home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

Лорд Эйген осмотрел коридор, подвергшийся неожиданной проверке на прочность, и велел составить смету на ремонт, счет за который будет отправлен в канцелярию Тайного совета. Пусть казначей проливает горючие слезы, раскошеливаясь на очередной подряд для Школы Ремесел.[9]

А личность, совершенно случайно нанесшая ущерб, вприпрыжку шагала по направлению к Школе Боевых Искусств, размахивая руками и перебирая в памяти произошедший разговор. Тяжело это – увиливать от вопросов человека, прекрасно осведомленного практически обо всем, что произошло в ее жизни за последний год. Очень-очень тяжело и обидно, потому что приходилось буквально выворачивать наизнанку мозги, вспоминая, что там она рассказала кому-то прошлым летом. И это при том, что никто ее даже не пытался поймать на лжи! Просто у лорда манера разговора такая, въедливая, да и профессия обязывает.

Сами же смысл и причина разговора оказались безобиднее некуда. Что она видела во время достопамятного пикника, на что обратила внимание, что делала до, во время и после появления Твари из Бездны? И все с подробностями, последовательно и аргументированно… мрак! Спокойно и рассудительно, не позволяя себе даже намека на язвительность, как будто она прониклась серьезностью ситуации. А Лина действительно прониклась… атмосферой этого дома, явно не соответствующей выполняемым Отделом функциям. Все это больше походило на ставшее практически родным домом общежитие… Так и хотелось спросить, сколько раз сотрудники попадали в свои собственные ловушки?

Случайно сигнализация сработала, надо же! Отчего, интересно? Может, от скуки? Впрочем, скорее Лина нажала какую-то кнопочку… совершенно случайно! Что это, тьма побери, за занимательная механика и алхимия в придачу!

Напоследок лорд Эйген пожелал девушке успехов в изучении сложных наук и практически открытым текстом пригласил на работу. Агентом и осведомителем, причем с учетом завязавшихся у нее в Тирите связей. Шпионить в пользу Ронии после окончания магистратуры. На ответное замечание, что ей, послушной дочери своего отца, вряд ли удастся так долго избегать выполнения дочернего долга, да к тому же никто не гарантирует, что ее связи выдержат проверку временем, глава Пятого отдела лишь улыбнулся и заметил, что обстоятельства имеют свойство меняться.

Ну и как это прикажете понимать? Ее вербуют, кажется. Но куда? В Крыло Надзора и Опеки или в местное отделение Ордена Бездны? Ни одна из этих организаций не вызывала у девушки восторга. Лина была намерена всеми силами избегать такой чести и потому дала настолько уклончивый ответ, ссылаясь на честь рода, собственную занятость, невозможность принять решение сию минуту и еще какие-то обстоятельства непреодолимой силы, что сама запуталась и не поняла, что имела в виду.

Зато лорд Эйген все прекрасно понял. Дружелюбно улыбнувшись, он распрощался с девушкой, пообещав, что это не последний их разговор…

Не дай Бездна, подумала ведьмочка.


Тьеор дель Солер'Ниан, практически уже состоявшийся счастливый жених, сидел в полупустом темном зале и старательно напивался. Это было непросто, даже с помощью нескольких бутылок Shael Nissel.[10]

«Не хочу жениться, хочу… а чего я хочу? А? Не знаю… – думал он и опрокидывал в рот очередной кубок. – Может, утопиться? В вине…»

Он всего лишь двое суток как вернулся в Тирит, но за это время ему до зубовного скрежета успели надоесть сочувственные и язвительные поздравления, которыми одаривали его почти все встреченные соотечественники. На Форпосте подобное не составляло труда пресечь на корню, а здесь… Тьфу, проще самому удавиться!

Дроу досадливо рыкнул. Он уже получил три предложения вступить в тайные коалиции, два – стать агентом влияния неких силовых группировок, а также услышал бессчетное множество идиотских предположений о причинах подобной благосклонности Повелителя. Всех этих умников он с бо-ольшим удовольствием пустил бы на зелья, но вместо этого кропотливо записал все поступившие сведения в толстый, переплетенный в кожу и обитый бронзой фолиант. Хотел упорядочить рецептуру зелий, но вот приходится… извращаться. Будет, будет подарочек к свадьбе. Но не невесте, а дорогому будущему тестю, чтоб его Бездна сожрала!

Тьфу! Эти интриги так утомляют! И совершенно не интересуют!

Так что пока он заперся в своем доме, в одиночестве поглощая крепчайшую настойку и зверски скучая при этом. В прошлый раз, кажется, компанию ему составляла недоучка… и было не так скучно! Он бы, пожалуй, встал и попробовал как-то развлечься, но ноги уже не держали, хотя голова оставалась до отвращения ясной, а сознание не торопилось проваливаться в желанное небытие. На грядущий официальный прием младший придворный алхимик с удовольствием отправился бы именно в таком состоянии…

Тьеор сполз с кресла на пол, задрав колени выше головы, и, балансируя полным бокалом вина, зло сощурился. Буравя взглядом стену, дроу попытался вспомнить, есть ли еще в пределах досягаемости полная бутылка. Толстенькая такая, с узким горлышком и гравировкой на боках… Похоже, нет… Ну что же? Отплевываясь от лезущих в рот волос, дроу попытался встать… Балансируя по полу подобно акробату на канате, добрел до столика, скрывающегося в самом дальнем углу помещения. Наверное, он специально туда спрятался, чтоб доставить Темному дополнительные трудности. Алхимик с неудовольствием убедился, что столь милой его душе настойки в наличии больше не имеется, и, тоскливо вздохнув, уселся прямо на холодный пол. Почувствовав чужую магию, вяло обернулся.

Лениво уставившись на разворачивающуюся посреди зала арку портала, отсалютовал пустой бутылкой выскочившей из телепорта сереброволосой фурии.

– О, Сай, а ты похорошела! – проговорил дроу, даже не пытаясь встать. С какого веселья он так сократил имя принцессы, непонятно!

Ее высочество заполошно оглянулась и возмущенно уставилась на ухмыляющегося Тьеора:

– Да ты! – подскочила к алхимику, заготавливая атакующие чары. – Как ты смеешь?!

Тот философски обозрел десяток лиловых шаров, провисших между ладонями Сьены, и пожал плечами.

– Ну и смею… Уймись, а? – Ему уже было все равно, да и голова разболелась, так что подобная кончина казалась избавлением от мучений, но принцесса, зашипев от ярости, в последний момент удержала магическую плеть от удара.

– Ты, наглый, мерзкий, гадкий… кхагорла эшш лиссэ нисс!

– Гейшери миа, лисса эш, – в том же ключе ответствовал Тьеор, – тем более что ты опять нарушаеш-шь! Правила-а… эх!

Он с трудом поднялся на ноги, опираясь на столик, ему вдруг разонравилось, что какая-то там принцесса нависает над ним как гора, хотя вид снизу открывался прелюбопытный. Полупрозрачные пышные одеяния обвивали стройные ноги эльфийки… весьма фривольно, на его взгляд. И когда она начала увлекаться такими одеяниями?.. Ми-ило… Эхма, такие мысли посещали дроу нечасто. Пр-риятные такие… Лиловые глаза встретились с алыми. Сьена, вглядевшись в расширенные до предела зрачки жениха, с отвращением воскликнула:

– Да ты пьян!

– О не-эт! До этого блаженного состояния еще не менее трех бутылок! – Обойдя по неровной дуге слегка растерянную эльфийку, алхимик тяжело рухнул в кресло. – Будь хорошей девочкой, сбегай до города, прикупи еще этого божественного эликсира, а?

– И не подумаю! – уперев руки в боки, вскричала принцесса и тряхнула головой. Длинные распущенные волосы укрыли плечи светлым плащом. – Гад такой! Как смеешь так со мной обращаться?! Я тебе не прислуга! И вообще, зачем я сюда пришла?.. Ах, я же убивать тебя пришла!

– Н-да? Непохоже-э, – зевнул Тьеор, клацнул клыками и усмехнулся.

– Непохоже! Непохоже!!! – взвилась Сьена, срываясь на пронзительный визг, и все еще летающие вокруг нее лиловые шары устремились к цели. – Сейчас-ссс…

Алхимик посмотрел на нее чистым, незамутненным взглядом невинного младенца и махнул рукой. Бокал выскользнул из пальцев и, ударившись об пол, разлетелся на сотни сверкающих осколков. Дроу выругался. А навстречу огням полетело нечто скомканное, черно-алое, сплетенное из сотен тонких нитей. Взрываясь сетью, они оплели шарики, отчаянно пытающиеся прожечь себе путь наружу… Сьена закусила губу и отшатнулась, а Тьеор с удивлением уставился на дело рук своих, более напоминающий кошмар художника-авангардиста.

– Ну и куда ты полезла? Я же сильне-э, – глумливо улыбнулся алхимик.

– Шшссс, – выдала Наследница.

– И мое убийство не решит проблемы… подберут нового лиссэ!

– А убийство Повелителя? – Сьена склонила голову набок. Ярость, тлеющая в душе, пыталась найти хоть какую-нибудь цель…

Дроу разразился нервным хохотом, запрокинув голову.

– Ну п-п-попробуй! – выдавил он между истерическими всхлипами. – Лет через триста, когда в силу войдешь! А я посмотрю!

– Да ты до этого времени не доживеш-шь! – прошипела принцесса, кидаясь на скалящегося Темного с неожиданно возникшими в руках огненными иглами.

Тот оттолкнулся обеими ногами от пола, кресло протестующе заскрипело и отъехало назад, ножки его с треском подломились, и опешивший дроу очутился на полу в окружении обломков раритетной, оказавшейся не особенно прочной мебели. Сьена, также не ожидавшая такой подлости и слишком быстро, сильно и резко рванувшаяся вперед, запнулась о ноги Тьеора и рухнула сверху. Хорошо, что алхимик успел выкатиться из-под стремительно опускающейся руки, вооруженной пылающими когтями.

– Какие мы горячи-е-е, – протянул он, перекатываясь на бок и подпирая голову рукой. С интересом понаблюдал, как эльфийка, запутавшись в развевающихся одеяниях, барахтается в обломках, мимоходом их поджигая. Она замерла, глубоко вдохнула и пробормотала что-то неразборчиво-неприятное. И успокоилась так же резко, как и вспыхнула.

– Ма-аладец! – похвалил ее Тьеор. – Все же чему-то тебя научили!

– Убью, – повторила Сьена, поднимаясь, – всех.

– Заскучаеш-шь… – Дроу лег на спину, заложив руки за голову, не обращая внимания на разгорающийся рядом костер.

– Ну и пусть… может, потушить? – ехидно предложила принцесса.

– Ну потуши, – лениво потянувшись, согласился Темный. И вздрогнул, когда на него обрушилась ледяная волна. Взвившись в воздух, заорал: – Да не меня!

Принцесса тонко усмехнулась:

– Зато протрезвел!

– Да не пьян я! – вызверился Тьеор.

– Н-да? Ну тогда, будь любезен, прими участие в составлении списка гостей!

– Чего?

– Гости! На помолвке будут гости!

– И мы вытащим из них кости! – Дроу шагнул вперед, пытаясь дернуть Сьену за прядь волос, но координация оставляла желать лучшего, и он мертвой хваткой вцепился в ее плечо. Мокрые волосы неприятно облепили лицо, вода хлюпала под ногами, рубашка неприятно холодила тело. – Брр! Согрей меня!

– Шарра-эс! Шаасс эре! Отпусти! Я по делу!

– Не отпущу, давай обнимемся! Да и какие дела могут быть в такое время? Утро же!

Сьена снова начала звереть, в глазах появилось опасное сияние.

– Какое утро! Ты уже сутки здесь сидишь! Очнись! – и влепила ему пощечину.

– А вот этого не надо, – спокойно заметил Тьеор, отступая и потирая щеку, на которой осталось несколько кровоточащих царапин. – Я и сдачи дать могу.

– Не посмеешь! И вообще… прими, будь любезен, посильное участие в подготовке торжества!

– С какой это радости я должен помогать рыть собственную могилу?

– Ну я же участвую! И вообще, – Наследница встрепенулась, – у меня есть приказ!

– Угу… приказ. А не пошли бы вы дружно в Бездну вместе с вашим приказом, – буркнул Тьеор, встряхиваясь и направляясь к выходу из зала.

– Ты это куда?

– Куда-куда? Принимать участие… Пошли уж, принцесса. Что там у тебя?

– Главный церемониймейстер окончательно замучил! Списком гостей…

– Хм, вот что я скажу, – неожиданно пришел в благодушное настроение дроу.

– Что? – торопливо шагая следом за хозяином по длинной анфиладе, спросила Сьена.

– Не перебивай, – отмахнулся алхимик, – я скажу, что ты тоже не в восторге от происходящего. Не так ли?

Принцесса замерла, раздраженно сощурившись:

– А кто бы был в восторге?

– Есть у меня предположение на сей счет, – задумчиво пробормотал Темный, вспоминая ехидную недоучку. И добавил: – И изменить мы ничего не сможем.

– Ну…

– Не сможем, не сможем, – категорично заявил Тьеор, оборачиваясь, – это безнадежно и бесперспективно. К тому же я все-таки жить хочу!

Сьена недовольно скривилась:

– И что ты предлагаешь?

Алхимик скользнул к эльфийке, дернувшейся от неожиданности, приобнял ее за плечи и прошептал на ухо:

– Предлагаю сделать так, чтобы эту помолвку запомнили надолго! – В его крови все еще бродило легкое безумие, порожденное «Кровью богов», и план отмщения, чьи смутные очертания рождались в его голове, казался вполне удачным.

Лицо принцессы исказилось усмешкой.

– Почему бы не-эт? Должны же и мы получить от этого хоть какое-то удовольствие!

– Ну и прекрасно…

Обнявшись, они медленно двинулись дальше. Тьеор мысленно составлял список мероприятий, самым актуальным на данный момент была, немедленная сушка. А вот потом…

– У тебя, кажется, были проблемы со списком приглашенных? Так вот, я знаю, кто будет стоять в нем первым номером…


Лина стремительной тенью перелетала с крыши на крышу. Прыжок, короткий полет, пробежка на цыпочках по гребню или краю и вновь прыжок. Так быстро, что не успевали реагировать даже настороженные по причине ночного времени чары. Смазанный силуэт девушки, одолжившей у Льялиса плащ-хамелеон, неизменный атрибут всех воров Роны, не был бы заметен обычному взгляду, даже если бы кто-то этой холодной ночью вздумал целенаправленно изучать крыши дорогих особняков.

Очередной прыжок закончился вдруг не на твердом черепичном покрытии, а на чем-то мягком и подозрительно живом. Это самое живое дернулось, нога потеряла опору, и Лина кубарем полетела вперед и вниз, даже не успев выругаться. Затормозила у самого края, вцепившись в декоративный поребрик карниза. Поднялась, зло оскалившись. После такого пируэта все отрешенное сосредоточение слетело с нее, обнажив яростное желание порвать кому-то горло. Она зашипела, заметив, как зашевелился кусок крыши, не отличающийся по цвету от темной черепицы.

Вот ведь невезение!

Судя по всему, это вор. Или грабитель… а может, и убийца! Надо убираться отсюда. Или все-таки подраться?

– Ведьма, – послышалось сдавленное. Или полупридушенное…

– Мы знакомы? – удивилась девушка, обнаружившая, что маскировочный капюшон слетел, открывая миру бледное лицо. – Впрочем, какая разница? Продолжайте…

– Убью!

Из темноты вырвался небольшой огненный шарик. Девушка отскочила в сторону и вверх, прикрывая лицо от каменной крошки, весело фыркнула:

– Как невежливо! – И, решив не тратить время на глупые разборки, умчалась по гребню крыши на другой конец дома. Прыжок, полет…

Еще два дома, и мы на месте!

На прогулку по крышам Лину подвиг слух, зародившийся на одной из утомительных светских вечеринок. Проплывая мимо группы сплетниц, разряженных в зеленые перья, она уловила странную фразу о том, что кто-то собирается открыть филиал магической почты. Сказано это было пренебрежительным тоном, но заставило девушку замедлить шаги, потому что на произнесенное дальше волшебное имя Лина теперь делала охотничью стойку подобно породистой ищейке. «Моя камеристка слышала, что горничная леди N видела, как эти клетки несли слуги из особняка Аранди. Да не просто клетки, а клетки с магическими вестниками, закупленными у самого умелого по этой части мага». Вот тут ведьмочка задумалась.

Зачем лорду Аранди столько вестников? Чтобы письма рассылать… Но кому? Друзьям и врагам, разумеется! И очень подозрительно! Так, может, навестить лорда-жениха и посмотреть, что за почта у него имеется? И для кого… К тому же она забыла про этот особняк, что совершенно непростительно. Вынеся себе выговор с предупреждением, она решила, что стоит совместить приятное с полезным.

Можно было напроситься в гости, сыграв на неумеренном тщеславии лорда, но Лина решила пойти более простым путем. И более интересным, что уж там… То есть – крышами, предварительно удостоверившись, что старый особняк охраняется стандартными, причем уже немного выдохшимися чарами и противиться тайному проникновению не будет.

А вот и дом. Представительный, но уныло взирающий на мир чуть пыльными окнами. Ему, такому большому и значительному, было грустно, что в стенах более не слышно музыки, не кружатся в танце пары, не разносятся сплетни и интриги… Впрочем, интриги как раз присутствуют, но какие-то не такие, грубые и мрачные, а не тонкие, изящные и как бы паутинкой ложащиеся на паркет.

Лина, замершая перед узким чердачным окошком, спрятанным в одной из декоративных башенок, встряхнулась и удивленно прислушалась. Ради такого дела она сняла с себя блокировку и сейчас ощущала, как дом тихо… поет, рассказывая миру свою историю. Как и чем она слушала, сама не понимала, но тихие колебания незримого ветра легко интерпретировались как усталая покорность, рассеянное любопытство и смиренное равнодушие… Как и почему ей удалось уловить голос каменного строения? Надо будет разобраться. Попозже… а пока…

Напевая про себя незатейливую печальную мелодию, девушка просочилась на чердак. Оглядев низкое, пыльное, сплошь завешенное паутиной помещение, очертания которого терялись в темноте, она скинула плащ и аккуратно пристроила его в проеме окошка. Лис сказал, что за каждое пятно или дырку он возьмет с нее золотом. Лина обозвала квартерона меркантильным занудой, но сейчас решила не рисковать содержимым кошелька, и так не особенно полного.

Так, в полный рост не пройти, да и пол, он же потолок не вызывает доверия. Значит, ползком и по балкам, расчерчивающим чердак в разных направлениях.

Распластавшись на поперечной балке, она двинулась вперед. Так, сейчас прямо и направо, перелезть на соседнюю… Затем обойти опоры, поддерживающие крышу. Чихая и отплевываясь, она пересекла весь дом. Посещавшие ее при этом мысли были довольно далеки от этого дома и проблем, связанных с Орденом Бездны.

«Никакой личной жизни, – думала она, отплевываясь от паутины. – Никакой личной жизни… все нормальные люди (и нелюди) сейчас спят себе и видят сладкие сны. А я… я то ползаю где-то, то дежурю, то шпионю… или тренируюсь, или пропадаю на очередном приеме! Когда я последний раз с ребятами гулять ходила? Просто так, без особой надобности? Уже и не вспомнишь, даром что память теперь эльфийская! Ну почти…» Лина скромно потупила глазки, хотя никто ее не видел, кроме пары жирных пауков. Эльфийская… интересно, как с личной жизнью Повелителя? Поинтересоваться, что ли? Или это будет невежливо? Ну ладно, об этом потом…

Прислушалась, приложив ухо к тонкому перекрытию. Приглушенное «Отнесите милорду эту клетку» и чьи-то шаги послужили для нее путеводной нитью. Ящеркой скользнув дальше, она услышала стук двери и знакомый до отвращения недовольный голос, повелевающий занести клетки в кабинет.

А где здесь кабинет? Левое крыло, второй этаж. Значит, далеко ползти не придется. Мысленно перебирая невидимые струны, отчего тонкая паутинка кружева тихонько колебалась, она осторожно прилегла на пол, выискивая щель, которая не преминула обнаружиться совсем рядом и очень удачно, прямо над столом. Прищурившись, девушка наблюдала за руками, сортирующими по стопкам разноцветные бумаги. Отложив в сторону несколько штук, руки исчезли из поля ее зрения вместе с самой большой кипой. Послышались шаги, скрип, щелканье… Потайная комната?

Самый верхний лист, небрежно брошенный на столешницу, привлек ее внимание. Буквально влипнув в доски, она изо всех сил напрягла зрение. И хмыкнула, поняв, что не ошиблась. Исписанный лист украшала, помимо прочих, еще и размашистая подпись герцога Эйгена. Вот слов она разобрать уже не могла, но вряд ли это что-то безобидное. Не зря полезла, решила она. Хоть узрела то, за что ее продали.

Лорд вернулся за стол, сжимая в руке клетку с белыми магическими голубями. Аккуратно сложил документы стопочкой, провел над ними ладонью. Кольцо на пальце засветилось и угасло. Рядом на стол легли магические копии, абсолютно идентичные подлинникам, но более не поддающиеся копированию.

Лина плотоядно усмехнулась.

Лорд тем временем продолжил манипуляции. Положил на бумаги по белому полупрозрачному листу, они сами собой скрутились в трубочки, скрывая содержимое. Еще одна вспышка магии – и на столе лежат два нешироких белых ошейника, надеваемых на шейки посланников. Что мужчина и проделал, открыв клетку и с помощью амулета отловив по очереди обоих голубков.

Удовлетворенно хмыкнув, он приготовил посланцев к транспортировке, накрыв плетеную сферу плотным кожаным чехлом.

Интересно, кому будут отправлены эти письма? Когда и откуда? Если это страховка от милорда герцога и прочих друзей дорогого жениха, то можно предположить, что адресатом будут король и Пятый отдел. Или Тайный совет… если Пятый отдел продался с потрохами. Впрочем, этого лорд Аранди может и не знать.

Как все запутано-о… Девушка дернула себя за косу. И опять ни сна, ни отдыха! Лина торопливо проделала обратный путь до окошка и имела возможность лицезреть, как милорд Аранди с клеткой под мышкой покидает особняк через черный ход. Торопливо отряхнувшись и закутавшись в плащ, ведьмочка сползла по стене и двинулась следом. Убедившись, что мужчина направляется не куда-нибудь, а в Серый Дом, решила, что на сегодня хватит, и поспешила в Школу.

Хотелось спать…

Никакой личной жизни, досадливо думала она, понимая, что мысли пошли по уже пройденному кругу, и ловя ладонями ветер, нашептывающий что-то тревожное. Хотя кому она такая нужна? Личная жизнь, в смысле. Да и сама она, ведьма-недоучка, кому нужна?

Внезапно усмехнулась, подставив лицо накрапывающему дождю. Повелителю она нужна… только зачем, до сих пор непонятно! Мелодия в душе сменила тональность с печальной на тревожно-выжидательную, отпущенная на волю аура жадно впитывала в себя потоки Силы. Соскользнув в легкий транс, Лина прислушалась и влилась в странное ритмичное колыхание. На гребне прокатившейся по кружеву волны, звучащей почему-то глухим барабанным рокотом, просочилась сквозь защитные тенета. И задохнулась, нырнув в ошеломляющий водоворот чужого сознания. Не покидая тела, не пересекая сознанием половины мира, стремительно и от этого страшно…

Там, в темной глубине, ее обожгло одиночество, и, пытаясь вернуться вверх, к солнцу, небу, буре, наткнулась на холодный расчет, сдобренный брезгливым интересом. Рванулась выше и влетела в равнодушное благорасположение.

Попыталась удрать незаметно, так же, как и появилась, но зацепилась за азарт. И осталась, пойманная в легкую прочную сеть легкомыслия.

Судорожно выдохнула, неверяще наблюдая, как изящно склоняется к руке рыжеволосой… крашеной, мелькнула мысль… эльфийки сам Повелитель. Символический поцелуй, и дроу ведет ее по длинной темной анфиладе под возмущенное сопение незримой спутницы. Куда? В спальню, в личные покои…

Лина возмущенно рванулась назад, но запуталась в защитах и тогда вновь нырнула в темные глубины.

И пришло понимание. Брезгливый интерес, оказывается, был адресован именно этой рыжей… и ни капли каких-либо других чувств. А благорасположение эльфийке демонстрируется специально, дабы заманить и… тьфу! Ради информации можно пойти на многое… лицемер! «А мне не разрешает даже легкого флирта, – подумала Лина. – Да и есть здесь хоть что-то настоящее? Неприятно-то как! И противно… все рассчитано, выверено, разложено по полочкам… равнодушие, презрение, недоверие, подозрения. И неужели при взгляде на меня у него возникают похожие чувства? Такие же просчитанные, выверенные, разграниченные?»

Отнюдь… совершенно не такие,– рассеянное.

Ой! Сочувствую!

Не мешай. Я занят.

А-а-а, понятно. Ну можно посмотреть? – ироничное.

Возвращайся, – приказ.

Как? Я не знаю! – немного испуганное.

Подумай…

И он оттолкнул Лину в глубину, где одиночество и долг закружили ее в обжигающе ледяном, ярком вихре. Вот здесь было то, чего не оказалось выше. Искренность, язвительный юмор, гордость, яркие воспоминания прошлого, кровь и смерть, но все подлинное, а не подделки, демонстрируемые во Внешнем круге.

Девушка недоверчиво завертелась, сплетая из всего этого кружево собственного недоумения. Почему все так просто? Озарение? Ведь совсем недавно она совершенно не понимала того, что происходит в этой душе. И тонула, захлебываясь в образах. Странно, странно… что же происходит? Что? И почему именно теперь она увидела, что кодексом Кругов Общения Темные не пренебрегают даже при построении собственной личности. Внешний и Внутренний круги, как два слоя покрывал, предназначены для общения, демонстрируя миру только то, что ему желают показать. А суть скрывается глубже… здесь. Это странно… Но как вернуться домой?

Она расслабилась и вновь закружилась в водовороте, медленно превращая свои движения в некое подобие танца. А там уже недалеко и до музыки… нужно только прислушаться.

Шепот мира, шорох течений, наполняющий кружево связи биением жизни. Волна пришла, заставила слиться с нею и унесла сознание девушки назад.

Открыв глаза, Лина облегченно вздохнула. Вернулась.

А с личной жизнью у Повелителя тоже напряженка…


ГЛАВА 10 | Танцуют все! | ГЛАВА 12