home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Всю обратную дорогу домой Наташа, забравшись с ногами на заднее сиденье автомобиля, просидела с закрытыми глазами и не произнесла ни слова. Егор то и дело отрывал взгляд от дороги и наблюдал в зеркальце за ней. Однако заговорить с Наташей, к своему удивлению, так и не посмел.

Она не стала дожидаться, пока Егор поставит машину в гараж, и быстро прошла в дом. Открыла окно и услышала, как звякнул подойник. Значит, Егор прошел к корове, которая приветствовала его глухим мычанием. Соседка по его просьбе загнала Зорьку в сарай, но доить придется Егору. Значит, у нее есть немного времени, чтобы смыть с себя следы поганых лап Пеликана.

Ровно через полчаса она вышла на кухню. Егор уже ждал ее. Наташа молча села напротив, положила сжатые в кулаки руки на стол, подняла словно потускневшие глаза на Егора и тихо спросила:

– Что тебя интересует? Спрашивай.

– Если сумеешь, нарисуй план дома.

Наташа склонилась над листком бумаги и на удивление быстро и точно изобразила все, что от нее требовалось.

– Вот здесь крестиками я пометила кабинет Пеликана, его спальню и комнату охраны, а вот тут, сразу за кухней, вход в подвал, из которого идет подземный ход.

Она с явной неохотой, но подробно описала последний этап их прогулки.

– Так он тебе даже пароль дал? – усмехнулся Егор. – Конспиратор хренов!

– Да, «Ласточка»! – Наташа посмотрела на Егора. – Кажется, все. Можно мне теперь уйти к себе?

– Наташа, – Егор поднялся следом за ней, – подожди секунду. – Он обнял ее за плечи и поцеловал в крепко сжатые губы. Последовавшая за этим реакция была для него неожиданной. Наташа яростно оттолкнула его и залилась слезами.

– Не смей прикасаться ко мне! Я – грязная, мерзкая, вся излапана этим негодяем!

Егор потрясенно смотрел на нее:

– И ты позволила этому подонку?..

– Да, позволила, потому что пообещала тебе и твоим приятелям разведать все, что нужно! Позволила хватать себя, облизывать и прижимать к стене, чтобы только узнать, где находится этот чертов подземный ход! Только тебе наплевать на это! Ты прекрасно провел время в компании с этой драной кошкой, с этой ржавой селедкой... – Наташа отвернулась от него и вытерла слезы кулаком.

– О чем ты, Наташка? – Егор обнял ее за плечи, попробовал улыбнуться, но улыбка получилась жалкой и виноватой. – Успокойся, дурочка! Марина – сотрудница краевой прокуратуры, в городе ее не знают, Пеликану ее представили как племянницу Василия Михайловича. Мы ее использовали как отвлекающий фактор, чтобы дать этому мерзавцу возможность вновь воспылать надеждами.

– Отвлекающий фактор? – Наташа сбросила его руки со своих плеч и гневно посмотрела ему в глаза. – И в кусты ее ты для этого водил? Отвлекал или развлекал?

Егор с удивлением смотрел на разъяренную женщину. И куда только подевалась ее усталость? Глаза Наташи сверкали и метали молнии, волосы, еще влажные после душа, были взъерошены, щеки раскраснелись... И вдруг точно туман рассеялся, и все стало на свои места! Она же ревнует его, отчаянно и безрассудно ревнует и готова разорвать на части. Так же, как за несколько мгновений до этого он хотел разорвать Пеликана, посмевшего полезть к ней с гнусными предложениями.

Он рассмеялся, схватил ее за талию, закружил по кухне, стараясь поцеловать в губы. Но Наташа сердито вертела головой, отворачивалась и все пыталась оторвать его ладони от своих бедер. Наконец Егор не выдержал, подхватил ее на руки и понес в гостиную. И она вмиг притихла и даже положила голову ему на плечо, привычно и уютно, словно делала это уже множество раз.

Но, к ее тайному огорчению, Егор не донес ее до спальни, а присел на диван в гостиной, но с колен не спустил. Наташа открыла глаза и вдруг увидела исказившееся от боли лицо, обильно выступивший пот на лбу, помутневший взгляд.

– Игорь, что с тобой? – Наташа соскочила с его коленей, обняла за плечи. Кожа Егора покрылась испариной и была липкой и холодной.

– Голова... раскалывается... – с трудом прошептал он и, сжав пальцами виски, повалился на спинку дивана. Наташа прижала пальцы к шейной артерии. Кровь шла к сердцу неритмичными толчками, руки похолодели, и ей показалось, что Егор вот-вот потеряет сознание.

Она бросилась на кухню, схватила аптечку и с досадой отбросила коробку от себя. Ничего серьезного, самые примитивные лекарства! Но тут она вспомнила про бренди, рванула крышку холодильника и трясущимися руками налила полстакана. Вернувшись в гостиную, она увидела, что Егор лежит, но находится в сознании.

Наташа приподняла его голову и поднесла стакан к сведенному болью рту. С трудом разжав губы, он хлебнул ароматной светло-коричневой жидкости.

Наташа отыскала на его руке пульс и облегченно вздохнула. Кажется, ее усилия не пропали даром. Сердце билось уже ровнее, с любимого лица постепенно сползала синеватая бледность. Она даже не заметила, что стоит на коленях возле дивана и, обхватив голову Егора руками, прижалась щекой к его щеке.

– Наташка, какие у тебя ласковые руки! – прошептал он едва слышно, закрыл глаза, и по его спокойному дыханию она поняла, что Егор погружается в сон. Наташа с трудом подвинула его большое тело к спинке дивана и прилегла рядом. Ничто на свете – ни угроза позора или даже смерти – не заставило бы ее сейчас покинуть единственно дорогого и любимого ею мужчину...

Но утром Наташа проснулась в своей постели. Она никак не могла сообразить, как же она не услышала, не почувствовала, что Егор переносит ее с дивана. Он и халат умудрился снять с нее так, что она ничего не заметила. Наташа покраснела, представив, что он успел разглядеть при этом. Две кружевные полоски служили весьма условным прикрытием и были надеты под короткий халатик лишь для очистки совести.

На кухне ее ожидала записка: «Буду после обеда. Из дома никуда не уходи». И все. Ни обращения, ни подписи. Наташа скомкала бумагу и бросила в мусорное ведро. Похоже, пора возвращаться к своим баранам. Наташа с тоской взглянула на календарь. Итак, до отъезда осталось полторы недели, и ловить здесь больше нечего. Ведь она, по сути дела, легла в его постель – и что же? Словно в насмешку, он раздел ее – дескать, смотри, насколько я к тебе равнодушен!

Но не могла же она ошибиться вчера во время танца и еще раньше, в шашлычной, когда явственно ощутила его возбуждение. Да и все его поведение означало, что он хочет ее, и вдруг такой финал!


* * * | Колечко с бирюзой | * * *