home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

Край неба уже окрасился розовым румянцем зари, когда Блейд добрел, пошатываясь и спотыкаясь на каждом шагу, до Башни Леопарда. Он был на последнем издыхании, потому что все эти две проклятые мили нес на руках мертвую Кун-Ралу, а плечи его, как и прежде, оттягивал тяжеленный мешок. Ремни больно врезались в кожу, пот выедал глаза, но странник упрямо тащился вперед.

Девушку он нашел уже бездыханной, хотя издалека могло показаться, что она спит. Нагое тело небрежно раскинулось в высокой траве. Только подойдя поближе, Блейд заметил, что хрупкий стебель шеи сломался и голова запрокинута, как у тряпичной куклы. Он просто не мог оставить Кун-Ралу на поругание врагам и поднял тело на руки.

Через несколько шагов странник наткнулся на Пен-Джерга. Воин лежал на спине, уставя пустой, бессмысленный взор в ночной небосвод. На теле и на камнях вокруг чернели пятна крови. Должно быть, мелнонец умер от ран, еще не коснувшись земли. Блейд кинул на него прощальный взгляд и зашагал прочь.

Как же он обрадовался, застав у подножия башни Бриг-Ноза и его людей! Они сидели на траве под стеной. Вождь повстанцев оказался удачливей Блейда и не потерял в эту ночь ни одного воина из двух отборных сотен. Странник приободрился еще больше, когда заметил, что подъемники так и снуют, торопясь переправить беглецов наверх. Значит, Леопарды согласны дать приют мятежникам.

Бриг-Ноз, сияя радостной улыбкой, поспешил навстречу Блейду, но лицо воина тут же омрачилось — он увидел мертвую девушку. Приняв скорбную ношу из рук странника, мелнонец опустился на колени и положил Кун-Ралу на траву — так осторожно, словно боялся разбудить ее. Потом он сорвал с себя плащ и накрыл им тело.

— Так ты полагаешь, что многие среди Змей боятся и ненавидят Нрис-Пола? — спросил воин, выслушав рассказ Блейда о печальных событиях.

— По крайней мере, Пен-Джерг был в этом уверен, а таких умных и честных людей, как он, немного сыщется. Я склонен доверять его словам.

— Это хорошо, — заметил Бриг-Ноз. — Узнав о расколе среди Высших, Леопарды станут сговорчивей. Их порадует известие, что Нрис-Пол не смог объединить вокруг себя воинов. Надеюсь, Совет Первых прислушается к нам.

— Совет Первых? — удивился странник. — А это еще что за невидаль?

— Так Леопарды называют своих Мудрейших, Блей-Энн. Они стараются все делать на собственный манер, так что не советую тебе надоедать им с вопросами и поучениями: это гордые люди, и вряд ли им понравятся рассказы про английские обычаи. Ты уж с ними поосторожнее!

Однако страннику не скоро выпал случай побеседовать с Первыми. Целую неделю у беглецов только дел и находилось, что отъедаться на обильных харчах, коротать время в праздной болтовне да присматриваться к жизни Леопардов.

Было бы ошибкой назвать царивший в Башне Леопарда порядок демократическим — не так уж далеко здесь отошли от предначертаний Мудрости, хотя и отреклись от множества глупых и жестоких ее заветов. Как и во всем Мелноне, людей тут делили на две касты, на господ и слуг. Низший, однако, мог при известном старании пробиться наверх и занять место воина, писца или лекаря. Менее удачливые довольствовались грязной работой, но над ними не висела зловещая тень Устрашения — в Башне Леопарда слуг не торопились казнить за малейшую провинность. Правда, они склоняли голову перед господами, но не ползали на брюхе. Дурное обращение с Низшими почиталось серьезным проступком.

Многое в Башне Леопарда смущало и злило Блейда, но жилось ему тут неплохо. Во всяком случае, странник признавал, что это единственное место в Мелноне, где он не рискует на каждом шагу лишиться жизни или рассудка.

Твердыней мелнонского либерализма правили десять женщин, составлявших Совет Первых. У Леопардов не было королевы. Правда, каждый год Первые, облеченные властью до конца жизни, избирали среди себя временную правительницу, но все важные решения принимали сообща, тайным голосованием. Первый Воин, Первый Писец и прочие сановные мужи не являлись на Совет без приглашения и не имели права голоса, зато никто не совался в их дела, не пробовал навязать своего мнения. Мудрость Войны и Мудрость Мира тут поминали редко — разве что вскользь.

Как и подозревал странник, воинство башни своей удивительной выучкой было обязано тому, что соседи всегда враждебно косились на вольнодумцев. Леопардам оставили лишь один выход — вечно первенствовать на Равнине Войны. Пять поколений сменилось, прежде чем Мелнон признал за ними право жить по-своему. Конечно, находилось немало охотников разметать в прах оплот опасной ереси, но им связывала руки Мудрость Войны.

Вполне понятно, что Леопарды не пришли в восторг от планов Бриг-Ноза: их пугал поход против другой башни, грозивший Мелнону ужасными потрясениями. Прямодушный вождь повстанцев даже не пытался скрывать своих целей, хоть Блейд и советовал ему обратное. И не видать бы мятежникам помощи Леопардов, если бы не Большие Жезлы и не амбиции Нрис-Пола.

Странник уговорил мелнонца умолчать, по крайней мере, о сюрпризе, оставленном в тайнике Кун-Ралой. Стоит Леопардам узнать, что Нрис-Пол, возможно, никогда не завладеет новым оружием, и они ни за что не ввяжутся в драку. Первых не смутит такая мелочь, как взрыв в мастерской: да пусть хоть вся Башня Змеи разлетится на кусочки! Припертый к стене этими доводами, Бриг-Ноз согласился на маленький блеф.

Блейд с дозволения Совета распылил в кровавый туман пару осужденных на казнь преступников, и у многих немедля раскрылись глаза. Когда же Бриг-Ноз порассказал Леопардам о Нрис-Поле, все воины решительно высказались за поход против Башни Змеи.

— У меня такое чувство, — признался странник Бриг-Нозу, — что они только и ждали повода затеять войну.

— Почему?

— Может, надоело подчиняться женщинам? Должно быть, в глубине души это их больно задевает. Война позволит мужчинам вырваться на свободу и действовать по собственному разумению.

— Возможно, да только пока от их разумения ничего не зависит. Все решится на Совете, а нас туда еще и не звали.

Спустя два дня они дождались-таки приглашения, которое, однако, не принесло желаемых плодов. Бриг-Нозу, а потом Блейду пришлось повторить свои искусительные речи перед десятком женщин, младшей из которых было около тридцати, а старшей — морщинистой карге с острым, как бритва, языком — давно перевалило за сто. Чужаков вежливо выслушали, после чего поднялась правительница и изрекла общий приговор:

— Мы рассмотрим ваше предложение. Оно весьма необычно. Здесь не поклоняются Мудрости Войны и Мира, но мы должны рассудить, что будет лучше для Башни Леопарда. На это нужно время, так что не ждите от нас немедленного ответа. В свой срок мы призовем вас и сообщим решение.

Надо ли говорить, что Бриг-Ноз впал в безумный гнев? По счастью, негодование его излилось наружу не в зале Совета, а лишь за ее стенами. Блейд с трудом усмирил мелнонца. Уговоры никак не помогали — пришлось тушить ярость вином. Едва ли не галлон хмельного влил странник в буяна, и наконец Бриг-Ноз так накачался, что присягнул бы на верность Мудрости Войны и Мира, стоило Блейду только попросить. Однако у странника было другое на уме.

— А стоит ли нам дожидаться согласия Совета? Почему бы не потолковать с воинами? В конце концов, никто еще не пробовал штурмовать башни. Или пробовал?

— Н-н-нет…

— Штурм потребует совершенно новой тактики и нового оружия, а мы даже не знаем, чем располагают Леопарды. Я постараюсь разнюхать и сообщу тебе.

— Я… д-думаю… эт-т-о блестящая… ик!.. мысль. — Вот и все, что Блейд вытянул из мелнонца, прежде чем тот опрометью кинулся в ванную комнату.

Следующие несколько дней странник толкался среди воинов и рабочих и навещал мастерские. По сравнению с теми военными кампаниями, которые ему доводилось проворачивать в Измерении Икс, эта последняя выглядела плевой работенкой. Не потребуется ни сколачивать войско из разношерстного сброда, как в Тарне и Катразе ни рыться в памяти, воскрешая уловки Ганнибала и Цезаря, ни обучать новой тактике солдат. Не нужно даже ничего запасать — орудия штурма пылятся на полках в мастерских. И тяжелые металлические колья, и молоты, и мотки невероятно прочного и легкого троса для подъемников, и химикаты — все под рукой.

Сначала Блейд подумывал, не познакомить ли Мелнон с луками, но потом отказался от этой мысли. Слов нет, из волокна для тросов вышла бы отличная тетива, но слишком много времени требовалось для того, чтобы изготовить луки и стрелы, и еще больше — чтобы обучить воинов стрельбе. Время же утекало, будто песок сквозь пальцы. Каждое утро, выходя на балкон, странник дивился, что Башня Змеи все еще торчит на прежнем месте.

Поставив крест на затее с луками, он обратился мыслями к другому оружию. Пики шестифутовой длины… Изготовить их проще простого. Хватит и времени, и металла, чтобы изготовить тысячу пик. Каждый воин понесет за спиной связку из дюжины копий. Во-первых, будет чем вооружить Низших, а во-вторых, с пикой управится и самый неопытный воин, даже подросток или женщина. Нрис-Пол лопнет от злости! Конечно, вчерашний раб, орудующий пикой, вряд ли справится с опытным воином-меченосцем, зато наверняка не подпустит к себе надзирателя с жезлом.

Пока Блейд обдумывал тактику будущих сражений, Бриг-Ноз интриговал. Когда спустя неделю после памятного заседания Совета они сошлись за чаркой вина, мелнонец выглядел совершенно счастливым.

— Мы почти у цели, Блей-Энн. Восемь из десяти Первых уже на нашей стороне. Они готовы хоть завтра проголосовать за войну.

— А что две остальных?

. — Одна просто медленно соображает.

— Ей стоило бы поторопиться. Нрис-Пол не будет сидеть сложа руки.

— Она-то решится, когда поднажмут остальные. Беда не в ней… Всю игру портит десятая — Йо-Джаза. Она моложе всех. Невероятно упряма и вспыльчива. Первые побаиваются давить на нее: Йо-Джазе хватит упорства два десятка лет голосовать против всего, что они задумают.

— Неужели никто не может образумить ее? — Бриг-Ноз усмехнулся:

— Никто, кроме тебя, приятель. Ты ведь сумеешь уговорить любую, правда?

Дела принимали нешуточный оборот, поэтому странник не стал ломаться и кивнул.

— Хотя Йо-Джазе за тридцать, она еще девственница, — продолжал воин. — Женщина всегда благоволит к тому, кто был у нее первым.

— Ну, это сказки, — презрительно фыркнул Блейд. — Все зависит от того, что она за женщина и что он за мужчина.

— Ты мне голову-то не морочь! — отмахнулся Бриг-Ноз. — Лучше прямо скажи: согласен хотя бы попытаться? Задури ей голову! Соблазни! Попробуй улестить!

— Я-то попробую… — ответил Блейд с кислой гримасой. — Но ты сам пораскинь мозгами. Она упряма и зла, оттого-то и не нашлось на нее охотников. А что, если эта твоя Йо-Джаза обвинит меня в изнасиловании? Да тут против нас ополчится вся Башня Леопарда. Странник выразительно провел ребром ладони по горлу.

— Знаю, — согласился мелнонец и добавил лукаво: — Но разве ты не говорил, что ловчее тебя нам не сыскать?

— Говорил, — буркнул странник.

Что толку отпираться? И кто только его тянул за язык…


Глава пятнадцатая | Мятежник | Глава семнадцатая