home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Ранним-ранним утром все произошедшее вчера казалось дурным сном. Чердак, Повелитель, музыка кружева… сон, это просто сон… какая сладкая мысль. И абсолютно безнадежная.

С трудом оторвав лицо от подушки под жизнерадостное пение некромантки, Лина поняла, что пары часов сна явно недостаточно для нормального восприятия реальности. Посмотрев по сторонам, застонала и уронила болезную голову на подушку. Кошмар…

Милава сидела на кровати, лицо ее закрывала жуткая маска из мелких сине-зеленых перьев. Перебирая горы разноцветного тряпья, она недовольно морщила носик, вызывающе торчащий из-под кружевной каймы, прикладывая то один, то другой кусочек ткани к ученической мантии.

– Что тут происходит? – пробурчала Лина в подушку, с удивлением понимая, что заснула в рубашке и почему-то в сапогах. Странно… вопрос, как она сняла штаны, обрел вдруг вселенское значение, а все остальные как-то скукожились и запрятались куда-то далеко… может быть, раздевшись, она вновь напялила обувь перед сном? Заче-эм?! Память отшибло начисто!

– Проснулась? Надо же! Ты вчера, а точнее, уже сегодня вломилась в таком виде! Зомби отдыхают!

– Нормальный вид… на себя посмотри!

– Ну я-то в отличие от некоторых не являюсь домой в виде пропыленного и увешанного паутиной огородного пугала, – заметила княжна.

– Да я маску твою имею в виду, – буркнула Лина в подушку и перевернулась на спину. Запустив руки в волосы, обнаружила на голове большой колтун. Тоскливо застонала.

– Отличная маска, самый писк моды.

– Зачем она тебе?

– Уже забыла? Меня пригласили, – она торжественно подняла палец, – на Большой зимний королевский маскарад.

– О, тьма… – Ведьмочка тоскливо уставилась в потолок, не увидела там ничего нового и с содроганием уставилась на Милу. Та продолжала:

– И у меня большая проблема… Одеть совершено нечего. Это Линарам хорошо, а мне никто из дома не пришлет модный наряд.

Лина облизнула пересохшие губы и улыбнулась…

– Разве это проблема? Прислушайся к названию мероприятия – маскарад! Что ни оденешь, все сойдет с рук!

– Ха, и это, – княжна драматически воздела руки, скидывая ворох ткани на пол, – высокая леди! Не мне тебе говорить о статусе и гордости… надо выглядеть подобающе!

– У… – ведьмочка зажмурилась, пытаясь встать, – почему так должна выглядеть именно ты? – Тяжело с магического похмелья решать чужие проблемы.

– Я буду единственной представительницей Севера…

– И не мечтай! Вашего посла наверняка пригласили тоже.

– М-да, не подумала… Так тем более, – встрепенулась княжна, – должна же я утереть нос этим…

– Уважительная причина… – Лина, привстав, потянулась к столу, где помимо всяческого барахла стоял графин, полный чистейшей воды.

– Держи уж, болезная. – Милава элегантно пролевитировала в руки девушке стакан. – И много же ты выпила?

Некромантка, еще помнившая потрясающую устойчивость соседки к хмелю, была очень удивлена, услышав:

– Не поверишь, ни капли в рот не брала!


Спустя некоторое время, потраченное на попытки привести организм в рабочее состояние, ведьмочка сказала Милаве, все еще озабоченно старающейся изобразить что-нибудь оригинальное из имеющейся одежды:

– Да не переживай, в крайнем случае можешь просто не ходить! Знаешь, сколько народу игнорирует эти приглашения, а сколько просто физически не могут туда пойти? И все равно, там такое столпотворение…

– А ты откуда знаешь?

– Учителя, тьма побери, все же хорошие были. Эти приглашения рассылают всем мало-мальски высокородным лордам Ронии, а таких знаешь сколько? Только в Школе эти картонки получила наверняка едва ли не половина преподавательского состава и аспирантов. А пойду только я… – девушка вздохнула, – ибо это есть моя прямая обязанность.

– И я!

– Оно тебе надо?

– Да когда еще я смогу попасть на такое великосветское собрание? Интересно же…

Лина стукнулась головой о спинку кровати:

– Поверь, ничего интересного там не будет! Скорее одни сплошные неприятности…

– Ладно, – снисходительно улыбнулась княжна, снимая маску, – скажи уж, что тебе стыдно пойти туда с такой оборванкой.

– Ммм, а это идея… – несколько не к месту пробормотала ведьмочка, сдаваясь головной боли. – Если хочешь, завтра, нет, послезавтра сходишь со мной, подберем тебе какое-нибудь платье.

– Боюсь, наряды из твоего гардероба не подойдут мне по размеру.

– Зато наряды миледи герцогини – вполне!

– А она разрешит?

– Кто ее спрашивать будет?


Налет на особняк прошел успешно. Лина ворвалась в дом, не дав слуге даже полностью открыть двери, рыкнула на попытавшегося задержать подругу дворецкого, стремительно пронеслась по лестнице, воскликнув:

– Не отставай!

Милава взлетела по ступенькам светлокосым демоном и, заметив, где скрылась ведьмочка, нырнула следом. Дворецкий даже слова вымолвить не успел. Комната оказалась детской. Линара, шуганув няньку, склонилась над колыбелью и, весело скалясь, пощекотала толстощекого малыша. Затем подняла его на руки и, спросив:

– Кто тут у нас такой большой?! – подбросила вверх. Ребенок довольно засмеялся.

– Опа! Кто это? – спросила Милава.

– Наследничек герцогский… правда, лапочка? – Ведьмочка усадила малыша обратно и огляделась: – А где герцогиня?

Нянька осмелилась подать голос:

– Миледи отправилась в театр, с милордом…

– Отлично. – Лина качнулась с носков на пятки, коротко кивнула: – Предайте ей мое почтение. Пойдем, Милава, некому нам мешать.

Зайдя в соседнюю комнату, оказавшуюся будуаром, девушка по-хозяйски подергала дверь гардеробной. Заперто… нет, уже не заперто. От сильного рывка символический запор выскочил из пазов, открыв взорам девушек богатый выбор нарядов.

Потратив некоторое время на перебор платьев, амазонок и просто странных нарядов, Милава остановилась на национальном пиратском костюме сеамни Ожерелья. Широкие шаровары, длинная шелковая туника с разрезами, плотная кожаная жилетка, расшитая жемчугом, и накидка, хитрым способом обматываемая вокруг головы и закрывающая лицо.

– Блеск, – ехидно заметила Лина, – тебя никто не узнает! Ты совершенно точно решила пойти туда?

В ответ на согласное мотание головой нахмурилась и вздохнула. Ну вот, мало ли что может случиться на этом маскараде? Хотя… если уж она так хочет пойти, пусть! Получит море новых впечатлений!


Сама ведьмочка на следующий день, собираясь на маскарад, пребывала в редкостно мрачном расположении духа, отчего окружающие ее люди страдали и стенали. Впрочем, Лина не обращала на это внимания, пытаясь понять, чего можно ожидать от предстоящего развлечения. Слабая надежда на то, что ничего не произойдет и все пройдет по плану устроителей, угасла вместе с надеждой отправиться во дворец в одиночестве. Миледи герцогиня, конечно же, отказалась от посещения сего сборища под предлогом необходимости побыть с сыном, и карету пришлось делить с мрачным родителем, наряженным в старомодный красный камзол. Дорога прошла в напряженном молчании. А о чем говорить?

Выйдя перед воротами дворца, они так же молча прошествовали внутрь и свернули на тропинку, ведущую к той части парка, где предполагались увеселения. Развешенные по деревьям разноцветные фонарики разгоняли опускающуюся ночь. Они прибыли одними из последних, судя по количеству масок, веселящихся под легкую музыку. Продемонстрировав приглашение и отмахнувшись от специального медальона, Лина огляделась. Герцог Эйден уже исчез в толпе. Что-то он сегодня не в настроении… тоже. Временный павильон возвышался посреди поляны, а вокруг сновали люди в масках и экзотических нарядах. Интересно, где Милава? Подобрав подол тяжелого, расшитого золотом сарафана, девушка двинулась по травяному ковру к веранде. Там были расставлены столы, еще полные напитков и еды. Одноэтажное здание было украшено балкончиками, на которые вели узкие ажурные лесенки. Оно казалось таким легким и воздушным, что могло рухнуть от одного толчка.

Прикрыв глаза, Лина прислушалась к гомону толпы, затем к шелесту ветра… Полностью поднятые щиты дворца дрожали от напряжения, звеня и жужжа… магические течения свивались в спирали, отсеченные куполом от остального мира… Что может случиться здесь и сейчас? Ничего, ведь щиты абсолютно надежны. Они хранят королей и принцев уже многие века… кто осмелится нарушить их границы? Какое самомнение у этого строения, подумала ведьмочка, ощутив песню места, где находилась.

«А если напомнить, – коснувшись перил, мысленно проговорила она, – что уже была здесь… без разрешения?»

Другое дело… ответила ей ночь… родич…

Вздрогнув, девушка отдернула руки и спрятала их за спину. Мало ей Повелителя в голове, так еще и дома разговаривать начинают! Что за сумасшествие!

Решительно шагнув в павильон, Линара подумала, что стоит повеселиться, но тут же спохватилась. Музыка! Танцы! От мгновенного провала в странный транс не спасет даже блокировка! И потому опять не развлечешься, ибо надо быть в полном сознании…

Не дай Бездна что-нибудь случится! Надо найти Милаву.

– Отчего миледи так печальна? – раздалось за спиной.

Девушка стремительно обернулась и раздосадованно фыркнула. Разумеется, ее узнали! Ну еще бы! Есть ли среди приглашенных кто-то столь же низкорослый! Впрочем, окинув рассеянным взглядом подтянутую фигуру в перепоясанной мантии, признала в нем некоего Сивира Арреля, несколько более настойчиво, чем надо, интересовавшегося у нее происшествием на пикнике. Почему все люди думают, что расшитые, позолоченные и украшенные перьями и кружевами полумаски делают их неузнаваемыми? Наивные-э!

– Миледи печальна оттого, что кто-то нарушает ее уединение!

– О, позвольте тогда спасти вас от нарушителей и пригласить на танец?

Нет, он такой дурак, что прямых намеков не понимает, или ему что-то надо? Поправив бархатную маску, Лина согласно склонила голову. И вновь горделиво выпрямилась, озаботившись тем, чтоб не свалился кокошник. Чем его закрепляют на родине некромантки, ей было неизвестно, но этот был зафиксирован с помощью десятка алмазных шпилек. Не очень надежно… Да, она выглядела несколько глупо, по собственному мнению, зато необычно.

– Ну что ж, позволяю, – протянула руку девушка и ступила под своды павильона.

Попробуем разговорить этого молодого человека… который и не подозревает о своей печальной участи. Круг за кругом, шаг за шагом, пируэт за пируэтом, неторопливо и вальяжно кружась под тягучую музыку, оглядывая тех, кто решил составить компанию танцующим, девушка вытянула из юноши все интересующие ее сведения. После душевного общения с дроу, лордом Эйгеном и прочими высокопоставленными персонами беспомощные попытки получить от нее информацию с помощью детских уловок разбивались о наивный взгляд, глуповатую мечтательную улыбку и чрезмерное многословие.

Проплывая мимо двери, она улавливала обрывки куда более живой и озорной музыки, доносящейся из парка.

А юноша, оказавшийся дальним родственником того неудачника, что погиб на пикнике, пытался по мере сил выяснить, что произошло с его кузеном. Лина усмехнулась незаметно. Общался ли он с главой Пятого отдела? Направить, что ли?

– О, к сожалению, я не была знакома с вашим родственником, но чрезвычайно вам сочувствую… может быть, о несчастном случае знает милорд Эйген. Говорят, он знает все…

Девушка оглянулась, опознав в стоящем у стены индолийском аристократе упомянутую персону, и указала на него кавалеру. Тот проявил разумность и решил не искушать судьбу, а повел леди на новый круг танца. Она согласилась, но вскоре ей надоело перебирать ногами, и она капризно попросила проводить ее на балкон. Посетившая девушку мысль о том, что сверху наблюдать за происходящим будет куда удобнее, показалась ей вполне удачной.

Ну а Аррелю показалась удачной мысль поухаживать за леди несколько более активно. Ведь ей же явно приятно общество столь представительного кавалера, особенно по сравнению с лордом, прочимым ей в женихи. Может, очарованная, она о чем-нибудь толковом проговорится, а то трещит без перерыва, а смысла в тех речах не видно.

Плетеная дверь отсекла пару от степенного покоя павильона, и Лина окунулась в атмосферу безудержного, слегка пьяного веселья, на которое оказались горазды молодые аристократы. Кружились в стремительном танце ведьмы и вампиры, оборотни и пиратки… вот Милава пролетела мимо в объятиях какого-то наглого франта. В нем Лина с удивлением узнала своего кузена, младшего лорда Эйдена. Мм, и он здесь! Просто замечательно! Душа девушки исполнилась язвительного предвкушения… точно что-то будет!

А пока она романтично вздыхала, любуясь ночным парком, ее спутник начал проявлять какую-то странную активность. Для начала нашептал на ухо парочку банальных комплиментов. Воодушевленный равнодушным хмыканьем, приобнял девушку, с интересом разглядывающую фонарики, взял ее ручку, поднес к губам, намереваясь перецеловать пальчики.

Внезапно Лина дернулась, длинная цветная коса хлестнула ухажера по спине. Ее лицо залила восковая бледность… хотя куда уж бледнее было! Закусив губу, она отдернула руку и прошептала:

– Простите… вы не могли бы принести вина? Мне не очень хорошо…

Заглянув в напряженное лицо леди, кавалер кивнул, рассыпался в заверениях в своей скорости и торопливо вышел.

Губы ведьмочки искривила злая усмешка. Опять Повелитель… хлесткий удар силой по ауре больше напоминал то, как погоняют ленивую лошадь. Злобно прошипев что-то неразборчивое, она выскользнула из тела и рванулась вперед, скользя над самым кружевом. Оно тревожно колыхалось…

С разгона наткнувшись на знакомое присутствие, запуталась в водовороте раздражения.

Да что это такое?! Да сколько можно?! То есть…

Что? – издевательское.

Сколько можно меня дрессировать?

Пока не усвоишь, чего тебе делать не рекомендуется…

Ах так! В дикой ярости девушка ломанулась сознанием прямо сквозь щиты в самый центр сознания дроу. И, найдя там только то самое безумно раздражающее ее собственничество, упала вниз, на тонкие линии кружева.

Ах так! Ему можно, мне нельзя!

Мне тоже можно! И нужно…

Не глядя зачерпнула силы из кольца (ведь канал-то двухсторонний!) и влила ее в потоки, которые служили истоком для тонких нитей. Бурной волной хлынув в связующие узоры, они хлестнули по душам диссонансной музыкой… Лина впилась призрачными пальцами в переплетающиеся нити и дернула что было сил, направляя в противоположную от себя сторону…

Что ты делаешь? – ошеломленное.

Равняю шансы! Или этого тоже делать нельзя? Мол-чишшшшь?!

Докатившаяся по кружеву волна ворвалась в застывшее на грани боли тело, скручивая и ломая внутренности, острыми иглами вонзаясь в разум.

Сумасшедшая! – отчаянно-удивленное.

Да-а-а-а! Теперь только такая, вашими молитвами! – завопила радостно Лина и рухнула в тело.

Ну что? Поговорим спокойно? – перегорев, устало ссутулилась она.

До нее докатился слабый отголосок усталой покорности…

Вы мне не доверяете, – начала она. – И правильно… я сама себе порой не доверяю. Но, Тьма побери, зачем тогда все это? Связь, сила… ведь мы не избавимся друг от друга. Крепко сплетены кружева, не рвутся… И я признаю, что всего-навсего недоученная ведьма без особых достоинств, даже кончика пальца вашего не стоящая. И не умею и толики того, что доступно вам… Но нужна же зачем-то? Так капельку доверия мне, пожалуйста, дайте! И веры… в меня. И если заглянете в мою душу, то поймете, что я смиренная и послушная вашей воле… Загляните… Я же не побоялась…

Я не претендую на многое, я всего лишь учусь… так, как умею. И прошу учитывать, на чьем примере. На вашем! А то… двойные стандарты получаются… Хотелось бы услышать причину, по которой эти стандарты вдруг возникли? И почему…

Зачем, зачем, зачем все это? Поговорим на равных? Пока только поговорим…

Ах, что тебе это знание? – тихо и задумчиво.

Чтоб было, – помрачнела Лина.

Все будет… и доверие, и знание, просто надо подождать. Еще не рада будешь… избавиться захочешь.

Да-а? Интерес-сно… Но это мое дело и моя жизнь!

Уже не твоя, а моя!

Мне еще раз поиграть на ваших нервах? Я читала интересную книжку, где все отлично объяснили. – Невинная улыбочка.

Наша… – смиренное, но с ехидцей согласие.

Как мило!

И когда научиться успела?

Хмм… догадайтесь!

Но та информация тебе все равно пока не достанется. Рано… потерпи немного и займись тем, что находится ближе к твоей персоне. А доступность флера не является такой уж гарантией того, что я отвечу на твои вопросы.

Гр-р! Но, чур не драться!

Когда? – ехидное.

Всегда… а то буду кусаться. Теперь, отчего бы это ни произошло, могу сдачи дать.

Испугала. Комары тоже кусаются!

Но кусаются же! И больно!

Наберись терпения! – и тишина…


Лина задумчиво смотрела вниз, принимая из рук уже забытого кавалера бокал с вином. Опять отвертелся! А она тоже хороша! Сорвалась на банальную истерику… бр-р! Как бы отвлечься?

Окинула взглядом кавалера и решила спуститься вниз. Где-то там и близнецы веселятся…

– Милый Аррель, не могли бы вы проводить меня вниз…

– Почту за честь. – Он склонился в поклоне и открыл дверь.

Уже сделав шаг, ведьма неожиданно замерла. В голосе чар, все еще звучащих на границе сознания, неожиданно прозвучала тревога. По магическим потокам пришла странная волна и влилась в кружево, порождая боль в висках и нервную диссонансную мелодию. Девушка резко развернулась, вперив взгляд в заросшие границы освещенной разноцветными огнями поляны. Оттолкнула руку недоумевающего кавалера.

Коснувшись сознанием флера, удивительно легко отследила поток, принесший тревожную весть. Закрутившись спиралью, он прошел мимо ограды, скользнул сквозь деревья, зацепив скрывающихся там людей, вынырнул на поляну, где в танце кружились пары… и принес ей все, что собрал в душах камней, деревьев, лордов и леди…

– Я передумала, останемся здес-сь! – приказала Лина. Кавалер замер от неожиданности, а девушка нетерпеливо оглядывала толпу веселящихся людей.

Где ты, где ты, любопытный? Из-за деревьев вышел некромант под ручку с полуголой красоткой. И не холодно ей? Ага! Оба с интересом разглядывают элегантный амулет… и шагают, шагают, все ближе к веселящейся толпе. А за амулетом тянутся нити, задевая за которые магический ручей доносит до флера мелодию тлена и смерти… Лина втянула носом воздух, ощущая, что в груди поселился комок холода, мерно содрогающийся и звучащий надрывной болезненной струной.

Нити натягиваются до последнего и… рвутся, стегая по нервам стальной плетью.

Да бросьте ж вы его!! Но некромант и блудница, весело смеясь, подбрасывают и разглядывают его, не чувствуя, что мир дрожит в ожидании, с трудом выдерживая напор…

Время замерло, и одно-единственное мгновение вдруг растянулось почти до бесконечности.

Пальцы, сжимающие бокал, напрягаются.

Бросайте же! Идиоты! Мимо них, задорно хохоча, пролетела Милава.

Выплеснув так и не выпитое вино на чью-то роскошную шляпу, Лина перехватила длинную хрустальную ножку, мимолетно порадовавшись весу импровизированного снаряда и, подавшись вперед, резко швырнула его в цель. Бокал, вращаясь, пронесся над поляной, на излете едва не задев чьи-то перья, и с силой врезался в руку, держащую амулет. Кругляшок отлетел в сторону, а хрусталь просыпался на траву мелкой крошкой, следом упало несколько капель крови.

Наряженный некромантом гость схватился за запястье и в бешенстве огляделся. Лина заметила, как он, почувствовав на себе чей-то взгляд, поднял голову и зло фыркнул. Разглядел? Ну еще бы, она в красном. Да еще и этот… Мельком оглянувшись на ошеломленного спутника, девушка, судорожно вцепившись в поручень, шевельнула губами:

– Отойди…

Лорд непонимающе поднял брови…

Поздно… время, взбесившись, понеслось вскачь.

Ведьмочка увидела, как вокруг лежащего на траве амулета всколыхнулся воздух… и среди ночи распустился огненный цветок. Обжигающие лепестки лизнули траву и деревья, разошлись в стороны, загудели. Все, кто стоял слишком близко, а таких было довольно много, судорожно пытались потушить одеяния. Особенно неудачливые с воем катались по траве. Любопытный некромант прикрыл собой спутницу и, отброшенный взрывной волной, чудом остался жив, отделавшись сильнейшими ожогами и переломом ключицы.

К месту взрыва уже спешили охранники и целители, когда воздух вздрогнул от гулкого оглушающего залпа. На миг Лине показалось, что заработали фейерверкеры, но пронесшаяся понизу воздушная волна, вышибающая из окон ощутимо дрогнувшего павильона разноцветные стекла, заставила ее изменить свое мнение. Девушка судорожно вцепилась в дверной косяк, чувствуя, как строение плывет под ногами. Аррель испуганно озирался, желая выбраться наружу, но треск и скрежет позади сообщили, что лестницы больше нет.

Вокруг поляны разгорался пожар. Одновременный взрыв амулетов, расположенных по периметру площадки, разметал охранников. Всепожирающий огонь, с трудом удерживаемый штатными магами в границах первоначальных очагов, жадно поглощал деревья. Гости сгрудились у павильона. Настил под ногами девушки угрожающе затрещал.

Хорошо, что их величества должны были появиться ближе к полуночи, отрешенно подумала Лина, наблюдая за царящей внизу паникой. Что б было, если бы это случилось, когда все находились внутри, готовясь снять маски?

Значит, слишком рано…

Дым поднимается столбами, собираясь в тучу и закрывая звезды, запах гари разъедает горло… Кажется, они падают?

Схватив ошалелого кавалера за рукав, девушка рыкнула:

– Пр-рыгай!

– Н-но…

– Иначе сброшу! Быстрее!

Балкон ощутимо качнулся. Аррель, сглотнув, перекинул ногу через перила.

– Тр-рус, тут всего один этаж!

Толчок – и неудачливый кавалер летит вниз. Впрочем, его падение смягчает кто-то из гостей. Лина торопливо повыдергивала шпильки и отбросила головное украшение. Чувствуя, как оседает здание, вспрыгнула на перила и сиганула вниз, подобрав сарафан. Приземлилась по-кошачьи мягко, едва коснувшись травы ногами, вскочила и огляделась. Гости в панике отшатнулись от рушащихся стен. Но деваться-то куда? Не в огонь же, полыхающий совсем рядом? Стены павильона сложились внутрь, и пожар до него не добрался. Хотя, пожалуй, он начал утихать.

Разглядев в толпе Милаву, Лина подбежала к ней и, схватив за рукав, спросила:

– Ребят не видела?

Некромантка обернулась, дико блеснув глазами.

– Что? А, нет… Ты в порядке?

Ведьмочка покивала и буркнула:

– Поищу, – и исчезла, не обратив внимания на внимательный взгляд кузена. А он заметил неудачное приземление Арреля и оценил хищную пластику ее короткого полета. Под вопли перепуганных и негодующих людей Лина обежала поляну и нашла братьев. Они сидели на траве, задумчиво и слегка оглушенно любуясь угасающими огнями. Девушка неожиданно возникла перед ними, пощелкала пальцами, привлекая внимание. Ребята подняли на нее равнодушные глаза. В шоке некроманты, решила ведьмочка, схватила обоих за уши и, заставив подняться, отвела к нервничающей Милаве. Нечего им увеличивать количество пострадавших, которое и так стремилось к бесконечности. К обожженным добавились ушибленные и пришибленные. Н-да, а нечего было под стенами стоять!

Хотя все были живы, и это радовало.

Оглядев гору деревянных досок и битого стекла, а также несколько чадящих остовов, бывших недавно деревьями, девушка повеселела и тихо заметила:

– А я тебя предупреждала, что будут неприятности!

– Не тех ты, видно, предупреждала, пифия недоученная! – чихнув, ответила некромантка и сняла маску.

– Я не пифия, просто читала много.

Тилан стянул подобие рыцарского шлема, закрывавшее обзор. Осмотрелся и с чувством выругался… Брат его задумчиво поцокал языком.

– Да, да, ты прав, – поддержала их Лина, – мне тоже кажется, что дворцовая гвардия опять получит сур-ровый выговор! И не только она! Кстати, где твой поклонник? – спросила девушка княжну.

Та молча ткнула пальцем в нужную сторону.

Группа высоких лордов, отойдя от основной массы гостей, на удивление дружно демонстрировала свое негодование придворному магу, неторопливо вышедшему из телепорта. Герцог Эйден и его племянник неожиданно выступили единым фронтом, обвиняя всех ответственных за проведение маскарада в некомпетентности, безалаберности и глупости. Песня просто! Особенно отличился кузен Лины, дипломат от богов. Виновников по его трактовке можно сразу же на виселицу отправлять!

Дым и пепел оседали на смурные лица аристократов и сосредоточенные – безопасников. Что-то у них провал за провалом… впрочем, заговорщикам пока тоже нечем похвастаться!

Ну что, на этом – все? Прислушавшись и убедившись, что неприятные ощущения, вызванные магическим диссонансом, ушли и вокруг вновь воцарилась гармония дворцовых чар, девушка покивала своим мыслям. Все-все! По крайней мере на эту ночь!

Довольно потянувшись, оглядела присутствующих и протянула:

– Ну что, пойдем по домам?


Разумеется, сразу по домам никого не отпустили. Сначала допрашивали, потом извинялись. Или наоборот? Но длилось это безобразие довольно долго… почти до рассвета. Правда, в достаточно комфортных условиях малой дворцовой оранжереи.

Майл'эйри Линара Эйден, счастливо избежав участи свидетеля, отправилась домой одной из первых в сопровождении некоторого количества родственников, обменивающихся довольно горячими ненавидящими взглядами. Сквозь полуприкрытые веки она изучала дядю и кузена и пришла к выводу, что они вполне разумны, а причина неприязни слегка устарела. К тому же герцог таки обзавелся наследником… Отложив попытки помириться до лучших времен, она задумалась, перебирая слухи и сплетни.

Ничего странного в том, что на маскараде случился погром, нет. А вот то, что прошлогодний прошел без инцидентов, было удивительно. Ведь в позапрошлом, например, устроили дуэль два не поделивших что-то… или кого-то мага. Причем были жертвы среди гостей и слуг, да… Еще раньше молодые лорды устроили салочки, протащив во дворец ручную саламандру. Все-таки есть изъяны и у древней магии, хранящей эти стены…

Девушка недовольно покосилась на занимающееся зарей небо. Опять поспать не удастся. А придется учиться, учиться и еще раз учиться…


ГЛАВА 11 | Танцуют все! | ГЛАВА 13