home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

Сьена задумчиво перебирала гладкие цветные камешки. Рубины, изумруды, сапфиры, тигровый глаз, аметисты, желтые алмазы… все цвета редко виденной ею радуги рассыпались по столу. Гладкие, отполированные кабошоны будут вставлены в тонкую серебряную сеть, составив цельный тяжелый узорный наряд, специально для помолвки.

Но красоты, доставленные из штолен и ювелирных мастерских, мало занимали Наследницу. Она строила мелкие козни. С высоты повелительских полутора тысяч лет это выглядело, может быть, слегка глупо, но доставляло юной эльфийке истинное наслаждение. Да, пришлось отказаться от грандиознейших планов по изничтожению некой безмерно раздражающей принцессу персоны. Почти так же сильно действующей на нервы, как та прошлогодняя недоучка.

Серьезно подумав, как это ни смешно звучит в отношении не достигшей второго совершеннолетия дроу, принцесса решила, что еще недостаточно сильна, чтоб попадать в перекрестье планов Повелителя. А потому пришлось удовольствоваться испорченными платьями, нарушенными чарами обличья, потерянными вещами и украшениями… ну, и прочими мелочными гадостями, от которых жизнь становится на редкость неприятной штукой.

Мелко, конечно, но что поделаешь! Сьена лелеяла скромную надежду, что однажды… однажды она станет Повелительницей и тогда отомстит всем. И за все! Предаваясь сладким мечтам, она категорически не осознавала, что для исполнения сего неоформленного плана надо кое-кого прикончить. Точнее, что-то такое мелькало на краю сознания, но блеск драгоценностей и шелест тканей заглушали голос разума вполне успешно.

Впрочем, делать жизнь неприятной можно не только для Лианис дель Ка'Шесс. От причуд ласковой и нежной Наследницы стонали мастера ювелиры и младшие придворные смотрители. Тьеор тихо и незаметно исчез из дворца, аргументируя это необходимостью исследовать какие-то непонятные явления, происходящие со все учащающейся периодичностью на Северном форпосте. Предатель!

Ну да ладно, он тоже свое получит. Темная потянулась, смахнула со стола остатки образцов и танцующим шагом двинулась к выходу. Сегодня она решила посетить архивы, поискать дальних родственников…


Едва Лина ступила под сень вековых деревьев, у нее во рту образовалась оскомина. Будто ягод переела… С чего бы? Листва возвышающихся над головами растений была пронизана светом. Они идеально ровными рядами стояли вдоль тропы. Кажется, даже расстояния между ними были выверены линейкой. Тополя и кипарисы шли только первым, защитным рядом. А растущие в глубине ясени, дубы и клены вперемешку с полосатыми березами создавали картину идеального, гармоничного и прекрасного леса. Слишком сладкую, чтобы быть правдой! Девушка недовольно поморщилась. Похоже, у нее аллергия на эльфийскую родину.

А еще – тишина. Из условной чащи не доносилось ни звука, ни шороха. Даже птицы не пели! Воздух казался плотным, как вата. Как-то это было неестественно и действовало на нервы самым угнетающим образом. Узкая тропа мягко пружинила под ногами, нежная травка цепко хватала подошвы, не желая отпускать, зовя прилечь и отдохнуть.

Подозрительная какая-то трава! Больно хищные замашки… Интересно, сколько нарушителей пропало без вести, решив переночевать в лесу?

Ребята неторопливо шагали по дорожке, тихо переговариваясь и оглядываясь. Посол ушел далеко вперед, его охранники, бряцая запечатанным оружием, образовали сложный походный ордер, безжалостно топоча нежное покрытие. Сзади путешественников догоняли верховые эльфы. У них лошадей почему-то не отобрали. Вероятно, эти элегантные звери – нечто особенное. Помимо красоты и стати они, наверное, отличаются тем, что не производят навоза. Насколько Лина поняла, именно этот факт и служил причиной запрета на верховые путешествия по Светлому лесу. Действительно, отходы жизнедеятельности выглядят на безупречном травяном покрытии особенно эстетично. Интересно, чем они почву удобряют? Не-эт, это неинтересно…

Но все же Светлые ехали верхом! А это обидно! Значит, надо ссадить… хотя бы одного! Теперь, обозначив задачу, нужно найти не менее двух причин, чтоб это можно было проделать с чистой совестью. Та-ак… То, что просто хочется, – не считается… Ага! Можно потренироваться в рунописи! А также… также проверить степень готовности эльфов к неприятным неожиданностям. И стереть с лиц уверенные, даже чересчур, усмешки.

Три? Три! Хотя и с натяжкой…

Лина украдкой огляделась. Завороженные красотами студенты не обращали на нее внимания. Господа маги о чем-то спорили громким шепотом. На миг остановившись и присев на корточки, она пальцем торопливо вывела на тропе ряд сложных узорных рун.

(Разум – подчинение – животное) – тропа – препятствие – (страх – боль – испуг – остановка) – падение – исчезновение.[14]

В целом можно перевести как: всадник едет по тропе, животное пугается и сбрасывает его.

Не учтены уровень воздействия на животное, скорость передвижения всадника. В связке «страх – боль – испуг – остановка» следовало указать, кто должен испугаться, лошадь или эльф. Руна исчезновение могла сработать так, что исчезло бы все вокруг. Нет ограничения по причинно-следственной связи «препятствие – (животный ужас)». Одно не является следствием другого (символом возникновения такой связи между событиями является руна ИШ – не содержащая функционального значения).

В общем, опасное это дело, с миром в древние руны играть.


Тонкий, еле заметный слой пыли взметнулся вверх до уровня колена и улегся на траву, оставив почти невидимый дрожащий след в воздухе.

– Не задерживайтесь, – обернувшись, один из магов махнул рукой.

– Да, да, извините, заколку потеряла. – Динара поднялась, отряхивая подол мантии. В четыре широких шага догнала некромантов и попала под обстрел внимательных взглядов.

– Лин, у тебя же нет заколок?! – прошипела Милава, подхватывая девушку под руку.

– Нет, – согласилась та, улыбаясь.

– Что ты делала?

– Да ничего я не делала, – отмахнулась та, – но…

– Что? – Тилан склонил голову.

– Я бы на вашем месте обернулась…

Все трое немедленно завертели головами.

– Вы не останавливайтесь, не останавливайтесь! – прибавив шагу, пробурчала Лина.

Наконец мерный глухой перестук копыт стал громче, и из-за поворота показались всадники. Эльфы ехали парами, но один из них все же чуть обгонял другого. Он-то и пострадал. Его белогривое чудо резко остановилось. Дернувшись в сторону и едва не сбив едущего рядом всадника, лошадь испуганно заржала и встала на дыбы.

Не ожидавший такой (да вообще никакой – почти дом родной же) подлости по причине увлекательного эмоционального разговора Светлый не удержался и, выпустив из рук повод, вылетел из седла прямо под копыта идущей следом красавицы. Нервно дернувшись, та загарцевала на месте.

Глумливый хохот трех некромантов заставил остановиться прочих студентов. Все принялись с огромным интересом наблюдать, как торопливо спешившиеся эльфы помогали своему сородичу. Тот нервно отмахивался от пытающихся его поднять друзей и что-то неразборчиво, но эмоционально высказывал, обращаясь к своей лошади. Та только недоуменно стригла ушами, не понимая, чего так испугалась мгновение назад. Наконец поднявшись с земли, Эйраллин Аэрлиниэль принялся очищать наряд, время от времени хватаясь за спину и голову. Раздраженно отпихнув ластившееся к нему животное, в очередной раз помянул прародителей всех верховых тварей. Лина отметила, что эльф был не особенно оригинален и повторяться начал уже со второго предложения.

А кобылка только и хотела, чтоб ее пожалели, но раз так… В невинных глазах животного мелькнула злость, и она от всей души дернула хозяина за длинную косу, едва не вырвав волосы с корнями. Оскалилась в ответ на возобновившийся поток ругательств и, припадая на одну ногу, обошла столпившихся на тропе и безуспешно пытающихся сохранить достоинство Светлых.

– Ого, – восхищенно протянула Лина, – хочу эту красавицу!

Лис, наблюдавший эту картину с высоты седла, весело помахал девушке рукой. Та в ответ изобразила руками, что кого-то душит. Затем тихо свистнула, выразительно запустив руку в болтающуюся на плече сумку.

– А что у меня есть! – четко проговорила она. – Иди сюда, длинногривая!

Кобылка покосилась на девушку карим глазом и осторожно, боком приблизилась. Все присутствующие затаили дыхание. Лина вытащила из сумки руку и протянула лошади кусок лепешки. Та, отчетливо пренебрежительно фыркнув в сторону хозяина, вытянула шею и осторожно взяла угощение с ладони.

– Ты уж прости, – еле слышно прошептала девушка, сосредоточенно излучая в пространство доброжелательность, – это я тебя так напугала. Уж больно хозяин у тебя… хороший. Будем дружить?

В глазах лошади, приблизившейся почти вплотную, нарисовался плотоядный расчетливый интерес.

– Ах, вот как!? Милава, у тебя есть что-нибудь? – не оборачиваясь и осторожно поглаживая шею животного, спросила девушка.

– Это подойдет? – Некромантка сунула в протянутую руку леденец на палочке.

– Откуда такое чудо??

– Да вот, завалялось, – в голосе княжны отчетливо послышалось смущение.

– Сладкоежка, – это Тилан голос подал.

– А сам-то?

– Тише… – Рилан дернул брата за рукав.

– Ну вот! – Лина с умилением наблюдала, как эльфийская кобылка с хрустом поедает предложенное угощение. – Так-то! А говорят – не поддаются приручению, не поддаются приручению! Главное – момент выбрать! – закончила она, поучающе подняв палец.

– Прекрасно! – Голос одного из магов, раздавшийся почти над самым ухом, едва не заставил ребят подпрыгнуть. – Я отмечу это замечательное происшествие как причину, по которой студентка Эйден задерживает всю группу! Поторопитесь!

Дальнейшее путешествие проходило так. Маги шли пешком, студенты неторопливо передвигались следом, а эльфы… они тоже двигали ногами самостоятельно. Кроме Лиса, который не пожелал покидать уютное седло из солидарности со Светлыми родичами.

Лошадка так и не подпустила своего хозяина, мотая головой и отходя на шаг всякий раз, когда тот намеревался занять свое законное место. Попытка придержать ее за поводья не дала результата, только пара представителей Старшей ветви обзавелись покусанными пальцами. Поэтому пришлось Светлому поработать ножками. А все остальные просто составили ему компанию, дабы эльф не чувствовал себя незаслуженно униженным. Правда, тот все равно выглядел уныло, а процессия своей молчаливой солидной неторопливостью сильно напоминала похоронную. Только непонятно, кого хоронили. Зато ведомые на поводу лошади переглядывались с явным удовольствием. Им не перепало угощения, зато хватило развлечений.

Какие-то они слишком умные для простых верховых животных, подумала Лина, оглядываясь и подсовывая хвостатой попрошайке, как на веревочке следующей за ней, очередную сладость. А сия замечательная дружба, скорее всего, будет длиться до последней крошки, решила ведьмочка. По крайней мере она поступила бы именно так. И принялась демонстративно не обращать внимание на Эйраллина, бросающего на нее негодующие взгляды. Ее спина оказалась не менее богата на выражения, чем лицо Светлого. Одни только пренебрежительно сдвинутые лопатки чего стоили.

К счастью для эльфов, дорога скоро вышла на неширокую просеку, за которой начинался собственно Светлый лес. Разделительная полоса кончилась. А на большой поляне, окруженной высокими золотистыми кленами, располагалась… наверное, таможня? Опять! Лина раздраженно закатила глаза.

Слишком уж тут красиво! Деревья и траву заливали багрянцем лучи заходящего солнца. Зелень была неимоверно сочных оттенков и настолько густой, что казалось, будто между тонких изящных стволов затаилась Тьма. Жаль, но на самом деле это было не так… В воздухе разлились сладостные ароматы, заставившие лично Лину поморщиться, сглотнуть и коротко, но вдохновенно помечтать о лимонах. Вроде полегчало.

Небольшое изящное двухэтажное здание из переплетенных ветвей вполне живого кустарника уже оприходовали стражники посла, по-хозяйски расположившись на крыльце и меряясь взглядами с парой вооруженных эльфов, невозмутимо стоящих у входа. Высокие Светлые вовсе не выглядели наивными хлюпиками, как возвращающиеся домой эльфы, а их кольчуги и мечи заслуживали отдельного описания. Песня, а не вооружение, работа явно кого-то из местных мастеров. Тонкое, почти воздушное, но смертоносное. По заведенной традиции мечи пограничников являлись аналогом орочьих Кровопийц, только заклинались другой стихией. Где-то в тени скрывались остальные эльфы-стражи. Лина кожей чувствовала внимательные взгляды, буквально раздевающие ее. И не только ее. Ну что же… начинаем отсчет обид!

За зданием ведьмочка разглядела сине-зеленые круги стационарных телепортов. Логично предположить, что завтра им позволят воспользоваться этим продуктом цивилизации. А то пешком до Древа топать долго-о! Хоть и не так, как от столицы до самого Леса.

Неожиданно шедший впереди маг остановился, сосредоточенно ощупал воздух перед собой, весело усмехнулся и неторопливо прошел сквозь невидимую преграду. На миг воздух вокруг него засиял и сгустился, но все же пропустил. Остальные, перешучиваясь, последовали за ним.

За преподавателями пошли студенты, все как один, плотно зажмурившись. Лина задержалась, с интересом наблюдая за процессом. Охотники и пси прошли без проблем, а вот молодые маги… Черту-то они пересекли, но едва только ребята шагнули на мягкую травку, как в сумке одного из них что-то забренчало. Затем раздалось шипение и мягкий хлопок.

Вериан нервно отбросил исходящий темным дымом мешок. По поляне пополз запах паленого конского волоса.

– У, Бездна! Там же вещи!

Некроманты, пересекшие линию без проблем, сочувственно похлопали его по плечу.

– Надо было все эликсиры в декларацию заносить, а не пытаться протащить контрабанду, – заметил Тилан.

– Да я забыл, – огорченно поник Вериан.

А Тиррмейн горделиво выпрямился. В его сумке ничего не взорвалось, и он решил, что у него получилось обмануть многовариантные, полифункциональные таможенные чары эльфов. Лина, заметив, как на дне сумки расплывается темное пятно, решила промолчать. Пусть помечтает! Примерно до тех пор, пока несколько эльфов, возникших, кажется, прямо из воздуха, не подойдут к нарушителям, желая получить с них какую-то компенсацию. Господа маги, весело переглянувшись за спинами проигнорировавших их эльфов, дружно пожали плечами и двинулись к строению. Двое же невезучих студентов, узрев перед собой серьезные лики стражей границы, резко побледнели и скукожились.

Девушка подошла к самой преграде, наличие которой выдавало еле заметное ритмичное колебание воздуха, ощущаемое всем телом. Не будь у нее флера, позволяющего слушать мир, ничего бы она не поняла. Интересно… Не обращая внимания на недовольное сопение лошади, не получившей очередной сладости, осторожно сунула через полог палец и мгновенно отдернула, почувствовав легкое жжение. Даже не снимая блокировки, ведьмочка поняла, что простыми, да и сложными иллюзиями такое не обманешь!

К счастью, ничем подобным ей и не нужно было заниматься! Так что, зажмурившись, она задержала на всякий случай дыхание и резко прыгнула вперед. Тихо тренькнул недовольный риолон. Лина подождала пару мгновений и поздравила себя с тем, что так дотошно подошла к проблеме пограничного контроля. Подпрыгивая от неожиданно возникшего избытка хорошего настроения, полюбовалась на скисших стихийников, окруженных почетным эскортом, и бросила мимоходом:

– Да не переживайте, денежкой откупитесь!

Обернувшись, махнула на прощание обиженно всхрапнувшей кобылке, проследила за тем, как лошадей увела по просеке еще одна пара соткавшихся из воздуха Светлых. Позеры… Впрочем, до них Лине уже не было дела. Даже до Лиса, у которого возникли похожие на пережитые недоученными магами трудности при переходе границы.

Девушку как магнитом тянуло в этот дом. Одна мысль прочно завладела ей. Наверное, там, в гостевом доме, есть ванна?!


Та-ак… Рас-слабилась! Зря! Сейчас будем разбирать ошибки! И кто вообще давал тебе, недоучка, разрешение на использование рун? Нуда ладно, самостоятельные действия, не повлекшие за собой катастрофических последствий, не заслуживают особенно сильного наказания. А вот просчеты при выполнении рунной записи…

Самый главный и опасный… Не заданный при написании уровень воздействия! Где был твой разум, когда ты чертила руны? Ах да, мы же до сих пор векторы воздействия наугад просчитываем, куда нам еще уровни изучать!

Как это делается? Не очень сложно. Вполне доступно для людского понимания, надо только заставить чуть-чуть поработать разум. Минимальное градуированное воздействие силой на конкретную руну заставляет ее резонировать точнее и ограничивает расстояние и мощность, которые закладываются в приказ. А иначе…

Мир – очень капризное существо и выполняет расплывчатые требования согласно собственному, и только собственному желанию! Твое счастье, ведьма, что Лес достаточно сильно гасит резонансы! Иначе могли бы погибнуть все находящиеся на тропе.

Да, и ты тоже…

Неразумное существо! Если не сказать иначе…

И раз кое-кого тянет на практику… рассмотрим несколько видов воздействия. И разложим по векторам и уровням. Немедленно, сейчас!


Лина, шумно отплевываясь и чихая, вынырнула из воды. Почему-то такие нотации застают ее в самый неподходящий момент! Вот и сейчас… Только она блаженно погрузилась в воду и прикрыла глаза, как ментальный шлепок отправил ее на дно и едва не заставил захлебнуться. Краткий недовольный монолог в очередной раз перепахал сознание, заставив поморщиться. Правда, и польза от него была. Капелька информации никогда лишней не бывает… Но вот очередное наказание… Тьма и ее порождения! Как же этого много!! Голова просто трещит!

В общем, теплая вода уже не казалась такой мягкой, горьковатый аромат экзотических трав – бодрящим и приятным. Небольшая комната с покрытыми веселенькой зеленой травкой стенами и низким ложем вдруг напомнила камеру для умалишенных. А лирическое настроение, навеянное окружающей ее ненавязчивой роскошью и видом из окна на два десятка телепортов, сменилось раздражением. И желанием кого-нибудь покусать.

Умеет же этот дроу настроение испортить!

Девушка сморщилась и принялась отжимать волосы, осьминожьими щупальцами расползшиеся по огромному корыту, в которое могла бы вместиться еще парочка таких щуплых ведьм. Его по категорическому требованию ведьмочки затаскивали на второй этаж братья-некроманты. Следует отметить, что и Милава приняла активное участие в понукании ребят, желая заполучить сей предмет обихода в свое распоряжение. Чуть позже. С водой и ее подогревом проблем не возникло, благо среди студентов был недоучившийся стихийник. Бедный, лишившийся стараниями эльфов почти всех накоплений маг покорно наполнил водой высокий чан и пошел вниз, заливать горе яблочным соком.

Девушка поднялась, встряхиваясь по-собачьи и разбрызгивая по небольшому помещению капли воды. В этот миг плотный полог, заменявший дверь, резко откинулся, и мелкий дождь оросил светло-зеленые одежды возникшего на пороге эльфа.

– Личный досмотр… – только и успел сказать он.

Лина резко развернулась и, вспыхнув злобной радостью, вскричала:

– Во-он! Немедленно! – Подхватив с пола намокшее полотенце, хлестнула им воздух. – Во-он!

Эльф мгновенно исчез, но по длинному коридору в обе стороны разносилось негодующее:

– И это легендарное светлоэльфийское гостеприимство?! И благородство?! Это наглость, помноженная на ложную гордость! И полное отсутствие понятий о подобающем поведении и приличиях! Почему благородная леди не может совершить омовение после долгой дороги, не опасаясь притом, что к ней в комнаты проберутся невоспитанные особи иной расы?! Это просто наглость, так вламываться к незамужней, несовершеннолетней особе с предложениями, совершенно неподобающими!

Крик постепенно превратился в злобное шипение:

– Я вам устрою сладкую жизнь, я буду ж-жаловаться на ваш-ше поведение Повелителю Светлого лес-са, его величеству королю Ронии, Тайному совету, герцогу Эйдену… – И Лина добавила совсем уж шепотом: – И Повелителю Тирита, лиссэ нис эре!

Если бы кто-то рискнул в этот момент заглянуть в комнату, то он бы увидел, с каким вдохновенным видом Динара обвиняет эльфов во всех смертных грехах. При этом она еще и загибала пальцы, перечисляя все кары, которые грозила обрушить на головы невоспитанных Светлых.

Успокоившись, она оделась и спустилась вниз, в большой светлый холл. Попав под перекрестье множества взглядов, манерно улыбнулась и спросила присутствующих:

– Так что же, личный досмотр будет проходить здесь или в каком-то более уединенном месте? А то я так стесняюсь, так стесняюсь…

– Да уж мы слышали, как ты стесняешься, – заметил Рилан, разлегшийся на одной из низеньких скамеечек, стоящих вдоль стен.

– И половина Светлого леса слышала, – согласился с братом Тилан.

– А вообще-то, – Милава встала, потягиваясь, – нас уже досмотрели!

Все присутствующие мужчины, включая даже милорда посла, который вроде бы дремал в самом дальнем углу, невольно задержали взгляд на ее шикарной фигуре.

– Жаль пропустила, наверное, было весело.

– Не особенно! Скорее скучно.

Лина подергала завивающуюся от влаги прядь.

– Ну что же… Мила, пойдешь? – и махнула наверх.

Некромантка предвкушающе улыбнулась и взлетела по плетеным ступенькам.

– А ты? – ведьмочка развернулась к Охотнице.

– Да ну! – Та лениво махнула рукой, поудобнее устраиваясь на коленях напарника, – два пальца не грязь, а три – сама отвалится.

– Как хочешь. – Равнодушно пожав плечами, Лина пошла устраиваться на ночлег.


ГЛАВА 3 | Танцуют все! | ГЛАВА 5