предписано встретить нас, оказать всемерную помощь, но общаться как можно меньше... во избежание ущерба для здоровья... их здоровья, конечно...

Комов едва заметно улыбнулся.

-Напомню также,- продолжал он, - что начальником экспедиции по бумагам, полученным от Сикорски, числится Марко Луччатти. Его помощники - Раулингсон и Лунин. Марта и я - всего лишь старшие лаборанты. Остальные вообще - рядовые рабочие. Все это вам известно, постарайтесь обойтись без "проколов". Лиц, не прошедших специального кондиционирования, прошу сократить общение с аборигенами до крайнего минимума. Разговаривать с этого момента разрешается только на местном языке.

До западного выхода из зоны - часа три пути. Впереди пойду я. Луччатти и Абалкин - следующие. Раулингсон, Лунин - замыкающие. Остальные - между нами. В путь!

За обещанные Капитаном часы стало совершенно светло (по саракшианским стандартам, разумеется). Группа миновала узкую и сырую впадину, пересекла довольно гадкий бурелом, продралась сквозь высокий упругий лозняк и очутилась на древней, потрескавшейся асфальтной дороге. Дорога выходила из ниоткуда: из травы, камыша и кустарника. Дорога вела вдоль глубокого оврага. Дорога выглядела безнадежно и уныло. Всеслав, осторожно ступая по выкрошенному асфальту, приблизился к краю обрыва и увидел на дне оврага рыжие от ржавчины, поросшие мхом цистерны, обломки остатки какого-то транспортного механизма, разбросавшего бурые ленты гусениц. В густой траве журчало, оттуда торчали сваи, полупогруженные в воду, а на той стороне оврага свисали на искореженной арматуре куски битого бетона.

-Цивилизация. - воздел указующий перст Раулингсон. - Не отставайте, Крот. Теперь я выдвигаюсь в голову колонны. По праву заместителя начальника, так сказать.

Минут через двадцать они увидели контрольно-пропускной пункт. Лес метров на сто пятьдесят был вырублен. На очищенном месте кое-где вяло двигались люди в серо-зеленой униформе. ("Не Гвардия, армейцы!" - отметил Всеслав.) В ограде из колючей проволоки между двумя вышками находились легкие двустворчатые ворота, рядом серел большой дощатый дом с блестящей цинковой крышей, очевидно, казарма. На вышках наличествовало по часовому в плащах и глубоких касках, там же были установлены пулеметы на треногах. У казармы под навесом дымила полевая кухня. У кухни солдаты пилили, кололи и укладывали дрова. Под навесом большего размера стояли две боевых машины пехоты, грузовик и тягач, желтели деревянные ящики. Левее находились гараж, хозпостройки, невысокий искусственный холм, на нем - сплюснутый бетонный капонир с броневой дверью и темными прорезями амбразур. Над капониром возвышалась коническая башня из металлических конструкций.

"Вот она какая!" - подумал Всеслав. На Земле он пересмотрел сотни изображений башен гипноизлучения, узнал сооружение сразу, но ему казалось, что видит башню впервые.

Часовой на вышке увидел приближавшуюся к воротам группу и навел пулемет.

-Стоять! - прокричал он и опустил вниз рычаг рубильника, укрепленного на столбе. Завыла сирена, из казармы вышли еще трое в мундирах с офицерскими шнурами. Ворота распахнулись, один из офицеров с золотой повязкой на рукаве направился к остановившейся группе.

-Луччатти, Лунин - вперед! - вполголоса скомандовал Комов. - Начали!

-Поручик Япети! - устало козырнул офицер с золотой повязкой. - Здравия желаю. Прошу объяснить, как вы оказались в запретной зоне и предъявить документы, дающие право там находиться.

-Здравствуйте, поручик. - Циркуль просто фонтанировал любезностью. - Прошу, пожалуйста.

Он добыл из раздутого старого рюкзака пластиковый футляр, извлек оттуда документы и притянул офицеру. Тот углубился в чтение, время от времени кивая головой.

-Угу... Экспедиция Департамента научных исследований в составе тринадцати человек, один заболел в начале, был возвращен и госпитализирован... Двенадцать... Одиннадцать мужчин, одна женщина.- поручик поднял глаза, быстро подсчитал прибывших и вновь уткнулся в бумаги, - Цель экспедиции: изучение влияния повышенной радиации на дисперсионную... массаракш, тарабарщина какая! Ладно, господа, все в порядке, проходите. Позавчера звонили, просили вас встретить. Машины должны были подоспеть вчера к ночи, однако, вероятно, что-то стряслось по дороге. Сами знаете, каково сейчас добираться от самой столицы. Но, надеюсь, долго ждать не придется. Позвольте помочь даме.

Офицер с алюминиевым медицинским чемоданчиком Марты и ее вещмешком за спиной, не оглядываясь, зашагал к воротам. Часовые равнодушно наблюдали с вышек, хоботы пулеметов они теперь задрали в серое небо.

-Вот и сдан зачет на знание базового языка. - шепнул Лунин на ухо Луччатти. - Поздравляю!

-Скоро твоя очередь. - отозвался тот.


Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Столица, Академгородок

Департамент научных исследований, административный корпус

Кабинет управляющего

8-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения


-Мак, где тебя носит?! Едва отыскали. Садись и слушай внимательно. Полагаю, с бандой Пэрвану Косого ты управился?

-С помощью людей Вепря.

-Ну, хорошо. Тогда под чьим же контролем товарные станции?

-Их заняли поддерживающие нас армейцы, а Гвардия ушла на второй день, выразив признательность за разгром Косого.

-Массаракш, наконец-то одна добрая весть... Но развивать успех на железной дороге Вепрь будет самостоятельно. Тебе же придется, переключиться на другое дело. Домой по-прежнему не желаешь? Ладно, ладно... Так вот, с Земли прибудет экспедиция, которой руководит сам Геннадий Комов. Надеюсь, хоть эта фамилия вашим ребятам из ГСП знакома? Отлично. Как обычно гости выйдут утром из так называемой запретной зоны № 30-0529, о ней я тебе недавно рассказывал.

-На юге, у старицы Голубой Змеи?

-Да, одна из наших постоянных посадочных площадок. Пару дней назад я уже отправил к ней твоего рыжего Зефа. Все потоки беженцев устремились на восток, южные направления относительно свободны и спокойны. Хотя "спокойствие" - сейчас категория весьма условная, все-таки предполагаю, что командировка для Зефа пройдет благополучно. В его колонне - четыре грузовика со снабжением для местного гарнизона, а чтобы у местных крестьян не возникло соблазна поозорничать на трассе, две боевых машины пехоты и тяжелый гвардейский бронетранспортер охраняют все богатство. А вот у нас с тобой нет времени для перемещений на туземном автотранспорте, поэтому отправляешься сегодня же, пользуясь моими собственными средствами.

-Экселенц, а надо ли? И без того о вашем вертолете вырастает целый эпос.

-На вертолете, Мак, на нем. У нас нет ни одной лишней минуты для захватывающих приключений на дорогах. Кстати, полетишь один. Ночью, в полной темноте быстро поднимешься до облачного слоя, по наводке со спутника "Саракш-1" на полной скорости долетишь до запретной зоны, аккуратно сядешь рядом, потом встретишься с Зефом. Вертолет вернется назад автопилотом также по спутниковой наводке. И не забудь включить режим абсолютной радионевидимости! Иначе опять получишь в зад зенитной ракетой. Хобби у тебя, видимо, такое: ежемесячно получать ракетой в зад... Все понятно?

-Экселенц, уточните задачи.

-Читай.

-Это? "Приказ по департаменту..." Ага... "Настоящим предписывается... комплексное исследование подземного комплекса оборонительных сооружений, известных под названием Крепости... Руководителем назначается начальник лаборатории №52 профессор Аллу Зеф..." Так... "Перед экспедицией стоят следующие задачи:

1) Выяснить, сохранилось ли управление механизмами и вооружением и возможно ли восстановление и использование их в интересах Департамента научных исследований.

2) Выяснить, какова степень возможного контроля из Крепости за прилегающими районами.

3) Выяснить, какие неизвестные существа населяют крепость. Произвести их экспресс-изучение.

Подпись. Дата. Печать."

Насколько понимаю, Экселенц, группа Комова будет действовать именно под легендой экспедиции Департамента?

-Правильно понимаешь. Они уже снабжены соответствующими документами. Вы с Зефом оставите груз для гарнизона, охраняющего зону, возьмете людей Комова и на тех же автомобилях отправитесь к Крепости. Ну, а я после получения от тебя известий также на вертолете вырвусь на денек прямо в Крепость. Надеюсь, обстоятельства позволят. А оттуда вдвоем вернемся в столицу. Еще вопросы?

-Пока нет.

-Тогда - час на сборы и еще час - на подготовку к вылету. Действуй.


Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона № 30-0529

10 июня 2158 года, 17.00 (время земное)


-Прошу извинить, но продуктов у нас практически нет. - сказал Япети. - Едва обеспечиваем солдат. Поэтому к столу пригласить не могу.

-О, не беспокойтесь, поручик. Тут у нас все в порядке.

Япети только что сдал дежурство и сидел вместе с Кротом под навесом. Он выглядел плохо: землистое лицо, усталый взгляд, замедленная речь, вялые движения. "Лучевое голодание" - определил Крот.

-Искренне рад за вас. - сказал Япети. - Приятно слышать, что хотя бы у кого-то и в чем-то все в порядке. О нас подобного не скажешь. Господин ученый, быть может вы объясните провинциальным солдафонам, что творится в столице? Вы же знаете, о трудностях в правительстве прежде сообщали в прошедшем времени и в невразумительно-бодрой форме... Ну, а теперь никакой информации у нас практически нет, радиостанции дают противоречивые сведения, газеты давным-давно перестали доставлять. Беженцев, которых можно было бы расспросить, тоже нет - какой идиот побежит сюда, на юг?! Правда ли, что страна стоит на грани гражданской войны? И если это так, то по какой причине? Что же произошло?

Крот был озадачен. Перед ним был один из тех рядовых граждан Государства Неизвестных Отцов, которые были подвержены влиянию гипноизлучения, искренне верили руководству и ревностно выполняли долг перед Отчизной. Что отвечать этому измученному и чудом избежавшему эпидемии сумасшествия человеку? Поведать подробную историю создания и уничтожения сети излучающих башен? Сказать, что гражданская война уже вовсю идет? Сплести немыслимую басню?

-Видите ли, - осторожно начал Крот, - мы ведь давно из столицы. Так что мои сведения вряд ли покажутся вам свежими. Могу лишь сообщить, что на момент отъезда положение было сложным. Неизвестные Отцы, как вам, должно быть известно, уже... В общем, правительства не стало... В городе беспорядки... Будем надеяться, что все образуется.

- Значит, и вы не все понимаете... А где уж нам, армейцам! Когда начался весь этот необъяснимый кавардак, наши соседи - гвардейский танковый батальон - тут же снялись и ушли в неизвестном направлении. Приказы от непосредственного командира, генерала Оду, перестали поступать. Фактически нас бросили и забыли. Прекратился подвоз продовольствия. Потом заболели солдаты. Полагаю, что-то прорвалось из Зоны, возможно, имел место мощный выброс радиоактивных веществ и мы были облучены. Во всяком случае, симптомы были очень сходными. Все до одного испытывали сильнейший упадок сил и не могли нести службу. Врач сам едва держался на ногах. Спасло лишь то, что окрестные жители были в таком же состоянии и не пытались проникнуть в зону, как порой это делают. Дальше началась какая-то фантасмагория... Семь случаев безумия в роте. Семь! Мы изолировали больных, но дальше-то что делать? Один старший рядовой сошел с ума прямо на посту, за пулеметом! Пришлось применить снайперскую винтовку. Роту удалось сохранить и предотвратить массовое дезертирство только благодаря вашему руководителю, его превосходительству управляющему Департаментом научных исследований. Он направлял грузовики с мукой, овощами и консервами, снабжал кое-какими лекарствами, горючим, прислал новый электрогенератор и пару мотоциклов. Так что при случае прошу передать господину Страннику заверения в нашей искренней преданности.

-Спасибо, благодарю. Мне хотелось бы, чтобы вы правильно поняли меня, поручик и не обиделись. Не собираюсь лезть не в свои дела, но ваш вид...

-Знаю, отвратительный. - хмыкнул Япети. - За что обижаться, это же комплимент. На самом-то деле я чувствую себя ужаснее, чем выгляжу.

-Видите ли, у нас осталось несколько доз экспериментального лекарства, которые мы опробовали в зоне. Эффект - необычайный. Если не возражаете, мы сделаем инъекции хотя бы господам офицерам. Считайте это еще одним скромным подарком Странника. По возвращении постараемся наладить производство лекарства в массовом масштабе и обязательно в первую очередь направить сюда, в роту.

-Буду обязан, если поможет. Хотя... - поручик пожал плечами. - Ни во что не верится.


Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

шоссе на подъезде к запретной зоне № 30-0529

19-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения


Винты замерли и мягкий, ровный шорох стих. В кабине приятно - совсем по-земному - пахло озоном, металлом и пластиком, теплыми сенсорными кнопками. Даже выходить не хотелось. Максим вздохнул, произвел настройку аппаратуры на возвращение в режиме автопилота и выскочил из кабины. В свете галогенного прожектора вертолета заросли матерого папоротника и корявые стволы деревьев смотрелись мрачно и жутко. Каммерер захлопнул дверцу и отошел на надлежащее расстояние. Вертолет выключил прожектор, ожил, лопасти пришли в движение. Потом машина качнулась и стремительно взмыла вверх. Менее чем через полминуты она исчезла в чугунном непроглядном одеяле ночных облаков над Южным шоссе.

И вовремя: у завернутого рефракцией горизонта заблестели искорки автомобильных фар. Максим уселся на обочине и принялся ждать. Когда рычание двигателей приблизилось, а желтые полосы света заметались на растрескавшемся асфальте, он поднялся и ровным неспешным шагом пошел навстречу, держа руки за головой.

Автоколонна остановилась и от темного силуэта бронетранспортера отделилась фигура с автоматом наперевес:

-Кто такой? Чего надо?

-Передайте профессору Зефу, что его хочет видеть Мак Сим.

-Рук не опускать и не двигаться!

Фигура скользнула к фыркающему грузовику, там завозились, и уже двое двинулись навстречу Каммереру. Знакомый гудящий голос изумленно вострубил:

-Что за фокусы? Мак! Здесь? Но как? Откуда?!

-Привет, Зеф! Долго объяснять, обогнал и все тут. Странник распорядился действовать совместно.

-Это, конечно, замечательно, только как-то неожиданно...

-Странник есть Странник. Пора бы привыкнуть.

-Так что же - ты на все время с нами, Мак?

-Да, сначала к зоне, потом в Крепость.

-Умгу... Ну, давай, садись во второй грузовик. Кстати, до места, кажется, совсем недалеко?

-Рукой подать - миль семь.


Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

гарнизон охраны запретной зоны № 30-0529

9-й час, 7 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения


-Господа, машины разгружены, осмотрены, вымыты, заправлены, словом готовы к дальнейшему движению. - доложил Япети. - Ваши вещи уже уложены.

-Спасибо, поручик. - кивнул Циркуль.

-Это мне с прочими офицерами следует благодарить. - вздохнул Япети. - Вы просто волшебники. Один укол и... Никогда не чувствовал себя так хорошо. Что это за средство?

-Название еще не придумано. Но ведь "сущность - не в звуках имени", так у Верблибена, да? Думаю, на днях лекарство будет пущено в массовое производство.

-Будем с нетерпением ждать! Надеюсь, вы еще заглянете к нам, провинциальным служакам? Не забудете?

-Никоим образом не забудем! - обнадежил Крот.

-Позвольте проводить. - поручик предупредительно распахнул дверь и они вышли на плац. Грузовики-фургоны под серым брезентом и закамуфлированная бронетехника уже стояли в походном строю. Моторы приглушенно фыркали на холостом ходу. У одной из машин Комов о чем-то беседовал с плечистым парнем.

-О, ваш заочный друг, маэстро, - Циркуль ткнул Крота локтем в бок. - Не кто иной, как Максим Каммерер. Любопытно, известно ли Каммереру твое мнение о его робинзонаде?

-Не думаю. - холодно отозвался Крот, - Но если да, что из того?

-А что там за восхитительно рыжая борода? Ка-акой колорит, однако!

-Аллу Зеф, в прошлом - лауреат императорской премии, ныне - сотрудник Департамента научных исследований, крупнейший медик-психиатр. Товарищ легендарного Мака Сима, а ныне наш куратор от аборигенов. Вчера познакомились. Ну что ж, "к машинам", так, по-моему, двести лет назад говаривали командиры Красной Армии.


Рабочая. Нуль-связь.

Центр, комиссия по контактам

Копия - В Комитет по контролю.

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 19 июня 2158


Процедура внедрения прошла успешно. Группа переместилась в Крепость. Туда же (через орбитальную базу "Саракш-1") переброшено необходимое исследовательское оборудование. Местным командованием для оказания помощи экспедиции придан полувзвод внутренних войск.

Группа приступила к выполнению программы исследований. Однако, возможны некоторые непредвиденные осложнения.

В районе Крепости действуют банды бывших каторжников "выродков"-уголовников, терроризирующих местное население. Основной их задачей является возвращение на север, но таковой возможности для них пока нет. Возможно, что некоторые попытаются использовать Крепость в качестве укрытия. Здесь же встречаются многочисленные дезертиры-одиночки а также целые мелкие армейские подразделения, брошенные на произвол судьбы после распада Государства Неизвестных Отцов. Они также стремятся покинуть регион и не имеют для этого возможностей, что может толкнуть их к поиску в Крепости продовольствия и транспортных средств. Кроме того, ключевые точки продолжают удерживаться отрядами Гвардии, провозгласившими "верность долгу" и отчаянно пытающимися навести порядок (в их понимании) в бывшей каторжной зоне. Есть вероятность того, что гвардейцы придут к мысли об использовании реконструированной Крепости как неуязвимой (в их представлении) военной базы. И, наконец, усилилась агрессивность киноидов (условное название - "голованы"), являющихся основным объектом предстоящей научной работы. Очевидно, они воспринимают возрастающую "суету" людей на поверхности как угрозу их логову.

В связи с этим вынужден прибегнуть к режиму повышенных мер безопасности в полном объеме.


Комов.

Конец документа.


Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Крепость

22 июня 2158 года, 14.00 (время земное)


-Циркуль! - окликнул Крот. - Где ты?

Он стоял, светя по сторонам фонариком, на скрещении двух узких коридоров с бетонными стенами и полом. Сырой сквозняк вел себя необъяснимо: на уровне сапог ощутимо тянуло, а под арочным сводом воздух был затхл и невкусен, пахло пылью и плесенью одновременно. Всеслав попытался сглотнуть шершавый клубок, вставший в горле. Не получилось, только закашлялся. Скрежетнула железная дверь.

-Да тут, тут. - сварливо отозвался Циркуль. - План составляю. Фонарь повесить некуда. Вдобавок, еще любимый мягкий карандаш потерялся, царапаю жестким. Что у них за манера была: нигде в невообразимом подземном лабиринте ни единого указателя, никаких надписей. На могучую солдатскую память, что ли, полагались?

-А почему один? - требовательно спросил Крот, протискиваясь в полуоткрытую дверь. - Где солдаты? Комов, кстати, совершенно прав, запрещая бродить поодиночке.

-Да на кой черт такое сопровождение! - возмутился Циркуль. - Мне самому служивых приходится защищать. Едва не падали от лучевого голодания и авитаминоза, пока их не подлечил. По сей день ходят, спотыкаясь. А уж оружие им точно доверять опасно. И друг друга в темноте от испуга перестреляют, и меня сослепу хлопнут, охраннички...

-Все равно. - неумолимо стоял на своем Крот, - В драке, возможно, помощники никакие, но лишних пять-шесть пар глаз и ушей не помешают. Чтобы больше такого не было. И автомат изволь не через плечо таскать, а носить на шее, наперевес. Тем более, что ты по легенде - начальник экспедиции и обязан подавать пример.

-Ладно... А, к слову, позволь как начальнику спросить, где твой эскорт?

Крот осекся.

-Да, - признал он, - оба хороши, массаракш.

Они помолчали, шаря лучами фонарей по сторонам.

-Кажется, здесь был склад заурядных боеприпасов - ящики, упаковочная бумага. Не наступить бы на мину какую-нибудь.

-Угу, хранилище... А помнишь, в первый же день чуть сгоряча не вломились в арсенал бактериологических снарядов?

-Опять собаки. - Циркуль присел у стены и осветил пыль на полу под малым углом. Крот заметил цепочку следов в пыли под стеной.

-Голован, - согласился он.

-Да. - сказал Циркуль, оглядываясь. - И крупнейший экземпляр. Верно, самец какой-нибудь, вожак или еще кто... Надо Ревушке доложить. Тот от восторга совсем спятил, когда свиделся с мохнолапыми. Вот ты на меня набросился сейчас, а он уже второй раз в лагере не ночует, всё с ненаглядными псами-сапиенсами. Один-одинешенек. И Комов, между прочим, не возражает против нарушений режима, а только поглядывает на сие безобразие с неподдельным интересом...

-Нет, - Крот с сомнением покачал головой. - Это все-таки не сапиенсы. Сверхорганизованные - да, обладающие речью - возможно. Но все равно - животные. Собаки, которым не обойтись без хозяина. А Ревушка, думается, сможет отлично сыграть роль хозяина.

-Тссс! - насторожился Циркуль и поднял палец. В подземелье стояла сырая тестообразная тишина.

-Догоняют. - сказал Крот. Он выглянул за дверь и посветил вглубь коридора. Там появились два желтых луча

-Эге-гей! - Голос капрала Череша гулко отдался под высоким сводом. Крот трижды мигнул фонарем. В ответ один из лучей описал круг. За полминуты, потребовавшиеся, чтобы капрал с двумя солдатами и Раулингсон оказались рядом, Циркуль успел перевесить автомат на шею и придать лицу выражение зверской бдительности. Но избежать выволочки от Череша за "отрыв от коллектива" не удалось.

-Жаль, что для вас, господа ученые, не предусмотрены карцер, гауптвахта и наряды на работы... - с мечтательной грустью вздохнул капрал. - А для вас, господин начальник - трибунал. Еще бы телесные наказания ввести хорошо... Продолжим?

-Конечно. Сегодня мы своего плана еще не выполнили, возвращаемся не раньше чем через час.

Слева и впереди что-то едва заметно отсвечивало голубоватым и мерцало.

-Сходим, посмотрим. - решил Раулингсон.

Череш снял автомат с предохранителя, взял его навскидку и осторожно двинулся вперед, светя фонариком, подсунутым под правый погон. Остальные молча шли следом. Навстречу тянуло сквознячком. Несколько минут они молча брели по коридору, затем уткнулись в стену и свернули влево. Новооткрытый проход был гораздо шире и выше - футов пятнадцать до потолка - не меньше. По правой стороне виднелись большие железные двери, запертые на странные искривленные засовы.

-Только что Циркуль жаловался, что никаких надписей нет. Пожалуйста! - пробормотал Крот.

Он поводил лучом по серому с небольшими пятнами ржавчины металлу:

-"Батальон железнодорожников Его Императорского величества войск специального предназначения. Отдельная штурмовая танковая рота Его Императорского величества войск специального предназначения". При чем тут железная дорога и, тем более, танки? Так... Опломбировано. Номера, индексы какие-то... Боюсь, не понять... А вот это уже серьезно: "Внимание: вход исключительно по паролю и предъявлению удостоверения. При попытке неразрешенного доступа охрана без предупреждения открывает огонь по нарушителю!" Настаиваю на попытке неразрешенного доступа.

-Давайте. - важно кивнул Циркуль. - При соблюдении всех предосторожностей.

-Каким образом, вы собираетесь проникнуть туда? - озадаченно спросил Раулингсон, - Быть может, стоит вызвать... как их... газорезчиков? Не сбивать же замки вручную.

-Нет никаких замков. - сообщил Череш, ощупывая массивные металлические пластины. - И газорезчики не нужны. Имеется пластическая взрывчатка.

-Эй, эй! - встревожился Раулингсон. - А не обрушится тут все?

-Если делать по-глупому, тогда непременно обрушится. - успокоил капрал. - Посветите-ка лучше.

Он проворно облепил стальной брус замысловатыми узорами из раскатанной в жгут взрывчатки и укрепил взрыватель.

-Не вздумайте чихать. -ухмыльнулся капрал и у Раулингсона тут же мучительно засвербило в носу. --Шнур горит две минуты. За это время вполне можно без лишней спешки укрыться за поворотом. Внимание, поджигаю!

Зашипел огонек. Все шестеро забежали за угол и прижались к стене. Глухо и коротко бабахнуло. Посыпалось что-то влажное, мелкое.

-Готово! - гордо сказал Череш. - Кушать подано.

-Рррргап-пчхым! - ответил Раулингсон.

Они вернулись к двери, от которой отползали сизые струйки едкого дыма.

-Ну и что? - озадаченно спросил Раулингсон. - Всё как было.

-Берегите ноги. - пренебрежительно ухмыльнулся капрал. - Вот нажму одним пальцем и...

Многокилограммовый засов лязгнул о бетонные плиты пола. Все навалились плечами на клепаную сталь. Холодная створка с трудом поддалась усилиям и стала едва заметно отклоняться.

-Нажми-нажми...- покряхтывал капрал.- И-раз, и-два...

Открылось большое помещение. Настолько большое, что лучи фонарей не справлялись с разгоном темноты. Таких обширных сооружений под землей они еще не видели. Крот почти ничего не различал. Он только чуял, что здесь было много смазанного и крашеного металла, попахивало дегтем, и чуть-чуть отдавало пригорелой изоляцией.

-Рубильник.- заметил Циркуль. - Испытаем судьбу? Закройте глаза.

Он набросил на рукоять выключателя какую-то тряпку и потянул вниз. Как ни странно, сработало. Зажглись яркие лампы под потолком, но старая сеть не выдержала, тут же где-то фыркнули и сгорели предохранители. Лампы погасли, зато включилось тускло-красное аварийное освещение. Циркуль скептически разглядывал ручку рубильника, оставшуюся в его руке.

-Сойдет. - проворчал Крот. Он стоял у входа, водя лучом по полу, штабелям ящиков, укутанных брезентом и обвязанных веревками огромных тюков странных очертаний, по рядам циферблатов на пультах и распределительных щитах.

-Рельсы! - поражался капрал. - Платформы, штабной вагон! Вот это богатство!

Череш покрутил ручку телефона, висящего на стене, и снял наушник: - Не отвечает, конечно, но сигнал есть!

Крот пошел вдоль стены. Солдаты с автоматами наперевес сопровождали его. Крота поразило то, что здесь не было разорения, столь обычного для других сооружений Крепости. Он в общих чертах знал, что во время мировой войны гарнизон этого чудовищного подземного укрепрайона восстал и отказался подчиняться приказам имперского командования. Офицеры были перебиты мятежниками. Однако, то ли по недосмотру, то ли вследствие офицерской диверсии взорвались арсеналы химического и бактериологического оружия. Вымирающие и обезумевшие от ужаса солдаты метались по Крепости, бессмысленно портя механизмы и оснащение, запирались в казармах и лазаретах, надеясь отсидеться. Наружу вышло меньше четверти. За несколько дней группа Комова привыкла к хрусту ржавых гильз под ногами, к грудам разбитых ящиков, к скелетам на истлевшем тряпье поверх казарменных коек, к битому стеклу. Но здесь все выглядело совершенно иначе. В двух шкафчиках у стены выстроились автоматы и десантные винтовки, в промасленной бумаге и в идеальном состоянии. Нетронутые ящики с разнообразными патронами стояли в аккуратных штабелях. В запаянных черных бочках, как поясняли надписи, содержалось горючее, в красных - смесь для огнеметов, в синих - обычная питьевая вода. Консервные банки, разумеется, вздулись, шоколад - сгнил, и, тем не менее, упаковки с продовольствием никто не вскрывал.

Вдоль помещения тянулись рельсы. Они упирались в массивные ворота. Судя по тому, что рельсы под заметным углом поднимались к выходу, путь вел на поверхность.

На рельсах стоял короткий трехсекционный состав. Первое и последнее места занимали массивные платформы-тяжеловозы, на которых и находились опутанные веревками чудовищные тюки. Между ними находился серый броневагон с двумя маленькими пулеметными башенками на крыше.

Циркуль попытался открыть вагонную дверь, но у него ничего не получилось.

-Да помоги же, что копаешься! - сердито сказал он Кроту. Тот внимательно разглядывал сквозь запыленное стекло содержимое запломбированного и опечатанного плоского настенного шкафчика.

-Сейчас. - лаконично ответил Крот. Он ударил прикладом автомата по стеклу, снял с гвоздя ключ и раскрутил на пальце: - Лови. Входи, как культурный человек, а не взломщик.

Череш хмыкнул.

В вагоне, вопреки ожиданиям, не было пыльно, но затхлым воздухом дышалось с некоторым трудом.

- Не меньше, чем передвижной штаб фронта. Дом на колесах. И какой дом!- завистливо бормотал капрал. - Неплохо жили имперские генералы, а?

Он сел на откидную полку у стены, покачался из стороны в сторону, повалился на бок: - Мягко, массаракш! Эх, наплевать на упырей, да остаться ночевать, что ли?

-Ну, Крот, скажи веское слово специалиста. - Циркуль выжидающе взглянул на напарника. Тот пожал плечами:

-Невероятное везение. Очевидно, это и в самом деле передвижной командный пункт очень высокого уровня. Капрал прав: как минимум - фронтового. Смотри, как все оборудовано: пуленепробиваемые стекла, столы, спальные места, аптечка, кухонная секция... О, санузел тоже в наличии. А здесь приборные щитки, электрооборудование, рации, сейфы, вычислители с печатающими устройствами. Вот и маленькая фотолаборатория. Все, по-моему, в полном порядке. Расконсервируй и пользуйся.

Где-то далеко, за поворотами и переходами внезапно заухал и загудел настоящий хор из низких и хриплых подвываний и взревываний. Эхо множило жуткие звуки, мешало сообразить, где находится их источник. Какофония была совершенно чудовищной, но внимательное ухо могло выделить в воплях не только интонацию (вызов, торжество, насмешку), но и определенный смысл.

Капрал облизал пересохшие губы и осторожно отвел предохранитель автомата: -Упыри, храни нас Мировой Свет... Да как много...

Шум стих столь же неожиданно, как разразился. Крот поежился.

-По-моему, этой стае голованов Ревушка о нас еще не рассказывал. - сказал он.

-По-моему, тоже. - пробурчал Циркуль. - Выходим.

Они покинули вагон. Крот старательно запер дверь, положил ключи в свою сумку и прошелся вдоль состава.

-Мы молодцы! Гении!- объявил он. - Теперь давайте посмотрим, что на платформах и по домам.

-Дык, пора бы. - отозвался один из солдат. - Живот подвело.

Капрал пристально глянул в его сторону и конопатый солдатик осекся.

-Рядовой, - бесцветно изрек Череш. - заберитесь на правую платформу, разрежьте веревки, снимите брезент и покажите господину профессору, что там находится.

Солдат, вздохнув, полез по узенькой лесенке наверх.

-Хотя я и без этого знаю. - снисходительно продолжил капрал. Солдат замер в неудобной позе.

-И что там? - жадно осведомился Циркуль.

-Так вот же гусеница проглядывает.

-Танк?

Солдат усердно заработал ножом, веревки падали, толстая зеленоватая ткань, затвердевшая за четверть века, со стуком отваливалась на бетон неуклюжими пластами.

-Не может быть! - забывшись, Крот прошептал это по-русски, однако, никто не обратил на это внимания. Все молча замерли перед бронированным пятибашенным гигантом, возвышавшимся на специально оборудованной платформе.


Отчет по объекту исследования.

Саракш, Крепость.

Дата: 24 июня 2158 г.


Автор: В.Лунин



...удалось установить, тяжелые танки "Государь" создавали в Континентальной империи как боевые машины резерва Верховного Командования. После постройки деревянной модели танка закончили сборку первого прототипа. На ЕИВ комиссию по вооружениям произвело потрясающее впечатление сочетание атомного двигателя и пяти башен.

Изготовление танка поручили паровозостроительному заводу имени Его Императорского Высочества принца Кирну. К началу мировой войны было изготовлено 255 машин.

Технические данные танка таковы. Боевая масса 110 200 имперских фунтов (49,48 т.). Экипаж - 10 человек: три человека в центральной башне, в пушечных боковых башнях - по два, в пулеметных башнях - по одному, а в отделении управления - механик-водитель. Пушка - 29,9 имперских дюймов. Начальная скорость снаряда - 2 542,65 фута в секунду. Две пушки - 1,7 имперских дюймов. Четыре 0.3-дюймовых. пулемета. Один 0,5-дюймовый пулемет. Атомный двигатель "Мощь-2" (5500 л.с.) Скорость по шоссе - 18,64 мили в час., по бездорожью - 6,21 мили в час.

Боекомплект на танке составлял 96 выстрелов для 29,9-дюймовой пушки, 220 выстрелов для 1,7 -дюймовых пушек и 11486 патронов для пулеметов.

Радиостанцию устанавливали в центральной башне, а поручневую антенну укрепляли на башне.

Для управления использовалась гидравлическая система, что делало процесс вождения машины чрезвычайно легким.

Судьбу всех танков установить не удалось, и, видимо, не удастся. Маловероятно, чтобы они погибли в обычных боях. Скорее всего, машины предназначались для выполнения особых операций, в которых и были потеряны, причем эффективность их применения оказалась обескураживающе низкой. Это может быть подтверждено двумя соображениями.

Во-первых, слишком велика стоимость подобных танков для их, так сказать, "обыденного" боевого применения. "Государи" - дорогостоящая штучная продукция. Так, закаленный и особо прочный броневой сплав имеет мало общего с броней обычных машин, серийно выпускавшихся в годы Мировой войны. То же относится и к металлу траков, колес и катков. Уровень обработки и тщательность подгонки узлов атомного двигателя очень высоки. Рация, внутренняя связь, оптика, прицельные механизмы и пр. также оставляют самое благоприятное впечатление.

Во-вторых, сама конструкция танков не позволяет применять их в обычных условиях.

Гусеницы отлично приспособлены для коротких скоростных бросков даже по пересеченной местности, но длительных маршей не вынесут и по ровной степи. Высота танка, кроме увеличения уязвимости на поле боя, создает проблемы при эксплуатации. Например, надгусеничные полки - на высоте роста человека. Взобраться на танк, иначе как по лесенкам у борта, трудно. Можно представить, каково экипажу занимать по тревоге свои места! Внешне "Государь" ошеломляет размерами, но внутренний объем великана невелик. Боевые отделения плохо сообщаются между собой, проникнуть из одного в другое без выхода из танка трудно. Но самой большой проблемой я считаю эвакуацию из подбитой машины. Если выход производится через верхние люки, экипаж главной башни окажется на трехметровой высоте под огнем противника. Люк же механика-водителя не открыть без поворота влево пулеметной башни, заклинивание которой будет стоить ему жизни. Выход из задних башен несколько затруднен нависающей над ними нишей главной башни и поручневой антенной.

Осознавали ли конструкторы недостатки танка, делающие его малопригодным для фронтовых реалий? Уверен, не могли не осознавать. И, при всем том, "Государей" строили, предназначая для нестандартных ситуаций, когда указанные недочеты не будут проявляться. Примером могут служить две машины, которые были подвергнуты тщательной консервации и размещены в бастионе №4 Крепости. Для каких же целей?

Обследование выявило, что на днищах танков под машинным отделением имеются большие круглые герметично задраенные люки. "Государи", обнаруженные в Крепости, установлены на специально изготовленных железнодорожных платформах. В обеих платформах также имеются круглые отверстия как раз под указанными люками. Колесные же пары каждой платформы снабжены устройствами, позволяющими соединить их передачей с двигателем танка. Это объясняет, почему состав, найденный нами, не был снабжен локомотивом. Приводить его в движение были должны "Государи"! Их атомные котлы позволяли развивать большую скорость по железной дороге. Но это еще не все! Вообразим ситуацию, когда враг, стремящийся уничтожить или захватить штаб, повреждает рельсовый путь. В таком случае бронепоезд мог быть трансформирован: танки съезжают с платформ, штабной броневагон перемещают на обычное многоколесное шасси и "Государи", играя роль сверхмощных тягачей, транспортируют его по шоссе или даже по достаточно крепкому проселку. Неприятель высаживает десант? Можно пожертвовать одной из машин, которая вступает в бой, прикрывая отход другого танка, эвакуирующего вагон.

Вот для чего предназначался уникальный имперский супертанк! Это идеальное для своего времени средство охраны и выполнения нестандартных боевых операций. Хочется отметить, что на Земле в 20-м веке также создавали похожие по конструкции танки (британский Independent, советский Т-35), но без атомных котлов и не рассчитанные на подобное применение...

Конец цитаты.


Рабочая. Локальная связь.

"Саракш-2"

Для ретрансляции группе Г.Ю.Комова

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 26 июня 2158 г.


Уважаемый Геннадий!

Буду очень рад возможности побеседовать с Вами лично и поглядеть на Ваших подопечных (знаете, кого имею в виду). Прилечу послезавтра около полуночи (вечно летаю во тьме, скоро совсем стану ведьмой, только вертолет вместо метлы...). Будьте добры, передайте Каммереру, чтобы со всевозможной тщательностью была подготовлена площадка. Режим секретности как всегда - максимальный.


С уважением - Сикорски.


Конец документа.


Комментарий Сяо Жень:

О том, как происходила встреча Рудольфа Сикорски, к которому уже начинало прочно приклеиваться очередное прозвище - "Экселенц", с Г.Комовым мы, разумеется, никогда не узнаем. Но с очень большой долей вероятности можно предположить, что ночной разговор 28 июня был посвящен, прежде всего, общим целям экспедиции, связанным с изучением голованов и с тем, как в этом изучении проявил себя Лев Абалкин. Причем, думается, что о голованах говорил Комов, а об Абалкине - Странник. Ревушка, увлеченный начавшимся контактом с голованами и не вылезавший из подземелья, не только не виделся с Экселенцем, но, похоже, вообще не заметил его визита. Однако визитер и не стремился "засвечиваться" перед "подкидышем".

Луччатти позже предстал пред холодные зеленые очи Сикорски. Всеслав также удостоился блиц-беседы с шефом. В чудом сохранившихся ничтожных остатках архивов моего деда уцелело краткое содержание диалога. Попробую приблизительно реконструировать и развернуть его в своем воображении.

Было бы ошибкой считать, что Р.Сикорски зачислил Всеслава в ряды своей отборной гвардии. Для Странника, отлично информированного обо всем, что происходило в его ведомстве, В.Лунин оставался одним из рядовых сотрудников, хотя и не лишенным способностей. Экселенц-Странник с одобрением отозвался о деятельности В.Лунина в качестве консультанта-аналитика в секции Саракша КОМКОНа-2. Он сразу после опубликования получил статью о перемещения подводных флотов Островной империи и теперь - как обычно сдержанно - выразил свое удовлетворение направлениями работы В.Лунина. Кроме того, легендарному шефу КОМКОНа-2 переправили нуль-связью "Чрезвычайный доклад по проблеме Саракша", который заинтересовал его еще больше. Как отметил в беседе Сикорски, Всеслав предугадал почти все, что должно было произойти в Отчизне. "Кстати, Максиму доклада я не показывал, - пробурчал Сикорски, - и постараюсь сделать все, чтобы он вообще с Вашими выводами не ознакомился. Хотя, полагаю, этого не получится. Раньше ли, позже ли - все станет ему известно... И вообще, поскольку Вы и он совершенно разные люди, противоречия между вами вполне возможны, однако, поскольку и он и Вы делаете одно дело, противоречий быть не должно. Это не пожелание, это приказ". Дед не преминул заметить, что в его отношении к Каммереру отсутствуют какие-либо личные мотивы, с Максимом он мельком виделся лишь здесь, на Саракше. Речь идет не о человеке, а о тенденции, которая в человеке воплотилась необычайно ярко. "Я-то Вас понял, - кивнул Экселенц, - и, кажется, понял правильно. А вот за Мака поручиться не могу. Повторяю: "без антагонизмов" - не пожелание, а приказ. Выполнить его будет тем легче, что Максим вернется в Столицу сегодня же вместе со мной, поскольку все, что нужно, он здесь уже сделал.

Теперь о планах будущей работы... Приручение этих... как их... собак - дело не наше, а КОМКОНа-1. Поэтому группу Геннадия мы делим. Ему для возни с псами остаются десятеро, вы же и Луччатти переходите от Комова в мое прямое и полное подчинение. Несмотря на всю занятость, я пролистал кое-какие ваши, Всеслав, секционные материалы. Так вот: обращает на себя внимание их незавершенность. Анализ есть. Логика присутствует. Убедительно, доказательно, крепко. И?.."

-"Простите, что "и", Экселенц? - осторожно спросил Всеслав.

-"И" означает: где практически применимые выводы? Что дальше? Как, по Вашему мнению, нам работать в Столице? Что сами намереваетесь делать сейчас, кроме рыскания в подземельях?"

И вот здесь В.Лунин выложил свою главную козырную карту. Он деликатно напомнил, что именно Дж. Ли и он впервые заподозрили необычную природу башен гипноизлучения. После чего он, стараясь не замечать нетерпеливого постукивания пальцев Сикорски по столу, перешел к открытию Рикарду Сантушем инопланетной природы некоторых основные узлов генераторов излучения. Эти узлы ("батарейки заводного чертика") никоим образом не могли быть изготовлены на Саракше. Более того, заметил В.Лунин, можно предполагать, что указанные детали произведены цивилизацией Странников. Заветное слово было произнесено, в глазах Экселенца загорелись изумрудные огоньки, он перестал барабанить пальцами. Всеслав продолжал:

-"Причастность Странников к проблеме доказывается документально. Я постарался как можно внимательнее ознакомиться с архивными документами, копии которых Вы, шеф, перебросили на Землю. Удалось обнаружить цветную фотографию, на которой изображен футляр, где хранилась так называемая "лампа демона". Как установлено, именно её конструкторы Отчизны превратили в сердце генератора гипноизлучения. Качество фотографии неважное, однако, абсолютно ясно, что футляр "лампы"- из янтарина. Нужно ли большее доказательство? Никому кроме Странников, этот материал более не присущ.

Но откуда взялся артефакт, вот в чем вопрос!

Я сумел выяснить, что еще до начала мировой войны произошла какая-то непонятная история на Алебастровом хребте. Не то геологи, не то географы Континентальной империи обнаружили, что ученые Архипелага вовсю орудуют на имперской территории. Последовал взрыв патриотического негодования в Его Императорского величества Академии наук: "Долой чужаков! Мы и сами с усами!". Островитян вытурили (причем те все-таки успели что-то стянуть) и начали обследование Ущелья Ужаса. Как видно даже из названия, места пользовались весьма дурной репутацией. Особенный трепет аборигенов вызывали Пещеры Смерти. Именно те места и привлекли академиков. Очень скоро исследования получили статус сверхзасекреченнных и совершенно понятно, что мне не удалось ничего установить относительно совершенных в пещерах открытий. Тем не менее, необъяснимым образом сохранились описи и накладные на отправку грузов железной дорогой. В них значилось только "Ящик № такой-то - вес столько-то пудов, габариты - столько-то футов". Просчитав приблизительную плотность содержимого, можно сделать вывод о наличии в упаковках также янтариновых объектов.

Итак, логическая цепочка установлена: основной узел генератора - янтариновая упаковка - грузы, доставленные из Ущелья Ужаса - загадка Пещер Смерти.

Полагаю, обстановка в бывшем Государстве Неизвестных Отцов в значительной степени вышла из-под контроля. Среди дестабилизирующих факторов первое место делят такие печальные последствия разрушения гипноизлучающей сети, как повальное сумасшествие и лучевое голодание. Возможно, экспедиция в Пещеры Смерти помогла бы разъяснить устройство излучателей, а значит - природу излучения и, как следствие, способствовала бы выходу из жестокого кризиса".

Вне всяких сомнений, Сикорски понравилась идея Лунина. Она как нельзя лучше встраивалась в его убеждения, лишний раз подкрепляя их. Но руководитель КОМКОНа-2 видел два существенных препятствия на пути ее осуществления.

Во-первых, заметил Экселенц, рядом с Алебастровым хребтом нет мест для высадки землян. Эта слабо заселенная зона не изучена и, скорее всего, опасна. Обосноваться там в ближайшие месяцы вообще не представляется возможным. Следовательно, пришлось бы воспользоваться саракшианскими транспортными средствами, каковые также отсутствуют. Во-вторых, как именно и кто именно организует рейд к Ущельям Ужаса? Отправлять туда, к примеру, самого Лунина ("любая инициатива наказывается ее исполнением") Сикорски не собирается из-за недостаточной подготовки Всеслава.

Мой дед возразил, что, само собой, не полагает собственную подготовку достаточной для длительной работы на Саракше резидентом и в условиях постоянного контроля. Но опыт работы в Крепости показал, что для броска к Алебастровому хребту В.Лунин и М.Луччатти вполне пригодны. Если им будет придана команда из 15-20 солдат местного гарнизона, этого окажется вполне достаточно.

А транспорт... Скромно улыбаясь, Лунин разложил на столе самодельный план местности. Применение картографических гипотанктеров, расположенных на орбитальной станции "Саракш-1", продолжал Всеслав, позволило установить, что к Ущельям Ужаса ведет заброшенная и давно не использовавшаяся железная дорога. Предположительно, ее построили накануне мировой войны для вывоза обнаруженных в пещерах крупногабаритных объектов. Так вот, из Крепости также выходит забытая всеми железнодорожная ветка, обнаруженная буквально на днях. Она явно ведет на юг, а значит, не может не соединяться с вышеупомянутым путем.

-"Ну и что? - возразил Экселенц. - Обрывки этих путей изолированы от основной железнодорожной сети страны. Каким образом вы перетащите на рельсы паровоз и вагоны, ну, скажем, из Столицы?"

Улыбка Всеслава стала совершенно стеснительной, он заложил руки за спину и чуть ли не ковырял носком сапога земляной пол палатки.

-"Ладно, ладно, не набивайте цену, Крот, - фыркнул Экселенц, - Я уже понял, что у Вас есть что-то особенное. Не томите!"

И Лунин протянул ему планшет со снимками поезда специального назначения.


Ход 6 | Чёрная пешка | Ход 8