home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Однако Петр показывал своим подданными все более и более сумрачное лицо. Рядом с невестой и среди своих новых родственников он день ото дня все больше принимал вид птички, попавшейся в западню, вид, действительно так подходивший к нему при данных обстоятельствах, «Слово царское изменчиво». По этой русской пословице Долгорукие изо всех сил стремились ускорить событие, от которого зависела их судьба. К несчастью стоял Рождественский пост, а разные другие препятствия заставили отложить церемонию до 19 января. Верховный Совет ассигновал на расходы 50 000 руб. и требовалось немало времени, чтоб их израсходовать.

А пока семейству Долгоруких приходилось переживать тревожные минуты. 1 января, ночью, царь отлучился без ведома Алексея Григорьевича и отправился к Остерману, где оказались еще два члена Верховного Совета. Вице-канцлер опять значился больным и не выходил уже десять дней из комнаты, и одно это обстоятельство могло внушить опасения всем, хорошо изучившим его манеру. Он что-то замышлял или предвидел кризис, от которого желал остаться в стороне.[127] Петр также виделся украдкой с Елизаветой, горько жаловавшейся на Долгоруких. Завладев всем, и властью и деньгами, они подвергали ее всяческим лишениям. Она привыкла, по обыкновению, пользоваться услугами двора для своих нужд, так как у нее в доме по-прежнему шел большой расход, и вот теперь, по приказанию Алексея Григорьевича, ее мундкохи встречали отказ. Даже соли не хватало у нее на кухне! Долгорукие вымещали свою обиду на пренебрежительный отказ, полученный Иваном, замышлявшим даже, как он сам сознался впоследствии, заключить цесаревну в монастырь.[128] Петр отвечал на жалобы тетки словами, сейчас же разглашавшимися и без сомнения преувеличенными, полными угрозы: «В том не моя вина; меня не слушают, но я скоро найду средство порвать свои оковы». Предупрежденные Долгорукие не сумели встретить опасность как только ссорами между собой. Владимировичи находили, что Григорьевичи зашли слишком далеко, чересчур рано держа себя полновластными хозяевами. Иван ссорился с сестрой, требовавшей брильянты великой княжны Наталии, будто бы обещанные ей Петром. Впрочем, она брала пример с отца и остальных родственников, в буквальном смысле слова, как это доказали позднейшие исследования, грабивших казну, оспаривая друг у друга добычу. Но уже близилась катастрофа, примирившая их всех в общем крушении честолюбивых замыслов.

6 января 1730 г. происходило водосвятие. Всегдашний враг принуждения, Петр, опоздал на церемонию, но присутствовал на параде, несмотря на жестокий мороз, и возвратился домой в обществе невесты, стоя на запятках у ее саней. Может быть, настроенный Долгорукими или покоренный какой-нибудь ловкой хитростью красавицы Екатерины, намеревался он таким проявлением благоволения сразу прекратить толки о разрыве, слишком сильно разошедшиеся. Вернувшись домой, он почувствовал озноб и на следующий день заболел оспой.[129]

Долгорукие пришли в отчаяние. Дипломатический корпус заволновался. Датский посланник уже видел на престоле Елизавету, или ее племянника, герцога Голштинского. То была бы потеря Шлезвига. Он бросился к Василию Лукичу, убеждая что-либо предпринять в предвидении рокового исхода болезни. Но что? То же, что было сделано перед смертью Петра I. Между женой и невестой разница невелика, и новая Екатерина могла царствовать с таким же успехом, как первая. Братья и двоюродные братья заспорили и не могли прийти к соглашению. Владимировичам план казался рискованным, и они упорствовали в своих возражениях. Затем 12 января Петру сделалось лучше, и все вздохнули свободнее. Но пять дней спустя больной имел неблагоразумие раскрыть окно, оспа была застужена; спасения не оставалось.

На этот раз Алексей Григорьевич приступил к решительным мерам. Гонцы полетали по городу, созывая всех членов семейства в Головинский дворец. Проведя ночь у ложа больного государя, глава дома лежал в постели. Пришлось всем собраться в его комнате. «Император болен», заявил он, «и худа надежда, чтоб жив был; надобно выбрать наследника».

– Кого же вы в наследники выбирать думаете? – спросил Василий Лукич.

Алексей указал пальцем на потолок.

– Вот кого!

В верхнем этаже помещались апартаменты Екатерины. Владимировичи покачали головой; но Сергей Григорьевич настаивал, выражая мысль, волновавшую умы его братьев: «Все можно уладить при помощи завещания. Закон Петра Великого не отменен и государь не мог бы сделать из него лучшего применения, как назначив своей преемницей ту, с которой намеревался разделить ложе и трон!»

Принимая во внимание обстоятельства дела, такое предложение нельзя было назвать неосуществимым. Иностранные дипломаты обсуждали его и признавали возможным. Но Василий Владимирович возмутился:

– Кто захочет ей подданным быть? Княжна Катерина с государем не венчались.

– Хоть не венчались, но обручались, – возразил Алексей.

– Венчание иное, а обручение иное, – сказал Василий Владимирович.

Возгорелся спор. Григорьевичи настаивали на том, чтобы вооруженной силой усмирить всякое сопротивление.

– Василий Владимирович! – кричал Сергей, – ты в Преображенском полку подполковник, а Иван Алексеевич там майор. Вдвоем можете, как угодно, распоряжаться людьми…

– Что вы ребячье врете! – возразил опять Василий. – Как тому можно сделаться? И как я полку объявлю? Услышав от меня об этом, не только будут меня бранить, но и убьют.

С этими словами он вместе с братом Михаилом покинул собрание.

Тогда Василий Лукич встал, сел у камина, где пылали дубовые дрова, и начал писать. Он составлял завещание для подписи царю. Но вскоре он бросил перо. Его неразвитой ум путался, и непривычные пальцы чертили лишь несвязные буквы. Тогда все остальные члены семьи принялись за работу, одни подсказывая фразы, другие старались их передать на бумаге. В конце концов завещание, провозглашавшее наследницей Екатерину, было готово. Но подпишет ли его Петр? В души закралось сомнение, лица омрачились, когда Иван Алексеевич испустил крик радости. Вынув из кармана бумаги, он протянул их родственникам:

– Вот, посмотрите, письмо государевой и моей руки: письмо руки моей слово в слово, как государево письмо; я умею под руку государеву подписываться, потому что я с государем в шутку писывал.

Взяв перо, он написал: «Петр», и все воскликнули в один голос: «Это бесспорно царева рука!»[130]

Затем наступило молчание. Разговор продолжался только взглядами, все друг друга поняли, и дело было решено тут же, без одного лишнего слова. Фаворит представит завещание для подписи царю, и, если почему-либо этот план не удастся, то позаботится об остальном.


предыдущая глава | Царство женщин | cледующая глава