home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29 июня 1985 г.

Одесса. Пляж Аркадия

«...Этим надо заниматься дома, идиоты!..»

...Ах! Какое это было лето! Ласковое, теплое! Даже, наверное, жаркое...

– Ш-ш-ш! – шелестела прибоем едва заметная волна. – Ш-ш-ш! Ш-ш-ш!

– Ки-ки-ки! – кричали чайки и камнем бросались с неба в воду за своей добычей. – Ки-ки-ки!

– Кр-кр-кр! – крякали солидно большие бакланы.

Эти-то никогда не бросались на хлебные корки, разбрасываемые «гостями города», – гордые, большие птицы... Их несведущие частенько путают, называя этих гордецов «большими чайками», но это совершенно не так!

Черноморская чайка размером с голубя примерно, и в ее белом оперении есть несколько черных «клякс» – на кончиках крыльев и хвоста. И они, если разобраться по-честному, самые настоящие попрошайки на самом деле...

А вот бакланы!.. Бакланы – это что-то совершенно иное!..

Большая, иногда самец может быть размером с хорошего гуся(!), красивая птица, которая в своем полете практически не машет крыльями, а ловит потоки воздуха, как дельтапланерист... Так летают совсем немногие птицы на планете – кондоры в Андах, например... А уж, чтобы так летали птицы морские!.. Есть, наверное, только одна такая!.. Потому-то бакланов и называют те, кто здесь живет и знает, понятное дело, «черноморскими буревестниками»... Помните, как это у Максима Горького?

...Над седой равниной моря

Гордо реет буревестник,

Черной молнии подобный!..

А теперь вспомните песню про Одессу:

В море чайки,

А над ними гордо кружатся бакланы...

Неужели не похоже?!! Вот и одесситы так говорят...

– Ш-ш-ш! – шепчет еле заметная волна прибоя.

На море полный штиль! Мертвая зыбь...

– Шо это за придурошная мамаша оставила одного маленького ребенка и пошла себе мочить свое тело у в воде? – возмущается пляжное радио. – Или она думает, шо тот песок с кизяком, который ест этот ненормальный ребенок, заменит ему обед? Так лучше пусть она таки перестанет быть осетриной и накормит его тем помидором, которым он сейчас играет в футбол!..

Ах, Одесса! Жемчужина у моря!

Этот ее язык! Эти ее возмущенные шутки!..

...За год Сергей кое-как пообвыкся-смирился со своим гражданским статусом, но... как в той песне: «Ах! Если б ты знала, как тоскуют руки по штурвалу!..» Он нашел себе занятие по своей, тоскующей по службе душе – карате... Правда, его к этому лету уже успели запретить, официально объявив «спортом для преступников», но Сергей... Сергей тренировался исступленно и самозабвенно, совершенствуя и оттачивая то, что успел взять у мастеров, пока они не были в опале у государства...

И он совершенно не боялся милиции, которая могла «прихватить его за жабры» за это хобби, – удостоверение инструктора, документ, подтверждающий его причастность к большим секретам флота, был теперь его оберегом...

...Пот градом катил по его голому торсу, а Сергей все продолжал крутить нунчаки, с каждой секундой наращивая темп... Он оттачивал одно сложное като, которое не давалось ему вот уже несколько недель... Но сегодня... Сегодня на удивление все получалось само собой!.. Он стоял у самой кромки воды и самозабвенно совершенствовал свое мастерство, совершенно не обращая внимания на уже довольно большую толпу зевак, собравшуюся неподалеку, – этот спорт был пока еще очень мало знаком «широкой толпе», а потому и вызывал неподдельный интерес. Особенно если выдавалась возможность посмотреть такое «красивое и бесплатное шоу», которое невольно устроил сейчас Барракуда...

– Кия-и-и! – проорал он во все горло пронзительно-высоким голосом и закончил комплекс.

И тут же толпа зевак разразилась бурными аплодисментами.

– Ос-с! – наклонился Сергей в традиционных поклонах на четыре стороны света. – Ос-с! Ос-с! Ос-с!..

А затем, обернувшись полотенцем, медленно пошел к ангару лодочной станции...

– А-кх-хым-м!.. – кашлянул кто-то за его спиной.

Сергей обернулся и увидел перед собой мужчину лет тридцати пяти...

Нет! Не так!..

В Одессе говорят: «Моряк моряка видит издалека!»

Здесь случилось то же самое!

В том, что этот «мужичок» имеет прямое отношение к армии, об этом даже говорить не приходится!.. Сергей сразу же понял, что этот «товарищ» имеет отношение к какому-то спецназу и служит в нем уже довольно долго, как минимум десяток годков!.. А может, и побольше...

– Молодой человек...

– Слушаю вас?.. – Сергей чуть было не сказал «товарищ полковник»...

– Простите за назойливость... Вы могли бы уделить мне несколько минут вашего времени...

«...Здравствуй, служба! – ударила в мозг Сергея молния мысли, и тут же пришло и решение: – Кто бы ты ни был и откуда, но я соглашусь!..»

Никто не смог бы объяснить этого, но... Сергей уже тогда знал, о чем будет разговор... Знал наверняка! И уже готов был согласиться на любые условия, зная, понимая неизвестно каким чувством, что «это его шанс вернуться в строй»...

– Да, конечно...

– Добро!.. – кивнул мужик.

«...Армейский или флотский! „Добро“ больше не говорят нигде!..»

– О чем речь?

– Просто хотел пообщаться... Надеюсь, что это не запрещено?

– Не запрещено... – ответил Сергей и обернулся к «мужику» спиной, чтобы тот не заметил, как часто забилось его сердце. – Пойдемте на вышку – мне за пляжем присматривать надо...

Они поднялись на шестиметровую смотровую вышку спасателей и уселись на жестких скамейках.

– Слушаю вас! – И опять он чуть было не ляпнул «товарищ полковник»...

– Вы, молодой человек, хорошо владеете довольно закрытыми видами единоборств!.. Увлекаетесь?

– Немного... Для души... Ну и чтобы форму не терять...

– А она была, надо полагать?

– Когда-то...

– Были и еще виды спорта, надо думать?

Это было похоже не на разговор, а на «мягкий допрос», но Барракуда почему-то совершенно не хотел сопротивляться...

– Бокс и плавание...

– И до каких пределов удалось дойти?

– КМС и МС...

– Ого! Сильно!.. И такие разноплановые виды... Не удивлюсь, если вы скажете, что прыгали с парашютом...

«...А-а! Была не была!..»

– 97 прыжков на Д-5... МС, парашютист-инструктор... – выпалил Сергей на одном выдохе и замер...

– Солидно!.. Более чем!.. – «мужик» потер свой нос. – И в армии служил, надо понимать?

– На флоте...

– На флоте, говоришь... Да и твоя наколочка на плечике тоже об этом говорит... «КЧФ»... Значит – моряк?

– Т-т-т... – Сергей еле сдержался, чтобы не ответить «так точно!». – Д-да! Моряк!

«Мужик» посмотрел не Сергея хитрым взглядом:

– Бокс, карате, плавание, парашютизм... И все на уровне мастера спорта!.. И служил при этом на флоте... – Он потер лицо, а потом словно выстрелил в Сергея взглядом. – И годков тебе, парень, уже около тридцатника, а уставное обращение к старшему по званию так и не забыл! Все тебя таки тянет сказать «так точно!»... Значит – не больше года как «пиджак» надел... Бокс, карате, парашютизм и плавание?.. Работаешь спасателем на городском пляже... А ты случаем не в 17-й ли бригаде на острове Первомайский служил, юноша? Или, может, ты со Змеиного?.. В каком звании увольнялся, бопл?..

«...Все знает! Только ты меня просто так, голыми руками не прихватишь, дядя! Барракуды – они скользкие и оч-чень зубастые!..»

– А ты кто такой вообще, «супостат», чтобы такие вопросы задавать?

Сергей, глядя прямо в глаза «мужику», слегка приподнялся со скамеечки вышки и ненавязчиво так, «мимоходом» сжал в кулаке свои нунчаки...

Вся его поза выражала сейчас сплошную, тотальную агрессию, только... Это не возымело никакого действия на «мужика» – он остался совершенно спокоен... Он только приподнял с колена свою ладонь, сантиметров на десять, не больше, и произнес:

– Не надо пылить на природе да при народе, парень... Я – тот, кто надо!.. И сядь на место, пожалуйста!!! И прибери свое «я» для кого другого!.. – И странное дело, но Сергей повиновался, а «мужик» уже достал из заднего кармана брюк какое-то удостоверение и ткнул его в нос Барракуды. – Подполковник Воловец. Командир «Витязя»!.. Слышал о таком отряде, надеюсь?!!

– Так точно! – вскочил Сергей непроизвольно.

– Сядь!.. И это... Расскажи о себе хоть немного...

– Не имею права, тащ подполковник...

– Понимаю... – кивнул он согласно. – А хоть кем уходил со службы, скажи...

– Старший мичман...

– О! – Подполковник поднял указательный палец. – А теперь понимаю все полностью!.. Уходил не сам небось?

– С чего это вы взяли?

– А ты молодой еще очень и не успокоился, и хоть уже на гражданке, а до сих пор все еще служишь!.. Такие сами не уходят!.. Ну что? Я прав?

– Извините, тащ подполковник... Но это мое дело...

– Ладно... Не обижайся... – улыбнулся «мужик» и протянул свою ладонь. – Меня Батей называют...

– Сергей... – ответил наш герой на крепкое рукопожатие.

– Пойдешь ко мне?

– Куда это?

– В отряд, говорю, пойдешь?

Сергей ждал этого вопроса и боялся... Вроде бы вот-вот Татьяна успокоилась – муж дома, рядом... И теперь опять?.. А душа его уже рвалась, уже летела к новому месту службы... И ничего не поделать с этим – Сергей был прирожденным воином, прирожденным защитником...

– Подумать надо...

– Это – обязательно! Я в Одессе в отпуску, Сергей. Остановился в гостинице «Море», что около проспекта Шевченко. Знаешь?

– Обязательно!

– Вот и отлично... Отпуск мой заканчивается через неделю, так что... Она, эта неделя, и есть то твое время на раздумья. Договорились?

– Я дам вам знать в любом случае, Батя...

– Добро... – подполковник улыбнулся – видимо, он уже тогда знал ответ Сергея – и посмотрел в море. – Балуют у тебя на пляже, мичман... Отвлекаю?

Сергей взглянул в том направлении, куда смотрел подполковник, и снисходительно улыбнулся:

– Хотите анекдот на тему?

– Давай порадуй одесской экзотикой! – улыбнулся Воловец.

– Значит... Пошли как-то совсем молоденькие пацан с девчонкой перепихнуться в оперный театр...

– В оперный театр? – Подполковник опешил уже от самого начала анекдота.

– Ну да! У него родители дома, у нее тоже. Где же еще молодежи новых одесситов строгать, так чтобы не по-скотски, жопой в муравейнике, а еще и с эстетическим наслаждением? В оперном театре, конечно!

– Ага, понятно! Ха-ха-ха! – Батя уже смеялся. – Эстетико-физический оргазм! Приятно и душе и телу! Ха-ха-ха!

– Вы-мен-но! – поднял указательный палец Серега. – Мы иногда с женой как раз для этого туда и ходим!..

– Короче... Ха-ха-ха-ха! Абсолютно жизненная ситуация! А-х-ха-ха-ха! А дальше?

– Взяли, как и мы с Танюшкой, билеты на балкон и пошли «смотреть» «Жизель»...

– А-ха-ха! А-ха! Ой, уморил уже! Ха-ха-ха-ха!

А Сергей продолжал как ни в чем не бывало:

– Ну, вот... Пока на сцене идет действо, парень загнул девчонку на перила балкона в букву «зю» и жарит ее в полный рост на хорошей такой амплитуде... А когда он уже вот-вот должен был «приплыть», она ему и простонала: «Ой-ой! Только не в меня!»... Ну, ему ничего не оставалось, как завершить свою «любовь» с балкона прямо в оркестровую яму...

– А-и-ха-ха-ха-ха-ха!

– И прямо скрипачу Абраму Соломоновичу Диминштейну на лысину!

– Ой! Ой! Ха-ха-ха-ха-ха!!!

– Абрам сгребает все это «дело» со своей башки, нюхает ладонь и обращается к своему соседу-виолончелисту Ефиму, естественно, показывая ладонь: «Фима! По-моему, на меня кончили!»... На что тот отвечает: «И неудивительно, Абгаша! Ты сегодня играешь, как п.......а!..»

– А-а! А-а! А-ха-ха-ха-ха-ха!!! – Батя просто согнулся пополам от смеха.

Сергей и сам посмеялся пару секунд, заразившись от него смехом, а потом опять посмотрел в море:

– Что вытворяют, а! Селедки в лодке! – и махнул рукой, чтобы на него обратили внимание в радиорубке, а потом указал рукой на лодку, дрейфовавшую вдоль пляжа метрах в ста от буйков. – Лучше бы они в оперный театр пошли! На «Жизель»!..

Видимо, его коллеги что-то заметили, потому что опять «ожили» на столбах пляжные «матюгальники»:

– Юноша, который так самозабвенно епет свою девушку в лодке! Если ви думаете, шо ваша мелькающая туда-сюда белая жопа вызывает у посетителей истинное эстетическое наслаждение, так вы таки ошиблись! Единственное, что можно прочесть по этой вашей «морзянке», судя по частоте и периодичности засаживания, так это сигнал «SOS»!.. Так весь пляж уже желает знать, шо ж такое все это значит? И к вам уже таки поплыл наш спасатель! И если спасать надо девушку, так он ее таки спасет и даст вам в могду, а если спасать нужно вас... Так он ей поможет и завершит-таки вами же начатое это грязно дело!.. Так и шо вы там себе думаете?! Может, уже таки пора заканчивать эту могскую порнографию и сушить весла? Так гаскачивать лодку очень даже небезопасно, дети мои!

– Ха-а! Ха-а! Ха-а!.. – Подполковник уже не мог смеяться из-за спазм в животе. – Да вы все здесь!.. Ха-а! Ха-а!.. Сплошной анекдот! Ха-а-и-я-ха!..

– Вы тут пока шо-нибудь родите, типа ежика, тащ подполковник, а я сплаваю до той лодки и шугану малолеток! – улыбнулся Сергей. – Ишь, удумали!.. Брать лодки напрокат и тут же, в кабельтове от берега, пялить в них своих подружек-малолеток при всем честном народе!.. Лентяи! Хоть бы веслами поработали маленько да отгребли подальше!..

Сергей спрыгнул с вышки, добежал до полосы прибоя, бросился в теплую морскую воду и поплыл размеренным брасом...

«...Вот же, селедки малолетние! Достали! Все им экзотику подавай! Пошли бы себе в кустики, как порядочные, интеллигентные люди... Ан нет – им перед всем пляжем средь бела дня „постриптизировать“ хочется! Адреналину, вишь, больше, а „стояк“ – крепше!.. Ниче! Ща я вам вообще весь „стояк“ обломаю, детишки! Потому что не фига!... – Сергей уже миновал буйки, и до лодки оставалось каких-то полсотни метров. – Оп! Оп! Оп-п-п твою мать! Держаться!..»

У «детишек», судя по всему, закончился «процесс», потому что парень лет семнадцати, не больше, встал в лодке в полный рост прямо так, как был, «со шпагой наголо», и решил потянуться... И, видимо, не сообразил после полученного кайфа, что находится в лодке, в двухстах метрах от берега...

Лодка качнулась из стороны в сторону пару раз и...

Паренек, потеряв равновесие, «потянул» лодку за собой...

Сергей видел, как она перевернулась, как «булькнула» в воду лежавшая на ее дне девчонка, и... Как лодка ударила мальчишку по голове своим бортом...

– Ых-ых-ых-ых-ых-ых-ых!!! – Теперь он греб руками изо всех сил так, как не гребут даже на Олимпиадах...

Считаные секунды, и Сергей уже был около тонущих.

– Я не умею плавать! – заполошно орала девчонка, цепляясь из последних сил за мокрое днище перевернувшейся лодки. – А-а-и-и-и-а-а-а!

– Держись за лодку, дура!!! – рявкнул Сергей и нырнул.

Глубины как таковой здесь еще не было – каких-то 6—7 метров, – но этого вполне было достаточно, чтобы оглушенный ударом борта паренек утонул... Сергей увидел его уже лежащим на песчаном дне...

«...Держись, селедка! Держись!!!»

Барракуда подхватил паренька, оттолкнулся ногами от дна и начал «парное всплытие с раненым» – упражнение № 12/4»...

– А-а-а-и-и-и-и!!! – было первое, что он услышал над водой.

– Закрой хлебало, коза, и хватайся за меня! – рявкнул бывший мичман. – И если хочешь жить, то заткнись и работай ногами! И не «звездой» своей малолетней, а ногами!!! Я вас вытащу, если ты, дура, мне хоть чуть-чуть поможешь!.. Давай! Держись и греби! Как умеешь!..

Основательно оглушенного, с разбитой бортом лодки головой паренька Сергей «взвалил» на свою спину, подплыв под него и поддерживая на плаву снизу всем своим телом. Он держал его за волосы, чтобы паренек не соскользнул со спины, левой рукой, а правой и обеими ногами греб к берегу. Так спасать учил он сам, Барракуда... Только в этот раз «упражнение» значительно усложнилось... На его плечах камнем повисла девчонка-малолетка, которая с перепугу могла в любую секунду топором пойти ко дну...

– Держись!.. Держись, дура!!! Ногами греби, коза драная!!!

Двести метров...

Двести метров, когда на тебе висят гирями два тела килограммов в 120 общим весом... Кто-то пробовал так плавать?..

На берегу стояла онемевшая толпа зевак, когда Сергей, почти полностью выбившись из сил, выволок за волосы на песок пляжа абсолютно голых любителей экстремального секса...

– «Скорую»! – рявкнул он севшим от натуги голосом. – Вызывайте «Скорую»! Кто-нибудь!!! Быстрей!!!

Кто-кто, а уж он-то знал, что сейчас даже секундное промедление – это смерть...

Сергей бросился к пареньку, перевернул его на спину и начал мощными толчками давить ему на грудную клетку:

– Давай!!! Давай, ебарь-террорист, дыши! Дыши, гад! Дыши! Дыши! Дыши!

И парень задышал!.. Он мощно икнул на полпляжа, а потом согнулся пополам, и из его горла хлынула вода...

– Молодец!!! Молодец, парняга!!! Давай!!! Щас за тобой приедут!!!

И Сергей перекинул свое внимание на девчонку.

Она, абсолютно голая, как Ева из Эдема, лежала навзничь на спине, разбросав в сторону руки-ноги, и не подавала никаких признаков жизни...

– Твою мать! – рявкнул Сергей и бросился к девушке.

Он начал делать прямой массаж сердца, мерно надавливая руками на грудную клетку, когда заметил, как слегка подрагивают ее полуприкрытые веки, а изо рта «утопленницы» тоненькой струйкой выливается вода... Что само по себе было странно... Если человек нахлебался воды и его удалось откачать, то легкие выдавливали ее из себя фонтаном! А тоненькая струйка... Так могло быть, только если человек специально набрал воды в рот...

«...Либо в коме... Либо придуривается, сучка малолетняя...»

– Открой глаза! – Сергей приложил ухо к довольно «увесистой», упругой груди девчонки свое и услышал размеренный стук сердца. – Открой глаза, говорю, дурища!!!

Но девушка оставалась без движения.

Тогда Сергей отвесил ей две довольно увесистые пощечины. Реакции – ноль! Только голова мотнулась из стороны в сторону...

– Ладно! Попробуем иначе!

Сергей уселся на ее плоский живот и стал манипулировать с точками «скорой помощи» на лице. Этому он научился у своего сэнсэя по карате – приводить в чувство потерявшего сознание бойца путем надавливания на определенные точки: верхняя губа, мочки ушей, основание подбородка...

«...Ах ты ж, зараза малолетняя! – разозлился отставной мичман, увидев реакцию девчушки на его „реанимацию“. – Поиграть вздумала в „больную и доктора“? Ладно! Щас поиграем!..»

Он видел, что девушка чувствует боль и терпит ее, притворяясь бессознательной, но мышечные рефлексы не обманешь – щелочки приоткрытых век сужались каждый раз, когда Барракуда воздействовал на точки...

– Та шо ж ты ее за морду мацаешь, парень, такую цацу сладкую! – раздался из толпы зевак голос советчика. – Раздвинь ноги, да и вдуй ей по самые гланды! Глядишь, водичку словно поршнем из горла и выдавит!..

– Не-е! Не так! Ты ее в позу «оленя, пьющего воду из ручья», определи!.. – объявился второй советчик. – А потом засаживай! Да не стесняйся! Глубже всунешь – больше воды из горла выйдет! Давай, спасатель, действуй! Спасай деваху! А мы поддержим ее, чтобы на бочок не упала!..

Где-то совсем рядом уже подвывала сирена «Скорой помощи», парень продолжал корчиться, «выворачиваясь наизнанку» и изрыгая из себя остатки морской воды, а девушка все продолжала лежать ничком, демонстрируя на весь пляж все свои неприкрытые прелести... Только разве что ее мышцы напряглись немного... Слышала она советы из толпы! Она все слышала!..

«...Ну, ладно, жопа! Ща я тя напугаю немного...»

Советчики из толпы совершенно не зря предлагали именно «такие» способы «реанимации» девушки!.. Настоящего одессита не проведешь! Если человек утоп, то он утоп, а если он хочет кого-то надуть, то в этом случае у него нет никаких шансов – одессит это увидит за сто метров!.. Это было первое... И было еще второе... Люди ратные не дадут соврать, потому что такое происходит если не со всеми, то с подавляющим большинством... Когда человек находится на пике эмоций, а такое случается в бою, или вот как сейчас, когда Барракуде пришлось вытаскивать на берег сразу двоих, в кровь выплескивается «лошадиная доза» адреналина!.. А как действует адреналин? Правильно! Укрепляет мышцы! Причем все без разбора!..

Серега был невысокого роста, всего-то 170, но очень «плотно сбитый», коренастый мужичок, такой, про которого говорят: «Весь в корень пошел!» Эдакий одесский Шварценеггер, благо его фильмом «Конан-варвар» уже засматривалась вся Одесса в первых видеосалонах...

– В «позе оленя», говоришь? – Сергей обернулся к советчику из толпы. – «Пьющего воду из ручья», говоришь?

– Самое оно, спасатель!!!

– Тогда иди, поддержи эту «олениху», чтобы не упала!.. А я ее щас реанимирую... С тылу!..

И одним рывком сбросил с себя плавки, явив миру если не идеал, то что-то близкое к этому – «корень» Сергея, накачанный «до нельзя!» адреналином и никак не меньше предплечья семилетнего мальчишки, стойким часовым смотрел в голубое одесское небо и подрагивал от напряжения в ожидании, когда же его хозяин обратит на него внимание...

– Ах-х! – раздался где-то в толпе грудной женский голос.

– Ух-х ты-ы! – раздался второй.

– Ничего себе ялда! – прокомментировала третья. – Я уже хочу утонуть и шо б спасал меня только он!..

– Ни хрена себе агрегат! – произнес советчик. – Ты это, спасатель... Как с кормы заедешь, сразу сильно не гони... А то еще зубы девке повыбиваешь... А ей еще жить и жить!.. А гланды не жалей – это ненужный человеческому организму атавизм! Что-то типа хвоста...

– А-а-а-и-и-и-а-а-а-и-и-и!

«Утопленница», видать, тоже оценила размеры «инструмента», которым ее собрались реанимировать... Она вскочила с песка словно ошпаренная и заметалась в человеческом круге...

– О!!! Ты смотри! – загалдели зеваки. – Ожила, как настоящий фуй увидела!

– Ложись, дура, обратно! – Теперь это были уже советчицы. – И пусть он тебя «отреанимирует» раза три-четыре!.. Хоть будет шо вспомнить на старости лет и внучкам рассказать!.. Ложись и «умирай», дура! Такого «инструмента» сейчас уже не встретишь – таких больше не делают! Это ж антикварная вещь!.. Ложись, коза, и ноги раскинь!.. И пусть он тебя «спасает», пока «Скорая» не подъехала... А надо будет, так мы ее на пару минут задержим!..

Девчонка совсем было растерялась, глядя то на толпу доброжелателей, то на «корень» Сергея, пока он сам не прекратил ее сомнения, натянув на свои тугие бедра плавки...

– У-ф-фу-у-у! – выдохнула разочарованная толпа. – Зря-а-а!..

Только Сергею до чужого мнения не было никакого дела.

– Ну, что, «утопленница», воскресла?

– Д-д-д-да-а-а! – ответила девчушка, глядя на плавки Сергея.

– Вот и ладушки... Бери-ка ты своего любовничка-малолетку под белы ручки и забирайся в «Скорую»... Вещички-то ваши, надо понимать, на дно пошли?..

Девчонка только кивнула головой в ответ:

– С-спасибо, вам...

– Не стоит благодарностей, килька, – это моя работа...

– И за стриптиз спасибо! – Голос ее значительно осмелел, а взгляд так и остался на плавках Барракуды. – Я такого еще никогда не видела...

Сергей только улыбнулся снисходительно:

– А много ли ты их на своем малолетнем веку вообще видела, сопля?!. Езжай давай отсюда! А то ты своей голой жопой уже весь пляж смутила! Вот детишки из песка уже не замки строят, а голых теток... Вали отсюда, девочка! И, желательно, больше никогда не появляйся на моем горизонте, а то жопу ремнем набью за нарушение «правил безопасности на водах»!..

– А это как получится! Спасатель... – Она стрельнула в Сергея многозначительным взглядом и влезла в машину с красными крестами...

– Ну, ты дал! – Батя все еще сидел на вышке спасателей, когда на нее взобрался уставший Сергей. – Такого никогда и нигде не увидишь!!! Ты просто молодца, мичман! А уж способ реанимации девушки – это вообще песня! Ваши анекдоты, наверное, именно так и рождаются...

Сергей только было открыл рот, чтобы что-то ответить, как его перебило «пляжное радио»:

– Уважаемые гражданки одесситки, приезжие дамы и тому подобное!.. Администрация пляжа категорически просит всех, желающих утонуть и быть спасенными нашим уникальным во всех отношениях спасателем, прийти в радиорубку и составить-таки график утопления... И не больше пяти утопленниц в день! Наш Серега не железный!.. Соблюдайте живую очередь, не толпитесь на проходе и тоните себе на здоровье, но строго согласно графику и купленным билетам!.. Администрация гарантирует, что все вы будете спасены и реанимированы в строгих народных японских традициях... Без привлечения представителей конвенциональной медицины, машин «Скорой помощи» и тому подобной ерунды... Так шо будьте готовы «утонуть», только сначала ответьте для себя на три вопроса: «Оно мне надо?», «Шо мне делать с мужем?» и «Шо делать потом со всеми этими последствиями утопления?» А «последствия» эти придется-таки растить, кормить-поить, отправлять в школу, а потом и в институт и так далее... Думкайте и тоните себе на здоровье!..

Сергей поднялся во весь рост и помахал кулаком в сторону радиорубки. И радио заткнулось...

– Вот же, пиздобол... Не дай ему хлеба – дай потарахтеть...

– А мне очень даже понравился способ воскрешения девушки! – усмехнулся Батя. – «Основательный» и очень нетрадиционный...

– Да ну вас, тащ подполковник!

– Так что? Пойдешь ко мне в отряд? Я только что лишний раз убедился, что не ошибся в своем выборе!..

– Не все так просто, Батя... У меня были очень большие проблемы на флоте...

– Ну-у, это-то я уже давно понял!

– Не все!.. В ваш отряд меня могут «комитетчики» не пропустить, или кто там у вас контролирует кадровый состав, «особисты», что ли... Я-то согласен, только... «Меченый» я, Батя...

– Сильно «меченый»?

– Узнавайте это сами... Могу только дать намек, у кого...

И Сергей рассказал о Петровиче, Дьяволе в Москве, о Еже и Атасе...

Он был уверен, что у подполковника ничего не получится, – слишком уж серьезное «клеймо» поставили год назад на Сергее...

Только...

Как-то через два месяца, в самом конце сентября, вечером в доме Сергея раздался телефонный звонок, и в трубке прозвучал знакомый голос Бати:

– Старший мичман Губочкин?

– Я! Только бывший старший мичман...

– Если ты еще не передумал, Сергей, то 1 октября жду тебя в своем штабе... Все вопросы с твоими командирами по МРП уже решены!.. Жду!..

– Не могу, тащ подполковник!..

– Передумал? – удивился Батя.

– Нет, не передумал! Просто... 2 октября моей дочке исполняется восемь лет...

– А-а! Вот оно что!.. Семейный праздник... Это уважительная причина!.. Тогда так! Делаем «сдвиг даты»... Жду тебя 7-го!

– Есть прибыть к месту службы 7 октября!

– И вот еще что... Твое звание мне вернуть не удалось... Послужишь пока младшим сержантом... В общем... Начнешь с самого начала...

– Это не беда, тащ подполковник... Какая разница, кем ты служишь? Главное это делать честно!

– Добро! Жду 7-го в штабе!..


Март 1995 г. Одесса. Все так же «в осаде» | Разведывательно-диверсионная группа. «Тюлень» | Часть пятая «...Пока дышу – надеюсь!..»