home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

Блейд склонился перед умершим, скрестив руки на груди, как того требовали мелнонские обычаи. Бедняга Бриг-Ноз… Если ему и доведется править Башней Змеи, то в совершенном одиночестве. Брат, Мир-Каза, Кун-Рала — все мертвы… Странник отступил на шаг и оглянулся на своих людей, которые оттаскивали в сторонку трупы. Этот шаг спас ему жизнь.

Он услышал тихое шипение, сухой треск и повернулся на шум. Дальше по коридору на каменный пол оседала кровавая взвесь. Странник метнулся в нишу, где полулежал мертвец, и распластался по стене. И снова треск разряда известил, что еще один человек превратился в красноватое облачко.

Пока Блейд вытягивал из чехла за спиной длинный жезл, в сознании проносились обрывки мыслей. Все-таки это произошло… Самое страшное… Сколько их? Там ли Нрис-Пол? Дай бог, чтобы он был там!.. Поганый ублюдок…

Между тем новый импульс смертоносной энергии с шипением и треском пронизал воздух… В лицо страннику пахнуло грозовой свежестью, а потом раздался оглушительный топот — победители бежали с поля боя, бросив вожака и пленных. Они могли храбро сражаться с вражескими ордами, но отступили перед загадочной смертью.

Как ни странно, это поспешное бегство вселило в Блейда надежду. Он утешался двумя соображениями: по коридору, похоже, бродит лишь один убийца с аннигилятором, и, что еще лучше, импульс распространяется только по прямой. Значит, нужно просто подождать, пока любопытство или жажда крови не подманят врага к нише. Странник затаил дыхание и постарался немного расслабить окаменевшие от напряжения мышцы.

Прошла минута, две, три… В коридоре, да и, наверное, на всем ярусе, воцарилась гробовая тишина. Сколько Блейд ни напрягал слух, ничто не нарушало этого мертвого безмолвия. Лишь минут через десять до него долетел тихий шорох — человек, затаившийся в дальнем конце коридора, выдал себя, сделав маленький осторожный шажок. Снова потянулись томительные минуты, пока не послышался второй шажок. Но вот наконец шаги ускорились, зачастили. Странник набрал полную грудь воздуха и бесшумно выдохнул, когда из-за выступа стены показался рослый человек в зеленом. Вот так подфартило! Нрис-Пол собственной персоной!

Блейд выскочил из укрытия и, вскинув к плечу серебристый стержень, прицелился в перекошенную ужасом физиономию. Палец вдавил спусковую кнопку, и тут у странника что-то оборвалось в животе. Аннигилятор не сработал!

К счастью, за Блейдом водилась привычка любое оружие осваивать досконально, придумывая самые неожиданные приемы. Верный своему обыкновению, он пробовал метать длинные жезлы и пользоваться ими как дубинкой. Эти увесистые стрежни тянули фунтов на пятнадцать, и удар рукоятью мог оказаться весьма чувствительным.

Странник прыгнул на врага, который уже нащупывал спусковую кнопку, и замахнулся жезлом. Однако Нрис-Пол непроизвольно выставил вверх свое оружие, и два металлических стержня сшиблись с оглушительным звоном. Блейд, хоть и с трудом, удержал свою «дубинку», а его противник оказался менее удачливым — жезл мелнонца грохнулся на пол и покатился по каменным плитам. Странник снова занес стержень, но удар, грозивший проломить череп противника, обрушился в пустоту.

Нрис-Пол с неожиданным проворством отпрыгнул и пустился наутек. Блейд преследовал врага по пятам, сразу догадавшись, куда влечет Нрис-Пола мстительный порыв. Если не остановить безумца, одно его движение оборвет тысячи жизней… Он наверняка заметил нехитрую ловушку Кун-Ралы, когда залез в тайник, и теперь решил покончить с Башней Змеи, раз уж ему не суждено взобраться на трон.

Блейд несся вперед огромными скачками, однако он уже с рассвета был на ногах, порядком выдохся и никак не мог нагнать Нрис-Пола. На глазах у странника враг рванулся к двери лифта и нырнул в кабину. Створки захлопнулись прямо перед носом у преследователя. Блейд не стал сотрясать воздух бессильными проклятиями, а сразу же бросился к другому лифту.

По счастью, кабина была лишь несколькими уровнями выше, и спустя мгновение странник уже спускался вниз. Он проигрывал Нрис-Полу всего минуту, но и этого могло оказаться довольно для несостоявшегося тирана. Блейд с замиранием сердца ждал, когда же откроются Двери лифта.

Почему-то его совсем не тревожило, есть ли возле мастерских караулы и патрули. Он все равно доберется До гада… Придушит эту мразь собственными руками… Нрис-Полу не ускользнуть…

Поймав себя на этих мыслях, странник признал, что рассудок его помутился от гнева. Этак можно запросто угодить в ловушку. Он глубоко вдохнул, заставляя себя успокоиться, и обрел привычное хладнокровие к тому моменту, когда блестящие створки разошлись в стороны.

Благословляя судьбу за то, что дорога к тайнику ему хорошо известна, Блейд сорвался с места в карьер, так что сбил с ног двух надзирателей. Не решаясь подняться, они провожали испуганными взглядами высокую фигуру, пока она не скрылась за поворотом.

Свой жезл, теперь уже совершенно бесполезный, странник бросил в кабине лифта и без этой помехи помчался вперед куда быстрей. Тем не менее Нрис-Пол по-прежнему намного опережал противника. Эхо стремительных шагов становилось все громче, но мелнонец первым достиг дверей заветной комнаты. Блейд не посмел ворваться туда. Что, если этот сумасшедший уже схватил оружие? Секунда — и от суперагента Ее Величества останется лишь красная дымка. Скользя вдоль стены, он осторожно подобрался к дверному проему.

Тайник был открыт, и около зиявшего в стене черного провала стоял на коленях Нрис-Пол. Он возился с силовыми трубками, зажав в одной руке несколько серебристых цилиндров, а в другой — провод. Блейд слышал, как дыхание с шумом вырывается из груди врага, как он сыплет проклятиями, и с облегчением перевел дух.

Что-то не заладилось с ловушкой Кун-Ралы… Наверное, бедная девочка и сама толком не знала, как расставить западню. Большая удача для Башни Змеи… Слишком поздно Нрис-Пол разнюхал про Большие Жезлы, да и побоялся, видно, раздать их своим приспешникам. Теперь он заплатит жизнью за ошибку! И Блейд ринулся в мастерскую.

Однако странник и сам допустил ошибку, всего один маленький промах — он просчитался, приняв Нрис-Пола за сломленного неудачей психопата. Едва Блейд вихрем влетел в комнату, мелнонец круто развернулся и, схватив с пола увесистую железяку, запустил ею во врага. Странник попробовал уклониться, но свирепая боль обожгла правое колено, и он лишь чудом удержался на ногах. Собрав волю в кулак, Блейд заставил себя шагнуть вперед и выхватил клинки.

Сейчас Нрис-Пол мог бы без особого труда расправиться с врагом, но неожиданно размяк, сломался. Визгливо вскрикнув, он вскочил на ноги и кинулся к двери. Мелнонец прошмыгнул мимо странника, который еще нетвердо держался на ногах, и дал деру.

Стиснув зубы, Блейд заковылял следом. Первые несколько шагов едва дались ему, но вот боль и усталость растаяли в опаляющем пламени гнева, и он побежал, помчался, полетел, как будто крылья распахнулись за спиной. Всего лишь несколько шагов отделяло его от Нрис-Пола, когда тот вырвался из мастерских в коридор. Возле самого лифта бегущих настиг оглушительный грохот. Каменные плиты под ногами, и древние стены, и низко нависший свод содрогнулись, осыпав людей каменной крошкой. Лампочки над дверью ослепительно вспыхнули и рассыпались брызгами разноцветного стекла.

Мелнонец взвыл от ярости, а Блейд злорадно ухмыльнулся. Прищемили хвост мерзавцу! Кто-то додумался отключить лифты. Пусть побегает по лестницам!

Теперь отчаяние и слепой ужас гнали Нрис-Пола вниз по ступенькам. Если бы ему хватило ума и мужества остановиться и принять бой, он смог бы взять верх над странником или хотя бы дождаться подмоги. Но мелнонец будто растерял остатки разума по дороге и был одержим одной мыслью: как бы ускользнуть от залитого кровью великана, что несется за ним, потрясая мечами.

В бешеном темпе они одолевали пролет за пролетом. Блейд уже задыхался, легкие горели. Ноги налились свинцовой тяжестью, и при каждом шаге боль кинжалом успокоиться, и обрел привычное хладнокровие к тому моменту, когда блестящие створки разошлись в стороны.

Благословляя судьбу за то, что дорога к тайнику ему хорошо известна, Блейд сорвался с места в карьер, так что сбил с ног двух надзирателей. Не решаясь подняться, они провожали испуганными взглядами высокую фигуру, пока она не скрылась за поворотом.

Свой жезл, теперь уже совершенно бесполезный, странник бросил в кабине лифта и без этой помехи помчался вперед куда быстрей. Тем не менее Нрис-Пол по-прежнему намного опережал противника. Эхо стремительных шагов становилось все громче, но мелнонец первым достиг дверей заветной комнаты. Блейд не посмел ворваться туда. Что, если этот сумасшедший уже схватил оружие? Секунда — и от суперагента Ее Величества останется лишь красная дымка. Скользя вдоль стены, он осторожно подобрался к дверному проему.

Тайник был открыт, и около зиявшего в стене черного провала стоял на коленях Нрис-Пол. Он возился с силовыми трубками, зажав в одной руке несколько серебристых цилиндров, а в другой — провод. Блейд слышал, как дыхание с шумом вырывается из груди врага, как он сыплет проклятиями, и с облегчением перевел дух.

Что-то не заладилось с ловушкой Кун-Ралы… Наверное, бедная девочка и сама толком не знала, как расставить западню. Большая удача для Башни Змеи… Слишком поздно Нрис-Пол разнюхал про Большие Жезлы, да и побоялся, видно, раздать их своим приспешникам. Теперь он заплатит жизнью за ошибку! И Блейд ринулся в мастерскую.

Однако странник и сам допустил ошибку, всего один маленький промах — он просчитался, приняв Нрис-Пола за сломленного неудачей психопата. Едва Блейд вихрем влетел в комнату, мелнонец круто развернулся и, схватив с пола увесистую железяку, запустил ею во врага. Странник попробовал уклониться, но свирепая боль обожгла правое колено, и он лишь чудом удержался на ногах. Собрав волю в кулак, Блейд заставил себя шагнуть вперед и выхватил клинки.

Сейчас Нрис-Пол мог бы без особого труда расправиться с врагом, но неожиданно размяк, сломался. Визг-диво вскрикнув, он вскочил на ноги и кинулся к двери. Мелнонец прошмыгнул мимо странника, который еще нетвердо держался на ногах, и дал деру.

Стиснув зубы, Блейд заковылял следом. Первые несколько шагов едва дались ему, но вот боль и усталость растаяли в опаляющем пламени гнева, и он побежал, помчался, полетел, как будто крылья распахнулись за спиной. Всего лишь несколько шагов отделяло его от Нрис-Пола, когда тот вырвался из мастерских в коридор.

Возле самого лифта бегущих настиг оглушительный грохот. Каменные плиты под ногами, и древние стены, и низко нависший свод содрогнулись, осыпав людей каменной крошкой. Лампочки над дверью ослепительно вспыхнули и рассыпались брызгами разноцветного стекла.

Мелнонец взвыл от ярости, а Блейд злорадно ухмыльнулся. Прищемили хвост мерзавцу! Кто-то додумался отключить лифты. Пусть побегает по лестницам!

Теперь отчаяние и слепой ужас гнали Нрис-Пола вниз по ступенькам. Если бы ему хватило ума и мужества остановиться и принять бой, он смог бы взять верх над странником или хотя бы дождаться подмоги. Но мелнонец будто растерял остатки разума по дороге и был одержим одной мыслью: как бы ускользнуть от залитого кровью великана, что несется за ним, потрясая мечами.

В бешеном темпе они одолевали пролет за пролетом. Блейд уже задыхался, легкие горели. Ноги налились свинцовой тяжестью, и при каждом шаге боль кинжалом пронзала ушибленное колено. Один раз он споткнулся и едва не пересчитал ступеньки головой. Зато и Нрис-Полу приходилось несладко — шаги его звучали реже, а по временам снизу доносились всхлипы и стариковское шарканье. Но как бы то ни было, мелнонец держался впереди.

Отмахав пятьсот футов по лестнице, соперники достигли того яруса, откуда открывался выход на балкон. Нрис-Пол бросил через плечо безумный взгляд и скрылся в проходе, ведущем наружу.

Блейд упрямо ковылял за ним, припадая на правую ногу. По пути страннику попалось несколько воинов Бриг-Ноза и Низших, вооруженных пиками. Рассудок твердил ему, что нужно послать этих людей вдогонку за Нрис-Полом, но другой яростный голос требовал не сдаваться. «Это только твоя драка, только твоя месть», — выстукивала кровь в висках.

Когда Блейд, хватаясь за стены, дохромал до выхода на балкон, враг уже подлетел к ограждению и перевалился через перила. Он не вскрикнул, не разразился проклятиями, не простонал. Все двести футов до земли Нрис-Пол оставался нем, и ни один звук не нарушал звенящего безмолвия, но едва тело мелнонца ударилось о камни, как взрыв разнес тишину в клочья.

Над пустошью взметнулся фонтан пурпурного пламени. Потом ослепительная вспышка потухла, и кверху повалил маслянистый дым. Ветер накинулся на черный султан, растрепал его, распушил, и, когда дымная завеса развеялась, Блейд разглядел внизу глубокую воронку, обнесенную земляным валом. Вокруг кратера взрыв расшвырял множество человеческих тел. Лежавшие поближе не шевелились, но дальние уже приходили в себя, садились, потирая головы.

Смерть Нрис-Пола, хоть и не увенчавшая мятеж легкой победой, все же поколебала стойкость его приверженцев. Когда же они убедились, что за каждым углом подстерегают Низшие с пиками, капитуляция стала неминуемой. К полудню все было кончено: Бриг-Ноз и его союзники завладели башней и изловчились даже снова пустить лифты.

Блейд облюбовал под командный пункт покои Первого Воина. За окнами уже садилось солнце, и на багряном небосводе обугленными стволами проступали силуэты башен, опоясанные искристыми цепочками огней. Странник усмехнулся. Вот так иллюминация! Неспроста эти трухлявые обрубки словно обсыпало светляками!

Сегодня Высшим не спится, и еще долго им будет не до сна. Не сомкнут глаз и часовые в Башнях Змеи и Леопарда. Мятежники не выпустят победу из рук. Ни этой ночью, ни какой-нибудь другой… Мелнон уже не тот и никогда не станет прежним!

У странника заурчало в животе, и он вдруг понял, что зверски голоден, но тут, как на беду, появился воин из Леопардов с надушенным посланием Йо-Джазы. Блейд, от которого разило потом и запекшейся кровью, скривился, втянув ноздрями пряный сладковатый аромат. Как это сейчас не к месту! Перед глазами заплясали кудрявые строчки. Странник сморщился еще сильней и швырнул листок на пол.

— Что-то неладно, благородный Блей-Энн? — встревожился воин.

— Йо-Джаза горит желанием присоединиться ко мне, — сообщил Блейд с кислой гримасой. — Пишет, что должна увидеть все собственными глазами.

— Понятно, — отозвался воин. — Хочет пощекотать нервы. — Доспехи мелнонца были пробиты в нескольких местах и замараны кровью. Леопарду сегодня порядком Досталось, и он полностью разделял неприязнь странника к любительницам острых ощущений.

— Она просит о невозможном, — буркнул Блейд. — я так и напишу.

Воин утомленно покачал головой:

— Не стоит, Блей-Энн. Прислушайся к голосу мудрости! Йо-Джаза ревнива, безумно ревнива. Кто знает, что она вобьет себе в голову? Решит, что ты здесь развлекаешься с другой женщиной.

Странник вздохнул. Он бы с удовольствием выругался, но не мог найти сил даже на это.

— Знаю… Она сделает все, чтобы расколоть союз двух башен.

— Если бы только это!.. — подхватил воин. — Она попытается прикончить тебя, и Мелнон понесет невосполнимую утрату. Ты столько сделал для нас…

— Ладно, ладно!.. — смущенно отмахнулся Блейд. — Не время сейчас толковать об этом. Кажется, я должен пойти навстречу желанию Йо-Джазы. Сообщи ей! И пожалуйста, приставь к Йо-Джазе несколько надежных воинов! Будет скверно, если мою гостью, по недомыслию, продырявит пикой кто-нибудь из Низших.

Отпустив гонца, странник присел в кресло. Совершенно некстати этот визит… Но что поделаешь с женщинами? Они все затевают некстати… Собственно говоря, почему бы не осчастливить Йо-Джазу? В конце концов, бедняжку можно понять — она тридцать лет дожидалась своего часа. Так что ему мешает, кроме смертельной усталости? Кун-Рала мертва, королева отравилась…

Громкий стук оборвал ленивое течение мыслей.

— Войдите! — нехотя разрешил Блейд. Дверь отворилась, и четверо воинов втащили упирающегося Первого Лекаря.

— Ну и ну! — только и нашел, что сказать, странник. — Не ожидал застать вас в живых.

— Жив, как видите! — с вызовом бросил бывший сановник, высокомерным движением плеч стряхнув с себя руки стражей. Сейчас он держался куда уверенней, чем перед Мир-Казой. — И не я один. Еще кое-кто из лекарей, писцов и рабочих уцелел. Мы заперлись в своих комнатах, но готовы вернуться к работе… Если вы прикажете Низшим не трогать нас.

Затуманенное сознание не сразу ухватило смысл этих слов, но когда они пробились сквозь морок усталости, Блейд встрепенулся:

— Почему?

— Случившееся сегодня… — Голос мелнонца сел, однако он откашлялся и продолжал с запинками: — Случившееся сегодня… в Башне Змеи… было неизбежно… Многие погибли… И еще погибнут… Если ничего не предпринять… Какой смысл в этой веренице смертей? — Лекарь пожал плечами. — Высшие потерпели поражение… Но у нас… у лекарей, у писцов, у рабочих… у нас хватает разума… принять поражение. — Он рухнул в кресло, словно ноги у него подогнулись в коленках.

Мысль странника описывала ленивые круги — так кружится коршун в белом от зноя небе. Стало быть, Высшие готовы сотрудничать. Превосходная новость… Вот Бриг-Ноз обрадуется! Это будет для него приятным сюрпризом. Куда проще управлять башней, если на твоей стороне умелые, знающие работники.

— Прекрасно… — вяло проговорил Блейд, потирая ноющие плечи. — Я принимаю ваши условия. Проводите этого человека к Бриг-Нозу! — приказал он воинам. — Вы поступили мудро, дав ему высказаться.

Стража развернулась к двери, но Первый Лекарь жестом остановил воинов:

— Погодите! Я не все сказал!

— Ну что там? — неохотно откликнулся странник.

— Несколько слов от королевы.

Блейда словно окатили ледяной водой. От сонливости не осталось и следа.

— От Мир-Казы?! Но ведь она мертва?!

Мелнонец помотал головой, робко улыбаясь:

— Я дал королеве особое снадобье. Оно погружает человека в такой глубокий сон, что чудится, будто он мертв. Мир-Каза выпила лекарство утром, когда начался бой. Она не хотела принять смерть от руки Нрис-Пола. А теперь королева проснулась и желает видеть тебя.

Стража вытолкала Первого Лекаря за дверь, а Блейд остался один на один с тревожными думами. Дьявольщина!.. Что же теперь будет? Мир-Каза жива! Видит бог, он не желал ей смерти… Пусть себе живет… Но как же все запутывается!.. Что теперь делать? Послать еще одного гонца к Йо-Джазе? Самому отправиться в Башню Леопарда? А если она уже в пути? Пожалуй, лучше наведаться в королевские покои и объяснить все Мир-Казе. Может, она окажется мудрей?. Почему бы ей не закрыть глаза на некоторые вещи? Хотя бы сегодня ночью… Тогда он выпутается… Черт! Иногда поневоле позавидуешь монахам!..

Странник с трудом поднялся с кресла и побрел в ванную комнату. Мир-Каза подождет… Надо хотя бы смыть с себя кровь и пот, а то от него смердит хуже, чем от трупа. Двое слуг приблизились к Блейду, чтобы помочь ему снять доспехи, но едва они коснулись застежек армированной туники, как по потолку ванной пошла трещина, каменная плита раскололась. И тут же в голове странника вспыхнула боль; под черепом разлился нестерпимый жар, словно мозг вскипел. На секунду Блейд оглох, отброшенный на грань безумия оглушительным ревом.

Кромешный мрак окутал странника — только сквозь трещину в потолке сочился зеленый свет. Края разлома поползли в стороны, и тут в глубинах непроглядной тьмы зародился холодный смерч, который подхватил Блейда и понес вверх, к бреши. Но странник, заключенный в ледяную спираль, исполнился блаженного спокойствия. Компьютер… Это компьютер нашел его наконец… Теперь — домой… Прочь из Мелнона… Подальше от ревнивых женщин…

Обжигающий стужей смерч увлекал Блейда все выше и выше. Башня разломилась пополам, как расщепленный молнией ствол. Горизонтали ярусов мелькали перед глазами, сливаясь в пеструю ленту, потому что он уже летел быстрее, чем кабина скоростного лифта. Через пролом в крыше смерч вынес Блейда в черное небо, простиравшееся над Башней Змеи, над всеми башнями, над всем Мелноном. На миг он будто завис в вышине. Каменные великаны встали в круг, закружились в хороводе, но спираль затягивала странника все дальше и дальше, пока он не растворился во мраке и бесконечной невыносимой боли…


Глава девятнадцатая | Мятежник | Глава двадцать первая