home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая

Бриг-Ноза они нашли в крохотной каморке рядом с залой, где Блейду довелось увидеть в действии Большие Жезлы. Генерал подземного воинства Мир-Казы встал навстречу гостю и даже раскинул руки, словно собираясь заключить странника в объятия:

— Добро пожаловать в наши ряды, Блей-Энн! Или я несколько забегаю вперед?

По его взмаху несколько оборванцев, притулившихся возле сырой стены, мигом вскочили и потянулись за оружием.

Блейд рассмеялся:

— А ты доверяешь мне не больше, чем я — тебе! Я здесь лишь потому, что хотел бы пожить еще немножко, а на верхних ярусах меня чуть не ухлопали. Там и сейчас ломятся в двери — целая дюжина прихлебателей Нрис-Пола.

Девушка кивнула, подтверждая его слова.

Бриг-Ноз смерил странника рассеянным взглядом, качнулся на каблуках, перенося вес с носка на пятку. Вид у него был самый беспечный — того и гляди, замурлычет себе под нос нехитрый мотивчик, но Блейд не обманывался на счет этого человека. Бриг-Ноз хитер и осторожен. Небось в это самое мгновение лихорадочно прокручивает в уме с десяток комбинаций.

Наконец мелнонец вяло махнул своим людям, и те снова опустились на земляной пол.

— Ладно, Блей-Энн, — проговорил хозяин подземелья со вздохом, — расскажи нам, что же приключилось с тобой сегодня. Только, сделай милость, не привирай! Говори лишь то, что сам видел или слышал.

По ходу рассказа лицо бывшего воина все больше вытягивалось, а под конец он впал в глубокую задумчивость и механически постукивал кулаком по раскрытой ладони. Глаза Кун-Ралы снова подернулись влагой, по щекам побежали слезы. Один из сидевших возле стены тихонько выругался.

— Нда… Вот история так история… — протянул Бриг-Ноз, но тут же задумчивость словно ветром сдуло с его лица. Весь он как-то подобрался и посуровел. — А теперь расскажи мне о планах Мир-Казы! Я хочу знать, какое будущее королева уготовила Мелнону.

— Да ты ведь, должно быть, слышал об этом сотни раз, — удивился странник.

— Слышал, как не слышать… Но я хочу знать, что она преподнесла тебе. Может, с тобой Мир-Каза была откровенней.

— Ты так думаешь? — Блейд уже порядком устал от этой игры в тайны и скрытого запугивания. Сначала судилище наверху, потом этот допрос… Он с раздражением промолвил: — А что, если я не захочу откровенничать? Как ты поступишь тогда?

Угрюмые оборванцы снова схватились за оружие, но тут в разговор вступила девушка:

— Не надо, Бриг-Ноз! Подумай, что ему пришлось вынести сегодня, а ты ведешь себя не лучше Нрис-Пола. Накинулся на него как голодный зверь.

Суровое лицо изгнанника смягчилось, гневные слова замерли на языке. Он сел и снова задумался, подперев руками седеющую голову. Наконец Бриг-Ноз поднял на странника свои темные глаза, полные неизбывной тоски.

— Прости меня, Блей-Энн, — проговорил он медленно. — Я виноват, но тому есть оправдание. Бремя, которое я взвалил на свои плечи, слишком тяжело. Тревога и усталость — вот мой удел. Я давно лишился сна… Прошу тебя как друга, поведай мне все, что знаешь о планах Мир-Казы!

Блейд не смог устоять против такой просьбы. Вождь мятежников ловил каждое его слово и даже подался вперед, словно не хотел пропустить ни одной детали. Темные глаза возбужденно расширились, вспыхнули, тоски и усталости — как не бывало. Бриг-Ноз вскочил и принялся мерить шагами каморку.

— Понимаю… Теперь я все понимаю… — Губы его раздвинула довольная улыбка. — Так ты думаешь, что Мир-Каза жаждет только власти? Ты думаешь, ей наплевать на Низших и на будущее Мелнона?

— Это истина незыблемая, как башни Мелнона. Опальный воин шагнул вперед, тяжелые мозолистые руки опустились на плечи странника.

— Тогда я уверен, мы поймем друг друга. Довольно угроз и уверток! Потолкуем откровенно! Готов ли ты принять нашу сторону и помочь Мелнону обрести свободу? Чтобы людей не делили на Высших и Низших, чтобы их кровь не лилась попусту! Мы хотим предать забвению Мудрость Войны и Мудрость Мира. Пусть знания используют только во благо!

— Ты на многое замахнулся.

— Да! Но разве можно иначе? Люди скованы по рукам и ногам глупыми запретами, их натравливают друг на Друга. Мелнон одряхлел. Мы должны вдохнуть в него новую жизнь.

— А сумеете?

— Не знаю, — откровенно признался Бриг-Ноз. — Но надо хотя бы попытаться.

Искренность мелнонца обезоруживала. По правде говоря, Блейд не видел для себя иного выхода, как примкнуть к мятежникам, но до сей минуты им двигало лишь стремление выжить. Он мечтал целым и невредимым вернуться в родное измерение и, если повезет, прихватить с собой сувенир на память о Мелноне — скажем, Большой Жезл. Намерения странника не простирались дальше этого, однако последний разговор заставил его пересмотреть свои планы.

Блейду понравился вождь повстанцев. Казалось, Бриг-Ноз — честный малый и притом не дурак. Он не строил иллюзий, не надеялся одним махом сокрушить прошлое и насадить новый порядок. Этот человек с открытым взглядом взялся за нелегкое, возможно, обреченное на провал дело. И потом Блейд чувствовал, что он не из породы фанатиков, которые готовы ради светлого будущего перебить всех несогласных. Если Бриг-Ноз добьется власти, Мелнон не поменяет одну кровавую тиранию на другую.

Странник с чистым сердцем протянул руку опальному воину. Скрепившее уговор пожатие вышло долгим и горячим, пожалуй, даже слишком долгим и чересчур горячим, по мнению Блейда. Высвободив онемевшую руку, он потихоньку потряс кистью. Вот так хватка! Пальцы сплющило, будто в тисках. Этому парню силу некуда девать. Не приведи бог сойтись с таким на поле боя!

Бриг-Ноз усадил гостя возле себя и пустился в объяснения. Как и предполагал странник, Мир-Каза не догадывалась, что на уме у вожаков ее тайного войска. Как и королева, они хотели свергнуть власть Высших в соседних башнях, но дальше пути Бриг-Ноза и его царственной любовницы расходились. Воин рассчитывал, что Мир-Каза останется не у дел, как только Башня Змеи подчинит себе Мелнон.

Повстанцы не довольствовались тем пополнением, которое посылала им королева; кроме разжалованных воинов в их ряды вливались коренные обитатели Нижних Уровней, так что мятежники привлекли под свои знамена отнюдь не две, а четыре сотни надежных бойцов и еще больше сочувствующих.

Выступление Нрис-Пола, однако, смешало карты заговорщиков. Если он и в самом деле пользовался влиянием и властью среди Высших, спокойной жизни пришел конец. Нрис-Пол мог заслать шпионов на Нижние Уровни. Дознайся его соглядатаи о планах мятежников, все усилия пошли бы прахом. Этот интриган не побоялся бы обвинить в измене саму королеву.

Наученный горьким опытом, Блейд ясно видел, чем закончится суд. Мир-Каза будет свергнута, если вообще не распростится с жизнью, и Нрис-Пол займет ее трон. А потом отыщутся тайники с Большими Жезлами, и новый правитель Башни Змеи завладеет оружием, распыляющим человека в кровавый туман. Несложно угадать, как этот мерзавец распорядится аннигиляторами: он завоюет Мелнон, обратив в ничто десятки тысяч соплеменников. Башня Змеи уже не могла служить надежным убежищем для повстанцев. Настало время поискать другое укрытие.

— Мы должны бежать! — объявил Бриг-Ноз.

— Должны, — согласился странник, — только куда? В Башню Леопарда?

Воин чуть не подскочил от удивления:

— Как ты догадался? — Блейд пожал плечами:

— Я же не слепой. Леопарды разительно отличаются от всех остальных. Если верить разговорам, они не слишком-то блюдут Мудрость Мира.

— Это правда, — подтвердил Бриг-Ноз. — Поэтому только у них мы и можем искать приюта.

— Но захотят ли они воевать против Башни Змеи?

— Думаю, захотят, если рассказать им про Большие Жезлы и козни Нрис-Пола. Но сперва надо еще добраться до Башни Леопарда.

Впрочем, последнее не составляло особого труда: в подземелье начинался потайной ход длиной в милю, вырытый еще при возведении башен. Выход на поверхность надежно скрывали кустарники и валуны Брошенных Земель. Повстанцам и раньше случалось пользоваться туннелем, и они рассчитывали без особых хлопот пройти подземным ходом, затем под покровом темноты прокрасться к подножию Башни Леопарда и, переждав до утра, попросить убежища.

— Разговоры разговорами, а неплохо бы прихватить с собой хоть парочку Больших Жезлов, — заметил Блейд. — Вдруг Леопарды не поверят нам на слово? И потом, жезлы не помешают, когда настанет время вернуться в Башню Змеи. — «Или в Англию», — мысленно добавил он.

— Ты дело говоришь, — согласился Бриг-Ноз, — только Мир-Каза дала нам всего один жезл, да и тот уже на последнем издыхании — запас энергии иссяк. Королева очень осторожна.

— Может, пошлем людей пошарить в тайниках? — предложил странник. — Кто-нибудь знает, где припрятаны жезлы? Я готов отправиться наверх, только найди проводника.

Мелнонец в сомнении покачал головой.

— Я новичок среди вас, — не отступался Блейд, — и пока совершенно бесполезен. Случись что со мной, вы ничего не потеряете. Верхние Уровни я изучил как свои пять пальцев, облазил каждый закоулок. И не прими за похвальбу, но ни один из воинов Мир-Казы не может тягаться со мной. Хотя, скорее всего, до драки не дойдет.

Поверь, Бриг-Ноз, я очень ловкий человек. Знал бы ты, сколько раз я проворачивал такие дела в Англии и во время своих скитаний! Опыта мне не занимать.

— Что ж, Блей-Энн, я тебе верю, — пошел на попятный воин. — Верю и принимаю твое предложение. Но кого же с тобой послать?

— Позволь мне пойти с ним! — взмолилась Кун-Рала. — Мы ведь сражались вместе. Я могу выдавать себя за воина или надзирателя, а Блей-Энн прикинется слугой, который меня сопровождает.

— Ладно уж, — снисходительно разрешил Бриг-Ноз. — Ну, с вами мы разобрались, теперь пора поговорить об остальных. — Он повернулся к людям, сидевшим возле стены, и не заметил, какой взгляд девушка послала Блейду.

Однако странник не был слеп и ничуть не удивился, когда той же ночью Кун-Рала возникла на пороге отведенной ему убогой комнатенки. После дневных мытарств засаленный и жесткий тюфяк, брошенный прямо на земляной пол, показался Блейду царским ложем. Странник уже засыпал, когда дверь тихонько отворилась и тонкая высокая тень проскользнула в каморку. Девушка застыла, не смея шелохнуться, будто лань, выбежавшая из чащи навстречу охотнику.

Блейд с трудом разлепил свинцовые веки.

— Что ты тут делаешь? — пробормотал он, садясь на нищенской подстилке. Сейчас больше всего на свете ему хотелось спровадить незваную гостью. Вот ведь беспокойная девица… Нашла время для визитов… — Так зачем ты явилась сюда, Кун-Рала? — Осипший голос звучал не слишком дружелюбно.

— Не знаю… — пролепетала девушка и метнулась к Двери, однако что-то ее остановило.

Она повернулась и, сделав несколько робких шажков, вновь замерла. Бесформенная туника, уродливое одеяние Низших, высоко вздымалась на юной груди, и Блейд почувствовал, что не может оторвать глаз от упругих полушарий, натянувших зеленую ткань. Что скрывается под этим рубищем? Бедняжка туго перетянула его ремнем чтобы подчеркнуть тонкую талию и высокие груди. Невинная и трогательная уловка. Взгляд, блуждавший по телу странника, выдавал девушку с головой. Она разрывалась между желанием и страхом. Блейд отбросил одеяло, открывая испуганному и любопытному взору зрелище великолепной бронзовой наготы.

Кун-Рала опустилась рядом с ним на колени:

— Я хочу почувствовать себя женщиной, Блей-Энн. Я слишком долго была воином — дольше, чем мне бы хотелось. Так уж вышло, и в том, конечно, нет ничего постыдного. Я горда тем, что умею сражаться. Но, пожалуйста, научи меня быть женщиной!

Блейд вздохнул. Ну не странно ли, что в Мелноне, этом заповеднике матриархата, женщина не может быть просто сама собой? Ни властная и жестокая королева, ни девчонка из низов…

— Почему сейчас, Кун-Рала? Мы могли бы…

— Нет. Быть может, завтрашняя ночь станет для нас последней. Я готова погибнуть вместе с тобой, Блей-Энн, но этого мало. — Девушку пробрала дрожь. Тонкая, обветренная, как у мальчишки, рука умоляюще коснулась плеча Блейда. — Пожалуйста, позволь мне остаться!

Страннику не пришлось ничего говорить — возбужденная плоть уже все сказала за него, и Кун-Рала при всей неопытности не нуждалась в другом ответе. Она легла рядом с Блейдом, прижалась к нему, оплела руками, и жаркий трепет юного тела заставил странника забыть обо всем. Охмелев от наслаждения, он еще ближе привлек к себе девушку, чтобы ощутить восхитительные изгибы, проступавшие под ветхим полотном. Кун-Рала томно улыбнулась, приветствуя бешеный напор мужского естества. От этой улыбки, и лукавой, и наивной, огонь, разливавшийся по чреслам, вспыхнул еще жарче. Руки Блейда сами собой метнулись к поясу, стянувшему тунику, и сорвали ремешок с гибкой талии. Потом они соскользнули по бедрам, прокрались под кромку одеяния, лаская гладкую кожу и сдвигая все выше зеленый покров. Измученная этой сладостной пыткой, Кун-Рала нетерпеливо отстранилась и, рывком стянув с себя тунику, швырнула ее на пол.

Тусклый зеленоватый свет облил нагое тело призрачным мерцанием, и руки Блейда пустились в упоительное странствие, не встречая больше преград на своем пути. Крохотные пики грудей затвердели под осторожным касанием, с пересохших губ девушки сорвался блаженный стон. Кончиком пальца странник очертил ореол вокруг соска, прильнул к нему жадным ртом. Кун-Рала, вскрикивая, извивалась в его объятиях.

Руки девушки соскользнули с широких плеч Блейда, пробежались по спине, легли на бедра. Это были несмелые и неловкие прикосновения, но в самой их безыскусной робости таился неодолимый соблазн. Странник чувствовал, как в Кун-Рале просыпается женщина. Дрожащие пальцы порхнули от бедра к его животу, дотронулись до твердых, сведенных напряжением мышц. Блейд вскрикнул и поспешно отстранился. Вожделение, вскипевшее внутри, переливалось через край, однако странник понимал, что девушка еще не готова разделить с ним наслаждение.

Вобрав в ладони высокие полушария грудей, Блейд стал сжимать их быстрыми и ритмичными движениями. Головка Кун-Ралы бессильно запрокинулась, из приоткрытого рта вылетали бессвязные стоны. Колено странника потихоньку раздвинуло стройные бедра. Девушка выгнулась дугой ему навстречу. Блейд не смог устоять перед этим немым призывом и погрузился в горячую влажность потаенных глубин.

Истомленное лоно обволокло вторгшуюся в него мужскую плоть и яростно содрогнулось, истекая соком. Волна острого наслаждения накатила и отхлынула, но странник несколькими мощными толчками снова вознес Кун-Ралу к вершинам блаженства. Трижды девушка замирала в сладком изнеможении, пока Блейд не излился внес.

— Ты что, дурачила меня? — проговорил странник, приходя в себя. — Это тебя нужно чему-то учить? Тебя, Кун-Рала? И какой только дурью забита твоя хорошенькая головка!

Он перекатился на спину и одной рукой притянул к себе девушку. Кун-Рала положила голову к нему на грудь. С губ девушки слетел довольный смешок, и даже сон не стер улыбку с ее лица.


Глава тринадцатая | Мятежник | Глава пятнадцатая