home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Объявление

В целях расширения программы по обмену опытом и сотрудничеству между различными магическими школами, а также налаживания добрососедских отношений, объявляется, что в Светлый лес в составе планируемой в начале лета дипломатической миссии отправятся десять лучших студентов четвертого курса, которые должны будут поддержать честь Ронийской Школы на соревнованиях по магическому искусству, проводимых в рамках празднования Летнего Цветения.

Всем желающим просьба предоставить заявки в деканат не менее чем за двадцать дней до 25 сайтарра, дабы комиссия могла выбрать достойнейших. К заявке должны быть приложены полностью заполненные зачетные листы, рассматриваться будут только имеющие максимальные баллы. Кроме того, за декаду до отъезда у всех студентов должны быть утверждены и заверены тема дипломной работы и место прохождения практики.

Отъезд назначается на 26 сайтарра.


Толпа студентов перед вывешенным у столовой объявлением постепенно рассасывалась. Старшекурсники разочарованно переговаривались и перешучивались. Слишком уж сложными выглядели условия поездки. И если досрочно сдать сессию было хоть как-то возможно, то выбить из преподавателей тему диплома почти на месяц раньше положенного было практически невыполнимо. Конечно, наверняка найдутся ненормальные энтузиасты, но рвать жилы ради сомнительной чести быть опозоренным хозяевами на эльфийском празднестве не желал никто. Преподавателям было сложнее, для них это событие являлось суровой обязаловкой. Поедут, скорее всего, те, кто помоложе, старшее поколение ронять накопленный годами авторитет не хотело.

Кстати, об энтузиастах. Из столовой вышла невысокая девушка совершенно неприметной наружности, не считая интересной бледности. Постояв у объявления, она тяжко вздохнула. Может, стоит опробовать? У Светлых ведь еще не была… Но не слишком ли это опасно?

Вот именно… Лина вздохнула еще раз и пошла дальше. Опасно не опасно… казалось бы, какая разница? А вот есть она… разница эта, Тьма ее побери! Потому что начавшаяся весна проходит у нее под девизом: «Тишина, спокойствие, благопристойность, незаметность!»

Следуя этой установке, она поборола лень и вернулась к не привлекающего излишнего внимания цвету волос. Также перестала без особой надобности покидать территорию Школы, внимательно приглядывалась к каждому встреченному на пути незнакомцу, перманентно подозревая всех окружающих в нехороших намерениях, и вообще проделывала кучу разнообразных глупостей. И никакой заемной магической Силы!

Самое интересное, загнала она себя в такие рамки совершенно добровольно, хотя мысленно и именовала подобное поведение параноидальной озабоченностью. Впрочем, Черный Дракон был иного мнения, с его точки зрения это выглядело всего лишь как разумная предосторожность. Мм, и насчет добровольности… это правда, как ни странно. После королевской свадьбы Лина ждала чего угодно, но не было ни приказов, ни резкого одергивания, ни даже постановки перед фактом смены направления движения. Фигурально выражаясь… вожжи он не натягивал. Просто четко и спокойно разложил по полочкам все варианты возможного будущего.

Так что девушка, подумав, отменила часть развлечений как привлекающих чрезмерное внимание посторонних, активно провоцирующих окружающих на распространение сплетен и способствующих развитию не самых приятных вариантов будущего.

Спустя почти месяц такое положение дел начало раздражать, хотя иногда удавалось развлечься за счет не совсем понимающих, что происходит, студентов. А в целом… не так уж она верила в то, что этот злопамятный Магистр только тем и занят, что ищет возможность заполучить в свои когтистые лапки ту, которая прервала его ритуал. Будто у него других дел нет?! Хотя вычислить ее было совсем несложно. Достаточно как следует допросить прихваченного с собой лорда Аранди, сопоставить пару фактов и внешность свалившейся с потолка персоны. Интересно, сей невезучий заговорщик еще жив? И узнал ли свою невесту? Хотя внешность – не главное. А вот характерный отпечаток силы… точнее, совершенно не характерный для человека, даже мага! Это уже сложнее. Конечно, опознать, кто творил чары, в связи с искажениями невозможно. Попробуй опознай Повелителя по пропущенному через чужую ауру потоку магии, особенно если до того не встречал подобного ни разу! Но сам след искажений необычен до обидного! И если где-то произойдет такой же всплеск, магистр Ордена, сам довольно сильный маг (а как же иначе он смог бы активировать портал?), да еще наверняка настроенный самым кровожадным образом, немедленно среагирует. Пошлет, например, пару подручных демонов через Бездну, которая не связана пространственными ограничениями. А оно надо, посреди улицы отбиваться от жутеньких острозубых тварей? Не проблема, конечно, но сколько свидетелей… и вопросов. Проще потерпеть.

Обидно, что самого старшего компаньона сия незадача не коснулась. Это демоново искажение характерно только для магии, прошедшей через Линарину ауру, а сама по себе сила не несет каких-то особых отметок, кроме принадлежности к Старшей ветви. Ну это уж сам Повелитель постарался, настроил для собственной конспирации еще лет пятьсот назад.

А вот то, что согласно новой директиве Лина стала реже посещать всяческие развлекательные мероприятия типа балов, только радовало. А то ведь избавившись от одной мелкой проблемы, она обрела кучу других. Внезапно девушка оказалась совершенно свободна для ангажемента. И на всех чинных и спокойных мероприятиях ее принялись осаждать перспективные молодые люди, чьи родители мгновенно просчитали ситуацию. Причем сейчас пробовали силы те, кто при другой ситуации не имели ни единого шанса приблизиться к Эйденам на расстояние предложения руки и сердца. Виконты, мелкая и новая знать… Ну да, по их мнению, ей все же предстояло замужество. Не с тем, так с этим… а пока Высокие лорды брезгуют несколько пошатнувшейся репутацией герцогского рода, они могли попытать счастья. Это утомляло и злило. Как и то, что отец на этой стадии демонстративно самоустранился. То есть и не думал наводить порядок в ее окружении, а только поглядывал издали оценивающе. Ну если бы к нему напрямую обратились претенденты, то… он бы сказал им что-нибудь этакое, а так… всем своим надменным видом он будто говорил Лине: «Сама разбирайся!»

А это так утомительно…


И вот теперь это объявление. Так опасно или неопасно? Может, посоветоваться со специалистом? Нет уж, не стоит! Надо хоть раз решить все самой и просто поставить компаньона в известность. Потому что хочется! Вот только как обосновать необходимость подобной авантюры? Ну то, что Светлый лес находится по пути в Тирит, не совсем правда, но крюк выходит не очень большой и в основном по горам. Можно будет собрать материал для диплома, да. Только тему выбить надо. Еще… еще стоит познакомиться с родственниками. А что? Лина хихикнула. Вполне ничего себе причина. В Светлом лесу много родичей у Повелителя. А значит, и у нее в перспективе ожидается пополнение в семейном древе. Мм, и, может, стоит заметить, что путешествие в компании преподавателей безопаснее, чем одиночное? Ведь ехать все равно придется, а где агентам Ордена Бездны удобнее всего перехватить жертву? В пути, на пустой дороге. Р-раз и прости-прощай, светлый мир. Нет, нужно сопровождение, и посолиднее. Дипломатическая миссия как раз подойдет!

Все равно как-то мало аргументов набирается, но… уж сколько есть.

И если все получится так, как задумано, то просто прекрасно. Полмесяца в Светлом лесу, летняя практика в горах и помолвка ее высочества, пропустить которую было бы подлинным горем. Кстати, в качестве свиты можно взять Милаву и ребят, показать им достопримечательности. Может, и в Светлый лес их зазвать?

Ведь сдать на «отлично» сессию совсем несложно.


А Черный Дракон возражать не стал. Зачем? Он только мягко подтолкнул пушистый комок спутанных мыслей, нагрянувший с сумбурными просьбами, в обратную сторону и поднял несколько кружевных Щитов-вуалей, чтобы приглушить восприятие. Все идет так, как и предполагалось, Отдает ли ведьмочка себе отчет в том, что столь горячее желание посетить Светлый лес, скажем, принадлежит не совсем ей? Или даже совсем не ей, и даже не им обоим, а тому, что теперь представляется флером? Похоже, нет… рассказать? Не стоит, а то еще глупостей наделает.

Пусть едет, набирается опыта, а если и встретятся по дороге неприятности, так на то есть прекрасный набор алхимических эликсиров и мелкий недоученный вредитель, который сможет принять на себя первый удар. Он выделил эту мысль.

Вот только зря Д'Хани надеется на безопасность и спокойствие в Светлом лесу… Древо Вероятностей, как ни поверни, говорит, что она в самый центр разворачивающейся воронки отправляется, даже не подозревая об этом… на практику. Какое емкое слово… Может, и не в самый центр, но с ее способностью находить неприятности поучаствовать в ловле и травле ей придется, придется… Вот кто будет охотником, а кто жертвой? Какая разница? Но это будет чуть позже. А пока… Что знает эта обманщица?


Дроу улыбнулся сидящей рядом собеседнице, пытающейся поддержать разговор, та осеклась при виде хищной ухмылки, мгновенно обретшей особый сладострастный оттенок. Посмотрим?! Коснулся обманчиво хрупкой руки, провел пальцами по идеальному изгибу шеи…

Перед мысленным взором возникла живая картинка.


Мелкая ведьмочка хмыкнула и пожала плечами, отвлекая Темного от аккуратного потрошения чужого сознания очередным длинным-предлинным списком претензий… И, обратив внимание на успешно протекающую сцену соблазнения, демонстративно скромно отворачивается, изображая ханжеское негодование. Не сдержавшись, девушка хрустально рассмеялась и отправилась искать «недоученного вредителя», дабы изложить ему отданные Темным эльфом приказания.


Сьерриан довольно прищурился. Кажется, она научилась вычленять нужное.

И он продолжил разборку Щитов крашеной красавицы.


Лина сидела на крыше конюшни, болтая ногами, и грызла орехи. Холодный ветер пробирался под мантию, заставляя зябко ежиться. Она поджидала Лиса, который все свободное время проводил среди норовистых животных, принадлежащих Школе. Его, квартерона благородных кровей, решили наказать за непослушание уборкой стойл, причем в течение всего текущего полугодия, до самых экзаменов. Самое интересное, что для реализации этого варианта, выдуманного его сородичами и пришедшегося по душе директору, пришлось запрашивать одобрение в Светлом лесу. Надо ли говорить, что разрешение было получено в рекордные сроки?

Так что Льялис уже довольно долгое время тренировал несвойственные ему терпение, выдержку и философское отношение к жизни. Это не лучшим образом сказывалось на его характере, надо заметить. Общаться с ним стало куда тяжелее и опаснее.

Девушка покосилась на заходящее солнце, потом вниз, на тяжелые распахнутые двери. Пора бы уж и заканчивать! Сколько можно убираться. Он там что, лошадиные гризы в косички заплетает? У нее важное дело. Можно сказать, жизненно важное! И даже почти приказ.

Наконец послышались шаги. Едва светлая макушка Лиса показалась из дверей и ноги его миновали порог, вынося на долгожданную волю, Лина оттолкнулась от карниза и спрыгнула вниз прямо за его спиной. Мягко приземлившись, пригнулась, пропуская над собой нервный удар резко развернувшегося квартерона, и, сместившись вбок, спросила:

– Ну как поживают твои вопросы?

Резко выдохнув, Льялис процедил сквозь зубы:

– Отлич-чно.

– Прекрасно, – принюхавшись и отойдя еще дальше, улыбнулась Лин, – задавай!

Брови эльфа полезли куда-то на лоб.

– Не хочешь? Ну как хочешь! А я вот спрошу.

– Что? – Обманчиво смиренно сложив руки на груди, квартерон прищурился.

– Домой летом поедешь?

– Чего-чего?

– Домой летом поедешь? – раздельно повторила девушка. – К маме и папе?

– Вот еще! Что я там забыл?

– Ну не расстраивайся, – девушка добавила в голос сочувствия, – тебя там обижали и не любили? Бедненький!

– Да как ты…! – От возмущения Лис даже слов не нашел, зато у него очень хорошо получился огненный цветочек. Лина машинально выставила Щит и вкрадчиво проговорила:

– Вместе поедем… на летний праздник. Эльфов посмотреть, себя показать…

– Н-да? – Лис заинтересовался. – И кто едет?

– Дипломатическая миссия… и я, разумеется.

– А, ты про это объявление. – До квартерона наконец дошло.

– Именно! Так поедешь?

– Пожалуй… только отпустят ли?

– Кто?

– Ваш директор, да и мои… сородичи.

– А ты разве должен спрашивать, ты же по договору обмена учишься! Пойди к милорду Айрану, он тебе тут же выпишет что захочешь! Если хорошо попросишь. Думаю, по семейным обстоятельствам отпустят да еще для скорости наподдадут!

– Ах ты! – Лис погрозил ей пальцем.

– Да, я. Красавица, правда! – Лина изобразила танцевальный пируэт. – А твои сородичи, наверное, тоже по дому соскучились?

– Наверное, а если еще нет, я помогу!

– Пусть только живыми останутся.


Вызов, в Пятый отдел для приватного разговора застал девушку в самый разгар преподавательского террора. Разумеется, именно ведьмочка изводила всех доступных магистров, а вовсе не они ее. Некоторые из тех, кто помоложе, заметив в противоположном конце коридора невысокую фигурку, поспешно прятались по кабинетам, кое-кто вообще взял отпуск и скрывался от назойливых студентов в городе. Да, да, она не одна была такая. В гонку за оценками неожиданно включилось весьма солидное количество сокурсников. Наверное, из принципа, чтоб затруднить действительно желающим съездить в эльфийский лес попытки добиться отличных оценок, некроманты, пси, маги Стихий и Охотники дружно взялись за дело. Вскоре определились явные лидеры, как в оценках, так и в нервотреплении. В последнем явно лидировали юные некроманты под предводительством неразлучной пары близнецов. Впрочем, и их табели числились среди лучших.

Лина как раз составляла гениальный план окончательной и бесповоротной победы над магистром Леснидом. Льялис Древесный рьяно интересовался человеческими науками, сменяя ее на посту главного любопытствующего и невинно обиженного. В итоге в последнее время у заведующего кафедрой Алхимии забрезжила мысль отправить всех студентов куда подальше. В переводе на цензурное наречие – хоть к дроу в… подземелья! Так что магистр, думающий только о спокойном летнем отпуске, решил сплавить туда хотя бы одну старшекурсницу. Ведьмочка была довольна.

Ну а бумага с вензелями Крыла Надзора? Игнорировать ее нельзя, значит… придется идти.


Ауринаенни Синит, временно исполняющий обязанности главы Отдела внутренней безопасности, был эльфом. Точнее в предках его числился по крайней мере один Светлый, ибо внешность у него была для ронийца совершенно нетипичная. Светлые волосы, серо-зеленые глаза необычного разреза, изящное телосложение. Он пользовался успехом у дам, но предпочитал как можно больше времени проводить на работе.

Вот и в этот раз он ударно потрудился. Проредил родной отдел, разобравшись с саботажниками, предателями, лентяями, неумехами и просто совершеннейшими любителями. Затем обратил пристальное внимание на коллег из других отделов. Городская стража, дипломатический корпус, разведка и магический патентный корпус ощутили на себе всю прелесть повальных чисток, после того как въедливый реминистр изучил два десятка отчетов.

Чуть позже настал черед провинциальных служб…

Впрочем, о каждом своем шаге он кропотливо докладывал непосредственному начальству. Лорд Эйген наблюдал за происходящим относительно одобрительно, порой подкидывал идеи, а изредка сдерживал нездоровое служебное рвение следователя.

Когда основной поток дел схлынул, Ауринаенни принял решение вернуться к тому делу, с которого все началось. Подчиненные наверняка что-нибудь напутали, или недоглядели, или… в общем, надо проверить. Как говорится, самое вкусное – на десерт. Просмотрев записи, он заметил парочку чрезвычайно занимательных моментов, пропущенных в общей суматохе, и решил их проверить.

Когда возникают сомнения в благонадежности высокородных персон, это очень неприятно и требует немедленной проверки. А уж такие въедливые и основанные на совсем мелких детальках – самые опасные. Потому как исподтишка подтачивают основы безопасности. Ведь нынешние неприятности как раз с таких и начались, а вылились в глобальные чистки. Так что Ауринаенни отослал приглашение майл'эйри Эйден и привычно доложил о том своему непосредственному начальнику.

Глава Пятого отдела только благодушно усмехнулся и сказал:

– Поговори с леди, но не увлекайся. Очень полезный опыт. Если после разговора у тебя останутся какие-то сомнения, ею займусь я лично, но не думаю, – лорд неопределенно повертел рукой, – что придется принимать меры.

Несколько удивленно покивав, следователь отправился в свой кабинет, на двери которого висела криво прибитая табличка, сообщающая, что здесь пребывает временно исполняющий обязанности Главы Отдела внутренней безопасности.

Леди явилась на следующий день в точно назначенное время. Раздавшее от двери тихое мышиное «шурх, шурх» заставило Синита передернуться. Он буркнул что-то разрешающее и отложил свитки. Увидев вошедшую, вздернул брови.

В кабинет скользнула, казалось, сама скромность. Росту гостья была небольшого, как будто в роду у нее преобладали гномы, закутанная в скромный темный плащ фигурка не внушала особенного уважения. А под накинутым на голову глубоким капюшоном лица было не разглядеть.

– Приветствую, леди. Раздевайтесь, садитесь, – сухо сказал Ауринаенни.

Леди, казалось, не ожидала такого холодного приема и замешкалась. Затем вежливо кивнула и вопросительно вздернула бровь. «А вот не буду вставать, – злорадно подумал реминистр. – И с плащом не собираюсь помогать!» Девушка огляделась, изящным движением скинула верхнюю одежду и невозмутимо водрузила ее на рога горного козла, часть обстановки, оставшуюся от предыдущего хозяина кабинета. Под плащом оказалась ученическая мантия с эмблемой кафедры Алхимиков. Неопределенно-каштановые волосы были заплетены в косу и уложены не очень аккуратной короной, на бледном лице выделялись обведенные темными кругами усталости глаза. Она шагнула вперед, грациозно уселась на стул, поставленный ровно напротив рабочего стола, и скромно сложила руки на коленях. Воцарилась тишина.

В целом не впечатляет, решил Ауринаенни. А в отчетах такое понаписано! Значит, достоверность сведений у агентов хромает! Хотя… кто знает, сколько часов в день эта девушка проводит перед зеркалом?

На лице леди появилось сосредоточенное выражение, а в карих глазах зажегся любопытный огонек. Скосив глаза, она принялась по-хозяйски изучать кабинет, совершенно не обращая внимания на хозяина. Девушка не напрягалась, не елозила и не волновалась под пронизывающим взглядом реминистра и, кажется, вообще витала в облаках, собираясь отправиться дальше, в Высшие планы. Странно, обычно его взгляд имел несколько другое воздействие. Спустя некоторое время поняв, что первой нарушать молчание майл'эйри Эйден не желает и держать паузу не имеет смысла, Синит прокашлялся:

– Обратите все же свое внимание и на меня, майл'эйри.

– Да, да, конечно! – встрепенулась девушка.

– У нас есть к вам несколько вопросов.

– Я вся внимание, – ответила она, изобразив, видимо, то самое внимание. Вытянула шею и, расширив глаза, сосредоточилась на собеседнике: – Задавайте!

– Хм, – мужчина откинулся на кресле, – прекрасно, что вы готовы сотрудничать.

– А как же! – немного наигранно поразилась девушка. – Вы же наш бесценный покой стережете!

Как сказала! Они, то есть мы, значит, стережем, а кто тогда нарушает? Не вы ли? Ауринаенни хмыкнул:

– Прекрасно! Хотелось бы прояснить один момент, связанный с прискорбным происшествием на Зимнем маскараде.

– Какой же? – Допрашиваемая невинно улыбнулась, моргнула и слегка покраснела.

– Догадывались ли вы о том, что на маскараде будет совершено покушение на царствующую династию? – спросил следователь, бесстрастно фиксируя реакцию девушки.

– Нет, что вы? – Леди расширила глаза и всплеснула руками. – Откуда?

– Да? – Синит изобразил сомнение и постучал пальцем по стопке бумаг. – А у меня совсем другие сведения. Замечено, что вы говорили некой княжне Светлой о том, что ранее предупреждали ее о возможных неприятностях.

Девушка смешно склонила голову и заинтересованно сощурилась:

– Процитируйте, пожалуйста!

Следователь, не меняя каменного выражения лица, зачитал кусок протокола. И вопросительно взглянул на леди. Та улыбнулась и мелодично рассмеялась:

– Ах, вы в этом смысле! Никаких покушений я не имела в виду. Не мне вам говорить, что на маскарадах постоянно что-то происходит! Я читала светскую хронику прошлых годов и просто предостерегла княжну от излишних надежд!

Почему-то в голосе девушки послышался ехидный укор. Мол, не можете обеспечить порядок на вверенном объекте. Ничего, подумал реминистр, теперь все безобразия будут пресекаться на корню. Быстро и надежно.

– Допустим! А что вы скажете о своем броске, спасшем жизнь некоему молодому человеку?

– А разве он был плох? – горделиво выпрямилась девушка.

– Не спорю, меток. Вы уже сталкивались с подобными магическими возмущениями?

– Нет, с такими – нет! – категорично заявила девушка. – Но в похожем – участвовала! И меня едва не съели! – Она возмущенно подалась вперед. – Неужели ваша служба настолько некомпетентна, что допускает подобное!

Реминистр слегка опешил. Это еще что такое?

– Уже нет, – ответил он.

– Что нет?

– Не допускает!

– И все равно, это жутчайшая безответственность с вашей стороны! Высокородные гости подвергались огромной опасности, а лично мне прошлось совершить ряд совершенно неподобающих действий на глазах множества людей, что не лучшим образом сказалось на моей репутации!

Леди явно понесло, она воздела руки вверх и выпалила:

– Мне пришлось прыгать с балкона!

– Эта мелочь не в силах повредить вашей репутации! – учтиво молвил Ауринаенни.

Девушка вскочила, шагнула вперед и, опершись руками на стол, спросила зло:

– Уж не в связи ли с ее полным крушением? Не слишком-то вежливо с вашей с-стороны.

Следователь откинулся в кресле, переплетя пальцы. В голосе допрашиваемой появились свистящие нотки. Отменно! Удалось-таки вывести ее из себя!

– Мы слишком отклонились от темы разговора, – сухо заметил он.

– Да? А о чем мы разговаривали?

– О маскараде, – добавив твердости в голосе в противовес прорезавшемуся у леди ехидству, сказал Синит.

– О, – девушка сложила губы трубочкой, – а я думала – о репутации!

Тут уж следователь зло сощурился. Издевается? О да… тогда следующий вопрос зададим прямо.

– Откуда вы узнали, что амулет, вышибленный из рук лорда, несет огромную опасность?

Майл'эйри слегка изменилась в лице. Нет, не испугалась, отметил реминистр, а скорее скинула светскую маску, обнажая клыкастый оскал.

– Вы действительно хотите это знать?

– Да, если позволите. От вашего ответа зависит многое…

– Ну что же, – в глазах девушка появилось трудноопределимое выражение, – я скажу. На ухо и по большо-ому секрету. Только вам. А то не дай Тьма кто-то еще услышит.

– Это такой большо-ой секрет? – по-людоедски усмехнулся руководитель Отдела внутренней безопасности.

– О, да! Вы просто не поверите!

Она отошла от стола и, мелко семеня, обогнула его обшарпанный угол. Скользнув к мужчине и прильнув почти вплотную, приблизила губы к его уху. На следователя, удивленно поднявшего брови, дохнуло легким терпким ароматом. А девушка прошептала тихо-тихо:

– Я потому опасность почувствовала, что являюсь очень-очень сильным магом!

Мужчина слегка отодвинул назад сохраняющую совершенно серьезное лицо леди, и укоризненно погрозил ей пальцем. Как маленькой.

– Ма-агом? – протянул он.

Девушка многозначительно подвигала бровями, вновь усаживаясь на стул:

– Именно так. Могу я надеяться, что данная информация не пойдет дальше этого кабинета?

– Можете, можете, но… как-то не верится, что маг такого высо-окого уровня прозябает на кафедре Алхимии. Придумайте что-нибудь более правдоподобное! За введение в заблуждение находящихся при исполнении сотрудников полагается штраф. И довольно крупный.

– У, – девушка капризно надула губки, – вы мне не верите! А это самая чистая правда! Как печально… Может, мне в доказательство что-нибудь наколдовать?

И она с готовностью сложила руки лодочкой. Следователь покачал головой, глаза леди заблестели от непролитых слез.

– Ну нет, нет у меня объяснения лучше! Примите какое есть. Либо это потрясающая интуиция, либо выдающиеся магические способности, которые я постоянно блокирую, либо я знаю это, потому что была помолвлена с лордом Аранди!

– Последнее предположение проверялось особенно тщательно, – заметил Ауринаенни дружелюбно, покосившись на синюю слюдяную пластинку, лежащую на столе, – так что можете не уверять меня в связи с Орденом Бездны. Магический закон вас не коснулся.

– Да, но я же могла следить за лордом Аранди и узнать что-нибудь этакое.

– О, но вы же леди благонравная и, несомненно, рассказали бы то, что узнали? Нам, например, – подался вперед следователь.

Девушка неожиданно задумалась.

– Сложно сказать, смотря что и как я узнала…


От долгого разговора у следователя осталось странное впечатление. Будто над ним изысканно поиздевались. Так, что и не поймешь, где правду сказали, где пошутили, а где обманули. А самое главное то, что синяя пластинка, сложная магическая штучка, определяющая ложь, не изменила цвета. Все сказанное было чистой правдой. М-да… по крайней мере девушка верила в то, что говорила.

– Что вы думаете, милорд? – спросил Синит после того, как запись, сделанная еще одним амулетом, была прослушана пару раз.

– О чем именно?

– О заявлении леди, что она является сильным магом.

– Это не так уж важно. Вы же читали досье Крыла Надзора.

– Далеко не полное, – скривился реминистр.

– Добудете полное – и я уступлю вам свое место! – Лорд Эйген лукаво сощурился. – Да вы садитесь, – и он указал на удобное кресло напротив своего.

– Так вот, насчет майл'эйри, – продолжил глава Пятого отдела. – Она не сказала вам ничего нового, не так ли? Вынужден признать, что когда она, сидя в этом самом кресле, разговаривала со мной, то также не поведала особо интересных вещей. Но! – Лорд поднял палец. – Она никогда не врет. Напрямую. Недоговаривает, умалчивает, толкует превратно, проще говоря, дурит голову слушателю, вводя его в заблуждение, на очень приличном для своего возраста уровне. Полагаю, частично это родовое наследство, а частично…

– Последствия плотного общения с нашими западными соседями?

– Именно. – Лорд покивал.

– Н-да, то есть доля истины в ее словах есть?

– Скорее всего. Сможете определить, насколько большая?

– Милорд, – Ауринаенни укоризненно покачал головой, – хотя… что делала леди в ночь, когда был сорван запрещенный ритуал?

– Просмотрите доклады, но не думаю, что найдете что-нибудь… достойное возбуждения нового расследования.

Лорд Эйген указал на приличную стопку листов, высившуюся на углу стола.

– Так, так, так… – Реминистр с энтузиазмом принялся их перебирать. – Вот оно. Мило! В таверне, служащей пристанищем музыкального отребья, судя по описанию, именно наша милая леди соревновалась в винопитии с… о, какая компания интересная, такая вполне могла разнести особняк. Природный некромант, два теоретика, эльф. Будь они постарше…

– Не позволяйте их возрасту смутить себя.

– Мм – да? Не думаю… Появились сразу после заката, покидали зал только поодиночке. Следов магического воздействия на хозяина и прислугу не обнаружено.

– Следов классической магии, – заметил лорд Эйген.

– Тогда почему бы повторно не допросить этого полутролля? Подробнее…

– Стоит ли? Он же не подозреваемый, и основания подвергать его магическому допросу у нас нет. А если и было какое-либо воздействие… из неклассических, то следов за давностью не осталось.

– Вы правы, милорд. Да и отпечаток Силы в самом особняке… больше похож на тот, что остается от представителей Старшей ветви.

– Гостей столицы проверили?

– В первую очередь. Слепок ауры, малое наложение… все как положено. Хоть что-то здесь было сделано как подобает! Хотя, с майл'эйри-то не сняли…

– Я проверял лично, чуть раньше. Не совпадает.

– Жаль, а такая версия интересная! – хмыкнул реминистр.

– Пусть и останется версией, – с нажимом заявил глава Пятого отдела.

– Как прикажете.

– Не кривитесь, Ауринаенни, вам не идет. Если при случае вам удастся продолжить знакомство с леди, не давите на нее, а то взорвется. И, кстати, кто занимается источниками появления в столице эльфийской пыли?

– Минуту. – Следователь заглянул в свои записи. – Савиш из Третьего отдела.

– И успешно?

Синит ехидно улыбнулся.


Часть вторая В СВЕТЛЫЙ ЛЕС, ВЫСОКИЕ ГОРЫ… | Танцуют все! | ГЛАВА 2