home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

Льялис по прозвищу Древесный мелким бесом вился вокруг гостей Леса, время от времени выдавая пояснительные комментарии. Все присутствующие на ответственном мероприятии эльфы старательно не обращали на него внимание. Этот квартерон был личностью известной, охотно поддающейся на провокации, а также все, что он считал таковыми. И потому игнорирование его считалось единственно верным решением.

Лис заявился в гостиный дом рано утром, успев за ночь побывать в столице, присоединиться к официальной встречающей делегации, надоесть ее главе, довести до нервного тика полагающуюся высокопоставленному эльфу охрану, перебудить песнями ребят, ночевавших в маленьких комнатах на втором этаже, и, получив очередное порицание, замереть у стены прямо под окном ведьмочки.

Сумрачная вследствие некоторого недосыпа, Лина имела прекрасную возможность наблюдать весь спектакль. Она застыла, зарывшись пальцами в длинный ворс ковра, и задумчиво прикусила губу, выглядывая в узкий проем. Любопытно…

Пятеро Светлых, наряженные в длинные темно-синие мантии, неслышно ступили на траву из каменных кругов телепортов, излучающих мягкий синеватый свет. Один из золотоволосых эльфов что-то сказал выстроившимся дугой стражам посольства. Секретарь поклонился и поспешил за лордом Найрином.

В это время две полные пятерки воинов, будто бы соткавшихся из густых теней, изображали из себя грозную военную силу, пытаясь оказать на людей психологическое давление. Но дипломатический корпус не зря ест свой хлеб. В ответ на эманации высокомерного превосходства была продемонстрирована выучка и сдержанность некой закрытой Школы. Тишину нарушали только пение какой-то ранней пташки да нежный шелест колеблемой слабым ароматным ветерком листвы.

Но тут из-за угла вывернул лорд Найрин. Своим гордым неприступным видом он напомнил девушке несгибаемого моряка, которого девушке довелось видеть в Тирите. На груди у него поблескивал серебряный медальон. Посол невозмутимо проделал все полагающиеся случаю действия. Два шага вперед, короткий элегантный поклон…

– Веэлиаль И'Раиль, какая честь для меня!

И теперь уже Светлому эльфу полагается продолжить ритуал встречи. Он склонился в ответном поклоне. Лина вздохнула и ехидно улыбнулась. Склонился – это громко сказано. Скорее еле заметно кивнул. Ну почему они такие высокомерные и пренебрежительные? Это может и боком выйти! Впрочем, справедливости ради надо заметить, все Старшие поведением похожи друг на друга.

– Лорд Найрин. Рад, что вы добрались в добром здравии. Ваши бумаги?

Вздернутая бровь эльфа должна была изображать недоверие к кипе свитков, поданных ему молчаливым тощим помощником посла. Но человек изобразил снисходительное спокойствие. Мол, раз вы мне не доверяете, проверяйте… дело ваше!

Все эти придворные танцы, вызывающие у Лины ностальгические воспоминания о дворцовых приемах, не вязались со сложившимся у нее за последнее время мнением как о после, так и об эльфах. Впрочем, лорд Найрин был матерый дипломат (и не только дипломат!), и многогранность его образа не явилась чем-то странным. А мнение об эльфах вообще складывалось только из общения с несовершеннолетними особями. Взрослого Светлого эльфа девушка еще не видела ни разу. Точнее, не общалась… вблизи. Так что при составлении мнения могла и ошибиться. А это, в свою очередь, требует корректировки.

Хорошая причина завести пару полезных знакомств.

Ведьмочка задумчиво улыбнулась, провожая взглядом исчезающих в телепорте людей. Из задумчивости ее вывел голос Лиса:

– Ну так что же, миледи, проводить вас до выделенного места жительства?

– Несомненно, если вы окажете мне эту услугу, то будете обласканы моей благодарностью, – машинально ответила студентка.


Лина отметила, что молчаливые маги провели их через другой телепорт, и потому не особенно удивилась, обозревая окрестности. Это был явно не столичный град. Залитая солнечным светом поляна была пуста настолько, что создавалось ощущение, будто они остались одни во всем мире. Нереальное, немного жутковатое чувство. Лина передернулась. Не хотелось бы ей провести остаток дней в такой маленькой, пусть и приятной, компании. Девушка оглянулась. Юные Охотники воинственно вертели головами, разыскивая неприятеля, некроманты зевали, маги ежились.

Судя по всему, несмотря на отсутствие сопровождающих, преподаватели были в курсе пункта назначения, а потому она послушно последовала за ними куда-то между стволов толстенных деревьев. Впрочем, почему без проводника? А этот квартерон на что?

Девушка дернула Лиса за куртку:

– А где все?

– Готовятся!

– К чему?

– Ну ты даешь! Сегодня ночью праздник Лета начнется, а это очень важно. Можно сказать, от того, как пройдут эти дни и кому присудят победу в соревновании, зависят статус и влияние, которые можно приобрести в следующем году! В летнем соревновании определяется самый сильный, ловкий, опытный… – Квартерон закатил глаза.

– И это, конечно же, ты!

– А почему нет, среди эйрили най[15] тоже проводятся соревнования!

– Полагаю, мы сможем поучаствовать…

– Вполне. Короче, все готовятся, причем втайне.

– Карьеристы!

– Ро-одственники, – ласково протянул Лис.

Лина закатила глаза.

Незаметная тропа вывела людей из леса на очередную поляну. Даже не поляну, а скорее менее густые заросли. То тут, то там разбросанные деревья с золотистой и серебристой листвой выстраивались в неровную спираль вокруг огромного Древа, ветви которого были сплетены в гигантский шар.

Девушка задрала голову и присвистнула.

– Это Древо Знаний, – пояснил Лис. – А это – общие листани. Общежитие.

– Прелестно, – промурлыкала Милава.

Дома эльфов походили на толстенькие плетеные бочонки, нанизанные на стволы деревьев. Иногда, на особенно высоких золотистых ясенях и тополях, таких штучек нанизывалось по две, а то и по три. Они соединялись между собой легкими винтовыми лесенками.

– Скромненько, – заметила Лина. – Похоже на пряничные домики.

– Это ты еще не видела град!

– Я думаю, ещ-ще посмотрим.

Шеран Дисар, один из магов, обернулся и шикнул на девушку:

– Умолкни, болтунья!

Лина окинула магистра невозмутимым взглядом.

Другой маг, Риан, кажется, подошел поближе и, приняв самый почтительный вид, пропел мелодичную фразу. Атмосфера мгновенно изменилась. Равнодушное величие как рукой сняло. Магия, потоки которой были здесь такие плотные, что ощущались даже через блокировку как мелодичное, немного раздражающее пение, взволновалась. Появилось неприятное ощущение чужого взгляда. Он прошелся по ребятам, заставив их невольно принять самые агрессивные позы. Лина, почувствовав, как по спине забегали мерзкие холодные мурашки, а волосы на голове слегка зашевелились, насторожилась. Ощущения были слишком уж похожи на одурение, накатывающее при близком общении с Повелителем, правда, с прямо противоположным знаком.

А это значит… что здесь есть некто, от которого лучше держаться подальше.

У ствола Древа из воздуха соткалась фигура эльфа в белоснежном наряде. Он оглядел людей небесно-голубыми глазами и гулко произнес:

– Приветствую вас в лучшем магическом учебном заведении этого мира. Вижу, ты справился с поручением, – не меняя ровного тона, обратился он к Лису. Тот очень вежливо кивнул. – Мы снимаем с тебя одно порицание. Можешь быть свободен.

Квартерон тотчас испарился.

– А вы будьте гостями наших листани, выбирайте свободные и готовьтесь к началу празднества. Можете идти. Нимиэй,[16] останьтесь. Мне есть, что вам сказать.

Последняя фраза вызвала среди медленно пятящихся ребят некоторое недоумение. Кто должен остаться? Маги переглянулись, и тот, что пел, выдвинулся вперед. Обернувшись, махнул рукой:

– Устраивайтесь, я попозже…

– Как ты думаешь, кто это был? – Милава, неторопливо шагая мимо невысоких листани, лучилась довольством.

– Не знаю и не горю желанием узнавать, – задумчиво протянула Лина, похлопывая по теплому золотистому стволу. Под ее ладонью он сменил цвет на темно-коричневый. – И этот занят! Дальше пошли.

Некромантка глубоко вдохнула и потянулась, братья неохотно двинулись следом за ней.

Они уже довольно далеко углубились в этот странный лес и потеряли из виду прочих ребят. И так и не встретили ни одного хоть самого завалящего эльфа, который мог бы подсказать, где находятся свободные домики.

– А я бы не отказалась познакомиться с ним немного поближе…

– С кем? – неожиданно выскочил из-за очередного дерева Лис и получил по лбу от раздраженной ведьмочки.

– С тем полупрозрачным… кто это был?

– О! То ректор Древа Знаний… член Великого совета и вообще очень древний и могущественный представитель Старшей ветви.

Милава хмыкнула:

– Жаль, не по моему росту сарафан! А ты, Лин, не хочешь?

– Чего?

– Не чего, а кого… с ректором здешним поближе познакомиться?

– Нет, у меня есть свой, – пробормотала девушка, которой начал надоедать несколько навязчивый аромат, сопровождающий ее с момента вступления на землю Светлого леса. Сначала она думала, что этот запах – какой-то побочный продукт местной магии. Потом – что дополнительный эффект от связи Д'Хани или блокированной ауры, а сейчас убедилась, что это просто-напросто аромат вечноцветущих яблонь. Ибо студенты неожиданно наткнулись на небольшую полянку, на которой росли невысокие деревца, сплошь усыпанные белыми и розовыми цветами, а также вполне съедобными на вид плодами.

– Яблочки! – воскликнул Тилан. Да, это был деликатес. Настоящие эльфийские алые яблочки.

– Обдерем? – прищурился Рилан.

– Согласна, – кивнула Милава.

И троица направилась к саду. Лина спросила стоящего рядом квартерона:

– И что, они действительно цветут круглый год?

Лис кивнул.

– Издевательство какое. Над носами… и деревьями.

– Не знаю насчет носов, все находят этот запах чрезвычайно приятным. Сейчас, кстати, самый модный аромат – серебряное яблочко… А вот деревья жалко. Они дольше тридцати лет не живут, гибнут.

– И неудивительно! Если б я так цвела и пахла круглый год, тоже бы скончалась от стыда раньше положенного.

Ребята тем временем безжалостно обдирали крайнее дерево. Собрали они совсем немного, всего по десятку яблок на брата и Лине парочку. Одно торжественно вручили проводнику и дружно вгрызлись в сочную, ароматную мякоть, оказавшуюся неожиданно кислой.

– Не хочу вас расстраивать, господа, – задумчиво протянул Лис, когда они, отплевавшись, пошли дальше, – но, кажется, вы обобрали какой-то экспериментальный сад.

– Очень может быть, – мрачно выковыривая плотную кожуру из зубов, пробурчал Тилан.

– Да ладно, хоть какое-то разнообразие, – фыркнула Лина.

Почему-то кислые лица некромантов подняли ей настроение, как и возможность отравиться, высказанная княжной.

– Можно подождать первых симптомов и поднять панику, – заметила девушка, прислоняясь к очередному дереву.

– А, от тебя дождешься! – Рилан махнул рукой, подозрительно прислушиваясь к своим ощущениям.

– Я имела в виду вас, вообще-то!

– Ну-ка, не спорьте! – командирским тоном рявкнула Милава. – Посмотрите, кажется, этот домик свободен!

Лина обернулась, полюбовалась приятным серебристо-зеленым оттенком гладкой коры, и с шипением принялась отцеплять от ствола пряди волос, выбившиеся из косы и зацепившиеся за мелкие чешуинки, его покрывающие.

Тилан пару раз обошел вокруг дерева, посмотрел вверх. Днище бочонка было покрыто плотной корой, и никаких признаков входа не наблюдалось.

– И как туда попасть?

Лис, хмыкнув, поправил темную куртку и демонстративно отвернулся, напевая незатейливую песенку. Шшшурх! И ему в спину полетели четыре яблока. Он метнулся в сторону, плавно перетек в атакующую позицию. Лина, демонстративно разминая пальцы, двинулась вперед, некроманты, побросав вещи, хищно подались следом.

– А-а-а, Старших обижаю-ут! – провыл негромко квартерон, танцевальным па уходя от следующей партии фруктов, и забежал за дерево.

Некоторое время ребята бегали за дроу вокруг листани, художественно имитируя вопли пиратов. Довольно тихо, впрочем. Но не из уважения к занятым подготовкой к празднику эльфам, а из опасения, что кто-то из них может помешать развлекаться. Они не отдавали себе отчета в том, что выглядят несколько ирреально в благостном окружении Леса. И любой случайный зритель сначала бы подумал, что слегка чокнулся. К счастью для душевного здоровья эльфов, никто из них не подглядывал за гостями. Больно много чести! И никто не видел, как корчащие злобные рожи, перешептывающиеся с надрывным хрипом и бегающие чуть ли не на цыпочках студенты загоняют местного жителя.

Разделившись на пары, они зажали квартерона в клещи и взяли в плен, потрясая воображаемыми кинжалами. Лис прижался к стволу, нервно дрожа, стукнул по коре кулаком и взлетел вверх по возникшей лесенке. Выглянув из темного проема, крикнул:

– Поднимайтесь, гостями будете.

Весело переглядываясь, некроманты полезли наверх. Линара на миг задержалась, положив руки на теплые плети. Прикрыв глаза, глубоко вдохнула. Азарт и веселье схлынули, оставляя после себя пустоту. Вокруг нее будто сгустились тяжелые, приторные ароматы Светлого леса, навалилась странная усталость, затмевая разум… Боги претемные, что же она творит? Глупости сплошные… как все надоело… а иногда будто несет что-то, и остановиться невозможно. А надо, надо прерваться, подумать…

И как тоскливо знать, что все решено и предопределено. И знать, кем именно… и есть только один выход…

Тут она насторожилась. Что за… Эре! Это не ее мысли! Да, бывает порой плохо, страшно, противно, обидно… но не так мерзко и тоскливо. Она прислушалась к тихо звенящей на грани сознания связи. И здесь все нормально, если можно так выразиться… отголоски снов, полных гнева, крови и порой беспричинной ярости после этой безбрежной тоски показались почти родными.

Так что все это навеянные мысли. Девушка нахмурилась. Только кем? Для чего? Кому она нужна? И мысли эти какие-то… искусственные. Будто бы не человек, а земля говорит. Ведь ей было с чем сравнить. Чувства компаньона, какими бы ни были – злыми, раздраженными, снисходительными… и воспоминания, и сны – они были живыми, легкими. А эти тяжелые, как камни, которыми заваливают безымянные могилы. Похоже на правду…

Линара посмотрела себе под ноги. Криво улыбнулась и покачала головой. Может, не земля, а Лес? Враждебный Лес? Или просто очень усталый… настолько усталый, что это можно ощутить даже сквозь блокировку, привычно сдавливающую ауру в тисках. Ведь это разливающееся в воздухе тошнотворное настроение тоже песня для флера, а тот слышит все, несмотря ни на что. Только иногда удается приглушить особенно противные мелодии и ощущения тела.

– Ли-ин! Ты идешь?! – в отверстии появилась голова Милы. – Скорее, тут такое!

Искреннее восхищение в голосе княжны заставило Лину встряхнуться. Девушка резко вскинула голову. «Жизнь продолжается… и с этим странным давлением мы еще разберемся. Жизнь продолжается! А я все равно буду делать глупости, пока мне позволено», – решила она.

И пугающая пустота исчезла из ее ушей, а потом и из карих глаз, а улыбка стала приятнее. Ведьмочка подобрала подол мантии, подтянула ремень сумки и неторопливо полезла наверх.

– Уже!


Оказавшись внутри, Лина восхищенно присвистнула. Это снаружи странные дома эльфов выглядели как бочонки семи – десяти шагов в диаметре, без окон и дверей. А на самом деле… это было просторное помещение, перегороженное тонкими плетеными ширмами, освещенное трепетными золотистыми огнями, напоминающими светляков, дышащее теплом и уютом. Узкая винтовая лестничка вела на второй уровень.

Боги претемные! Девушка с восторгом повалилась на теплый пол, прикрыла глаза. Да за такое великолепие можно многое простить! Хотя это не заслуга одних только Светлых. Безупречная игра с пространством на таком уровне не является их сильной стороной, да ничьей вообще! Это чудо… И куда подевалась тоска зеленая? Испарилась в теплых потоках дружелюбия. Правда, над дизайном следовало бы еще поработать…

– И ты молчал! Гад! – Девушка кинула в Лиса, спускающегося сверху, последнее яблоко.

– Хотел сюрприз сделать, – усмехнулся тот.

– У тебя получилось. Как вам, ребят, остаемся?

Некроманты, блаженно улыбаясь и не поднимаясь со странного, похожего на кровать возвышения, куда попадали, едва разобрались в хитросплетениях стен, согласно что-то промычали.

Лис озадаченно поднял брови:

– Это вообще-то одиночная листани.

– Да-а? Не жирно ли для студентов? – поинтересовалась Лина, разглядывая поросший орхидеями потолок.

– В самый раз для нас, избалованных детей Света. – Квартерон принял горделивую позу.

– Это ты-то – дитя Света?! – Лина погрозила ему пальцем. – Избаловались… понятно, почему нас уплотняли! Тесно вам! И какого же размера получается средняя семейная усадьба, а? И как их делают?

– Не знаю, их просто выращивают Мастера Природы. Я думаю, они договариваются с Лесом. А размером… я вам покажу, когда к дядюшке сходим. У него как раз средняя!

– Как с Лесом можно договориться? Он же неразумен! – удивился Тилан.

– Ты не поверишь, – хмыкнула Лина, – договориться можно даже с демоном! Дело только в цене. Ну да ладно, у меня возник другой вопрос. Где остальные?

– Я предполагаю, что ждут вас под кроной Древа Знаний, – до невозможности сладким голосом пропел Льялис, – и давно. Ибо я довел ваших соратников до ближайших свободных листани и…

– Что-о? – Ведьмочка взметнулась вверх, сверкнув глазами. – И не помог нам выбраться из этого дурного места?

– Ну да я в общем-то и не обязан, – квартерон пожал пленами, – к тому же мне хотелось посмотреть, сколько вы еще кругами ходить будете.

– Кругами, значит, – пробормотала Лина с отвращением, – кругами… мы не ходили, нас водили. И я подозреваю, что знаю, кто именно. – И, повысив голос, приказала: – Давай веди нас обратно, дроу недоделанный, но этот домик мы застолбили!

– Хорошо…

Спустившись, девушка вновь ощутила, как на плечи ложится полог обреченной усталости, и погрозила кулаком в пространство. Вот, значит, ты как… Лес! Это совершенно точно Лес. Ну мы тебя повеселим… а то твои развлечения какие-то на редкость примитивные. Студентов запутывать… нехорошо! Ой, нехорошо… Хмуро покосившись на некромантов, обнимающихся по совету Льялиса с деревом, бросила:

– Достаточно пары касаний, чтоб листани вас признало. Правильных касаний, само собой.

И прислонила ладони к стволу на уровне лица, подумав четко и громко: «Мой дом!» Отвратительное настроение навалилось с новой силой, забивая все прочие ощущения, но кора налилась густо-коричневым цветом. Затем по ней пробежала волна, будто пытаясь отменить решение дерева. Та-ак… миром, значит, не хочешь! Ну что же, тогда – война! И это куда лучше, чем бесполезные сожаления о невозможном.


Тоска… тоска… тоска… смерть…

Он распахнул глаза и резко выдохнул сквозь стиснутые зубы. Что за… шеррн лиссэ! Поморщился, выплескивая из сознания капель чужих чувств. Действительно, чужих… Вот ведь пакость просочилась! И откуда!

Поднялся, откидывая с лица волосы, недовольно покосился на небольшую кушетку, которой была оказана великая честь послужить местом отдыха для усталого Властелина. Коснулся холодного мрамора стены, возвращая телу ощущения реальности. Отправил часть сознания в путешествие по тонкому кружеву, оплетающему канал связи. Глубоко вдохнул… и губы искривила тонкая злая усмешка.

Ну что же, Светлый лес, И'реалль шеат Иссаниэрль. отчего же тебе так плохо? Так плохо, что моя недоученная Хани[17] это учуяла.

Заскучал в одиночестве? Только это не повод пытаться всех остальных загнать в то болото, из которого не можешь выбраться. Одиночество, скука… это знакомо. И понятно, но вовсе не служит оправданием. Вот только ты сам выбрал судьбу простого прислужника для жалких бледнокожих созданий, ошметков прежнего величия. И что с того, что у тебя не было выбора?

Твое могущество статично… и мастерство теряется. Тонкие воздействия, от которых можно сойти с ума, где они? Примитивное давление на сознание и «путаницы», доступные даже самой последней тролльей ведьме. Ты боялся стать бесполезным… боялся забвения, и в результате превратился в бессловесное нечто, взнузданное и покорное… Лучше смерть, чем такое существование… И лучше смерть того, кто осмелился взнуздать!

Тоска, смерть, одиночество… как это знакомо. Вот только сочувствия во мне нет, хмыкнул он. Ни капли! Не заслужил…

Ну и что с тобой делать?

Скорее всего, ничего и не придется. Да и как будто других дел нет, кроме как одергивать всяческие зарвавшиеся сущности. Не стоит сомнительное удовольствие играть с могучим, но предсказуемо однобоким противником таких затрат силы и времени… Встряска же этому болоту гарантирована в любом случае. И в самом скором времени, судя по неким неявным намекам. Вот только можно предупредить Хани, чтоб не вздумала раскрываться. Оглохнет и ослепнет…

Да, и пусть пошалит немного, совсем чуть-чуть. Станцует для этого Леса и его обитателей. У нее получится… Заодно и научится чему-нибудь… полезному.

Он улыбнулся, набрасывая покрывала теней и паутину забвения на границы собственного разума. Тонкой тканью поплотнее укутал воспоминания. Пусть ведьма отдохнет как следует, послушает для разнообразия, другую Силу. Посмотрим, сколько выдержит…


Экскурсионная программа была небогатой. А что делать?! У руководства Древа Знаний нашелся только один свободный подчиненный, и это явно был не тот чересчур юный эльф неопределенного пола, за которым шли гости. Скорее всего, рассуждала Лина, тот, кому было поручено провести экскурсию, не пожелал оторваться от своих дел и вызвал первого попавшегося ученика.

Внутрь Древа они прошли по узкой винтовой лесенке, странным образом помещавшейся внутри ствола и появлявшейся только после очень вежливого обращения к дереву. Пробежались по пустым, изгибающимся коридорам мимо дверей, украшенных говорящими картинками.

Лина достала блокнот для записей. Так-так, хоть что-то полезное и конкретное, позволяющее отвлечься от этой злосчастной тоски и раздраженных взглядов, которыми ее одаривали господа маги. Наверное, не надо было слишком уж невинное лицо делать, объясняя причину задержки.

В пику темной ветви Древа Светлые предпочли развивать способности не к Тьме и Хаосу, а к Жизни и Гармонии. Хорошо хоть, на Порядок не позарились. Все-таки это прерогатива сотворивших мир богов.

На первом этаже ничего интересного не происходило. Заросшие лианами коридоры были пустынны, и только вьющиеся по стенам растения так и норовили цапнуть зазевавшихся людей. Охотники было захотели размяться, но эльфенок принялся так трогательно извиняться… Пожалели!

Дверь, из-под которой сочилась темная маслянистая субстанция, была означена как «Сияние Тьмы». Тут заинтересовались некроманты, но сопровождающий и туда никого не пустил, заявив, что там идет очень важный эксперимент. И пока шипение, доносившееся оттуда, не переросло в рев, увлек гостей дальше.

Нет, нет… там ни в коем случае не призывали нежить, заверил заинтересованную Милаву Светлый. Они только изучали способы ее уничтожения! Княжна разочарованно вздохнула. Ей хотелось узнать, какую нежить могут создать эльфы. Профессиональный интерес…

Лина заметила тихо, что раз умеют изгонять, то и по логике знают, как сделать, и не только в теории, так что пособия, скорее всего, имеются в местной библиотеке.

Второй этаж одновременно горел и тонул. Мелкий дождик не мог потушить бегающие по стенам огоньки.

– Что, тоже эксперимент? – поинтересовался маг у экскурсовода. Тот слегка покраснел, но сказал, что это всего лишь иллюзия.

Из дальнего конца коридора потянуло странным сладким дымом. Какой-то земляничный эликсир варится… Гадость какая!

На третьем – Иллюзии и Гармонии, сплетясь в сложных музыкальных мелодиях, не давали прохода сложными чарами-обманками. Длинные живые ленты путались в ногах и волосах. Лине с большим трудом удалось вырвать косу из объятий золотого серпантина. Только пара ругательств и смогла ослабить эту полуразумную удавку.

– Да им никакой боевой магии и не надо! Красотой удушат! – негодующе фыркала девушка, пытаясь привести в порядок волосы.

Выше ребят, хвала Тьме, не повели, и так будет чем заняться после праздников!


«В официальных хрониках и летописях говорится, что именно представители Светлой Старшей ветви Древа Разума создали Светлый лес, придав земле, на которой поселились, особые свойства. Из наиболее наглядных примеров этих особенностей можно вспомнить чрезвычайно плавную смену времен года с минимальным разбросом температур, а также небывалую урожайность фруктовых деревьев, растущих в условиях, совершенно не соответствующих родному местообитанию.

Вот только не очень верится, что эльфам могут подчиниться настолько сложные процессы.

И не надо рассказывать о том, что Светлые эльфы изначально являются частью природы и потому лучшее ее понимают. И, видите ли, они способны уговорить мир на большее, чем простые садоводы и огородники. Попросите эльфа, чтоб он продемонстрировал свои выдающиеся способности где-нибудь подальше от Светлого леса. Гарантирую, что ничего сверхнеобычного вы не увидите. Скорее всего, хроники безбожно лгут.

В самом Лесу – что угодно, хоть груши на вишне! А вне своего места обитания они выигрывают только за счет большего, чем у людей, резерва ауры и неизвестных заклинаний.

И дома… Они говорят, что просто уговаривают дерево вырасти (тавтология, однако) изнутри больше, чем снаружи. Это, простите, полная ерунда… Нет, уговаривать можно, но по определению такого ошеломительного результата вы не добьетесь без применения мощных искажающих чар. Максимум один к двум по объему пространства! А искажений не применялось, что мгновенно определяется безо всякой магии. Достаточно косвенных признаков наблюдали… и изучали, можно сказать, на собственной шкуре. А так как чар не имеется… Есть одно интересное предположение. Эльфы уговаривают нечто, которое уже и делает их дома-деревья такими необычными.

Ну и еще одно допущение. Это нечто, скорее всего, не является созданием Светлых, и все особые свойства этого Леса проистекают из того, что он сам целиком и есть сущность. Причем Разумная Сущность! В пользу этого предположения говорит постоянно ощущаемое ментальное очень широкого спектра!»

(Из личных записок магистра Риана Келера)


ГЛАВА 4 | Танцуют все! | ГЛАВА 6