home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Блейд обежал врагов взглядом затравленного зверя. Попался… Как последний болван… Что теперь? Драться? Глупее ничего не придумаешь. Даже если эти молодчики и не ровня Кир-Нозу, одному ни за что не выстоять против сорока. Особенно когда этот один едва держится на ногах от усталости.

Обложили со всех сторон, будто волка. И как это им удалось подобраться незамеченными? Хотя чего тут голову ломать… Балкон опоясывает башню; значит, воины спустились на трапециях с другой стороны, а затем обогнули подножие, укрываясь за кустарниками и валунами. Могли и не прятаться: в пылу схватки с Кир-Нозом он не заметил бы и слоновьего стада.

Блейд уже собирался бросить отчаянный вызов врагам, но тут заговорил его недавний противник:

— Воины Башни Змеи! — Слабый поначалу голос возвысился до крика: — Я, Кир-Ноз, Воин Первого Ранга, спрашиваю: как вы намерены поступить с этим человеком?

Это неожиданное вмешательство застигло врасплох людей из башни. Они явно замялись и медлили с ответом. Наконец вперед шагнул самый высокий — ростом он мог бы сравняться с Блейдом — и выкрикнул:

— Мы убьем его, Кир-Ноз! Как велит Мудрость Войны! И за этот подвиг наши имена запишут в Книгу Чести. Смерть отступникам! — Этот клич подхватили все. — Покараем всех, кто презрел Мудрость Войны! Во славу Мел-нона! Да стоят вовеки его башни! Смерть отступникам! Или Внешний Мир уничтожит нас!

Кир-Ноз разразился язвительным смехом:

— Потише, потише, Нрис-Пол! Не слишком ли далеко замахнулась Рука Власти? Кажется, ты запамятовал, с кем говоришь, или обознался. Я был Воином Первого Ранга, когда ты еще и меча в руке не держал. Спору нет, ты хорошо затвердил первое правило Мудрости Войны. Да только нет нужды повторять мне древние заветы! — С пересохших губ воина снова слетел резкий, отрывистый смешок. — Не поздновато ли ты, Рука Власти, взялся защищать Мелнон от Внешнего Мира? Этот воин как раз оттуда. И он победил меня!

Электрический шок и тот не мог бы произвести такого эффекта, как последние слова Кир-Ноза. Вздохи, шепот, ругательства пронеслись по кругу, однако долговязый Нрис-Пол не спешил сдавать позиции.

— Ты, верно, бредишь, Кир-Ноз! Даже детям известно, что Внешний Мир необитаем. А если этот… если этот урод и в самом деле оттуда, он не воин. И тогда Мудрость Войны не для него. Тогда он равен Низшим. — Нрис-Пол обернулся к стоявшему рядом воину: — Ступай и вызови Первого Мастера по дальноговорителю!

Однако прежде чем посланец успел тронуться с места, Кир-Ноз взревел во всю глотку:

— Стой, олух! Я — Воин Первого Ранга! Все вы еще цеплялись за материнскую юбку, когда я уже махал мечом! И в первую голову — этот надутый болван Нрис-Пол! Стойте и слушайте меня, паршивые недоумки, а не то я опозорю вас перед Советом и королевой. Мудрость Войны священна, и с теми, кто преступил ее, разговор короткий. Это вы испытаете на своей шкуре, если не научитесь повиноваться старшим и держать язык на привязи.

Казалось, Кир-Ноз вложил весь остаток воли в эту отповедь, и не зря. Ему удалось приструнить даже высоко мерного Нрис-Пола.

— Этот воин не лазутчик, подосланный на Брошенные Земли в обход Мудрости Войны. Он владеет мечом, как никто из пятнадцати поколений воинов Мелнона.

— Тем больше поводов прикончить его, — встрял Нрис-Пол. — Он собьет нас с толку, увлечет прочь с истинного пути.

— Так ли, Рука Власти? У тебя короткая память. Он отвоевал у меня меч и бился им — коротким клинком против длинного. Этот человек взял верх в честной схватке и превзошел не кого-нибудь, а меня! Кир-Ноза, Воина Первого Ранга, который вышел победителем из сотни поединков!

— И не единожды одолел тебя, Нрис-Пол, — вмешался кто-то. — А сам ты когда в последний раз праздновал победу?

Верзила злобно покосился на обличителя, а Кир-Ноз продолжал:

— Припомните-ка: разве этот воин поторопился заколоть меня, когда поверг на землю? Нет! А ведь именно так поступают Низшие, которым случилось перенять у нас ратное искусство. Никто из них не пощадил бы воина, даже беглые из Башни Леопарда. Низшие поиздевались бы надо мной вволю. Для них нет ничего слаще, как оскопить воина тупым ножом или вырвать ему глаза. Вам ли не знать этого? Или вы не видели, что творят Низшие в гневе?

— Эти скоты попирают Мудрость Мира, — вставил Нрис-Пол. — Но кто поручится, что этот урод не желал прикончить тебя? Просто не осмелился убить на глазах у воинов. Знал, чем поплатится. Не милосердие удержало его руку, а страх.

— Чепуха! Низшие не знают страха. Замыслив побег, они ни перед чем не остановятся. Им нечего терять, кроме жизни, и нет никого опасней отчаявшегося.

— Поосторожнее, Кир-Ноз! — прорычал Нрис-Пол. — Что-то ты больно мягок к Низшим. Вспомни, что случилось с твоим братом!

— Не тебе поминать Бриг-Ноза, ублюдок! Во всем Мелноне не было ему равных. Мой старший брат, как никто, чтил Мудрость Войны и Мира. Это ты постарался, чтобы его сослали к Низшим. Из кожи вон лез! Мечтал занять место Бриг-Ноза в постели королевы и своего добился! Но слышал я, Мир-Каза не слишком довольна новой Рукой Власти. Как бы и тебя не отправили к Низшим!

Нрис-Пол захлебнулся гневом и побагровел, а воины переглядывались, пряча усмешки. На многих лицах Блейд прочел удовольствие. Этот Кир-Ноз не промах, решил он. Язык у него такой же острый, как меч.

Пока королевский фаворит брызгал слюной, вперед выдвинулся кряжистый седой воин.

— Все, что ты сказал, мудро, Кир-Ноз, но не время теперь для долгих разговоров. Четыре часа осталось до битвы с Башней Орла, а ведь нужно еще подобрать тебе замену. Если замешкаемся, вместо одного бойца лишимся пятерых. Мудрость Войны сурово карает опоздавших к сражению. Но, может, ты способен драться?

Кир-Ноз покачал головой:

— Правая рука сломана, Пен-Джерг.

— Тогда, — пробасил воин, — давай отошлем чужака наверх. Пусть его держат вместе с Низшими до конца битвы. А там разберемся.

Но и это предложение не устроило Кир-Ноза.

— Подвергнуть такому позору славного бойца? В уме ли ты, Пен-Джерг? Бесчестье может сломить его дух!

— Правда твоя. Но разве есть другой выход?

— Есть! — отрубил Кир-Ноз. — Если я не могу сражаться против Орлов, пусть этот человек займет мое место! Может, ему неведома Мудрость Войны, но в драке он стоит десятерых — сами видели. Мудрость Войны заключена в его душе! Кто с этим поспорит? — Пылающий взгляд пробежался по лицам воинов.

Седовласый кивнул, и не он один. Только Нрис-Пол взбеленился:

— Болваны! Что вы слушаете всякий вздор! Да Орлы…

— Значит, я несу вздор? А лучшие из лучших — болваны? Так, Нрис-Пол? — Сейчас густой баритон Кир-Ноза не рокотал, подобно боевому барабану, а снизился чуть не до шепота. — А посмеешь ли ты повторить это перед Советом Мудрейших?

Возмутитель спокойствия тут же прикусил язык; удар дубиной по голове не смог бы утихомирить его вернее. По лицам воинов разлилось нескрываемое злорадство. Кажется, дурной нрав Нрис-Пола нажил ему немало врагов.

Кир-Ноз не успокоился на достигнутом.

— Как сказал Пен-Джерг, Орлы не станут ждать вечно. Мудрость Войны гласит, что воин, признанный всеми бойцами, освобождается от испытания. Принимаете ли вы этого человека?

— Я принимаю! — поспешил с ответом Пен-Джерг. — И остальным советую. Всем известно, что Кир-Ноз — человек чести и познал в совершенстве Мудрость Войны и Мира. Я доверяюсь его слову о чужаке.

— И я! — подхватил другой воин.

— Я тоже!

— Пусть сражается!

Когда очередь дошла до несговорчивого верзилы, Кир-Ноз сделал Блейду знак, чтобы тот, наклонился, и шепнул страннику на ухо:

— Если он откажется, считай, все пропало. Каждый волен сделать свой выбор. Так учит Мудрость Войны. Выбор должен быть свободным.

Блейд кивнул, усомнясь в душе, действительно ли громоздкий свод правил заслуживает своего имени. Глупость Войны — вот как его стоило бы назвать.

Любопытно, какова тут Мудрость Мира? Если гражданские дела вершатся тем же порядком, Мелнон достоин сожаления.

Между тем Нрис-Пол топтался, шумно сопя. Решение давалось ему тяжело. В конце концов он пожал плечами:

— Будь по-вашему. Не стану спорить, хоть это и глупость несусветная. Вы еще не поняли, что сегодня хаос из Внешнего Мира вторгся в Мелнон. Но мое дело сторона.

Эта злобная капитуляция поставила точку в споре. Все, кто еще не высказался, примкнули к выбору соплеменников.

Впервые за последний час Блейд вдохнул полной грудью, внутри улеглась дрожь нетерпения. Странник обвел взглядом суровые лица. По прихоти судьбы и диковинных обычаев недавние враги превратились в товарищей по оружию.

— Вы оказали мне честь своим выбором. Великую честь для пришельца из Внешнего Мира. Так пусть лишь я буду в ответе за этот выбор! И пусть вся вина падет на меня, если я погрешу против Мудрости Войны!

— Падет, — пробормотал сквозь зубы Нрис-Пол. — Не сомневайся…

— Хватит! — осадил его Кир-Ноз. — Решение принято! Ты, Блейд, заступишь мое место. Пен-Джерг, ты поведешь людей! Как самый достойный. Вот, прими! — Он потянулся к шлему, который Блейд снял с его головы, и отцепил здоровой рукой плюмаж.

Седоволосый воин смутился, как мальчик, но принял знак командирского достоинства с благоговением. Потом Кир-Ноз кое-как управился с пряжкой ремня и протянул его страннику:

— Возьми! Мне он сегодня ни к чему, а тебе пригодится.

— Это честь для меня, — поклонился Блейд.

— Жаль, нет времени подобрать доспехи! — вздохнул воин. — Тебе может крепко достаться…

— Не думаю, — успокоил Блейд. — Разве что среди Орлов попадется воин почище тебя. Вернусь без царапинки, вот увидишь! — Это обещание граничило с похвальбой. Однако вся сцена так и требовала эффектной реплики под занавес. Кир-Ноз хмыкнул:

— Хотелось бы верить… Думаю, ты ощиплешь перышки с Орлов. Вся стая кинется на тебя, радуясь легкой добыче. Всего-то и на теле что пояс с ножнами! Тут и полетят пух да перья.

— Еще как! — усмехнулся странник.

— Что ж, Пен-Джерг, дай знать наверх, чтобы спустили подъемник для раненых, а сам веди бойцов!

Седовласый кивнул и, выкатив колесом грудь, гаркнул во всю глотку:

— Эй вы, бездельники! Хватит чесать языками! Мы отправляемся на войну!


Глава третья | Мятежник | Глава пятая