home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

Незнакомый мир приветствовал Блейда жужжанием насекомых. Мохнатые пчелы и бронзовые жуки копошились в высокой траве, перелетали с былинки на листок возле самого лица. Слух с жадностью впитывал эту тихую музыку пригретого солнцем луга. Какое счастье… Он все-таки не оглох… Не оттого ли, что ужасный рев звучал лишь в воображении?

Трава, жесткая и острая, как осока, покалывала и щекотала кожу, затылок налился свинцом. Блейд оторвал его от земли осторожно, будто боялся расплескать боль, затем медленно сел и осмотрелся. Сонный травяной мирок пришел в волнение, затеяв пеструю мельтешню, но жужжание и гул стерлись и поблекли, заслоненные новыми впечатлениями.

Рассвет еще только занимался, над травой висела туманная дымка, но вызолоченный солнцем край неба и безмятежная голубизна обещали погожий денек. Из белесой мглы поднимались шесть темных, геометрически правильных силуэтов. Шесть гигантских башен. Мрачные громады взлетали ввысь на милю, а то и больше.

Оглянувшись, Блейд обнаружил, что сидит у подножья седьмого колосса на краю огромного круга — добрых три мили в диаметре. В центре виднелась проплешина, ровная и голая, как плац. Это пространство было вымощено, и желтовато-белые плиты ослепительно искрились в лучах восходящего солнца. Взгляд странника побежал вверх по стене башни, нависавшей над ним чудовищной колонной. Стараясь добраться до верхушки, он едва шею не свернул; потом закружилась голова. Вместе с головокружением накатила странная фантазия: Блейду почудилось, что этот подпирающий небо столп сейчас рухнет, обвалится прямо на него и похоронит под обломками.

Башни, формой неотличимые друг от друга, рознились только цветом. Громадина, у подножия которой замер странник, темно-зеленым глянцем напоминала спелый плод авокадо. Слева от нее высилась оранжевая махина, а дальше по кругу — облитая синевой, золотисто-желтая, пламенеющая красным, матово-черная, как уголь, и сверкающая белизной. И все они, кроме черной, нестерпимо ярко сверкали в лучах солнца.

Но более всего Блейд изумлялся пропорциям башен. В основании всего пять сотен квадратных футов, а высота просто немыслимая. Миля! Он не был особенно сведущ в архитектуре, но и его скромных познаний хватало, чтобы понять: местные зодчие на столетие обогнали земных.

Туман почти рассеялся. Оглядев все вокруг, странник не обнаружил ни других строений, ни намека на то, что башни обитаемы.

Взгляд его снова обратился к зеленой башне и только теперь отыскал на высоте двух сотен футов двухъярусный балкон — весьма обширный выступ, который выдавался на добрых пятьдесят футов. Но не успел Блейд осмыслить свое открытие, как на него обрушилось новое: на балкон высыпали темные фигурки, казавшиеся крохотными с земли. Поначалу странника даже взяло сомнение — да люди ли это?

Тем временем одна из фигурок приблизилась к самому краю выступа и шагнула в воздух. Блейд чуть не задохнулся от ужаса и удивления. Сейчас это существо камнем рухнет на кустарник внизу! Да от него живого места не останется! Однако загадочное создание не падало словно камень — оно опускалось плавно, как мыльный пузырь. И теперь Блейд разобрал, что перед ним человек, с головы до пят облитый темно-зеленым глянцем, как и башня, из недр которой он явился. А еще странник приметил всполох стали — клинок у пояса летуна.

Любопытство в его душе боролось с тревогой. Не поискать ли убежища? У подножия башни было где спрятаться: нагромождения замшелых валунов, лохматые кусты, чахлые деревца, островки высокой травы, холмики и овражки опоясывали каменный столп. Это зеленое кольцо простиралось почти на милю, и такие же оазисы полудикой природы опоясывали все башни. Что это — место для прогулок или полоска невозделанной земли? Или, быть может, охотничий заповедник?

Между тем человек в зеленом пролетел уже сотню футов и неуклонно снижался. У пояса его и в самом деле поблескивало оружие — только не один клинок, а два. Над цилиндрическим шлемом поверх креста развевался зеленый плюмаж. Воин, вне всякого сомнения.

Странник наконец разгадал, что позволяет незнакомцу так плавно опускаться. Трапеция! Как у воздушных гимнастов. Правильный треугольник из толстых стержней. Воин стоял на основании из сверкающего зеленоватого металла и держался за ремни, прикрепленные к ребрам. Но где же веревки или канаты, на которых спускается эта штуковина? Неужели обитатели здешнего мира разгадали секрет тяготения? Собственно говоря, почему бы и нет? Чем они хуже тарниотов с их телепортационными установками?

Воспоминания и догадки, догадки и воспоминания… Не время для них сейчас, решил Блейд. Нужно прятаться! А может, нет? Слишком поздно… И потом, стоит ли отодвигать неизбежную встречу с обитателями башни? Разве не за тем все и затевалось? Если здешняя цивилизация обогнала земную, тут будет чем поживиться…

Пока Блейд мучился сомнениями, воин достиг земли. Точнее сказать, он остановил трапецию в восьми футах над поверхностью и спрыгнул вниз — с завидной ловкостью, как акробат. Трапеция опустилась рядом. Человек в зеленом подхватил ее и притянул к лицу вершину треугольника — где, несомненно, прятался микрофон. Впрочем, наверху этот гулкий вопль торжества могли услышать и без помощи электроники. По крайней мере, странник, затаившийся в сотне футов среди кустов, разобрал каждое слово:

— Я, Кир-Ноз, Воин Первого Ранга из Башни Змеи, объявляю, что первым ступил на Брошенные Земли в день войны против Башни Орла. Пусть это занесут в Книгу Чести!

Воин отбросил трапецию. Руки его метнулись к поясу и взлетели в стороны — уже с клинками. Два изогнутых лезвия, длинное и короткое, вспыхнули на солнце и тут же вернулись в ножны. Их обладатель похлопал по зеленым эмалевым рукоятям и направился прочь от башни, не сводя глаз с земли.

Он не прошагал и пятидесяти футов, когда Блейд возник из укрытия. Воин вытаращился на него, оцепенев от неожиданности, и только хватал ртом воздух, как умирающая рыба. Странник решился шагнуть вперед и вскинул обе руки в примирительном жесте:

— Приветствую тебя, отважный воин!

Слова чужого языка дались ему без усилия. Перемещение всякий раз загадочным образом воздействовало на речевые центры мозга, и с первых шагов в Измерении Икс Блейд мог свободно объясняться с аборигенами. Эта его способность крайне озадачивала лорда Лейтона, однако сам Блейд не пытался уразуметь природу непостижимого явления и принимал его как подарок судьбы. Или компьютера? Когда жизнь висит на волоске, не слишком удобно использовать язык жестов.

— Меня зовут Блейд, — продолжал странник, потому что воин еще не справился с замешательством. — Я прибыл с миром из далекой страны. Она называется Англией. Нельзя ли мне переговорить с теми, кто правит Башней Змеи?

Эти слова наконец вернули человека в зеленом к жизни.

— Так ты не из Мелнона? — процедил он сквозь зубы, хватаясь за рукоятки мечей.

— А что такое Мелнон? — осмелился уточнить Блейд. Кир-Ноз оторопел. Наверное, он удивился бы меньше, спроси незнакомец, что такое солнце или дождь.

— Мелнон — наш мир, — отрезал воин. — Ты сам разве не отсюда?

— Нет. Я из Англии. И прибыл с добрыми намерениями.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что пришел из Внешнего Мира? — Палец Кир-Ноза ткнул в пространство, которое лежало за пределами круга, образованного каменными столпами.

— Да. Если ты называешь Внешним Миром все, что находится дальше башен Мелнона, — уклончиво ответил странник. Интересно, на каком тут счету обитатели Внешнего Мира? Кто они для Мелнона? Боги? Чудовища?

Однако все эти экивоки оказались совершенно бесполезным, по крайней мере, в общении с прямолинейным Кир-Нозом.

— Ты не мог прийти из Внешнего Мира, — отрубил воин. — Там нет людей. Там нет никого! Значит, ты — Низший. Наверное, сбежал из башни. Или ты — лазутчик тех, кто отрекся от Мудрости Войны. Предатели посылают своих людей сюда, на Брошенные Земли, убить первого, кто спустится вниз. — Кир-Ноз выхватил клинки и рассек ими воздух. — Мерзавцы, отрекшиеся от Мудрости Войны, заплатят за все — в свое время. А ты заплатишь немедля! — С этими словами он кинулся на Блейда.

Но странник ожидал нападения. Как только обнажились кривые лезвия, он отступил назад, чтобы принять боевую стойку, и, пока мелнонец выкрикивал угрозы, Блейд лихорадочно оглядывался в поисках камня. Ничего… Когда же воин в зеленом рванул с места, странник одним прыжком отлетел на пять футов в сторону. Кир-Ноз слишком разогнался, чтобы свернуть вбок — его клинки вспороли воздух. Ярость, вложенная в удар, могла испугать, не окажись она бесполезной. Воин замер, неповоротливый и злобный, как носорог.

Наконец он узрел врага и снова ринулся в атаку. Блейд еще раз отпрыгнул, уклонившись от удара. Когда же странник с легкостью ушел от выпада в третий раз, в душу его закралось насмешливое удивление. Что происходит? Этот малый или дурак, или слепец! Неужели его не научили следить за противником во время боя? Хороша же тогда Мудрость Войны!

Неуклюжесть Кир-Ноза играла на руку Блейду. Страннику определенно не хотелось убивать недотепу. Будь этот олух немножко посмышленей, Блейд хлебнул бы лиха — безоружный против двух мечей. Однако до сих пор яростные наскоки воина не причинили ему вреда. Эту нехитрую игру он мог бы вести часами. Но зачем?

Мало-помалу Блейд увлекал за собой воина прочь от башни, травяных зарослей и каменных груд. Пусть люди наверху полюбуются на беспомощность лучшего из своих бойцов! Когда незадачливый воитель уже раз в девятый повторил свой примитивный маневр, противники оказались в доброй сотне ярдов от столпа, между высоких травяных кочек. Отпрянув в сторону, странник пригнулся и3 набрал полные пригоршни земли.

— Эй, Кир-Ноз! — крикнул он, вскакивая. — Я тут, приятель! Ты меня не потерял?

— Убью! — взревел мелнонец, наливаясь кровью. — Я убью тебя, Блей-Ид! Голову отрежу! И кину к ногам Мир-Казы. Королева отошлет ее врагам. Этим ублюдкам, которые растоптали Мудрость Войны. Пусть знают, как подсылать к нам жабу вроде тебя. Только и умеешь, что квакать да скакать по грязи!

— Ну-ну, мой храбрец! — поддразнил Блейд. — Не надувайся так — лопнешь! Лучше убей меня! Покажи, чего стоит хваленая Мудрость Войны! Иди же ко мне! А то машешь мечами без толку! Тебя что, мухи одолели?

Кир-Ноз онемел от ярости, а потом с диким звериным ревом бросился на обидчика. И тотчас же в лицо ему полетели комья земли. Однако на сей раз странник просчитался. В мгновение ока два клинка взмыли в воздух и дважды скрестились, разметав бурые комья в пыль и травяную труху.

Блейд не ожидал от неприятеля такого проворства, но и сам не жаловался на замедленные рефлексы. Прежде чем пыль осела вниз, он метнулся навстречу врагу. Поворот на левой ноге — и правая вылетела вперед быстрее молнии. Она вонзилась тараном в живот Кир-Ноза, пока тот вскидывал клинки для удара. Вояка сложился пополам, как перочинный ножик, но оружия из рук не выпустил, а только попятился. Странник подскочил к нему и проворно рубанул ребром ладони по левому запястью, чтобы разжать кисть. Короткий меч вывалился из руки, и Блейд подхватил оружие на лету.

Против ожидания Кир-Ноз, лишившись одного меча, не пал духом: он тут же выровнял дыхание и мгновенно распрямил стан, пожирая глазами врага. Блейд усмехнулся. Стойкость противника внушала ему уважение. Может, выучка и оставляет желать лучшего, но этот малый проворен, как бес, и не обделен хладнокровием. Пожалуй, не помешает разозлить его немножко.

— Эй, Кир-Ноз! Мудрость Войны дозволяет драться длинным мечом против короткого? Воин явно растерялся:

— Надо бы спросить у Совета Мудрейших, Они…

— Да ладно тебе! — оборвал Блейд. — Ты же Воин Первого Ранга. Убей врага! Разве воины из Башни Змеи ничего не стоят? Может, они беспомощнее сопливых детей? Или трусливы, как Низшие?

Кир-Ноз захлебнулся гневным криком и прыгнул вперед. Если бы не давешний удар под ложечку, выпад мелнонца мог уложить Блейда на месте, однако движения воина после удара немного замедлились, и длинное лезвие пронзило воздух в дюйме от уха странника. Мелнонец промахнулся, но успел тем не менее парировать ответный удар, метивший в пах.

Блейд попробовал снова увеличить дистанцию между собой и противником, но теперь, когда они сошлись так тесно, Кир-Ноз явно не собирался упускать врага. Он теснил странника, осыпая его ударами; клинок молнией носился в воздухе, неуловимый для взгляда. Блейд призвал на помощь всю свою силу и сноровку, чтобы выстоять. Дыхание его участилось, ныли мышцы, рукоять меча так и норовила выскользнуть из потной ладони; соленые капли пота выедали глаза.

Между тем ему открылась крайне неприятная истина: глянцевая зеленая оболочка, облекавшая тело Кир-Ноза от шеи до паха, была броней, гибкой, но невероятно прочной. Она лишь слегка проминалась под острием меча и, говоря по правде, Блейд всего пару раз испытал ее на прочность. Ему доводилось не раз биться коротким клинком против длинного и выходить победителем из таких поединков, но прежние соперники уступали ему в скорости, тогда как воин из Башни Змеи молниеносной реакцией мог сравняться с гадюкой.

Блейд рассчитывал, что Кир-Ноз быстро выдохнется, отяжелеет, но каждая минута боя словно прибавляла врагу силы и напора. Странник же постепенно выматывался, и вместе с утомлением внутри нарастала тревога. Нужно закончить схватку одним ударом! Закончить, пока он не лишился последних сил!

Поистине, Блейду выпала нелегкая задача: уложить врага, но не убить, победить, но не поступиться канонами доблести. Он должен был взять верх в полном согласии с Мудростью Войны, иначе не стоило и надеяться на теплый прием. К тому же, проиграв по правилам, Кир-Ноз, могучий, стремительный и смертельно опасный в бою, мог стать весьма ценным союзником.

Тем временем на теле Блейда появились уже две красные отметины, а вместе с ними возникла уверенность, что тяжелое и бритвенно-острое лезвие способно рассекать плоть и кости, как подтаявшее масло. Нельзя и на дюйм подпускать противника к себе…

И тут Блейд заметил, что мелнонец то и дело поглядывает под ноги, обутые в сапоги до икр с тяжеленными подошвами. Ну, конечно же! Кир-Ноз привык сражаться на ровной площадке. Не на том ли гладком плацу посреди круга? Наверное, это арена, где сходятся в поединке воины всех семи башен. Теперь Блейд сообразил, как доконать врага. Босой и проворный, будто антилопа, он не боялся споткнуться. Шаг за шагом странник отступал к россыпи гравия и небольших валунов, маня воина за собой. Он пятился, пропуская мимо ушей насмешки Кир-Ноза. Пусть болтает про трусов, которым не победить в честной схватке! Мелнонец же так увлекся преследованием врага, что не замечал подвоха и стремился за Блейдом как привязанный.

Наконец странник ступил на неровную почву. Кир-Ноз замешкался на мгновение, разглядев под ногами коварный гравий и обломки камней, но не отступил, бросился вперед, явно исполненный решимости добить ненавистного противника. Под его напором Блейд едва успевал уворачиваться.

И вот тут-то под ногу воину подвернулся шаткий голыш. Кир-Ноз не упал, но пошатнулся — стопа, соскользнув с предательского камня, тут же увязла в гравии. Он дернулся, безуспешно пробуя вытянуть сапог. Дернулся и потерял равновесие.

А Блейд был уже рядом. Короткое лезвие ткнулось в защищенный броней живот, ребром левой ладони странник рубанул по руке мелнонца, сжимающей меч. Но Кир-Ноз не выпустил рукоять и, падая на спину, попытался достать врага клинком.

Блейд снова ударил по запястью, да так, что хрустнула косточка. Воин скривился, до крови прикусив губу, и странник наконец вырвал у него меч. Гибельное острие заметалось, будто хищное жало, возле самого лица поверженного.

— Итак, Кир-Ноз, я побил тебя твоим же оружием. Дрался коротким клинком против длинного. Что говорит об этом Мудрость Войны?

Воин молчал, кусая губы; лоб его покрылся испариной. Блейд развязал ремешки у подбородка мелнонца и стащил с головы шлем. Кир-Ноз немного оживился.

— Я не знаю, что говорит Мудрость Войны, Блей-Ид, но никто в Мелноне не поверит в такое. Я был первым воином в Башне Змеи вот уже десять лет. Десять славных лет за плечами и пятьдесят великих битв! Но я никогда не скрещивал клинки с таким противником! Ты и вправду из Внешнего Мира?

— По крайней мере, не из Мелнона, — усмехнулся странник.

Воин сумел выдавить ответную усмешку:

— Это точно. И мой тебе совет: постарайся убедить в этом других — для твоего же блага. Иначе тебя примут за воина из чужой башни или за беглого из Низших. И тех и других казнят. Но если тебя посчитают чужаком — дело другое. В наших законах ничего не говорится о пришельцах из Внешнего Мира, поэтому твою участь будет решать Совет Мудрейших. По крайней мере, тебя не убьют на месте… А может, не убьют и потом. Не исключено, что…

Кир-Ноз не договорил, со стоном приподнимаясь на локте. Блейд круто обернулся, и с губ его слетело проклятие. Сорок воинов в зеленой броне, как будто выросших из каменистой земли, смыкали кольцо.


Глава вторая | Мятежник | Глава четвертая