home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. 2

Едва они вступили в пределы Цитадели, как их объял холод, словно на входе стояла завеса ледяного воздуха. Бейн настоял на том, чтобы идти первым, сразу за ним шли Турпан, Моа, Ваго и Грач в сопровождении небольшой свиты агентов тайной полиции. Солдаты осторожно двигались следом, нацепив детекторные очки и держа наготове эфирные пушки.

Открывшиеся входы вели в высокие сводчатые туннели с ребристыми стенами и потолками, облицованными то ли полированным камнем, то ли каким-то диковинным металлом. Своды туннелей имели продольное ребро посередине, так что образовывали как бы двойную арку над головами людей. Нигде не было заметно никаких стыков или швов, конструкция была столь совершенной, что казалась нереальной.

Из глубин Цитадели тянуло холодным воздухом, застоявшимся и безжизненным. У Турпана возникло неприятное ощущение, будто он спускается в глотку какого-то огромного зверя и скоро окажется в его желудке.

Он мог думать только о побеге, но пока что бежать было совершенно невозможно. Моа рядом с ним безропотно шла в недра Цитадели, до глубины души потрясенная тем, что оказалась в центре такого события: они шагали по коридорам, где нога человека не ступала со времен Угасания. А вот Турпану было наплевать на величие исторического момента. Он точно знал: тайная полиция ни за что не оставит их в живых после этой экспедиции. Потому что вскоре ему и Моа предстоит увидеть такое, чего им видеть наверняка не положено. Выродки, сбежавшие из гетто, для тайной полиции и не люди вовсе, а так, расходный материал. Вот их и пустят в расход.

Турпан ждал удобного случая. Никто не знал, с чем им предстоит столкнуться в Цитадели, и эта неизвестность давала ему преимущество. Когда-то он мечтал стать лучшим вором Орокоса. Теперь он хотел только одного: выжить и вытащить отсюда Моа.

Лизандр Бейн – теперь они знали его имя, так к нему обращались агенты тайной полиции, – забрал артефакт у Моа сразу же после того, как Цитадель отворила свои двери. Сначала Турпан не понимал, почему их заставили пойти вместе с остальными. «Должно быть, Бейн опасается, что внутри могут встретиться новые преграды, и рассчитывает снова использовать Моа», – в конце концов рассудил юноша. Он не знал об опасениях Моа, что теперь артефакт превратился в простую безделушку и больше не будет работать.

Наконец туннель закончился. Бейн и его люди медленно вышли в помещение, куда он открывался, и там остановились, пораженные. Даже Турпан не смог остаться равнодушным.

Это было похоже на сон. Колоссальный зал в черно-багровых тонах, широкими уступами спускающийся вниз. Уровни соединяли между собой изогнутые пандусы. Все было сделано из какого-то сверкающего материала, твердого, как камень, но пластичного, словно воск. Каждая деталь головокружительно сложного хитросплетения балконов, подиумов, мостов и ступенчатых пирамид, похожих на свадебный торт, была закругленной и гладкой. В воздухе, подобно миниатюрным солнцам, висели светящиеся шары, озарявшие зал приглушенным сине-зеленым светом. Каналы, наполненные светящейся жидкостью того же оттенка, пересекали пол во всех направлениях, складываясь в приятные для глаза узоры.

Солдаты начали рассредоточиваться по залу, занимая позиции. Для них происходящее было захватом вражеской базы. Но Бейн смело двинулся вперед, к середине зала. Его свита последовала за ним. Пол под ногами был твердым, как камень, однако почему-то глушил звук шагов лучше любого ковра. Слышались лишь шорох одежды, бряцание оружия и редкие хриплые приказы одного из офицеров.

Бейн остановился и замер. Он стоял, как скала, среди своих верных солдат. Словно первопроходец, торжественно ступивший на неизведанный берег, он озирал новую землю, на которую собирался заявить свои права.

– Никого нет дома, – усмехнулся Турпан. Бейн повернулся и вперил в него сердитый взгляд. Грач ухмыльнулся – его позабавил этот маленький бунт.

– Тогда нам нечего бояться, – ответил Мрачный Джек.

Он достал маленький предмет, похожий на округлый камень и такой черный, словно его выточили из самой тьмы и хорошенько отполировали. Бейн поднял его вверх, и стало заметно, что «камень» мягко пульсирует.

Грач взглянул на предмет с интересом, пытаясь прикинуть, сколько тот может стоить.

– Что это?

– Вот откуда мы знаем, что слухи о генераторе хаоса правдивы, – тихо сказал Бейн.

Он пристально смотрел на «камень», на поверхности… нет, казалось, в толще которого проносились в одном направлении крохотные искорки.

– Этот прибор Функционального века был найден очень давно. Мы установили, что его назначение – обнаруживать вероятностную энергию. Как компас, он всегда указывает на Цитадель. Это означает, что где-то здесь находится самый мощный в Орокосе источник вероятностной энергии. Генератор хаоса. Эта штука приведет нас к нему.

– И что тогда? – спросила Моа.

– Увидишь, – ответил Бейн. Он снова оглядел зал и сверился с черным устройством. – Нам туда.

– Шеф! – крикнул один из агентов тайной полиции, стоявший рядом. – Движение!

Солдаты замерли, подняв пушки, сотни стволов нацелились на большую черную сферу, плавно опускающуюся вниз из-под потолка в центре зала прямо на головы Бейну и его спутникам.

Моа вцепилась в руку Турпана с такой силой, что ее ногти порвали тонкую ткань его куртки.

– Не стрелять! – приказал Бейн. Сфера зависла в трех метрах от пола. Турпан видел свое отражение на ее поверхности. Стояла мертвая тишина.

– Она не одна, – негромко сказал один из людей Бейна.

И правда, еще несколько точно таких же шаров скользили вниз из сумрака, царившего под сводами зала. Одни шары двигались быстрее, другие медленнее, и остановились они тоже на разной высоте. На первый взгляд в их расположении не было заметно никакой системы…

– Если бы ты была Угасшей, – прошептал Турпан Моа, – и создала эти штуки для встречи желанных гостей, ты бы сделала их такими вот жуткими?

Моа, дрожа от ужаса, покачала головой.

– Вот и я бы не сделал, – сказал он и еще тише, чтобы никто не услышал, прибавил: – Готовься бежать. Сейчас что-то начнется…

И началось. Все сферы одновременно преобразились. На черной поверхности каждой из них появилась темно-красная картинка. Изображения были стилизованы и мерцали, словно в плохо настроенном паноптиконе, но с первого взгляда было ясно, что это такое. Черепа.

Сердце Турпана бешено заколотилось от дурного предчувствия, а через мгновение огромный зал, который только что казался ему похожим на сон, превратился в кошмар.

Из черных шаров раздался оглушительный визг, и по залу пронесся порыв ветра, дико взлохматив дрэды Турпана и едва не сбив с ног Моа. Вместе с ветром возникло чувство всепоглощающего животного ужаса, и у Турпана перехватило дыхание. В последний момент он еще успел подумать: «Это все не настоящее, не настоящее, бояться нечего…» – а потом все мысли из головы вымел панический страх, который излучали сферы с черепами, и Турпан, как и все остальные, потерял рассудок.

Он забыл, где находится, знал только, что это самое ужасное место в мире и что надо отсюда срочно выбираться. Но ноги отказывались подчиняться ему, мышцы превратились в кисель. Повсюду в воздухе парили красные черепа, исторгающие невыносимый визг. На неверных ногах Турпан поковылял прочь, то и дело слепо натыкаясь на кого-то. Потом он увидел, что люди вокруг – вовсе не люди: их лица были ужасны, перекошены, с выпученными невидящими глазами. Это были чудовища! Сплошные монстры! Бежать, бежать отсюда! Остальное не важно…

Но бежать было некуда. Чудовища окружали со всех сторон.

Турпан шарахнулся в одну сторону, в другую, нога его обо что-то зацепилась, и он с грохотом рухнул на пол. Как оказалось, он споткнулся об одно из чудищ – оно валялось на полу, сжавшись в комочек. Оно тоже вселяло страх, однако почему-то казалось знакомым, и это удержало Турпана, хотя больше всего ему хотелось кинуться наутек. Неподалеку кто-то палил из эфирной пушки. Оказывается, у некоторых чудищ есть оружие. Они стреляли почем зря в воздух и друг в друга. Турпан встал на ноги, но зашатался под напором безумия, царящего вокруг, и рухнул на колени возле чудовища, которое казалось знакомым.

«Это все неправда», – пронеслось в голове.

Вид съежившегося на полу монстра почему-то придал ему сил, и Турпан смог подавить свой страх настолько, что к нему отчасти вернулся разум. Это корчащееся существо… Надо заставить его развернуться, чтобы разглядеть, понять, что это такое… Его пальцы коснулись кожи существа. Кожа была прохладной.

«Моа! Это же Моа! – понял он и попытался внушить себе: – Страх не настоящий, не настоящий, не…»

Он схватил девушку, она завизжала и попыталась вырваться. Но она была слишком слаба и напугана, чтобы бороться. Турпан заставил ее подняться на ноги. Моа была единственным, что позволяло ему сохранять рассудок в этом царстве хаоса, не давало снова соскользнуть в истерику.

– Моа! – крикнул он. – Моа, это я!

Все напрасно: для нее голос Турпана был громовым рычанием, жутким и бессмысленным, Моа только вскрикнула и попыталась зажать уши. Тогда он потащил ее куда-то, двигаясь наобум, лишь бы убраться подальше. Вокруг раздавались крики людей и визг эфирных пушек. Вскоре дорогу им преградило мертвое тело. Убитый солдат.

«Всего лишь человек, а не чудовище», – сказал себе Турпан.

Почти не соображая, зачем он это делает, юноша протянул руку и сорвал с лица солдата детекторные очки. Только потом он понял, что заставило его так поступить: солдаты палили в воздух, то есть по невидимым врагам. Это могло означать только одно.

Призраки. Турпан надел очки и увидел их.

В рядах солдат Протектората царило смятение. Страх, излучаемый черными шарами, свел их с ума, и они принялись сражаться друг с другом и со всем, что двигалось. Некоторые бежали по туннелю к выходу, некоторые палили во все стороны, другие сбились в кучу от ужаса. А между ними метались сверкающие силуэты призраков. Эфирные сущности, будто скаты в морских глубинах, скользили на крыльях от одного человека к другому, выбирая жертву. В зале уже носились, нападая на людей, два десятка свежеиспеченных оборотней. Но большинство призраков не слишком интересовались жалкой горсткой солдат, проникших в Осевую Цитадель. Они стремились туда, где туннель выводил на свободу.

Турпан на мгновение представил себе, какое потрясение ждет толпу зевак, оставшуюся снаружи ждать возвращения экспедиции. Цитадель распахнула свои двери – и теперь оттуда, словно из потревоженного осиного гнезда, повалят призраки. Вскоре на площади поднимется крик. Первой целью призраков станет Нулевой шпиль: они почему-то всегда прежде всего атакуют сооружения Протектората. После этого они наводнят весь район. Нервная система и мозг Орокоса будут парализованы. Это катастрофа.

Зачем только они открыли Цитадель! Бейн и его подручные понятия не имели, во что вмешиваются…

Но сейчас Турпану было не до того, чтобы думать о последствиях. Надо было вытащить Моа в безопасное место и выбраться самому. Каким-то чудом ему удалось сориентироваться, и они с Моа поковыляли к выходу из зала. Очки отфильтровывали самые страшные галлюцинации, а присутствие Моа придавало Турпану мужества. Нужно быть сильным, чтобы защитить ее. Он нужен Моа.

Он вспомнил, как хотел расстаться с ней, позволить ей уплыть с Чайкой, а самому пойти своим путем. Как ему только в голову пришла такая чушь! Они не могут друг без друга. Он не позволит никому разлучить их.

Невыносимый визг делался все тише, и, оглядевшись, Турпан быстро понял почему. У некоторых солдат хватило ума открыть огонь из дум-пистолетов по черным сферам – источнику всеобщего ужаса. Несколько шаров уже сбили. Должно быть, эти механизмы Функционального века были предназначены выводить противника из строя, насылая на него страх. Каждый раз, когда падала очередная сфера, Турпан чувствовал, как панический ужас немного отступает и мысли проясняются.

Вскоре солдаты опомнились настолько, что смогли организовать сопротивление призракам, но Турпан не собирался отказываться от мысли о побеге. Моа плакала навзрыд, перепуганная до потери рассудка, но больше не упиралась и не вырывалась. Турпан побежал к туннелю, не выпуская ее руки. Сгустки эфира с шипением проносились над головой, в воздухе сновали призраки, но никто не обращал внимания на двух подростков-изгоев. Пока они не оказались почти у входа в туннель.

Там Турпан остановился, оглянулся – и встретился глазами с Ваго. Голем бесстрашно уничтожал призраков, защищая Бейна, и несколько тварей уже поплатились за опрометчивую попытку атаковать его. Ваго поглотил их, и теперь зубчатый гребень на его спине искрился эфирной энергией.

Поймав взгляд Турпана, Ваго с ненавистью оскалился, отбросил в сторону оружие и ринулся через зал на четвереньках, расправив за спиной крылья. Бейн закричал, чтобы голем немедленно вернулся, но тот не слышал – или не хотел слышать.

Турпан тихо выругался и со всех ног побежал к туннелю, волоча за собой Моа. Ваго бросился в погоню за ними.


предыдущая глава | Шторм-вор | cледующая глава