home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая

Выучка мелнонских воинов вновь разочаровала Блейда, когда они потянулись следом за Пен-Джергом через Брошенные Земли к Равнине Войны. Ни намека на правильное построение; плетутся гуськом, как школяры на прогулке. Колонна растянулась почти на сотню ярдов. Жалкое зрелище… Даже не пробуют шагать в ногу, то и дело спотыкаются, цепляя кочки носками тяжелых сапог.

Может, каждый из этих людей и хорош в деле сам по себе. Но разве это отряд? Интересно, что станется с расхлябанным сборищем, если его атакуют на Брошенных Землях? При свете дня, само собой, к подножию башни незаметно не подобраться — лазутчики непременно попадутся на глаза наблюдателям, засевшим на балконе.

А ночью? Ночью запросто можно подослать пять-шесть десятков людей, которые схоронятся в кустарнике и оврагах на краю Брошенных Земель. Да что там пять десятков — батальон! И тут полно мест для внезапной атаки.

Своими наблюдениями Блейд ошарашил Пен-Джерга.

Предводитель Змей едва не задохнулся от гнева:

— Не вздумай где-нибудь сболтнуть подобное… как там тебя?

— Блейд. Из Англии.

— Так вот, Блей-Ид… Никому в Мелноне и в голову не придет такое подлое дело. Это против Мудрости Войны. Тем лучше, хотелось возразить страннику. Если другие пренебрегают засадами, почему этим не воспользоваться? Однако Блейд оставил при себе крамольные идеи. Мудрость Войны не признает засад! Теперь понятно, отчего подступы к башням дики и невозделанны. Стоит ли хлопотать, если противник никогда не решится извлечь выгоду из природных укрытий?

— Вы всегда сражаетесь на Равнине Войны?

Пен-Джерг покосился на странника с неприкрытым изумлением, как будто такой вопрос мог задать только ребенок или законченный простофиля.

— Разумеется. А где еще нам сражаться? — Голос его упал до шепота: — А что, во Внешнем Мире… ну, там, откуда ты свалился, все по-другому? — Эта оговорка подсказала Блейду, что собеседник не слишком-то верит легенде о его происхождении.

— Конечно. Мы бьемся где угодно, и каждая сторона пытается извлечь из выбора места как можно больше преимуществ.

— Ну, а если выбор сторон падает на разные места?

— Тогда никакой битвы. Однако чаще всего кто-то один первым оказывается на облюбованном месте и одерживает великую победу малой ценой.

— Разве это честная победа? — отозвался командир Змей, вежливо, но с холодком в голосе, как человек, старающийся деликатно оспорить явную глупость.

— На войне все средства хороши, — пожал плечами странник. — Так у нас говорят. Нет никаких правил, нет Мудрости Войны. Главное — победить. Ради этого идут на войну. Все как один.

И снова Пен-Джерг не мог скрыть ужаса:

— И Низшие тоже?!

— А кто они такие, эти ваши Низшие?

— Ничтожные людишки, лишенные чести и мудрости. Они не годятся для сражений, так что удел этих скотов — служить Высшим, наделенным от рождения честью и мудростью. А ты… Уж не хочешь ли ты сказать, что в Англии нет Низших? — Лоб воина собрался складками, словно еретическая мысль ошеломила его.

— Это близко к правде.

Пен-Джерг развел руками и умолк. Очевидно, он пытался понять, с кем имеет дело — с обманщиком или с помешанным. Обычаи, о которых толковал чужак, сильно смутили мелнонца, и некоторое время предводитель Змей шагал молча, уставив сосредоточенный взгляд себе под ноги, потом обернулся к страннику:

— Вот что, Блей-Ид… Может, твои слова — чистая правда, а может, враки. Мне все одно. Но послушай-ка моего совета: не рассказывай никому, каковы мир и война в Англии… или откуда ты там пожаловал? Мало кто поймет тебя, а те, что поймут, здорово обозлятся и потянут на суд Совета Мудрейших или королевы Мир-Казы. Слово за слово — и угодишь к Низшим. А это — позор на всю жизнь. Не отмоешься! И тогда не держать тебе меча вовеки! Жалко будет, если Башня Змеи потеряет славного рубаку — и все из-за того, что он слишком много болтал.

— Но постой… — заикнулся Блейд. Однако Пен-Джерг решительно оборвал его:

— Это ты постой! Помнишь, что говорили про Бриг-Ноза?

— А он разве был воином?

— Да. Величайшим воином за последние два десятка лет. Даже Кир-Ноз, лучший среди нас теперь, не мог с ним сравниться. Бриг-Ноз был старшим из них. Главный Выборщик, Наставник Кандидатов, Рука Власти. Королева Мир-Каза души в нем не чаяла. Каждый в Башне Змеи покорялся ему. Но Бриг-Ноз пал. А все отчего? Он осмелился подвергнуть сомнению Мудрость Войны, ведущую нас в бой. И более того, Бриг-Ноз дерзнул оспорить Мудрость Мира! Он не желал делить людей на Высших и Низших, как это водится испокон веков в башнях Мелнона. Всюду, кроме Башни Леопарда.

— Понимаю, — кивнул странник, однако из всех наставлений в память врезалось только одно: не распускать язык.

— Ну и молодец! — одобрил Пен-Джерг. — Держись потише. И откуда бы ты ни явился, сможешь стать отличным воином. Так-то! — Он обернулся и бросил через плечо: — Эй, вы, сони, поживее там! А не то лишимся пятерых. Нельзя, чтобы эти треклятые Орлы поспели на Равнину прежде нас.

Воины перешли на бег, тяжеловесный и неуклюжий. Они сбивались в кучки, пихали друг друга, спотыкались, падали. И мысли Блейда сами собой вернулись к засаде. Вот была бы потеха, осмелься кто-то атаковать отряд на Брошенных Землях! Половина недотеп сломала бы шею, не успев даже схватиться за меч.

Однако подобная ересь не посещала умы мелнонских стратегов, и отряд Змей, одолев последнюю сотню ярдов, достиг края Равнины Войны. Достиг и замер в полном разброде, повинуясь приказу Пен-Джерга.

Взгляду странника открылся огромный естественный амфитеатр. От кромки Брошенных Земель сбегал пологий травянистый склон, аккуратно подстриженный и радующий глаз сочной зеленью, как лужайка в английском парке, а внизу, в сотне ярдов, яркой сердцевиной золотился вымощенный пятачок. Кольцо дерна было поделено на семь секторов линиями из розовых плит. Поначалу выбор цвета показался Блейду, мягко говоря, неудачным. Жуткая безвкусица. Однако потом ему пришло в голову, что розовое больше всего бросается в глаза на зеленом фоне. Кроме того, этот цвет не застолбил ни один из социумов Мелнона.

Пять секторов уже пестрели цветными крапинками — к ристалищу стекались люди, одетые в цвета своих башен. Пустовала лишь ложа Змей и еще одна, отведенная Орлам. Приглядевшись, Блейд различил орнамент из бледно-зеленых венчиков — огромную змею в броске. Напротив душистая кипень белых соцветий сливалась в фигуру орла, распростершего крылья. Разглядывая эти достойные садов Версаля узоры, странник заметил напротив пунктир из белых точек. Вереница воинов спускалась по склону. Пен-Джерг взмахнул рукой, и его люди также устремились вниз.

По пути Блейд снова не смог удержаться от вопроса:

— Почему места, отведенные Змеям и Орлам, пустуют?

Пен-Джерг извинил эту вольность, очевидно приписав ее вполне законному любопытству.

— Так велит Мудрость Войны. Поражение — горькое зрелище, от него мутится разум. Люди могут хлынуть вниз и ввязаться в бой. И что же из этого выйдет? Безобразная свалка вместо битвы. Вроде тех, что устраивают у вас, в Англии.

— Особенно если вмешаются Низшие?

— Низшие? О чем ты, Блейд? Запомни: Низшие никогда не покидают башен. Они не умеют пользоваться подъемниками, это запрещено Мудростью Мира. Презренные создания могут лишь выбрасываться на камни, чтобы издохнуть среди Брошенных Земель, Нет, Низшие тут ни при чем, это от гнева Высших оберегает нас Мудрость Войны. Только равнодушным к исходу схватки дозволяется следить за ней.

— Ну а что, если воины из других башен выступят на стороне тех, кто им больше по нраву? — не унимался странник.

— Это против Мудрости Войны. Пособник навлечет на себя несмываемый срам. Воинов, уличенных в таком проступке, отправляют к Низшим, и не в свою башню, а в ту, перед которой они провинились. Но довольно болтать! Мы почти у Круга Войны.

Блейд умолк. Спросить хотелось о многом, однако благоразумие подсказывало, что лучше не искушать судьбу. Итак, Мудрость Войны попирает все естественные побуждения человека… Крайне ненадежный инструмент для управления обществом! Удивительно, как этому своду нелепых законов удалось пережить пятнадцать поколений. А нельзя ли…

Странник решительно отогнал еретическую идею. Не время и не место для таких раздумий; если чудаки из башен в восторге от своих курьезных регламентов, бог им в помощь!

К чему влезать в чужую игру, когда еще и правил толком не знаешь? И потом, впереди драка, бой не на жизнь, а на смерть.

Круг Войны, достигавший трех сотен ярдов в диаметре, был очерчен линией из розового камня. Лишь теперь, когда Змеи сгрудились возле арены, выглаженной и отполированной до блеска множеством ног, которые ступали по ней, Блейд спохватился, что не посвящен в ритуал схватки.

— Пен-Джерг! — окликнул он воина. — Ты не хочешь дать мне наставления перед боем?

— Главное — это чтобы Орлы признали за тобой право драться оружием Кир-Ноза. А дальше все просто, как детский лепет.

— Само собой, — буркнул странник, вскипая. — Но как ведется бой?

Во взгляде Пен-Джерга сквозило с трудом обуздываемое нетерпение — так взрослые смотрят на капризных чад.

— Есть только один законный способ ведения войны. Отряды вытягиваются в четыре линии — по десять человек за каждым бойцом передней шеренги. Стоящие впереди вступают в бой и дерутся, пока один из соперников не упадет. Используй оба меча! И не пытайся обойти противника со спины!

— Понятно. И сколько длится эта… — Блейд едва не сказал «глупость», — эта битва?

— Пока не скрестят клинки все бойцы. Иногда сражение заканчивается и раньше, если одна сторона выиграла столько схваток, что другая не может рассчитывать на победу.

— И тогда она сдается?

— Точно! Скажешь, у вас, в Англии, все по-другому?

— По правде говоря, да.

Если память не изменяла Блейду, в земной реальности таким манером сражались только французские рыцари, и то лишь до начала Столетней войны. Английские лучники быстро положили конец нелепой тактике, истребив цвет французского воинства. Любопытно, сколько еще протянет забава, которую в Мелноне называют «войной»?

Оба отряда подтягивались к центру Круга Войны. Противники были похожи, словно пешки на шахматной доске, с одной лишь разницей: облачение Орлов искрилось и ослепляло белизной, как снег под солнцем.

Колонны текли навстречу друг другу ручьями зеленой и белой краски, но вот командир Орлов сбился с шага и остолбенел, заметив Блейда.

Воины сгрудились в кучу за спиной вожака, теснили и отпихивали друг друга, стараясь разглядеть голого великана.

— Что это… Кого вы притащили, Пен-Джерг? — выкрикнул воин под белым плюмажем. — Виданное ли дело — драться в чем мать родила? И почему ты привел отряд? Где Кир-Ноз? Разве не он должен сегодня командовать Змеями?

— Все так, Зеф-Дрон. Просто Кир-Ноз пожелал первым спуститься на Брошенные Земли и там повстречал этого воина, Блей-Ида… — В нескольких словах Пен-Джерг описал случившееся. Когда же речь пошла о том, как страннику досталось место Кир-Ноза в строю, командир Орлов досадливо покачал головой:

— Довольно! Позабавились, и хватит! Не держи меня за болвана! Голый и безоружный человек одолел Кир-Ноза! Да кто поверит в такое? Значит, вы его выбрали? И он будет сражаться? Поклянись!

— Клянусь Мудростью Войны! Зеф-Дрон пожал плечами:

— Воля ваша… Я не могу оспорить этот выбор. И что же, он так и будет драться голым?

— Так и буду, — вмешался Блейд.

— Ну-ну… Любопытно, на что ты надеешься. Первый же противник изрубит тебя в лапшу. Да мне-то что?.. Сражайся… Если ты так низко ценишь свою жизнь…

— Не спеши считать меня мертвым, пока я не убит, — усмехнулся странник. — Можешь просчитаться.

— С меня хватит! — рявкнул командир Орлов. — Зовите свидетелей! Принесем Военную Клятву — и конец разговорам!

Свидетелей — воинов из других башен — звать не пришлось: они начали стекаться со всех концов Равнины Войны, как только вспыхнул спор. За несколько минут около трех сотен воинов расположились в пяти секторах возле арены, по большей части — в живописном беспорядке. Кто прилег на траву, кто присел, кто остался стоять. За одним исключением: в ложе, которую украшала голова оскалившейся хищной кошки, сорок с лишним воинов расселись двумя ровными рядами. Пен-Джерг бросил неприязненный взгляд на фигуры в желто-оранжевом и выругался сквозь зубы:

— Проклятые Леопарды! Это они нарочно. Хотят выставить остальных дураками! Но самое обидное — этим заносчивым ублюдкам всегда удается взять верх, иначе Башню Леопарда давно бы сравняли с землей. Ведь тамошние поганцы ни во что не ставят Мудрость Мира! Представь только: они допускают в свои ряды Низших!

Блейд помалкивал, изображая крайнее изумление, однако в памяти его осталась зарубка. Хорошо бы свести знакомство с людьми из Башни Леопарда. Если они и. вправду такие вольнодумцы…

— Займи свое место, Блейд! — оборвал размышления окрик Пен-Джерга.

— Но где оно?

Мрачное лицо воина осветилось слабой усмешкой.

— Ты смог одолеть Кир-Ноза… Кто, как не ты, собьет спесь с Зеф-Дрона? Хочешь возглавить линию?

По правде говоря, эта идея не грела сердце Блейда, однако он никогда не уклонялся от вызова. Почему не показать себя? Даст бог, среди Орлов сыщется немного рубак, равных Кир-Нозу… И странник нехотя кивнул.

— Отлично! Тогда становись во главе третьей линии.

Блейда так и подмывало козырнуть Пен-Джергу, но вместо этого он благоразумно влился в спешно выравниваемый строй.


Глава четвертая | Мятежник | Глава шестая