home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Людская масса пришла в движение, как будто возникло мощное поле, положившее конец беспорядочной толчее, или проснулся природный зов, который сбивает животных в рой, косяк, стаю. За каких-нибудь пять минут воины выстроились в четыре линии — по десять человек в каждой. Командиры, стоявшие справа от Блейда, по-хозяйски оглядывали стройные ряды и ревниво косились на шеренги противника. Как видно, они посчитали отряды готовыми к бою, а потому принялись выкрикивать почти в унисон:

— Я, Пен-Джерг… Я, Зеф-Дрон… беру вас всех в свидетели, что Башня Змеи… что Башня Орла… выставила на Равнину Войны сорок отборных бойцов, как велит обычай.

— Истинно так! — отозвались голоса за пределами арены.

— Клянусь Мудростью Войны и Мира и собственной честью соблюдать все законы и обычаи, которые повелись среди воинов Мелнона с древних времен по сей день, двенадцатый в месяце Вола. Клянусь покарать смертью любого, кто их преступит. И пусть та же кара постигнет меня, если я нарушу клятву! Беру вас всех в свидетели!

Разноголосый рев подвел черту под клятвой.

— Начинайте! Пора! Сходитесь! — неслось отовсюду. Оба предводителя придирчиво оглядели своих бойцов:

— Готовы?

— Готовы! — выкрикнул Блейд вместе с другими, хотя никак не мог настроиться на поединок.

Странника не оставляло ощущение, что все это — игра или безобидный ритуал и не будет никакой схватки, никакой опасности. Неужели здесь и в самом деле прольется кровь? Слишком уж все далеко от настоящей войны. Вот уже пятнадцатое поколение ускользает от реальности. А это опасно…

Командиры обменялись последними взглядами, набрали побольше воздуха в легкие:

— Война!

Стоявшие впереди сорвались с места навстречу противникам, чтобы вступить в схватку на полосе шириной в сорок футов, разделявшей два отряда.

Блейд чуть пригнулся, наклонил корпус и, напружинив ноги, заскользил вперед плавным кошачьим шагом. Длинный меч он занес для удара, короткий привел в защитную позицию.

Соперник — ниже на полголовы, но могучей стати — пренебрег осторожностью и шагал лениво, вразвалочку, поигрывая клинками. Губы воина кривились в презрительной усмешке. Должно быть, поза Блейда ввела его в заблуждение. Он явно решил, что у голого верзилы ноги подгибаются от страха, и хищно облизывал губы, предвкушая легкую добычу. Странник забавлялся от души наивной самоуверенностью врага. Чем-чем, а легкой добычей Ричард Блейд никогда не был — и, даст бог, не станет!

Противников разделяло всего двадцать футов, когда воин в белом наконец изготовился к поединку, но и теперь в каждом его жесте сквозило презрение. Он рисовался, изображая, что побьет врага одним мизинцем. У Блейда дрогнули уголки губ. Лучшего и желать нельзя! Такой бахвал сам на клинок полезет.

Странник позволил врагу напасть первым. Воин замахнулся для вида коротким клинком, метя в голову; в то же мгновение длинный меч описал дугу по горизонтали, чтобы проскользнуть под рукой Блейда и разрубить его пополам. Однако обманный финт не помог: короткое лезвие странника нырнуло вниз, приняв на себя удар. Затем клинки сшиблись с чудовищным лязгом, и воин Орлов едва не выпустил длинный меч. Левая кисть Блейда чуть повернулась, посылая вперед смертоносное жало. Сталь проскрежетала по стали, и острие впилось в бедро мелнонца. Длинный меч странника взлетел над головой и, смяв отчаянный защитный выпад, обрушился на белый шлем. Лезвие не разрубило блестящий цилиндр, но этого и не потребовалось — оглушенный воин рухнул ничком.

Вся схватка, от первого до последнего взмаха, длилась меньше минуты, и Блейд, стоя у тела поверженного врага, поймал не один изумленный взгляд. Однако сейчас ему было не до восторгов толпы — приближался следующий боец. Этот уже глядел хмуро и не петушился, обескураженный неудачей предшественника. Поборов растерянность, он знаком попросил Блейда о помощи: нужно было убрать с арены бесчувственное тело. Оттащив его в сторону, противники замерли друг против друга.

Второй воин продержался дольше, хотя во всем уступал первому. Не столь уверенный в себе, он поостерегся нападать и ушел в глухую защиту. Соперники обменялись дюжиной ударов, прежде чем длинный меч Блейда, сокрушив броню, рассек правое плечо воина. Белоснежные доспехи обагрились кровью, мелнонец отшвырнул оба клинка и склонился перед победителем. Странник жестом отослал его прочь.

Теперь пришел черед огромного малого. Во всех измерениях, не считая Катраза, такие здоровяки Блейду попадались нечасто — человек-гора, выше шести футов, циклопического сложения… Но, как это часто бывает при подобной комплекции, громила оказался медлительным, причем не только в движениях, но и в мыслях. Он наскакивал на врага бешеным быком, полагаясь лишь на грубый натиск, и поскольку мелнонец упрямо не оставлял попыток снести Блейду голову, с ним пришлось разделаться. Меч странника пропорол гортань, вонзившись в толстую шею над броней, алые брызги окропили доспех и даже камни под ногами, кровь булькала в горле, пенилась на губах. Огромное тело рухнуло шумно и тяжело, как поваленный бурей вековой дуб.

Потребовались четверо воинов, чтобы унести огромного мертвеца, и это зрелище произвело самое жуткое впечатление на следующего противника. Едва шагнув навстречу Блейду, бедолага уже не сомневался, что обречен, а потому не стал ни обороняться, ни продумывать нападение. Вместо этого он кинулся на врага, надрывая глотку в отчаянном крике. Его мечи бестолково секли воздух.

По-видимому, воин надеялся умереть красиво, но не преуспел и в этом. Блейду сразу бросилось в глаза, что передним — мальчишка, едва оперившийся птенец, на которого рука не поднимется. Однако и собой странник рисковать не хотел. Когда юноша подскочил к нему вплотную, он вдруг повалился на одно колено, и оба меча просвистели над головой. Прежде чем мальчишка опомнился, клинки Блейда взлетели вверх. Он все поставил на скорость и меткий глаз, целя в запястья, и не просчитался: точно отмеренные по силе удары вышибли оружие из рук желторотого воина, лишь слегка примяв броню.

Блейд усмехнулся и кивком указал юнцу на оружие: хватай и уноси ноги! Мальчишка уставился на него широко распахнутыми глазами. На миг страннику стало не по себе. Уж не нарушил ли он опять ненароком какую-нибудь из воинских заповедей? Куда ни ткнись, везде эта Мудрость Войны, будь она неладна!.. Но тут подбородок юнца задрожал, и Блейд наконец догадался. У бедняги слезы накипают на глазах — преступная слабость для мелнонского воина.

— Никогда не теряй головы, — посоветовал странник. — Это самое последнее дело. Научись хладнокровию — и когда-нибудь Орлы смогут тобой гордиться!

Мальчишка кивнул, шмыгнув носом, наклонился за мечами и был таков.

Пятая схватка оказалась на удивление легкой и быстротечной — не поединок, а игра в поддавки. Противник Блейда не искал ни лавров, ни эффектной гибели и ране на предплечье обрадовался, как подарку. Сменивший его воин был куда упорней, но не удачливей. Странник сошелся с ним в ближнем бою, грудь в грудь, и, пока мечи скрежетали в бешеной сшибке, колено Блейда врезалось в пах врага.

Тот охнул, болезненно морщась, и поневоле отвесил поклон. Страннику оставалось только ударить мечом плашмя по шее.

— Этого прихватим с собой в башню! — услышал он голос Пен-Джерга.

Стоявшие за Блейдом воины тут же подхватили незадачливого Орла и поволокли назад.

— Пригодится, — пояснил командир Змей. — Получим за него хороший выкуп Низшими или каким-нибудь добром.

Странник пожал плечами. Выкуп так выкуп… Люди из Башни Змеи теперь разве что не молились на чужака. Но Блейд не слишком высоко ставил свои победы. Выносливость и пара избитых приемов вот и все! Невелик подвиг справиться с фанфароном, или с туповатым увальнем, или с мальчишкой, у которого молоко на губах не обсохло. Но рано или поздно среди Орлов попадется воин, равный Кир-Нозу.

Седьмой соперник, может, и уступал лучшему среди Змей, но был не робкого десятка. Стремительный и могучий, он нисколько не страшился врага, который на его глазах одолел полдюжины бойцов. Воин уверенно отражал выпад за выпадом, и странник забеспокоился. Как-никак у него за плечами была изнурительная схватка с Кир-Нозом, и не она одна, а враг вышел на бой свеженьким, не успел вымотаться в сражении.

Блейд испытывал на противнике все новые и новые приемы, как будто оттачивая на нем свою фехтовальную технику. Удары так и сыпались; лезвия то норовили ужалить, то взвивались, чтобы рубить сплеча, то медлили, испытывая терпение, то неслись быстрее молнии. Налетали с боков, рушились сверху, выныривали снизу…

Исход боя решил внезапный выпад длинным клинком. Удар пришелся по лицу воина: острие меча раздробило челюсти, и соперник Блейда отшатнулся, сплевывая кровь и обломки зубов. Боль и замешательство заставили его пропустить новый удар — теперь лезвие вонзилось в бедро, и по ноге побежала кровь.

Воин снова покачнулся и отшвырнул мечи, признавая свое поражение, — должно быть, он не надеялся отбить новую атаку. Блейд был иного мнения, а потому охотно распростился с мелнонцем, позволив тому отступить с почетом.

Перерыв между поединками на сей раз выдался длинным, и странник смог взглянуть, как идет война. Слева, в четвертой линии, очередь дошла только до третьего бойца и у Змей, и у Орлов; похоже, здесь ни одна из сторон не могла взять верх. Вторая линия, по правую руку от странника, также укоротилась на трех воинов у Змей, зато Орлы выставили на поединок уже пятого. Блейду не удалось рассмотреть, что происходит на самом краю, в первой линии, — восьмой противник был уже на подходе.

Страннику хватило взгляда, чтобы понять: вот он — равный Кир-Нозу воин. Ступает медленно, но твердо, в глазах холод, клинки загодя взял на изготовку… Теперь Блейд не торопился атаковать. Он медленно кружил возле врага, приняв оборонительную стойку. Однако и неприятель не рвался в бой.

От зрачков к зрачкам как будто пробежала электрическая дуга — каждый надеялся отыскать слабину, но оба словно заглянули в зеркало. Ни страха, ни растерянности, ни глупой бравады — одна спокойная вера в свое могущество.

Силой духа противники были равны, только вот Блейд уже порядком притомился. Пот лил с него ручьями, грудь тяжело вздымалась, мышцы саднило. Положиться на удачу? Только не с таким соперником! И он впервые пожалел о том, что не одет в броню. Эти острые лезвия входят в тело, как в мякоть переспелого плода…

Воин напал внезапно, ни жестом, ни взглядом не выдав своих намерений. Странник мгновенно догадался, куда летят клинки, но опоздал с ответом на долю секунды — длинное лезвие пронеслось возле самого виска, и только бешеный рывок Блейда помешал мечу отхватить руку. Отпрыгивая, странник попытался достать врага коротким клинком, но острие лишь оцарапало броню на ребрах.

И снова противники кружили, как в хороводе, но уже не для того, чтобы оценить друг друга. Ни один сейчас не заботился о победе — сама жизнь повисла на кончике меча. Вновь и вновь лезвия вспыхивали, взлетая, и сшибались со скрежетом, и, чем дольше шла смертельная игра, тем мрачнее становился странник. Он пока не смог прорвать оборону мелнонца и не слишком полагался на свою собственную. Блейд терял силы с каждой минутой, но не мог сбавить темп. Секунда промедления — и ты мертвец!

Он лихорадочно припоминал бой с Кир-Нозом. Не всплывет ли какая-нибудь дельная мысль, подсказка? Прежний трюк уже не сработает на ровном, без щербинки, Круге Войны. Что тогда? Парочка приемов каратэ пришлась бы как нельзя кстати — похоже, мелнонские бойцы мало смыслят в драке без оружия. Один неожиданный удар, и… прощайте, надежды! Мудрость Войны — будь она проклята! — не поощряет нововведений. После такого афронта пошлют чистить нужники в Башне. Хотя…

Воин, потерявший в бою оружие, всегда сдается на милость победителя. А что, если обезоруженный не склонил головы? Что, если он готов продолжать схватку? Мудрость Войны старательно уравнивает риск для противников, но вот один из них решился поставить себя в заведомо невыгодное положение. Как расценят такой шаг? Жаль не было времени разобраться в мелнонском кодексе чести! Не брать же теперь «тайм-аут», чтобы спросить совета у Пен-Джерга… Блейд покосился на командира Змей. Лицо бесстрастно, как гипсовая маска. Вот только испарина на лбу… Вряд ли она проступила от жары. Нужно решаться, пока не поздно. Пожалуй, стоит рискнуть. Однако игра должна быть тонкой, не для чужих глаз, чтобы не придрались самые строгие ревнители Мудрости — черт бы их побрал!

Странник упорно отбивался, поджидая удобного случая. Только бы он подвернулся поскорей! Успех затеи решат сила и скорость, убывающие с каждым мигом. К счастью, воин начал выдыхаться — не настолько, чтобы пропустить удар, но достаточно для планов Блейда. Доля секунды здесь, другая — там, глядишь, что-то и выйдет!

Мелнонец перешел в нападение. Выпад, еще один, третий… Пора! Странник приготовился отбить удары, но слегка наклонил клинки вниз, пока на них рушились мечи врага. Как только лязгнула сталь, пальцы его потихоньку разжались, выпуская рукояти. Оружие Блейда полетело вниз, на желтоватые камни арены, а сам он отшатнулся назад, ловко уклонившись от клинков мелнонца.

Противник уставился на мечи возле ног, потом — на лицо врага. Воин не верил своим глазам. Где мольба во взгляде? Где угрюмая покорность судьбе? Побежденный дерзко усмехался. Однако Мудрость Войны не допускала двух мнений.

— Признаешь себя моим пленником? — произнес мелнонец, стараясь не выдать радости, которая бурлила внутри. Еще бы! Отвоевать у Башни Змеи такого бойца!

Блейд оскалился еще шире:

— Ничего не выйдет! Ты получишь только мой труп… или я получу твой.

Минуту или две воин не мог побороть изумление. Он замер с разинутым ртом, так, словно Блейд у него на глазах обернулся в огнедышащего дракона. Наконец Орел тряхнул головой, приходя в себя:

— Ты уверен? Подумай! Тебе не грозит бесчестье. Кто посмеет осрамить такого бойца? Просто потребуют большой выкуп.

— Пусть так, — оборвал странник. — И все же я предпочитаю смерть плену. А теперь посмотрим, кто кого.

Воин медлил, поглядывая на Блейда с жалостью, как на помешанного, но уклониться от схватки не мог. Длинный меч взлетел и понесся вниз, чтобы раскроить страннику череп. Но не тут-то было! Блейд пригнулся и прыгнул вперед, к противнику. Невыносимая боль обожгла плечо, но кулак уже врезался в челюсть воина. Голова мелнонца мотнулась назад, и тот упустил шанс всадить сопернику между ребер короткий клинок.

Блейд тут же вцепился в левую руку воина, выкручивая запястье, а потом резким рывком швырнул врага через плечо. Раз Орел, пусть полетает! Мелнонец тяжело шлепнулся на камни, выронив оружие; удар едва не вышиб из него дух. Прежде чем враг успел опомниться, колено странника сдавило его грудь, железные пальцы сошлись на шее. Еще чуть-чуть — и под ними хрустнет сломанный позвонок… Это воин уяснил мгновенно. Когда дыхание наконец выровнялось, он прошептал:

— Я сдаюсь…

— Отлично. — На губах Блейда играла улыбка самой смерти. — Мне не хотелось бы убивать тебя. Поднимайся, хватай мечи и беги к своим!

Воин не сразу поверил такому счастью. А потом откуда только силы взялись! Вскочил как ошпаренный, на бегу нагнулся за мечами и припустил во все лопатки.

Блейд подобрал свое оружие и прогуливался, поджидая нового соперника. В глубине души он молил провидение, чтобы подвернулся старик или молокосос. Иначе несдобровать…

Девятый воин выступил вперед, а следом за ним выдвинулся и десятый. Странник похолодел. Что за чертовщина? Двое против одного? Но ведь это против Мудрости Войны. Неужели он все-таки просчитался? Ладони, до боли сжимавшие рукояти, взмокли.

Между тем шагавшие бок о бок ратники остановились и швырнули мечи на землю. И тотчас воздух взорвался криками. Вопили даже раненые. Возгласы восторга и разочарования слились в один оглушительный рев,

Зеф-Дрон в недоумении качал головой, словно не мог осмыслить увиденное. Наконец он смирился с реальностью и громко провозгласил:

— Сегодня Орлы потерпели поражение! Победила Башня Змеи! — Объявив это, командир пробурчал сквозь зубы: — Ума не приложу, как такое случилось. Один побил восьмерых! А еще двое даже драться не стали! Кто мог подумать, что все так выйдет! — Зеф-Дрон снова покачал головой и повернулся к своим бойцам: — Освободите пленников! Позаботьтесь о мертвых и раненых! Мы возвращаемся в башню!

Воины, понурые и ошеломленные, поспешили исполнить приказ. Белая вереница потянулась через Равнину назад к сверкающему столпу, как будто облитому сахарной глазурью. Только бурые пятна на искристом камне напоминали о недавних схватках.

Оставшиеся притихли, как будто с победой Блейда пошатнулись сами устои жизни, нарушился привычный порядок вещей. Воины, наблюдавшие за поединками, вставали с травы, кряхтя и вздыхая, и разбредались по своим башням. Только Леопарды сохранили молодцеватую выправку, мигом выстроились в две ровные линии и, отбивая шаг, замаршировали прочь.

Воины из Башни Змеи как будто очнулись от сна и окружили Блейда, чтобы излить на него шумный восторг. Со всех сторон к нему тянулись руки. Стиснутый почитателями, триумфатор мечтал только об одном — вырваться из давки. Соратники вот-вот довершат то, что не удалось врагам. Блейда подхватили на руки и принялись качать.

Раскатистый бас Пен-Джерга перекрыл разноголосый гомон:

— Воины Башни Змеи! Приветствуйте нового Воина Первого Ранга — Блей-Ида!

И грянул такой рев, что странник едва не оглох.


Глава пятая | Мятежник | Глава седьмая